fbpx
No Image

Пауэрс, фрэнсис гэри

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Ранняя биография

Родился в Дженкинсе, штат Кентукки, в семье шахтёра (позднее — сапожника). Окончил колледж Миллиган близ города Джонсон-Сити, штат Теннесси.

Деревянная модель самолёта, одна из двух, использованных Пауэрсом при даче им свидетельских показаний Сенатскому комитету США. Отделяемые крылья и хвостовая часть призваны показать характер разрушения самолёта при ударе.

С мая 1950 года добровольно поступил на службу в американскую армию, обучался в школе военно-воздушных сил в городе Гринвилл, штат Миссисипи, а затем на военно-воздушной базе в окрестностях города Финикса, штат Аризона. Во время учёбы летал на самолётах Т-6 и Т-33, а также на самолёте F-80. После окончания школы служил лётчиком на различных военно-воздушных базах США, будучи в звании старшего лейтенанта. Летал на истребителе-бомбардировщике F-84. Он должен был участвовать в Корейской войне, однако перед отправкой на театр военных действий у него обнаружен аппендицит, а после излечения Пауэрс был завербован ЦРУ как опытный лётчик и уже не попал в Корею. В 1956 году в звании капитана покинул военно-воздушные силы и полностью перешёл на работу в ЦРУ, где его привлекли к программе самолётов-разведчиков U-2. Как рассказал Пауэрс на следствии, за выполнение разведывательных заданий ему был установлен ежемесячный оклад в сумме 2500 долларов, тогда как в период службы в военно-воздушных силах США ему выплачивали 700 долларов в месяц.

После привлечения к сотрудничеству с американской разведкой он был направлен для прохождения специальной подготовки на аэродром, расположенный в пустыне штата Невада. На этом аэродроме, являвшемся одновременно частью атомного полигона, он в течение двух с половиной месяцев изучал высотный самолёт Lockheed U-2 и осваивал управление оборудованием, предназначенным для перехвата радиосигналов и сигналов радиолокационных станций. На самолётах этого типа Пауэрс совершал тренировочные полёты на большой высоте и на большие расстояния над Калифорнией, Техасом и северной частью США.

После специальной подготовки Пауэрс был направлен на американо-турецкую военную авиационную базу Инджирлик, расположенную вблизи города Аданы. По заданию командования подразделения «10—10» Пауэрс с 1956 года систематически совершал на самолёте U-2 разведывательные полёты вдоль границ Советского Союза с Турцией, Ираном и Афганистаном.

Пауэрс должен был взорваться

Генерал-лейтенант юстиции Николай Чистяков участвовал в следственных мероприятиях по делу Пауэрса. В книге воспоминаний «Тайные трибуналы КГБ. Ловля «кротов» (Москва, 2011 год издания) он написал: «Американские организаторы полета шпионского самолета в случае неудачи имели намерение любыми путями замести следы преступления. Они вложили в самолет два взрывных устройства, чтобы взорвать машину и не оставить никаких вещественных доказательств…».

Стоило пилоту нажать на кнопку катапультирования, сработало бы взрывное устройство. Возможно, летчик догадывался об этом. Пауэрсу удалось самостоятельно выбраться из покореженной кабины стремительно падавшего U-2, а его парашют открылся автоматически.

Впрочем, представители ЦРУ отрицали, что планировали убить пилота в случае обнаружения. Они утверждали, что Пауэрс знал о взрывных устройствах и мог уничтожить самолет со шпионским оборудованием без угрозы для собственной жизни.

После приземления американец был задержан жителями села Косулино и деревни Поварня Петром Асабиным, Владимиром Суриным, Анатолием Черемисиным и Леонидом Чужакиным. Люди отмечали Первомай, когда с неба к ним спустился парашютист в шлемофоне. Они поначалу приняли его за космонавта. Но потом поняли, что это иностранец, и сдали властям.

Интересно, что среди шпионского снаряжения Пауэрса была и игла с сильнодействующим ядом, который он должен был принять в случае провала. Ее обнаружили лишь при тщательном обыске. Фрэнсис Гэри вполне мог совершить самоубийство, но не стал этого делать.

