fbpx
СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Белая Смерть на твоём пути

Симо предпочитал работать в одиночку, так же, как привык охотиться, — тихо пробираясь по лесу и полагаясь на свои инстинкты. Главными в его деле были терпение и скрытность. Охотник должен быть хитёр и точен в своих действиях. Хяюхя брал с собой суточный запас еды и 50-60 патронов, находил хорошее место для лёжки и организовывал там позицию.

Первым делом он возводил вокруг себя снежный вал для маскировки. Винтовку он клал на утрамбованный край — это давало дополнительную опору, облегчая прицеливание, и предотвращало демаскирующий разлёт снега при выстреле. Когда в его поле зрения появлялись замёрзшие и усталые советские солдаты, Хяюхя брал в рот пригоршню снега, чтобы скрыть пар дыхания. И стрелял.

Рассказывали, что на армейских стрельбах он попадал в мишень 16 раз в минуту с расстояния 150 метров. И теперь лесные тропы были завалены телами советских солдат, павших жертвой невидимого снайпера. Вскоре на советских позициях не осталось никого живого — только трупы, закоченевшие в тех позах, в каких их настигла пуля. Иногда они замерзали прямо стоя, не успев упасть. На морозе даже лёгкая рана часто оказывалась смертельной, поскольку ослабевший организм тратил много ресурсов на борьбу с низкой температурой.

Хяюхя промахивался очень редко. За время его недолгого пребывания на фронте счёт убитых им врагов вырос до невероятных значений. Его жертвами стали сотни человек. Командование поначалу даже не верило таким цифрам. Например, в канун Рождества Хяюхя за один день убил 25 солдат противника.

Хотя многие финские и советские снайперы использовали современные винтовки с оптическими прицелами, Хяюхя полагался на старые добрые целик и мушку

Это не только не ограничивало его периферический обзор, но и — что более важно — позволяло держать голову низко и представлять собой менее заметную цель. Кроме того, линзы оптического прицела могли бликовать, выдавая позицию, — именно это погубило многих советских снайперов, отправленных на охоту за Симо, но встретивших смерть от егоустаревшей» винтовки

Симо Хяюхя

Хяюхя умело обращался не только с винтовкой, но и с 9-мм пистолетом-пулемётомСуоми». В зависимости от ситуации он также мог брать с собой гранаты и финский ножпуукко» в качестве оружия последнего шанса. Действуя в одиночку и зачастую за линией фронта, Хяюхя часто был вынужден не стрелять по удобным целям, чтобы не выдавать позицию раньше времени.

Советские войска начали усиливать противоснайперскую борьбу, особенно после того, как счёт побед Хяюхя вырос. По участкам, на которых заподозрили присутствие снайпера, вызывали артиллерийский огонь.

Есть история о том, как один командир приказал знаменитому советскому снайперу уничтожить Хяюхя. Стрелок убил несколько финских солдат и офицеров и стал ждать, когда Симо отреагирует на это и выдаст себя. Ждать пришлось долго. Когда солнце село, снайпер решил вернуться домой — тут-то Хяюхя и прострелил ему голову. По другой истории, советские солдаты изготовили большие металлические щиты, чтобы прикрываться от снайперского огня. Но финны оказались достаточно меткими, чтобы стрелять им по ногам.

О блоге

Назовите гайд из своего блога, которым вы больше всего гордитесь.

Я как раз сейчас над ним работаю (прим. ред.: речь идет об уже опубликованном «Полном гайде по CSS селекторам»). Не то, чтобы каждая публикация, над которой я работаю, – лучшая. Просто я действительно очень горжусь этим гайдом, он получится большим и подробным.

Также есть несколько опубликованных работ, которыми я горжусь не меньше:

Во-первых, «Полный гайд по Google Tag Manager в ecommerce». Обычно я пишу быстро – все, что приходит в голову. С этим гайдом было иначе: мне пришлось сфокусироваться и все продумать.

Во-вторых, статьи о платформе Google Cloud, которые я писал для Snowplow, Lighthouse. Горжусь тем, что мне хватило смелости в кои-то веки написать что-то не о Google Analytics или Tag Manager. Аудитория их хорошо приняла, и это очень приятно.

Что для вас значит ваш блог? Опишите, как вы создаете контент.

Блог – моя творческая отдушина, мое хобби, на котором я ничего не зарабатываю, у меня даже нет почтовой рассылки. Я сделал все возможное, чтобы за постами было сложно следить (смеется).

