fbpx
СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

«Хорошие» и «плохие» полицейские

«Плохой» полицейский, с точки зрения обывателя, был груб и придирчив. Он вымогал взятки. В случае отказа доводил дело до штрафа. Получал даром алкоголь. Шил одежду у портных за полцены. Спекулировал товарами. При этом моральная нечистоплотность могла соседствовать с отличным выполнением служебных обязанностей.

«Хорошие» с точки зрения простого человека полицейские были вежливыми и обходительными. Их отличало чувство справедливости. Не пускали в дело кулаки. Не брали взяток. Получали по традиции «праздничные» но не вымогали их, либо вообще отказывались. Были религиозными. Обыватели, прежде всего, ценили вежливость и некоррумпированность.

Была также категория «хороших плохих» полицейских, соединявших черты первых двух групп. Они могли не вымогать взяток с одних горожан, но брать деньги с других. С одними быть вежливыми, но грубыми с другими.

«Оборотни в погонах»

Коррупция разъедала и политическую полицию. Проникновение революционеров в правительственные структуры было особенно мощным на Кавказе. Начальник Бакинского губернского жандармского управления в 1906–1910 годах ротмистр Федор Зайцев оказывал большевикам неформальные услуги за деньги — помогал им избежать тюремного заключения или смягчал меры наказания.

Серго Орджоникидзе вспоминал об освобождении арестованных подпольщиков в мае 1907 года: «Вскоре все наши товарищи были освобождены, кажется, за небольшую сумму, выплаченную нами ротмистру Зайцеву, который весьма охотно брал взятки».

Жена большевика Прокофия Джапаридзе вспоминала 1909 год: «Улик против него было достаточно, и ему грозила каторга. Но и здесь продажность полицейских душ спасла положение: ротмистр Зайцев, с которым я по поручению партийной организации повела переговоры, согласился избавить Джапаридзе от каторги за определённую сумму».

Многие страницы дореволюционной подпольной биографии Иосифа Джугашивили (Сталина) — мягкие приговоры, несовпадение числа арестов и побегов из-под ареста, разные приметы в ориентировках, странные контакты с полицейскими — можно объяснить не связями с полицией и так и не доказанной работой на «охранку», а неформальным сотрудничеством полицейских чинов с подпольными организациями. Есть мемуарные свидетельства что Сталин контактировал в Баку с неким жандармским офицером. Им вполне мог быть Зайцев. Весной 1910 года ротмистр Зайцев был уволен с должности.

Той же весной 1910 года полиция перехватила письмо с таким текстом: «Милый! К сожалению, ничем не могу помочь. За отмену за границей чиновник просит 800 рублей за тебя и за Якова Михайловича. Где же взять такую сумму? Вероятно, проси я настоятельно, папа достал бы, но мне не хочется взять такую сумму у них. Была я у Полетаева еще до твоего письма. Они ничем помочь не могут». Яковом Михайловичем из этого письма был большевик Яков Свердлов.


Городовой на улице в Петербурге

Деньги на секретную агентуру систематически разворовывали. Полицейские офицеры могли создавать вымышленных агентов и присваивать выдаваемые им деньги. Так, киевский подполковник Кулябко таким образом присвоил 30 тысяч рублей суммарно — это огромная сумма, порядка 35 миллионов современных рублей.

В полицейских управлениях могли складываться целые теневые группы, которые влияли на продвижение «своих» и заставляли других полицейских быть участниками преступных схем. Член Совета при министре внутренних дел Николай Зайончковский в докладе о деятельности московской полиции в 1906-1907 годах приводит цитату полицейского служащего: «Я не уверен, что уцелею, если что либо расскажу… из полиции  лишь  те  торжествуют,  которые  идут  за  одно  с Градоначальником,  а все  прочие  не видя пощады и напуганные увольнениями… пребывают в паническом страхе».

В Санкт-Петербурге группировку «оборотней в погонах» возглавлял полицмейстер Васильевского острова Галле. Проверки и расследования коррупционных схем нередко наталкивались на «заговор молчания»: полицейские не хотели или не решались давать показания на коллег.

Первые герои

Сотрудники Пятницкого комиссариата милиции Егор Швырков и Семен Пекалов 4 апреля 1918 года вступили в бой с вооруженной бандой, грабившей квартиры в доме № 12 на Космодамианской набережной. Завязалась перестрелка. Милиционерам удалось предотвратить грабеж, но только ценой собственных жизней. Швыркова и Пекалова похоронили на Красной площади у Кремлевской стены — как настоящих героев рабочей милиции.

Егор Швырков, 1917–1918 год

Пожалуй, первым выдающимся сыщиком советской милиции стал начальник Московского уголовного розыска (кто не знает аббревиатуру МУР?) Александр Трепалов. Именно он стал привлекать к работе опытных сыскарей из старой полиции

Заслугой этого отважного и расчетливого муровца стало и уничтожение банды, державшей в повиновении всю Хитровку — старинный московский район, который еще с царских времен пользовался дурной славой как уголовное гнездо. Сам начальник МУРа лично внедрился в банду, а потом организовал арест всей преступной сети, в которой состояло около ста человек

Александр Трепалов

Нельзя не вспомнить и Владимира Арапова — одного из прототипов Володи Шарапова — литературного героя братьев Аркадия и Бориса Вайнеров. Именно он «раскручивал» самые громкие послевоенные дела МУРа. Достаточно вспомнить банду Ивана Митина, совершившую несколько десятков кровавых вооруженных налетов на сберкассы и магазины. А потом Арапову удалось и арестовать серийного убийцу Владимира Ионесяна по кличке Мосгаз.