[править] Разбор полётов

Однако самое главное происходило в большой политике. Ведь скандал-то нешуточный, и последствия его предугадать трудно. Ведь хитрый и наглый Эйзенхауэр тупо отрицал факт полётов неведомой хуйни, да ещё и собрался на встречу с Хрущёвым, чтоб врать ему о мире, разоружении и сотрудничестве. Как бы то ни было, американцам срочно надо было отпереться от шпионской деятельности. Последовала довольно ожидаемая отмазка, мол, пилот заблудился (это с такой-то вундервафлей! Видать, по пьяни срезать решил по колхозному полю), когда выполнял метеорологические исследование (на границе с СССР, ага, всего 2000 км от неё отлетел). Несмотря на дутость, сию версию подтверждал сам Эйзенхауэр, который во всём мире считался гарантом честности.

Когда американцы сами себя запутали небылицей, мы решили выступить в открытую и, сделав более полное сообщение, уличить их во лжи. Мне поручили заявить на сессии Верховного Совета о ходе расследования с точным указанием, на каком аэродроме базируются самолёты такого типа, в какое время и на какой аэродром данный самолёт перелетел в Пакистан, когда и каким маршрутом летел через нашу территорию, какая задача была поставлена перед летчиком – проследовать в небе СССР на такой-то аэродром в Норвегии.

— Хрущёв в своих мемуарах

Вот тут-то СССР и сыграл блестящую игру: сначала притворился ничего не знающим дурачком, дал дядюшке Айку распиздеться на весь мир о мирной миссии «куда бы то ни было», а затем — хоп! — и выложил все карты на стол. А козыри были внушительными: тут вам и шпионская аппаратура на борту самолёта, и свидетельства ПВО-шников, и, наконец, показания живого и здорового Пауэрса, в советских документах по ошибке значившегося как Гарри. Он во всём признался: а чего скрывать-то, если техника обнаружена. Репутация Америки и лично Президента, боевого генерала, победителя Третьего рейха и кавалера орденов Суворова и Победы, была серьёзно подмочена.

Пауэрс же с самого начала пошёл на мировую. Ни на одном допросе он ничего не скрыл. Более того, когда его поймали, он сразу выложил тот самый медальончик с ядом, мотивируя это словами: «Не хватает ещё смерти русского человека по моей небрежности». Позже это зачлось ему во всём: начиная от условий проживания (уютная камера на Лубянке, кормёжка в генеральской столовой), продолжая личным отношением (никаких криков, пыток и издевательств) и заканчивая решением суда, о чём ниже.

Пауэрс на суде

Вообще, Пауэрс оставил у КГБ-шников хорошее впечатление. Так, следователь Михайлов, допрашивавший летчика, отзывался о нём следующим образом:

Пауэрс представлял собой среднего американца-работягу. Это был человек не очень эрудированный, но технически неплохо подкованный, который привык к штурвалу, высоте, скорости.

Это был сын сапожника и домашней хозяйки, которые жили совсем небогато на ферме с другими детьми.

Никаких не только физических воздействий, но даже громкого слова или угрожающего стука. Просто его спрашивали — он отвечал. Достаточно откровенно.

В американских школах, между прочим, школьникам говорят, что Пауэрса в плену били, пытали, держали в холодной камере с кандалами, что сам он ничего не хотел рассказывать, ибо Чувство Долга, а на родине его встретили как героя.

Вскоре состоялся суд. Таких судов в Союзе ещё не проводили: он был максимально честный и в то же время гуманный. Обвинитель Роман Руденко, участвовавший ещё на Нюрнбергском процессе, потребовал не расстрел, как все ожидали, а всего-то 15 лет заключения. Были учтены все обстоятельства: и добровольное признание, и примерное поведение, и, наконец, незнание всей информации. Суд же и вовсе снизил планку до 10 лет. Но Пауэрс не отсидел даже этого срока. Через два года (10 февраля 1962 года) Пауэрса обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (он же Рудольф Абель). Это был о-го-го какой вин Совка, учитывая, что Абель был шпионом матёрым, «работал» по атомным секретам. По сравнению с ним Пауэрс казался мальчишкой, пойманным за воровство яблок у соседей.

Запретная фотосъемка

1 мая 1960 года. Пакистанская база Пешавар. Фрэнсису Гэри Пауэрсу 30 лет, у него шрам от аппендицита (из-за операции он не попал на корейскую войну) и солидный банковский счет: за работу на ЦРУ летчик получает ежемесячно $2,5 тыс. в месяц против $700 в ВВС США.