Это может показаться хвастовством, но я очень предан тому, что делаю: когда у меня появляется идея, первая мысль – реализовать ее и описать в блоге. Первая реакция большинства – придумать, как бы эту идею монетизировать. Лично я теряю интерес к блогу, когда понимаю, что он полностью ориентирован на продвижение автора и монетизацию. Прочитайте это, купите то и так далее. Читая такие ресурсы, сложно понять, насколько автор честен с читателями. Я проверяю показатели раз в месяц, когда делаю что-нибудь в GTM или GA. При этом не анализирую данные и ничего не делаю с трафиком: не настраиваю ремаркетинг, не продумываю, как увеличить количество посетителей.

Я горжусь своими решениями в отношении блога, но при этом понимаю, что мне крупно повезло. Я начинал пять–шесть лет назад, а тогда о GTM никто не писал.

Я также очень благодарен тем, кто этот блог читает и комментирует. Комментарии для меня очень ценны: читателям нужно время, чтобы обдумать статью, задать вопросы. Моя аудитория участвует в создании контента, она заставляет меня думать о нем.

Спрячься во тьме, иначе он будет стрелять

Инди: Почему из всех примечательных военных фигур человеческой истории вы выбрали именно Симо?

Йоаким: Биография Симо — одна из самых воодушевляющих в военной истории. По крайней мере, для меня. Конечно, это личное мнение, но эта песня и этот персонаж очень важны для Sabaton, поскольку если бы не они, мы, скорее всего, просто не сделали бы альбом Heroes.

Инди: Но ведь песни про него не было в Heroes?

Йоаким: Верно, она из предыдущего альбома, Coat of Arms. То был первый раз, когда мы спросили наших фанатов — то есть вас, уважаемые, — о чём они хотели бы услышать. То есть спросили идеи песен.

Инди: Вы и сейчас так делаете?

Йоаким: Да.

Инди: Но то был первый раз?

Йоаким: Верно. Нам пришло очень-очень много идей. Почтовый ящик был наполнен доверху. И это была одна из тех историй, знаешь… уже прочитав имя героя, хочешь узнать подробности.

Инди: Но если вам прислали, не знаю, несколько тысяч идей — вы же не могли прочитать полные биографии всех этих людей?

Йоаким: Нет, конечно нет. На самом деле, все их просматривал Пэр.

Инди: Пэр, это правда?

Пэр(из-за кадра): Ага.

Инди: Понятно.

Йоаким: Пэр сидел и перебирал письма. Он, кстати, наверное, и сейчас этим же занимается.

Инди: Читает письма с идеями?

Йоаким: Сколько их у тебя обычно? Штук пятьдесят в день?

Инди: Дамы и господа, приветствуем Пэра.

Пэр: Сейчас посмотрим. Вот последние, например.

Инди:Тема для песни — покорение мира. Я знаю, что вам много пишут, бла-бла-бла…» О, вот это интересно — испанские и португальские путешественники… Себастьян Элькано, кто-то там ещё, а, вот, Писарро… Это кто вам прислал? Адриан… Адриан Краспо. Привет, Адриан Краспо — от меня из Sabaton! Значит, Пэр на самом деле читает письма фанатов и ищет в них идеи для песен. Итак, он выбрал сколько-то, составил шорт-лист, ты увидел там Белую Смерть и подумал:Я хочу подробнее почитать про парня с таким прозвищем!»

Йоаким: Это же отличное название металлической песни.

Инди: Действительно отличное.

Йоаким: А если серьёзно, у нас на тот момент было мало песен, посвящённых отдельным людям. Были в основном более масштабные, где речь шла о целой битве. Переход на такойличный» уровень оказался очень воодушевляющим для написания текста. Тогда мы ещё не знали, что будем делать Heroes, но Пэр сказал:Может, сделать потом альбом из песен, посвящённых отдельным людям?»

Инди: Когда ты читал про Симо, ты заодно изучал и Зимнюю войну или сосредоточился на биографии конкретного человека?

Йоаким: Про Зимнюю войну мы уже написали песню Talvisota для альбома Art of War.

Инди: У нас про неё был выпуск.

Йоаким: Да. Если не видели — посмотрите.

Инди: И как слушатели встретили песню столь непривычного для васличного» формата? Финны, например.

