fbpx
СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Если разведка может ошибаться, то в любой крупной войне имеются нескрываемые признаки — например, выезд дипломатов из страны, которую предположительно могут атаковать. Сообщения об этом советское руководство получало — и неоднократно.

N 1633/М 14 мая 1941 г.
Совершенно секретно

«НККБ СССР сообщает, что начиная со второй половины апреля с. г. ряд сотрудников германского посольства отправляет из СССР в Германию членов своих семей и особо ценные вещи.

Запрошены визы на выезд Шривер — атташе германского посольства в Ленинграде и жены консула Динстман.
По тем же даным, по указанию германского посла фон дер Шуленбург закуплены и доставлены к нему в особняк доски для упаковки; часть ценных ковров и серебряных вещей уже упакована в ящики».

«Записка зам. наркома Госбезопасности СССР Б.З. Кобулова И.В. Сталину, В.М. Молотову и Л.П. Берия. С агентурной информацией о подготовке посольства к эвакуации из Москвы»

N2199/M 11 июня 1941 г.
Совершенно секретно

9 июня с.г. немецкое посольство в Москве получило телеграфное распоряжение из _____ в течение 7 дней подготовить посольство к эвакуации.

В этот же день, вечером, в подвальном помещении посольства сжигались архивные документы посольства.

НКГБ установило «жучок» в здании немецкого посольства Москве и прослушивало посла Германии в СССР Вернера фон дер Шуленбург. Ниже, в записке Кобулова, приводится фрагмент беседы фон дер Шуленбург:

«Записка Зам. Наркома Госбезопасности СССР Б.З. Кобулова И.В. Сталину, В.М. Молотову и Л.П. Берия»

N 2411/М 20 июня 1941 г.
Совершенно секретно

16 июня с.г. _____ в Москве _____ в беседе заявил следующее:

«Я лично очень пессимистично настроен и, хотя ничего конкретного не знаю, думаю, что Гитлер затевает войну с Россией. В конце апреля месяца я виделся лично с _____ и совершенно открыто сказал ему, что его планы о войне с СССР — сплошное безумие, что сейчас не время думать о войне с СССР.

Верьте мне, что я из-за этой откровенности впал у него немилость и рискую сейчас своей карьерой и, может быть, я буду скоро в концлагере. Я не только устно высказал свое мнение, но и письменно доложил ему обо всем. Зная хорошо Россию, я сказал, что нельзя концентрировать войска у границ Советского Союза, когда я ручаюсь, что СССР не хочет войны… Меня не послушали… через неделю все должно решиться».

Цели Германии

Место: Генеральный штаб Красной Армии, Москва

В 00:00 по столичным часам поступила первая сводка Великой Отечественной войны, подтверждающая, что с рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали пограничные части на фронтах от Балтийского до Черного морей и в течение первой половины дня сдерживались ими. После ожесточенных боев противник был отброшен, но на Гродненском и Кристынопольском направлениях войскам фашистской Германии все же удалось достичь тактических успехов и занять Кальварию, Цехановец и Стоянув в 10 – 15 км. от границы.

Однако официально объявленные данные тогда были не совсем точными, так как общие потери советской авиации уже в первые сутки войны составили более 1100 самолетов. 485 пограничных застав оказались в осаде, зверски была разорена деревня Альбинга Клайпедского района Литвы. Всего в первые сутки войны погибли около 16 000 человек, до 25 000 оказались ранены. Так завершился первый день Великой Отечественной. Впереди было еще 1417 дней и ночей самой страшной войны в истории советского народа.

Потери сторон за полгода войны

Потери советских войск были огромны. Ориентировочно уже в первый месяц войны безвозвратные потери составили 1 млн человек, из них 700 тыс. пленными. В сентябре в Левобережной Украине попали в плен 650 тыс. человек. Позднее в боях под Брянском и Вязьмой ещё 600 тыс. С июня по декабрь 1941 г. Красная армия и Военно-морской флот потеряли убитыми, умершими от ран, оказавшимися в плену и пропавшими без вести 3 млн 138 тыс. человек, ранеными, контуженными, заболевшими — 1 млн 336 тыс. человек; лишились более 6 млн единиц стрелкового оружия, 20 тыс. танков и САУ, 100 тыс. орудий и миномётов, 10 тыс. самолётов. Территория СССР, занятая вермахтом, превысила 1,5 млн кв. км, что в три раза больше территории Франции.