Он должен был вылететь на задание еще 28 апреля, но погодные условия не позволяли. Наконец, дали добро, и Пауэрс приступил к выполнению поставленной задачи: пролететь вглубь на территорию СССР, сфотографировать военные и промышленные объекты (в том числе полигон Байконур и центр разработки ядерного оружия Арзамас-16), а также записать сигналы советских радиолокационных станций. Старт с базы в Пакистане, затем следовать с юга на север на высоте 20 км через Сталинабад, Челябинск, Свердловск, Киров, Архангельск, Северодвинск, Кандалакшу, Мурманск и приземлиться на базе в норвежском Будё.

пилот

Фрэнсис Гэри Пауэрс (справа) с создателем U-2 Келли Джонсоном в 1966 году

Фото: U.S. Air Force

По сути, ничего сложного для Пауэрса, который за штурвалом самолета-шпиона c 1956 года и считается опытным летчиком. К тому же на борту высотного и неуязвимого для средств ПВО самолета-разведчика U-2 , прозванного Lady Dragon, находилась мощная фототехника, которая позволяла получать снимки высокого разрешения. Так, в одном из полетов (напомним, что речь идет о высоте до 22 км) был сфотографирован участок президента Эйзенхауэра. Когда американский лидер взглянул на снимок, то мог без труда пересчитать коров на своем ранчо.

В 5:36 Пауэрс пересекает границу в районе Кировобада (сейчас это поселок Пяндж в Таджикистане). Конечно, его ведут советские военные, но ничего сделать не могут. Пауэрс оставляет позади Байконур, пролетает над Аральским морем, минует Магнитогорск, Челябинск — прямо по курсу Свердловск. Летчик начинает съемку химзавода «Маяк», на котором обогащают уран.

С аэродрома Кольцово вылетает высотный истребитель-перехватчик Су-9. На машине нет вооружения, а на летчике — высотно-компенсационного костюма (самолет просто перегоняли с завода в часть в Барановичах). Ничто не предвещало, и вдруг приказ: «Уничтожить цель, таранить». Но таран не удался: оператор наведения ошибся в расчетах, да и топлива хватило только на одну попытку. В небо взмыли два истребителя МиГ-19.

Паэурс тем временем направил машину в Плесецк и попал в зону работы 2-го дивизиона 57-й зенитной ракетной бригады ЗРК С-75 «Двина». Комплексы могли поражать цель на высоте 25–27 км. От взрыва первой же выпущенной ракеты у U-2 оторвало хвостовую часть. Машина начала стремительно падать.

пилот

Фрэнсис Гэри Пауэрс осматривает обломки самолета, на котором он летел

Фото: TASS/AP

«Я посмотрел вверх, огляделся и увидел, что всё залито оранжевым светом, — будет вспоминать Фрэнсис Гэри Пауэрс. — Не знаю, было ли это отражением взрыва в фонаре кабины самолета или же всё небо было таким. Но помню, как сказал себе: «Боже, похоже, что всё кончено».

На высоте 10 км Пауэрс выбрался из кабины, а в 5 км от земли раскрыл парашют. Но военные продолжали выпускать ракеты: никто не мог понять, удалось сбить нарушителя или все-таки нет, сколько вообще в небе самолетов. Видимые на локаторе всевозможные отметки (а на самом деле разлетевшиеся обломки самолета) приняли за создаваемые самолетом-шпионом помехи. Кроме того, почему-то не сработал датчик распознавания целей «свой-чужой»: два «МиГа» и Су-9 воспринимались как враги. Су-9 и одному из «МиГов» удалось избежать ракетного удара, второй же МиГ-19 был сбит, а летчик погиб.

Как погиб Сафронов

Помимо Игоря Ментюкова в спецоперации участвовали еще двое пилотов: капитан Борис Айвазян и старший лейтенант Сергей Сафонов. Они поднялись в воздух на самолетах МиГ-19, которые даже технически не смогли бы достать U-2. Руководство ПВО решило подстраховаться, ведь если бы Пауэрса сбить не удалось, генеральские погоны полетели бы с плеч долой. Одновременно в небо были запущены самонаводящиеся ракеты, одна из них и стала причиной гибели С.И. Сафронова.

«В суматохе все забыли о том, что надо сменить код «свой-чужой», потому наши самолеты принимались за чужие, реальные цели. Вот почему меня активно обстреливали в своих зонах дивизионы майора Воронова и майора Шелудько. Приходилось маневрировать, уходить от ракет. Их по мне не одну выпустили. Еще три – по летчикам Айвазяну и Сафронову», – вспоминает И.А. Ментюков.