Йоаким: В Финляндии все, ну почти все, знают, кто такой Симо Хяюхя. Мы в Швеции, например, не знаем. В каждой стране есть свои герои.

Инди: Да, уверен, в Пакистане никто не знает, кто такой Фонзи.

Йоаким: Важнейшая часть военной истории.

Инди: Когда-нибудь мы сделаем про Фонзи выпуск.

Йоаким: Да.

Инди: Будет круто, если вы про него песню напишете.

Йоаким: Пэр его сыграет.

Инди: Я вот вижу, он большие пальцы показывает — согласен, значит.

Йоаким: Ну вот, отлично. Подстрижём его как раз.

Инди: Ну что ж, это была песня White Death, и на этом выпускИстории с Sabaton» окончен. Увидимся!

Пэр: Спасибо всем, кто посмотрел этот выпускИстории с Sabaton». Не забудьте подписаться на канал, обязательно поддержите нас на Patreon. Мы увидимся с вами совсем скоро!

Йоаким: Он верно сказал. Поддержите нас — полезно для здоровья!

Не уверен — не ставь зарубку

Впрочем, командиров тоже можно понять — как именно нужно использовать снайперов, им, как правило, никто и никогда толком не объяснял. Фактически отгастролирующего» на их участке снайпера низовые командиры ничего хорошего не ждали: уползёт, стрельнёт куда-то, а немцы потом полдня из миномётов лупят. Поэтому в требованиисделать дзынь» ничего удивительного нет — это был хотя бы какой-то способ проверить: а попадает ли снайпер в цель вообще?

В случае сомнений пехотный командир мог и вовсе отказаться заверять заявки снайпера. И тут уже начинала играть роль не меткость стрелка, а его умениеналаживать отношения» или уровни подчинённости. Например, в приведённом выше примере счёт роты снайперов из войск НКВД вполне может объясняться тем, что пехотные командиры не стали оспаривать их заявки, — сколько сказали, столько и подписали.

Но даже в тех случаях, когда работу снайпераконтролировал» не только его друг-напарник, но и отдельный наблюдатель, то и он в большинстве случаев мог сказать разве что:После выстрела немец пропал». А убит, ранен или просто нырнул на дно окопа, услышав свист пули над ухом, — этого нельзя было разглядеть даже в самую лучшую стереотрубу.

Сохранить рекордсмена

Удача не могла постоянно сопутствовать Симо Хяюхя. 6 марта 1940 года во время битвы при Колле снайпер был отправлен прикрывать отступление своей части. Он оказался под серьезным обстрелом. Когда Симо прицелился, чтобы открыть ответный огонь одна из пуль угодила ему в левую часть скулы. Финские СМИ написали о том, что это была разрывная пуля, однако известно, что на «Зимней войне» в распоряжении РККА не было таких боеприпасов.

Так или иначе, ранение оказалось очень серьезным. Когда к Симо подползли его товарищи, они застали стрелка лежащим на животе и слегка приподнявшим на руках верхнюю часть тела – так ему было легче дышать. Лицо было залито кровью, а челюсть сильно изуродована. Известие о ранении Хяюхя быстро распространилось по действующей армии и тылу, что оказало на финнов деморализующий эффект.

Герой фронтовых сводок последних месяцев пришел в чувство лишь спустя неделю. Возможно, именно поэтому поползли слухи, что Хяюхя скончался от ран, другие верили, что он пропал без вести. Лишь после многочисленных операций (раздробленную челюсть ему скрепили фрагментом его же бедренной кости) и долгих месяцев нахождения в военном госпитале Хельсинки Симо Хяюхя встал на ноги. Война к этому времени была давно позади.

Вскоре маршал Карл Маннергейм присвоил снайперу звание младшего лейтенанта, которое следовало сразу за чином капрала. В финской истории это уникальное явление. За свое последнее сражение снайпер был удостоен Креста Колла в серебряном исполнении. Эту награду получили всего четыре человека, включая самого Маннергейма.

После вторжения гитлеровской Германии в Советский Союз Симо Хяюхя настойчиво просился в действующую финскую армию, сражавшуюся с РККА на правах германского союзника. Однако эта просьба так и не была удовлетворена. Очевидно, командование пришло к выводу, что не стоит рисковать героическим символом советско-финской войны – более масштабные военные действия снайпер может не пережить, а это негативно скажется на боевом духе финских солдат и финского народа в целом.