Служба завтрашнего дня

Сегодня никому не нужно доказывать необходимость профессиональной полиции, как и необходимость праздника, когда мы чествуем представителей службы, которая, как известно, «и опасна, и трудна». На вооружении современной службы — новая техника, новые методики.

Охранная грамота4

Президент России Владимир Путин и Нурбаганд Нурбагандов, Кумсият Нурбагандова, родители полицейского Магомеда Нурбагандова, получившего звание Героя России (посмертно), во время церемонии вручения государственных наград в Кремле, 2016 год

Фото: ТАСС/Михаил Метцель

Неизменными остаются традиции бесстрашных сыщиков, оперативников и простых солдат правопорядка, которые служили «не щадя живота своего». В 2016 году вся страна узнала о подвиге лейтенанта полиции Магомеда Нурбагандова, который вступил в бой с пятью боевиками-террористами. И был расстрелян, когда отказался призывать других милиционеров бросать службу. «Работайте, братья!», — с такими словами он ушел из жизни. К счастью, столь трагические «информационные поводы» в последние годы появляются всё реже.

Известно: чем незаметнее работа полиции, тем она профессиональнее. Чем реже мы о ней вспоминаем, тем эффективнее ее действия. Но в день профессионального праздника они — в центре внимания. И это справедливо.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

«Постоянный штат лиц»

Понятие «милиция» возникло от латинского miles — воин. Милицией еще в древние времена называли ополченцев, нерегулярные части — в отличие от профессионального войска. После Февральской революции слово «полиция» в нашей стране надолго впало в немилость по понятным причинам: еще совсем недавно полицейские «тащили и не пущали» представителей новой власти. Поэтому революционеры еще до Октября зацепились за слово «милиция», увидев в нем историческую связь с «народной гущей». Ведь традиционно «милицейские отряды» формировались не по воле тиранов, а были своего рода гражданской инициативой.

Но в Советской России милиция стала настоящей полицейской службой. Эффективно бороться с бандитизмом «любительский» орган, конечно, не мог. В марте 1918 года новый нарком внутренних дел и старый большевик Григорий Петровский предложил реформировать «армию правопорядка», по сути превратив ее в профессиональную службу — с иерархией, системой подготовки и штатным расписанием. ЦК поддержал его инициативу: борьба с преступностью в те годы стала для советской республики проблемой не менее острой, чем белое движение и интервенция.

Охранная грамота2

Образцы формы рабоче-крестьянской милиции 1923 года в Музее управления внутренних дел Облисполкома в Оренбурге, СССР, 1 марта 1991 года

Фото: ТАСС/Валерий Бушухин

«Милиция существует как постоянный штат лиц, исполняющих специальные функции, организация милиции должна осуществляться независимо от организации Красной Армии, функции их должны быть строго разграничены», — эта директива коллегии НКВД была направлена по всей России. Но первая единая форма у милиции появилась только в 1923 году: темно-синие штаны, светло-серая гимнастерка и серая фуражка с красным околышем. Позже форма не раз менялась, с преобладанием синих и белых цветов.

В составе рабоче-крестьянской милиции открывались структурные подразделения, каждое из которых отвечало за тот или иной участок оперативной работы. В октябре 1918 был создан уголовный розыск — «для охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом». С весны 1919 года ведут свою историю экспертно-криминалистические подразделения угрозыска.

В мае 1931 года в Москве (а вслед за ней и по всему Союзу) при милиции появились отделы регулирования дорожного движения — ОРУД. В 1935 году при отделениях милиции появились «детские комнаты», а еще через два года в СССР появилась спецслужба по борьбе с экономической преступностью — отделы по борьбе с хищениями соцсобственности, вошедшие в фольклор аббревиатурой ОБХСС.

«Потому что службу эту очень важной нахожу»

Если служба разведчиков и контрразведчиков в СССР всегда была овеяна ореолом романтики, то к милиционерам долгое время относились без должного уважения. Их работу считали грязной, не слишком интеллектуальной. Милицией пугали непослушных детей — как Бабой Ягой и Кощеем Бессмертный: «Не озорничай, а то милиционер придет, заберет!»

Постарались и «уголовные элементы», внедрявшие в фольклор унизительные для милиции байки и присловья. Повысить престиж «солдат в синих шинелях» могли только писатели и кинематографисты. Но долгое время милицейских детективов в СССР практически не было. Считалось, что не стоит напоминать советским людям о существовании в нашей стране уголовного мира. А какой детектив без преступников?