И если Борис Айвазян сумел сманеврировать и уклониться, то его коллега стал жертвой обстоятельств. Сергей Сафронов был посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Н.М. Долгополов в своей книге «Абель – Фишер» предложил другое объяснение, почему наши ПВО сбили своего: «После взрыва первой ракеты на экранах индикаторов появилась рябь. Не имеющие серьезного опыта пуска С-75 офицеры решили, что противник применил радиопомехи. Уверенности, что наверняка сбили, не было. Тогда и поступил роковой для Сафронова приказ. Выпущенная ракета автоматически захватила цель…».

Кстати, американские историки утверждают, что за время холодной войны над территорией СССР были сбиты 20 самолетов U-2, пилоты которых предположительно тоже погибли.

Жизнь по возвращении в США

По возвращении в США Пауэрса ожидал холодный приём. Первоначально Пауэрса обвиняли в неисполнении обязанности пилота по приведению в действие взрывного устройства самоликвидации разведывательного аэрофотоаппарата, отснятой плёнки и секретной аппаратуры, а также в том, что он не совершил самоубийство при помощи особой отравленной иглы, которая ему была выдана сотрудником ЦРУ. Однако военное дознание и расследование сенатского подкомитета по делам вооружённых сил сняли с него все обвинения.
Пауэрс продолжил работу в военной авиации, но данных о его дальнейшем сотрудничестве с разведкой нет. В период с 1963 по 1970 годы Пауэрс работал в фирме Локхид лётчиком-испытателем.

В 1970 написал в соавторстве книгу «Операция „Перелёт“: воспоминания об инциденте с U-2» (англ. Operation Overflight: A Memoir of the U-2 Incident). В 1972 книга была издана в СССР малым тиражом с грифом «Распространяется по специальному списку», в продажу не поступала.

Впоследствии стал радиокомментатором на радиостанции KGIL, а затем пилотом вертолёта в агентстве радиотелевизионных новостей KNBC в Лос-Анджелесе. 1 августа 1977 года погиб при катастрофе пилотируемого им вертолёта, возвращаясь со съёмок тушения пожара в окрестностях Санта-Барбары; вероятной причиной падения стал недостаток топлива; вместе с Пауэрсом погиб оператор телекомпании Джордж Спирс. В последний момент он заметил детей, играющих в этом районе, и направил вертолёт в другое место, чтобы предотвратить их смерть (если бы не это отклонение в последнюю секунду, которое поставило под угрозу его спуск в режиме авторотации, он мог бы благополучно приземлиться)[источник не указан 925 дней]. Похоронен на Арлингтонском кладбище.

Несмотря на неудачу его знаменитого разведывательного полёта, Пауэрс в 2000 году был посмертно награждён (за него получил Медаль военнопленного, Крест за выдающиеся лётные заслуги, Памятную медаль национальной обороны). 12 июня 2012 года начальник штаба американских ВВС генерал Нортон Шварц вручил внуку и внучке Пауэрса «Серебряную Звезду» — третью по значимости военную награду США — за то, что тот «стойко отверг все попытки получить жизненно важную информацию об обороне или быть эксплуатируемым в целях пропаганды».

В Викитеке есть тексты по темеПриговор по делу Гэри Пауэрса Военной коллегией Верховного суда СССР

Что случилось в небе

Даже на МиГ-19, которые к этому не приспособлены, пилоту-асу удавалось достичь высоты в 17 км 300 м, а новенький СУ-9 без тяжелого вооружения на борту поднялся до 20 км без проблем. Поравнявшись с противником, И.А. Ментюков направил свой самолет на него.

«Он пошел в правый разворот, зачем – никто не понял. Одним словом, слышу в наушниках: «Цель в правом развороте». Шарю глазами – его не вижу. Сближение идет ни много, ни мало – 550 метров в секунду! И я проскочил чуть выше него», – рассказал советский летчик.

То есть, Пауэрс уклонился от столкновения, и это спасло жизни обоих пилотов. Впрочем, легкий U-2 угодил в конверсионный след боевого Су-9, потоки воздуха так закрутили американский самолет-шпион, что он распался в воздухе на части.

Однако власти СССР заявили, что Пауэрс был сбит ракетой. Как полагает И.А. Ментюков, это было сделано, чтобы «…убедить врагов, что теперь воздушные границы страны наглухо закрыты от любого посягательства».

Кроме того, доблестные ракетчики не отказались приписать себе лавры успешно проведенной спецоперации, а летчикам и всем, кто был в курсе, сотрудники КГБ порекомендовали молчать. Правда, И.А. Ментюков получил в награду наручные часы «Сатурн».