Ставка ВГК, командование фронтов, военачальники и командиры разных степеней учились искусству ведения войны в крайне сложной обстановке, допуская порой почти неизбежные ошибки. Стойкая оборона Бреста, Лиепаи, Таллина, Могилёва, Ленинграда, Киева, Одессы, Севастополя, Смоленска и другие сражения способствовали срыву гитлеровского плана «молниеносной войны». Но в начале октября 1941 г. стратегический фронт на главном, московском, направлении оказался прорванным. 20 октября Москва и прилегающие к городу районы были объявлены на осадном положении. Обстановка достигла критического рубежа, когда противник форсировал канал Москва — Волга и прорвался к Химкам (ныне в городской черте Москвы).

Советские потери в войсках и среди мирного населения в первые месяцы войны с гитлеровской Германией были огромны

Однако постепенно в развернувшейся до крайнего ожесточения борьбе всё большее значение приобретали твёрдость духа советского народа и его самоотверженность на фронте и в тылу, превосходящие материальные возможности страны. Сотни тысяч человек участвовали в партизанской и подпольной борьбе, организованной в оккупированных врагом районах. Только в Подмосковье в 1941 г. действовали 41 партизанский отряд и 377 диверсионных групп.

С каждым месяцем сопротивление советских войск усиливалось, совершенствовалось искусство организации оборонительных действий. Это лишало врага возможности вести наступление с запланированной им скоростью. Если первые три недели войны фашистские войска продвигались в среднем на 20—30 км в сутки, то с середины июля по 7 августа темп снизился до 3,5—8,5 км в сутки. Ещё в сентябре враг был остановлен у стен Ленинграда, в ноябре — у Ростова-на-Дону, а в начале декабря — под Москвой.

В ходе стратегической обороны Красная армия нанесла врагу огромный урон. Только сухопутные войска вермахта с июня по ноябрь 1941 г. потеряли на советско-германском фронте убитыми, ранеными и пропавшими без вести свыше 750 тыс. человек. Потери немецкой авиации с 22 июня по 10 ноября составили около 5180 самолётов. 5 декабря Красная армия перешла под Москвой в контрнаступление.

Поделиться ссылкой

Предпосылки нападения Германии на СССР

После поражения в Первой мировой войне ситуация в Германии оставалась крайне нестабильной: экономика и промышленность рухнули, произошел кризис, который власти не смогли решить. Именно в это время в правительство пришел Гитлер, основная идея которого заключалась в том, чтобы создать единое национально ориентированное государство, которое не только возьмет реванш за проигрыш в войне, но и подчинит своему порядку весь основной мир.

Следуя собственным идеям, Гитлер создал фашистское государство на территории Германии и в 1939 г. развязал Вторую мировую войну, вторгнувшись в Чехию и Польшу и присоединив их к Германии. В ходе войны армия Гитлера стремительно продвигалась по Европе, захватывая территории, однако на СССР не нападала – был заключен предварительный пакт о ненападении.

К сожалению, СССР все еще оставался лакомым кусочком для Гитлера. Возможность завладеть территориями и ресурсами открывала для Германии возможность вступить в открытую конфронтацию с США и заявить о своем господстве на большей части мировой суши.

Для нападения на СССР был разработан план «Барбаросса» – план вероломного военного штурма, который должен был быть проведен в течение двух месяцев. Осуществление плана началось 22 июня с вторжения Германии в СССР.

Первый период войны и осуществление плана «Барбаросса»

Хотя в планах Гитлера было внезапное нападение, командование армии СССР подозревало о том, что может случиться, поэтому еще 18 июня 1941 г. часть армии была приведена в боевую готовность, а вооруженные силы были стянуты к границе в местах предполагаемого нападения. К сожалению, советское командование располагало лишь смутными сведениями относительно даты нападения, поэтому к моменту вторжения фашистских войск многие военные части не успели как следует подготовиться, чтобы грамотно отразить нападение.

В 4 утра 22 июня 1941 г. министр иностранных дел Германии Риббентроп вручил советскому послу в Берлине ноту об объявлении войны, в это же время немецкие войска начали наступление на Балтийский флот в Финском заливе. Ранним утром посол Германии прибыл в СССР на встречу с народным комиссаром иностранных дел Молотовым и сделал заявление, в котором говорилось о том, что Союз вел подрывную деятельность на территории Германии с целью установления там большевистской власти, поэтому Германия разрывает соглашение о ненападении и начинает военные действия.