После окончания Второй мировой войны Симо Хяюхя обосновался на юго-востоке Финляндии в общине Руоколахти, где занимался земледелием. Позднее он увлекся собаководством и возобновил охотничий промысел. В первую очередь Симо прославился как охотник на лосей. К нему на совместную охоту приезжал даже президент страны Урхо Кекконен.

На склоне лет у Хяюхя спросили, каким образом ему удалось стать настолько результативным стрелком. Он ответил, что главный залог успеха – долгие и упорные тренировки. Впрочем, своими заслугам перед отечеством легендарный снайпер никогда не хвастался. Незадолго до смерти Симо Хяюхя практически потерял слух, хотя зрение, по наблюдениям очевидцев, он сохранил превосходное.

За одного учёного…

Ситуация станет чуть яснее, если учесть, что снайперское движение в Красной армии в 1942 году только начинало разворачиваться. Со стороны это выглядело довольно странно — ведь и до войны в этом направлении вроде бы прилагались огромные усилия: были созданы оптические прицелы на основе лучших немецких образцов, огромное количество людей прошли курсы Осоавиахима и РККАВорошиловский стрелок». И действительно, в начале войны немцы в своих донесениях часто фиксировали меткие выстрелы красноармейцев. Но в 42-43 годах со снайперами, их оружием и подготовкой, а особенно — с тактикой применения — ситуация в Красной армии была довольно плачевна.

Занятия школы советских снайперов(фото: Наталья Боде) На ту же тему
Призрак в окопе»: Sabaton о самом результативном снайпере Первой мировой войны

Например, один из офицеров 22-й армии в своём рапорте описывал, как в августе 1942 года их дивизия получила десять снайперских винтовок, выданных лучшим стрелкам, из которых сформировали отдельную команду снайперов. Она находилась при штабе полка и тренировались… но в конце сентябряснайперов послали в роту. После четырёхдневных боёв остались в живых только два человека».

В полку снова создали команду, на этот раз из 15 снайперов, отвели отдельный блиндаж, составили месячную программу тренировок… после чего в феврале 1943-го по приказанию комдива снайперские команды полков расформировали, снайперов попарно послали в роты и, как писал тот же офицер,за 10-15 дней наступательных боёв семь снайперов были убиты и ранены, также были выведены из строя все снайперские винтовки», после чего в дивизии до июня 1943 года уже почти не было ни снайперов, ни винтовок с оптикой.

На другом участке фронта, в Карелии, проверка начальника отдела боевой подготовки в ноябре 1943-го выявила, что в двух дивизиях у снайперов оружие не пристреляно, в большинстве — грязное и неисправное.

Сами снайперы тоже много писали в штабы о случаях их неправильного использования, приводя в примеры распоряжения пехотных командиров вроде:Стрелять по амбразуре дзота так, чтобы был слышен „дзынь“, как свидетельство точной стрельбы».

Снайперы 30-го стрелкового полка 8-й гвардейской Панфиловской дивизии(фото: Виктор Кинеловский)

О себе

Назовите 5 ваших любимых книг.

Они постоянно меняются. Могу назвать самую любимую, это роман «Благие знамения», написанный Терри Пратчеттом и Нилом Гейманом. Я могу читать его по пять раз за год, он ужасно смешной. По мотивам книги скоро выйдет сериал от Amazon.

Я люблю книги, но чаще всего читаю всякие бульварные романы-ужастики и научную фантастику. Из российских писателей мне нравится Михаил Булгаков. Когда я впервые прочитал «Мастера и Маргариту», я был поражен. Я читал и другие книги российских авторов, но не запомнил ни одной фамилии: они все похожи, заканчиваются на -кий или -ков.

Литература

  • Suomen Kansallisbiografia 1-10 + hakemisto , часть 4. Suomalaisen Kirjallisuuden Seura / Biografiakeskus, 2003—2007. ISBN 951-746-441-X (фин.)
  • Илмари Хурмеринта; Юкка Виитанен (ред.): Suomen puolesta — Mannerheim-ristin ritarit 1941—1945 . Хельсинки: Ajatus, 1994. ISBN 951-9440-28-3 (фин.)
  • Роберт Брантберг: Tarkka-ampujan joululahja , 2004 (фин.)
  • Yksi laukaus — yksi osuma . Helsingin Reservin Sanomat, 19.5.2006, № 4, с. 5. Helsingin Seudun Reserviläispiiri ry. (фин.)
  • Риитта Хейсканен: Talvisodan ampujalegenda oli vaitelias mies . Helsingin Sanomat, 6.4.2002 (фин.)
  • Юкка-Пекка Лаппалайнен: Kollaa kesti, niin myös Simo Häyhä . Helsingin Sanomat, 6.12.2001 (фин.)
  • Marjomaa, Risto: Häyhä, Simo (1905—2002). Teoksessa Suomen kansallisbiografia. 4, Hirviluoto-Karjalainen. Helsinki: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 2004. ISBN 951-746-445-2.