Кстати, сам Пауэрс после возвращения в США в многочисленных интервью утверждал, что его сбила вовсе не ракета, а советский пилот, самолет которого он отчетливо видел.

История шпионских полетов

Известно, что еще 4 июля 1956 года самолетом U-2 был совершен первый пробный полет над СССР. Стартовав с американской авиабазы в Дисбадене, которая располагалась на территории тогдашней ФРГ, он произвел полет над районами Москвы, Ленинграда и Балтийского побережья. В отчете было указано, что полет был удачен. Самолету удалось пролететь над двумя наиболее серьезно обороняемыми районами в мире, а советская система ПВО не открыла огня. Детальные фотографии, выполненные аппаратурой самолета, поражали качеством изображения, можно было разглядеть хвостовые номера на бомбардировщиках.

Самолет U-2

В июле того же года было проведено несколько разведывательных полетов над СССР на высоте свыше 20 километров. Результатом разведки являлись данные по местонахождению аэродромов истребителей-перехватчиков, позиций зенитной артиллерии, радиолокационных станций, были вскрыты многие элементы системы советской ПВО, принципы ее действия.

Были запечатлены и другие важные оборонные объекты СССР, например, базы Военно-Морского флота. Советскими ПВО были зафиксированы факты вторжения самолетов в воздушное пространство СССР, и 10 июля правительство СССР направило ноту с требованием прекратить провокационные полеты, в которой охарактеризовало эти нарушения как «преднамеренное действие определенных кругов США, рассчитанное на обострение отношений между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки.

На какое-то время полеты над СССР были прекращены. Но желание получать новые разведданные было настолько велико, что полеты возобновились и в период 1957-1959 годов. Над СССР было проведено около 30 полетов, для которых использовались авиабазы в упоминаемом Дисбадене, Инджирлик (Турция), Атсу (Япония), Пешаваре (Пакистан).

Следствие и суд над шпионом Пауэрсом

С самого начала Пауэрс согласился сотрудничать со следствием, откровенно отвечая на все вопросы. Это дало ему возможность иметь приличные условия проживания и питания в камере на Лубянке, цивилизованные методы ведения следствия. Следователь Михайлов, который вел допросы летчика, отзывался о нём весьма положительно, отмечая, что Пауэрс был человек не очень эрудированный, но технически неплохо подкованный, представлявший собой образ среднего американца с отличными профессиональными навыками летчика.

17 августа 1960 года начался суд над Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Удивительно, но он был максимально честный и, в то же время, гуманный.

Обвинителем выступал знаменитый Роман Руденко, участник Нюрнбергского процесса. Учитывая и добровольное признание подсудимого, и его примерное поведение, и, наконец, незнание всей информации, обвинение потребовало не расстрел, как следовало ожидать, а всего 15 лет заключения.

Суд над американским летчиком Пауэрсом, 1960 год

По решению Военной коллегии Верховного суда СССР Гэрри Паэурс был приговорен к 10 годам лишения свободы с отбыванием первых трёх лет в тюрьме.

21 месяц Пауэрса содержали во Владимирском централе. Интересно, что его соседом по камере был легендарный генерал разведки Павел Судоплатов.

Первое время Пауэрс даже впал в депрессию, понятно, что было от чего. Из нее шпиона вывели врачи и за два года он даже поправился.

Счастливый билет на волю

Судьба явно была благосклонна к Пауэрсу. Советское руководство решило обменять его на своего узника в американской тюрьме. Еще в 1957 году в Америке был арестован советский разведчик-нелегал Рудольф Иванович Абель, настоящее имя Вильям Генрихович Фишер.

Рудольф Абель

Он с 1948 года работал в США, но был предан своим радистом –связником Хейханеном и сдан американским властям. Во время следствия он категорически отрицал свою причастность к советской разведке, позже отказался от дачи показаний в суде. Никакие уговоры и угрозы сотрудников американских спецслужб не смогли склонить его к сотрудничеству. Американский суд приговорил Абеля к 32 годам тюремного заключения.