Плотину прорвали Сергей Михалков и Аркадий Адамов. Михалков — знаменитый детский поэт, а кроме прочего соавтор гимна Советского Союза — в 1954 году написал продолжение своей знаменитой сказки «Дядя Степа», в которой любимый герой советских детей — добродушный московский великан — стал служить в милиции. Поэму «Дядя Степа — милиционер» в том году опубликовали сразу в нескольких журналах: «Новый мир», «Пограничник» и «Пионер», а также в газете «Пионерская правда». Не заставили себя ждать и красочные отдельные издания. Михалков создал образ обаятельного, сильного и справедливого милиционера, который помогает людям и с легкостью урезонивает любого хулигана.

Охранная грамота3

Писатель Эль-Регистан, композитор Александр Александров и поэт Сергей Михалков во время работы над государственным гимном СССР, 1943 год

Фото: ТАСС/Ефим Тихонов

Автор цитаты

Михалков сумел изменить общественное отношение к милиции, показать доброе, человеческое лицо сотрудника «органов» — защитника и помощника.

Не меньше сделал для популяризации служителей правопорядка писатель Аркадий Адамов. Он задался целью «пробить» милицейскую тему в большую литературу. Сам вместе с сотрудниками Московского уголовного розыска ходил на вызовы, на задания. Видел кровь, участвовал в расследовании запутанных преступлений. Итогом этих наблюдений стала книга «Дело пестрых», вышедшая в свет в 1956 году, с легкой руки писателя Валентина Катаева, в журнале «Юность». А через два года вышел на экраны и одноименный фильм, сразу ставший популярным. После этого книги и фильмы о милиции выходили в Советском Союзе ежегодно и, как правило, пользовались широким успехом. Отдельные авторы, например братья Вайнеры, становились общенациональными знаменитостями и признанными литературными звездами.

Праздник на всю страну

Официальным профессиональным праздником этот день стал только в 1962 году, после соответствующего указа Верховного Совета СССР. С тех пор к 10 ноября непременно выходили специальные полосы в центральных газетах, по радио и по телевидению солдат правопорядка поздравляли артисты, случались и премьеры «милицейских» кинолент. К тому же, как правило, в этот день руководство МВД награждает своих отличившихся сотрудников.

Охранная грамота8

Празднование Дня советской милиции в Москве, СССР, 10 ноября 1987 года

Фото: ТАСС/Дмитрий Соколов, Игорь Уткин

Немало сил приложил для популяризации Дня милиции министр внутренних дел Николай Щёлоков. При нем день 10 ноября стал праздником на всю страну. Щёлоков возглавлял ведомство 16 лет, считался близким другом Леонида Брежнева и, говоря современным языком, знал толк в «пиаре». Именно в щёлоковские годы концерт, посвященный Дню милиции, стал одним из самых популярных телевизионных зрелищ в СССР. Как правило, его показывали в прямом эфире. Там звучали самые острые эскапады сатириков, выступали самые яркие звезды советской эстрады, приберегая для милиционеров премьеры будущих шлягеров. В народе считалось, что артистов, выступавших в «милицейском» концерте, потом целый год не штрафует ГАИ.

Охранная грамота5

Министр внутренних дел СССР Николай Щёлоков, 1980 год

Фото: РИА Новости/Юрий Абрамочкин

10 ноября 1974 года состоялась премьера первой части многосерийного телефильма «Рожденная революцией. Комиссар милиции рассказывает». Один из соавторов сценария — Гелий Рябов — сам в свое время работал следователем угрозыска, а позже был помощником министра внутренних дел. Он решил проследить историю милиции от первых послереволюционных дней до нашего времени, то есть до середины 1970-х.

Герой сериала — Николай Кондратьев — надолго стал образцом «идеального рыцаря милиции». Как и тройка «знатоков», как и Глеб Жеглов и Владимир Шарапов из «Места встречи изменить нельзя». Первые показы этих культовых телефильмов тоже состоялись к празднику. Их эстафету подхватили герои «Улиц разбитых фонарей», несколько скрасившие для миллионов зрителей мрачные 1990-е. Словом, искусство не было в долгу перед милицией. Книги, песни и фильмы, несомненно, добавили обаяния профессиональному празднику Глеба Жеглова и Пал Палыча Знаменского.

Конечно, Щёлоков занимался не только концертами. При нем была основана академия МВД. При нем профессия милиционера стала высокооплачиваемой и престижной. В 1981 году, накануне праздника, в здании бывшей Сущевской полицейской части, открыл двери для первых посетителей Центральный музей МВД, хранящий память о сотнях самых замысловатых следственных дел прошлых лет.

Охранная грамота6

Экспонаты Центрального музея МВД России в Москве

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

Милиция всегда славилась умением собирать разнообразную информацию — о преступниках, изобличенных и потенциальных. Множество документов, написанных от руки и напечатанных на пишущих машинках, тысячи и тысячи потускневших фотографий… Но именно при Щёлокове, в 1970 году был организован Главный информационный центр при МВД СССР — чтобы систематизировать данные, наработанные за много лет. Там проходили проверку первые советские ЭВМ. Программисты стали играть важную роль в следственной работе. В наше время «мозговой центр» полиции оснащен техникой последнего поколения.

Комментировать
0