Коварство — не лишняя черта на войне

Результативность снайпера объясняется не только его меткостью. Были у Симо припасены и некоторые хитрости, особые навыки. Например, финн отличался отменной выдержкой. Мог при морозе –40°C часами следить за противником лежа на снегу. Делать это ему помогала национальная финская одежда из натуральной шерсти.

Для того чтобы удобнее было ждать, Хяюхя мастерил себе особую лежанку. Сначала расчищал и утрамбовывал снег. Затем заливал его водой до образования наледи. На твердой опоре стрелять было гораздо удобнее. Да и снег во время выстрела не разлетался во все стороны, обнаруживая место укрытия снайпера перед противником.

Еще одна хитрость сближала финна с диким зверем: в случае приближения опасности он просто зарывался в снег. Хяюхя был небольшого роста, всего 1,6 м. Благодаря этому «Белая смерть» комфортно себя чувствовал даже в небольших норах

Отвлекали внимание русских от истинного местоположения окопавшегося снайпера и так называемые «кукушки», фальшивые убежища на деревьях

Самым удивительным во всей этой истории было то, что Симо никогда не пользовался оптическими прицелами. В морозных условиях стекла отблескивали от снега или покрывались инеем. Толку от них было мало. Снайпер легко обходился без них. Во-первых, у него было отличное зрение. Во-вторых, Хяюхя стрелял с расстояния не более 450 м.

Факты против вымыслов

Рассказы о финских «кукушках» слишком уж фантастичны, чтобы быть правдой. Взять хотя бы оценки численности личного состава неуловимых стрелков. Переходившие из уст в уста истории рассказывали о тысячах снайперов. Вот только в ту пору на вооружении финской армии стояло всего 200 снайперских винтовок. Так что в строгом смысле «белые призраки» были не профессиональными снайперами, а просто очень хорошими стрелкам. Что, впрочем, нисколько не умаляет их мастерства. До войны финские стрелки были либо охотниками, либо членами подразделений Шюцкора — полувоенных охранных структур. По своей сути, ополченцами. Вот их-то ряды были действительно многочисленными. По состоянию на 1939 год силы Шюцкора насчитывали свыше 111 тысяч человек, если не брать в расчёт 30 тысяч подростков из юношеских групп. Каждый из них с малых лет привык держать в руках оружие, с той лишь разницей, что охотничье ружьё пришлось сменить на боевую винтовку. Но всё же далеко не каждый хороший стрелок может называться снайпером. Также рассказывали, что «кукушки» «гнездились» на деревьях и переговаривались друг с другом птичьими голосами (отсюда и прозвище). Птичьи крики — это ещё полбеды. Вчерашние охотники вполне могли разработать систему шифровок и обмениваться кодированными сигналами. Хотя вряд ли для этого использовались крики кукушки, предпочитавшей зимовать в тёплых краях. А вот байки о засадах на деревьях — чистой воды вымысел. Сила снайпера не только в меткости. Снайпер должен быть незаметным. В случае же обнаружения ему следует как можно скорее сменить место дислокации и вновь затаиться. В этом плане ничего хуже дерева для засады и придумать нельзя. Деревья качаются на ветру, мешая прицелиться. Любое случайное движение или отдача от выстрела может заставить ветки колыхаться, выдав позицию. Быстро слезть с дерева и незаметно перебраться в другое место практически нереально. Не говоря уже о риске падения с высоты в случае ранения. И подавно бредовыми кажутся рассказы о том, что «кукушки» привязывали себя верёвками или цепями к стволам для страховки. Такое поведение больше подойдёт смертникам, а не снайперам. Этаким пассивным камикадзе. Красноречивее любых опровержений о несостоятельности мифа о «кукушках» говорит тот факт, что за весь период Зимней войны был задокументирован один только случай уничтожения такого снайпера. 3 января 1940 года бойцы 1-й роты 1-го батальона 4-го пограничного полка сбили стрелка, и вправду сидевшего на дереве.