[править] Луркостиль

Парень, ты тот что на ВУ трындел, нет? Ну честное слово, возьми, черт подери, и исправь сам то, что тебе не нравится. Кнопка править для чего??? Ты забыл, что мы свободная энциклопедия? Кроме того, не я же один все это пишу и не могу же я знать все на свете. Ошибки бывают, так возьми и исправь их!!! Не техник я, не разбираюсь в таких вещах ни коим боком. —:D\z
И ты не прав, и ты не прав.
  1. Дезембер – так-то человек дело говорит. Выпускать статью с искаженными фактами некошерно.
  2. ОП. Стиль тут непричем. Исказились факты при передаче – бывает. Реально, возьми, да поправь. Меньше букафф потратишь.
Написано годно, ящитаю. По поводу фактов — с хуя ли вы решили что какой то один источник правдивее второго? Я во всех, что читал, увидел несколько разные факты. Да и стиль, он для каждой тематики должен быть свой. Конкретно эта тема имеет много интересных подробностей(что из них факт — это еще вопрос), но мало лулзов. Кстати по поводу «Переписывание википедических статей луркостилем», в википедии нету такой статьи «Полет Пауэрса». К тому же сама википедия – компиляция разных источников, порой тех же что и использует лурк. Разница как раз будет в стиле(читай подаче инфы). —Piton357
Питон, кто с цифорами ошибался, аж два раза? Не знаю, ты или не ты – но было. И другие факты нужно проверить, раз человек (вроде как в теме) указывает на это. А стиль, стилем, факты от стиля слабо зависят.

Вычитал, поправил кривые факты, котоыре заметил. ИМХО, можно реквестовать выпуск.

писать уже не о чем, разве что работать над стилем

[править] Лучше бы

про У-2 написали. И про меметичные фэйлы — полёт Пауэрса лишь один из.

излагай свои предложения. у нас сейчас идёт распил черновика про холодную войну. пауэрс заслуживает отдельной статьи, остальное так себе, мелочь, только как подстатьи
СТОКЕР. про У-2 в целом. а также про SR-71, Revert Joint и Cobra Ball собираюсь написать в технической разведке.

А, ну давайте. Просто Холодная Война это такая темища…Ну малаца.

Если есть ссылки на фейлы У-2 — велком (тут. например) ну.. кроме известного музея в Китае…

Вроде над Кубой одного жахнули…но с ходу не нахожу.
А, ну вот же: On 27 October 1962, in flight from McCoy AFB, a U-2 was shot down over Cuba by two SA-2 Guideline surface-to-air missiles, killing the pilot, Major Rudolf Anderson, Jr. Слава советским зенитчикам! Коноваленко, огонь!
Подтверждаю, воистину было так!

Не время умирать

Самолет американского летчика упал примерно в 30 км от Екатеринбурга — рядом с деревней Поварня, на поле Косулинского (по названию населенного пункта Косулино) совхоза. Жители и так были все на улице — Первомай, да и свадьба у местного фельдшера Малыгина, а тут еще такое светопреставление с гулом и грохотом.

«Он по-русски вообще не говорил. Только жестами показывал, что хочет пить, — рассказывал журналистам о встрече с Пауэрсом Владимир Малыгин. — В уазике стоял бидон, в котором мы специально для моей свадьбы заготовили 10 л браги. Налили ему солдатскую алюминиевую кружку — 300 г. И он всё это залпом выпил».

Подозрительного гражданина обыскали, забрали пистолет и нож, а затем сдали приехавшим сотрудникам КГБ. Интересно, что у Фрэнсиса Гэри Пауэрса было как минимум два варианта покончить с собой, не дотянув до процедуры допроса.

пилот

Выставка предметов и разведывательного оборудования американского самолета-разведчика Lockheed U-2

Фото: РИА Новости/Дмитрий Чернов

Первый — во время катапультирования должно было сработать взрывное устройство.

«Он решает катапультироваться — ведь именно к этому готовят всех пилотов. Но тут он понимает, что при этом ему отрежет ноги, потому что в кабине U-2 очень тесно и летчик сидит в очень неудобной позе. Для катапультирования надо занять строго определенное положение», — расскажет потом сын летчика — Фрэнсис Гэри Пауэрс – младший.

Можно предположить, что если всё равно умирать, то какая разница, отрежет тебе ноги или нет. Но когда на слушаниях в сенате в 1962 году летчика спросили, почему он не привел смертельный механизм в действие, он ответил, что не смог дотянуться до кнопки взрывного устройства на пульте управления.