В этот же день официальную войну СССР объявили Италия, Румыния, а затем и Словакия. В 12 часов дня Молотов выступил по радио с официальным обращением к гражданам СССР, сообщив о нападении Германии на СССР и объявив о начале Великой Отечественной войны. Началась всеобщая мобилизация.

Горечь первых поражений

22 июня 1941 г. первыми приняли на себя удары противника советские пограничники и передовые части войск прикрытия, ПВО армии и флота. Отражая нападение превосходящих сил врага, личный состав многих пограничных застав погибал в полном составе. Войска прикрытия, которые с ходу вводились в сражения, несли большие потери. Более 800 самолётов были уничтожены или выведены из строя прямо на аэродромах, не успев подняться в небо, что позволило противнику захватить господство в воздухе. Тем не менее советские лётчики оказывали ожесточённое сопротивление: 22 июня они сбили 89 немецких самолётов — больше, чем в любой другой день Великой Отечественной войны.

Контрудары Красной армии на шяуляйском и гродненском направлениях успеха не принесли. 23— 29 июня контрудар Юго-Западного фронта и развернувшееся танковое сражение воспрепятствовали попыткам противника с ходу прорваться к Киеву. Однако в целом войска прикрытия, несмотря на героическое сопротивление, не могли сдержать наступление противника в приграничной зоне на всех трёх направлениях. 11 дивизий Западного фронта были окружены между Белостоком и Минском, где вели бои до 8 июля. Тяжёлое положение, сложившееся на Западном фронте, объяснялось ещё и тем, что, по предвоенной оценке, наиболее опасным считалось юго-западное (южнее Полесья) направление. Фактически же противник наносил главный удар на Смоленск и Москву, что давало ему возможность глубокого охвата советских войск в районах Львова и Белостока.

Советские солдаты ведут оборонительные бои за Киев. Лето 1941 г.

В результате неблагоприятного для Советского Союза исхода приграничных сражений немецко-фашистские войска в короткие сроки продвинулись в северо-западном направлении на 400—450 км, в западном — на 450—600 км, в юго-западном — на 300—350 км, захватили почти всю Белоруссию и Молдавию, вторглись на территорию РСФСР, вышли на дальние подступы к Ленинграду, угрожали Смоленску и Киеву. Над страной нависла смертельная опасность.

Со стратегической точки зрения, по существу, на Восточном фронте против СССР повторилось то, что удалось осуществить вермахту в 1940 г. в Западной Европе, а затем в конце 1941 — начале 1942 г. японским войскам на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии, а именно «блицкриг» («молниеносная война»).

Прилагался максимум усилий для организации отпора захватчикам. Программу чрезвычайных мер содержала директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. «Всё для фронта, всё для победы» — такова была её главная идея, изложенная затем в выступлении Сталина по радио 3 июля. В нём выражалась уверенность, что справедливая борьба советского народа за свободу своего отечества завершится разгромом агрессоров, «сольётся с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы».

23 июня была образована Ставка Главного командования (с 10 июля — Ставка Верховного командования, с 8 августа — Ставка Верховного главнокомандования) — высший орган стратегического руководства вооружёнными силами. Вся полнота власти в стране сосредоточивалась в руках образованного 30 июня Государственного Комитета Обороны (ГКО). Председателем ГКО, а затем Верховным главнокомандующим Вооружёнными силами СССР (с 8 августа) стал И. Сталин.

Советская батарея ведёт огонь по врагу в подмосковных лесах. Осень 1941 г.

Красная армия отступала. 10 июля началась битва за Ленинград, которая сковала крупные силы немецко-фашистских войск и финскую армию. В Смоленском сражении (10 июля — 10 сентября 1941 г.), развернувшемся на фронте до 650 км и в глубину до 250 км, наступление противника на Москву было приостановлено. В то же время войска Юго-Западного и Южного фронтов с боями оставили Киев, Одессу и западные районы Донбасса. Противник ворвался в Крым, подошёл вплотную к Севастополю, в ноябре достиг Ростова-на-Дону.