После войны

После войны Симо Хяюхя работал земледельцем в Руоколахти (Южная Карелия). Он занимался разведением собак и охотой; поохотиться с ним вместе на лося приезжал и президент Урхо Кекконен.

Когда у Хяюхя спросили в 1998 году: как из него вышел такой хороший снайпер, он ответил лаконично, одним словом: «Тренировка». По характеру он был скромным человеком, никогда не возвышал себя и не хвастался своими заслугами. Он очень редко давал интервью и упоминал о сделанном лишь при необходимости.

Хяюхя работал долгое время в составе руководства общества Братства Битвы при Колла. Последние годы он провёл в Хамине в доме-хосписе для ветеранов. Незадолго до его 96-летия на вопрос журналиста: чувствовал ли он, когда стрелял, угрызения совести, — Хяюхя ответил отрицательно. «Я делал то, что приказывали, и так хорошо, как только мог».

Миф или реальность

Наверное, финский снайпер Симо Хяюхя был хорошим стрелком, но финская пропаганда явно переплюнула и советскую, и фашистскую взятых вместе. За снайпером по прозвищу Белая Смерть шла настоящая охота, это подтверждает его тяжелое ранение. Не знать этого финская сторона просто не могла. Скорее всего, знал об этом и сам Хяюхя. Так что, начиная с середины войны, он не столько стрелял, сколько прятался.

Никто не спорит, что действительно в первые дни войны свирепствовали снайперы с финской стороны. Но это до поры до времени. По всей линии фронта работали также и советские снайперы. Если в начале, как всегда, немного оплошали, то к середине кампании такого разгула не было. Нужно еще учесть протяженность линии фронта. Она была незначительной, всего чуть менее 400 километров. Кто-то возразит, что финны – отменные лесные охотники, но и Россия не обделена ими. Были и такие таежники, которые без всякой оптики били белку в глаз.

И еще один немаловажный факт. Это была зимняя война, когда любой след был отпечатан как на ладони. В сильные морозы не бывает снегопадов, которые скрывают следы. А холода стояли практически весь декабрь 1939 года

И еще, стрельбе в Союзе всегда уделяли должное внимание, существовали специальные курсы снайперов. Только в НКВД по штату числилось более 25 тысяч этих специалистов

Подтвердить этот «рекорд», разумеется, никто, кроме самого снайпера, не мог и не может. Кроме Симо Хяюхя с финской стороны работали и другие стрелки. С советской стороны также работали профессионалы. Интересно, что 100 лучших советских снайперов за годы Великой Отечественной войны уничтожили 25 500 солдат и офицеров противника, что в среднем составляет 255 человек на стрелка. Были и такие, которые имели счет более 500 убитых, но это, стоит особо подчеркнуть, за четыре с половиной года.

Живая легенда

Финский снайпер Симо Хяюхя считается на родине одним из самых результативных стрелков в истории. Ему приписывают, по разным оценкам, от 500 до 700 точных попаданий на советско-финской войне 1939-40 годов. Биографы Хяюхя отмечают, что это стало возможным благодаря многим годам упорных тренировок. В течение почти 10 лет, находясь на службе в рядах финской Гражданской гвардии, Симо оттачивал меткость стрельбы.

Подтверждением его успехов стали победы на соревнованиях. На одном из них финн выбил 93 очка из 100 возможных, стреляя с дистанции 300 метров. На другом, с расстояния 150 метров за минуту он поразил все 16 целей. После службы Хяюхя увлекся охотой, где продолжил совершенствоваться как стрелок, так что к началу «Зимней войны» он сформировался в высококлассного снайпера.

По словам биографа Хяюхя, ротного капеллана Антти Рантамаа, уже в первый день боев с Красной Армией снайпер записал на свой счет несколько жертв, среди которых был командир одной из рот 56-й стрелковой дивизии. И в дальнейшем точность выстрелов Хяюхя не снижалась: фактически каждый день боев для финского стрелка был результативным.

Сам Хяюхя долгое время оставался невредимым, чему способствовал ряд хитростей. Так, стрелок предпочитал не оптический, а открытый прицел, при котором не нужно было высоко поднимать голову. Кроме того, блики от оптики могли выдать местоположение стрелка. Снег, на котором располагалось цевьё винтовки, Симо предварительно превращал в наст, избегая таким образом после отдачи «снежных брызг», которые могли указать на место, где скрывается снайпер.