пилот

Фрэнсис Пауэрс во время свидетельствования о его полете над Советским Союзом, который завершился падением. Вашингтон, 6 марта 1962 года

Фото: TASS/AP

Другой способ — воспользоваться серебряным долларом с «секретом»: внутри монеты лежала булавка, пропитанная ядом. По одной версии, это был яд кураре, по другой — яд морского моллюска, который приводил к параличу и смерти за 10 с. Испугавшись, что доллар украдут, если попадет в плен, Пауэрс вытащил булавку и положил в карман своего комбинезона, но так ею и не воспользовался.

«У отца не было приказа убивать себя, попав в плен. Ему сказали, что если его схватят и будут пытать, то у него есть возможность спасти себя от боли и мучений. Это было на его усмотрение, — рассказывал потом журналистам Фрэнсис Гэри Пауэрс – младший. — Но папу не мучили в тюрьме. Его допрашивали достаточно серьезно. Однако физического насилия к нему не применяли».

Биография шпиона-летчика

Френсис Гэри родился в семье сапожника из штата Кентукки в 1929 году. Окончил колледж и записался в армию, не имея каких-либо особых перспектив в жизни

Вскоре после обучения в школе ВВС США на летчика обратили внимание сотрудники ЦРУ

Поскольку Пауэрс и его жена Барбара мечтали о собственном доме, на который у молодой семьи не хватало денег, предложение перейти на секретную службу пилот принял, ведь его зарплата резко подскочила с 700 до 2500 долларов в месяц.

Правда, во время шпионского полета над территорией СССР летчик был сбит, а после приземления на парашюте – арестован. Согласно официальной версии, самолет-шпион U-2 повредила советская ракета. Полтора года Пауэрс провел в знаменитом «Владимирском централе», пока не было принято решение об обмене.

По возвращению в США Френсис Гэри трудился в фирме «Локхид» летчиком-испытателем, затем стал комментатором на радио. Последним местом его работы было агентство новостей KNBC, Пауэрс перевозил телевизионщиков на вертолете.

«Правда, что-то не сложилось в отношениях с женой, вытянувшей его вместе с родителями из советской тюрьмы. Фрэнк быстро развелся, чтобы тут же жениться на симпатичной Сью. У них родился сын…», – написал Н.М. Долгополов.

Пилот вертолета Пауэрс погиб в 1977 году, возвращаясь вместе с телеоператором Джорджем Спирсом со съемок пожара, бушевавшего рядом с калифорнийским местечком Санта-Барбара. Причиной крушения специалисты назвали нехватку топлива.

[править] Мировая обстановка

Генерал в раздумьях о судьбе своей родины

Итак, представьте: 50-60 гг. XX столетия — самый разгар холодной войны. Мир только-только оправился после ужасов Второй Мировой, но уже сознательно готовится к третьей, которая, возможно, унесет в тартарары всю Землю. США, совсем недавно удерживавшие монополию на атомную бомбу, вынуждены потесниться на своем ядерном пьедестале, куда тут же взобрался СССР, размахивая во все стороны Кузькиной матерью. Но на первом месте не бывает двух победителей, и для того чтобы сохранить флаг демократии над планетой незапятнанным, Америке требуется срочно восстановить преимущество над противником. Для этого прежде всего необходимо узнать: куда именно следует бить в День Х.

Ради достижения этой первоочередной цели в 50-е годы президентом США Дуайтом Эйзенхауэром была придумана программа «Чистое небо» об открытии свободных воздушных границ между СССР и США. Это было очень удобно: у себя скрывать особо нечего (про атомную бомбу все знают), а на чужие ангары посмотреть ой как хочется. Совку же это было ну совсем не к месту: страна всё ещё не была восстановлена, нужные объекты не достроены, а самолёты нормальные хоть и имелись, но были не то чтобы заебатые и в достаточных количествах.

Не дождавшись согласия Хрущёва, Эйзенхауэр стал осуществлять программу в одностороннем порядке.

Необходимые выводы

Как отметили эксперты, в тени истории о перехвате самолёта Пауэрса часто находится эпизод «дружественного огня». Тогда во время охоты на U-2 под прицел расчётов С-75 попали три советские машины, находившиеся в воздухе в тот момент: два МиГ-19 и один Су-9. Двум пилотам удалось выйти из-под удара, а третий лётчик, лейтенант Сергей Сафронов, погиб.

«Это была роковая случайность, объяснявшаяся прежде всего нехваткой опыта взаимодействия сил и средств ПВО. Этому навыку просто неоткуда было взяться. 1 мая в горячке боя зенитчики не понимали, был ли вообще уничтожен самолёт-нарушитель, и не знали, что в небе находятся ещё три советских самолёта», — рассказал Корнев.