Место: Брестская крепость, Белорусская ССР

В 4 часа утра 22 июня по казармам центральной части Брестской крепости был открыт ураганный огонь, заставший гарнизон врасплох. Первой атакой тяжелой артиллерийской батареи (на вооружении была 600-мм самоходная мортира «Карл») к 4:40 войска вермахта заняли почти половину крепости, уничтожили склады, повредили водопровод, прервали связь. Уцелевшие командиры не смогли проникнуть в казармы из-за слишком интенсивного заградительного огня в центральной части крепости и у входных ворот.

Из боевого отчета о действиях 6-й стрелковой дивизии: «Красноармейцы и младшие командиры без управления со стороны средних командиров, одетые и раздетые, группами и поодиночке выходили из крепости, преодолевали обводный канал, реку Мухавец и вал под артиллерийским и пулеметным огнем. В результате уже к 9 утра крепость была окружена с юго-западной стороны, северо-восток еще оставался под контролем советских войск».

«Я верю… Гитлер не такой дурак»

Объективно в 1941 году война с СССР не имела для Германии смысла. Сталин не собирался нападать: он ждал, что долгая и упорная война с западными державами истощит немцев без его вмешательства. Война с Великобританией ставила Гитлера в острую морскую блокаду, и СССР был его главным окном в мир — в первой половине 1941 года через Советский союз прошло 72% немецкого импорта. Каучук, нефть, зерно, вольфрам, многие другие вещи, без которых война невозможна, попадали в Третий Рейх именно через Советскую Россию. Удар по ней означал начало полноценной торговой блокады.

Германия остро нуждалась в нефти: импорт из Румынии и СССР и собственное производство синтетической нефти не обеспечивали потребности вермахта. Сталин считал, что Германия попытается захватить ближневосточные месторождения в Ливии и Ираке, и был убежден, что Гитлер не решится открыть второй фронт без достаточного количества топлива. «Для ведения большой войны с нами немцам, во‑первых, нужна нефть и они должны сначала завоевать ее, а во-вторых, им необходимо ликвидировать Западный фронт, высадиться в Англии или заключить с ней мир»… Сталин подошел к карте и, показав на Ближний Восток, заявил: «Вот куда они пойдут» <…> Гитлер не рискнет создать для себя второй фронт, напав на Советский Союз. Гитлер не такой дурак, чтобы не понять, что Советский Союз — это не Польша, это не Франция и что это даже не Англия и все они вместе взятые» ().

Гитлер дураком не был — иначе ему не удалось бы так быстро подчинить континентальную Западную Европу. Но о Советском союзе он знал немного, и, находясь в плену своих заблуждений о более и менее развитых народах, относил население к последним. Он считал СССР «колоссом на глиняных ногах» и был убежден, что Москва падет раньше, чем британцы соберутся с силами. Риска второго фронта, о котором говорил Сталин, немцы просто не видели — ибо ожидали, что первый фронт, на Востоке, они «закроют» в ходе одной быстрой кампании.

Позднее, , фюрер признавал, что до войны совершенно ошибочно оценивал СССР: «Русские в этом отношении ведут себя гораздо более умело… они тщательнейшим образом скрыли все, что хоть как-то связано с их военной мощью. Вся война с Финляндией в 1940 году — равно как и вступление русских в Польшу с устаревшими танками и вооружением и одетыми не по форме солдатами — это не что иное, как грандиозная кампания по дезинформации, поскольку Россия в свое время располагала вооружениями, которые делали ее, наряду с Германией и Японией, мировой державой».

Гитлер считал врага ограниченнее себя, в то время как Сталин, судя по всему, полагал его достаточно дальновидным, чтобы не решиться на войну с СССР. В какой-то степени, можно сказать, Сталин переоценил врага, но недооценил исходящую от него угрозу. СССР устоял, но заплатил за внезапное немецкое нападение морем крови.

Место: Львовская область, Украинская ССР

В 21 час субботы, 21 июня солдаты пограничного отряда Сокальской комендатуры задержали немецкого ефрейтора Альфреда Лискофа, который вплавь пересек реку Буг. Воспоминания об этом событии сохранил в своих дневниках начальник 90-го погранотряда майор Бычковский: «Переводчики в отряде были слабые, и я приказал коменданту участка капитану Бершадскому доставить солдата в город Владимир – Волынск в штаб отряда.

Еще не докончив допроса, Бычковский услышал сильный артиллерийский огонь в направлении первой комендатуры. «Я понял, что немцы открыли залпы по нашей территории в районе Устилуга, это подтвердил и допрашиваемый солдат», – писал он впоследствии.

Комментировать
0