Разное

Слава о Симо Хяюхя распространялась в рядах финской армии и поднимала боевой дух солдат. Например, Брантберг описывает случай: на одной позиции появился опытный наводчик, умело корректировавший огонь советской артиллерии. Наблюдатели отметили, что стереотруба появляется всегда в одном месте и в одно время. Когда стало известно о прибытии Симо Хяюхя, настроение заметно улучшилось: «Симо с ним разберётся». В первую вылазку Симо успел выпустить три пули и уничтожил корректировщика. Во второй день он дождался, когда заменивший его человек поднимет стереотрубу и двумя пулями выбил её линзы. Советская артиллерия тут же начала яростный обстрел, но результатом был один раненый в тылу.

О Google Analytics и Tag Manager

Самая распространенная ошибка – начать работать с Google Analytics или Tag Manager, не зная ничего об этих сервисах и как вообще работает сеть. Новички в GTM могут добавить контейнер и просто-напросто сломать сайт. Это случается со многими, это нормально, это урок, что на первом этапе инструменты нужно тестировать.

Самая большая ошибка в работе с Google Analytics – измерять недостаточно данных, довольствоваться только количеством просмотров. Как-то я спросил у сотрудника Google, сколько сайтов измеряют в GA только количество просмотров, без кастомизации, событий и т.д. Оказалось, около половины. Это самая большая ошибка, которую может совершить аналитик и маркетинговая команда. Если вы просто подключаете GA, не настраивая его, это не только бесполезно, но и опасно, так как на выходе вы получите метрики, которым нельзя доверять. 

Сервис должен рассказывать об организации, а для этого нужно добавлять инструменты, параметры, метаданные, строить воронки.

Google Analytics может сломать бизнес-процессы, дашборды, отчеты и решения. Google Tag Manager более опасен, так как в нем можно сломать весь сайт. Я сам видел это много раз.

Охотник свою жертву ждёт

Хяюхя получил M/28-30 — финскую версию винтовки Мосина-Нагана, производившуюся с 1928 года. Она была немного короче и тяжелее винтовок русского производства, но обладала той же надёжностью и точностью, а потому была хорошим выбором для снайпера. Оружие имело у финнов прозвищепистикорва»(«остроухая») за форму ограждения мушки. В руках опытного стрелка, такого как Симо Хяюхя, оно показывало себя отлично.

Финский солдат с винтовкой Мосина-Нагана M/28-30

Финны не могли надеяться победить СССР в прямом открытом бою. У Союза было больше и танков, и пушек, и людей. Финская тактика основывалась на изматывании точечными ударами. Лыжники, знающие местность, заходили во фланг и тыл неуклюжим советским колоннам и били из засад, пользуясь тем, что у противника не было лыж или навыка их использования. Финны были приспособлены к зиме, а советские войска — нет. Большинство красноармейцев были из Ленинградского военного округа, и не были снабжены достаточным количеством припасов для долгой кампании.

Финская зима холодна и сурова. Даже днём, когда светит солнце, мороз очень силён. Хяюхя облачался в толстый комбинезон, защищающий от холода и ветра, носил меховые рукавицы и снайперскую маску. Белый цвет его одежды идеально сливался с заснеженным лесным ландшафтом Коллы.

About Simo

Name five greatest books in your opinion.

My five favourite books shift around all the time. But I can name my all-time favorite, it’s “Good omens” written by Terry Pratchett and Neil Gaiman. I could read it about five times a year, it’s so funny. There’s also an Amazon series coming up.

I like reading and I do it a lot. I read really bad horror pulp fiction and a lot of sci-fi. There’s a Russian writer I like, Bulgakov, who’s written “Master and Margarita”. When I read it for the first time I was totally swept away. I tried reading other writers but the problem with Russian literature is that I can never remember the authors’ names: there are so many names and all of them end in –kiy or –kov and differ only in the beginnings.

The Winter War

In 1939, the Soviet Union attempted to invade Finland. Being a member of the Civil Guard, Häyhä was called into service, serving under the 6th Company of JR 34 on the Kollaa River. Commanded by Major General Uiluo Tuompo, the Finns faced both the 9th and 14th Soviet Armies, and at one point were fighting against as many as 12 divisions – about 160,000 soldiers. Also at one point in the same area, there were only 32 Finns fighting against over 4,000 Soviets!