  • Выставка предметов и разведывательного оборудования сбитого самолёта-разведчика Lockheed U-2
  • РИА Новости

Как пояснил Михаил Ходарёнок, расчёты С-75 под Свердловском действовали в чрезвычайно напряжённой обстановке. По его словам, 1 мая при перехвате самолёта Пауэрса зенитчики выпустили гораздо больше ракет, чем требовалось для уничтожения вражеского воздушного судна.

«Проблема была не в С-75, а в отсутствии отлаженной организации боевой работы… Советская система ПВО делала тогда только первые шаги, и ошибки были неизбежны», — сказал Ходарёнок.

По словам эксперта, командование противовоздушной обороны СССР сделало необходимые выводы из инцидента с U-2. На советских самолётах появилась запросная и ответная аппаратура, а в войска ПВО начались поставки автоматизированных систем управления (АСУ), которые значительно повысили эффективность боевой работы ЗРК. Советские самолёты больше не становились жертвами «дружественного огня».

Также по теме


«Направлялся в сторону объектов РФ»: Минобороны сообщило о сближении Су-35 с американским самолётом у границ Сирии

Истребитель ВКС России поднимался с авиабазы Хмеймим для сопровождения американского самолёта. Как сообщили в Минобороны,…

Что же касается Соединённых Штатов, то, как считает Александр Михайлов, перехват самолёта Пауэрса отрезвил военно-политическое руководство США — американская разведывательная авиация больше не позволяла себе полётов над территорией СССР.  

«До 1960 года самолётам США успешно удалось совершить более 20 разведывательных полётов над центральными и северными районами СССР. К примеру, 4 июля 1956 года U-2 пролетел через Балтийское море над Ленинградом и Москвой. Причём этот полёт прошёл незаметно для средств ПВО. Конечно, такое положение дел нельзя было оставлять безнаказанным», — подчеркнул Михайлов.

Как рассказал эксперт, ЦРУ, которое курировало аэрофотосъёмку объектов ракетно-ядерной инфраструктуры СССР, не предполагало, что 1 мая 1960 года в советском арсенале окажется эффективное оружие противодействия полётам их разведывательной авиации.

«Американцы не подозревали о возможностях новой советской ракеты и комплекса С-75. Случившееся в небе над Свердловском стало для них очень неприятным сюрпризом. А наша страна продемонстрировала, что способна сбивать новейшие разведывательные самолёты западных государств, причём на самых разных высотах», — резюмировал Михайлов.  

[править] Итог

Но это было лишь началом: впереди Землю ожидали и Берлинский кризисы, Вьетнам и Афган, убитый Кеннеди и агрессивный Рейган, Брежнев и Застой, Перестройка, Горбачёв и многие другие весёлые события, которые до сих пор будоражат умы человечества. И вот на всём этом фоне исторической мишуры скромно маячит фигура простого и скромного парня — Френсиса Гэри Пауэрса.

Пауэрс с моделью U-2

По возвращении домой он снова чуть было не попал под суд: ведь на родине его считали чуть ли не дезертиром, предателем и советским агентом. Но вскоре его отпустили, вернули ему все чины, награды и вдобавок накинули ещё парочку орденов. Но получил он их уже посмертно: через полтора десятка лет после упомянутых событий (1 августа 1977 года), в возрасте 47 лет, он погиб при тушении лесных пожаров в Калифорнии — на обратном пути у его вертолёта кончилось горючее, и он упал наземь в нескольких милях от ближайшего аэродрома. Награды забрал уже другой Гэри Пауэрс — его сын.

По альтернативной версии одной из псевдонаучных педерач РЕН-тв, Пауэрс не вернулся в штаты, так как боялся анальной кары и преследований ЦРУ, стал типичным советским алкашом, играющим в домино у подъезда, и тупо сдох где-то под Мухосранском, то ли от рака желчного пузыря, то ли от насморка.

Кстати, в СШП есть экспозиция, посвященная данному событию. Один из интересных экспонатов — телеграмма Никиты Хрущёва отцу Фрэнсиса, где, в частности, говорится: «Если вы хотите приехать в СССР повидаться с сыном, я готов вам помочь». Весьма трогательный жест со стороны человека, несколькими годами ранее заявившего западным журналистам: «».

ЗЫ. Затея Эйзенхауэра «Открытое небо» таки была реализована. После развала совка.

Комментировать
0