Despite being outnumbered,the Finns were still victorious at the end of the day. The invading Soviets weren’t as organized as one would expect: they spoke many different languages, and they weren’t used to the harsh Finnish winters either. In fact, the winter of 1939-40 was very snowy, and had temperatures ranging from -40 to -20 degrees Celsius.

The Finns were also smart in their tactics, the most notable of which were known as “Motti”-tactics. Since the Soviets would invade by the roads, the Finns would hide out in the surrounding wilderness. They would then let the invaders cross the border, and attack them from behind!

Военная служба

В 1939 году между Финляндией и СССР началась Зимняя война. К тому моменту Советы уже успели включить в свой состав страны Прибалтики — Литву, Латвию и Эстонию. Затем Иосиф Сталин посчитал, что завоевание финских территорий даст выход к Балтийскому морю, а также позволит сдвинуть вражеские границы подальше от Ленинграда.

Дипломатические переговоры, проводимые между двумя сторонами, не дали результата. В конце ноября Москва отправила в Финляндию ноту протеста, обвиняя страну в артиллерийском обстреле советских территорий. Этот момент стал началом для ответных действий.

Несмотря на то, что численность Советской армии значительно превышала финскую, военные операции оказались во многом провальными. Выяснилось, что у солдат нет должного маскировочного обмундирования: темные шинели были хорошо видны на белом снегу. Кроме того, при минусовой температуре огнестрельное оружие советских стрелков часто давало сбой.

Снайпер «Белая смерть» Симо Хяюхя

Финны оказались на собственной территории более уверенными и подготовленными к встрече с неприятелями. Бойцы знали местность, а для сражений отбирали обученных людей. В их числе был и Хяюхя.

В сохранившихся источниках, описывающих подробности боевых действий на финской территории, сообщалось, что за 3 месяца снайперу удалось убить 500 советских солдат из винтовки и 200 из пистолета и пистолета-пулемета. Точные цифры жертв неизвестны, так как многие трупы оставались на территории СССР.

Успешность точных попаданий боец впоследствии объяснял регулярными тренировками. Кроме того, за годы обучения Симо выработал для себя тактику и приемы, позволяющие достигать хороших результатов. Так, солдат предпочитал стрельбу с открытого прицела.

В условиях холодной финляндской зимы такой тип оружия был оптимальным: оптические прицелы, которыми пользовались другие воины, быстро запотевали и покрывались инеем. Также Хяюхя знал, что блеск линз, входивших в конструкцию огнестрельной оптики, мог легко выдать место расположения стрелявшего.

Преимущество открытого прицела состояло и в том, что он позволял финскому снайперу держать голову на несколько сантиметров ниже, что снижало риск стать мишенью. В качестве основного оружия Симо использовал модифицированную в Финляндии М/28-30, созданную на базе винтовки Моссина, а также пистолет-пулемет Suomi KP/31.

У солдата были свои хитрости и секреты. Хяюхя перед «работой» готовил место для орудия, специально делая наст перед стволом. Такой прием позволял снегу не взлетать в момент выстрела, скрывая положение бойца. Часто снайпера в зимних условиях мог выдать пар, появляющийся при дыхании. Чтобы избежать этого, финн набирал в рот снег.

Помогала долгое время оставаться незамеченным неприятелями и толстая маскировочная одежда белого цвета. Такой камуфляж был незаметным на снегу, а также помогал выравнивать пульс и дыхание. Рост бойца в 152 см играл этому на руку: Симо легко прятался там, где солдат выше 170 см был бы обнаружен.

Симо Хяюхя после ранения

В марте 1940 года Хяюхя получил тяжелое ранение, которое едва не стоило ему жизни. В ходе битвы при Колле молодого стрелка настигла разрывная пуля, попав в нижнюю половину лица — челюсть была сильно раздроблена. Его направили в госпиталь, где мужчина несколько дней находился без сознания.

За этим последовала реабилитация в нескольких клиниках. Медикам удалось восстановить челюсть финна из бедренной кости. Несмотря на использование новой техники пластических операций, хирурги не смогли вернуть лицу воина прежний облик, как до ранения: оно осталось изуродованным. О снайпере долго не появлялась информация, что породило мифы о смерти. Когда Советско-финская война продолжилась в 1941 году, мужчину не взяли на службу.

Комментировать
0