fbpx
СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Деятельность во время Великой Отечественной войны

После начала войны Наум Эйтингон возглавил организацию Первых Отечественных отрядов спецназа. На базе особой группы внешней разведки была сформирована отдельная мотострелковая бригада особого назначения – ОМСБОН. В короткие сроки на стадионе «Динамо» из разведчиков, спортсменов и членов иностранных компартий готовили профессиональных убийц и диверсантов. Их готовили для заброски в тыл к немцам, для выполнения специальных задач.

В первое время в тыл к немцам, из-за малого времени на подготовку, забрасывались плохо подготовленные группы диверсантов. Об этой знали все – и бойцы спецназа, и их преподаватели. Эйтингон, как профессионал, понимал это, и перед отправлением бойцов приглашал к себе домой, чтобы дать персональные наставления и поддержать их.

Несмотря на потери, бойцы бригады особого назначения сумели выполнить большинство из поставленных перед ними задач. Среди самых громких побед – похищение бывшего русского князя Львова, который тесно сотрудничал с фашистами. Его доставили на самолете в Москву и передали военному трибуналу. Другая громкая операция – в городе Ровно похитили и уничтожили генерал-майора немецкой армии Игена.

Завершив формирование бригады спецназа, Эйтингон вернулся к выполнению своих прямых обязанностей – сбору разведданных и осуществлению точечных диверсий. Новое задание – организация саботажа в турецком проливе Дарданеллы. В группу Эйтингона вошли шесть человек – специалисты в области взрывотехники и радисты. Они обосновались в Турции, под видом эмигрантов, а Наум Исаакович прибыл в Стамбул как консул СССР Леонид Наумов. В роли его жены выступила Муза Малиновская. Муза Малиновская – известная «семитысячница», женщина, которая прыгнула с парашютом с высоты 7 тысяч метров. Она совершила больше ста прыжков, была первоклассным радистом. Муза Малиновская покорила Эйтингона, после возвращения в Москву они начнут жить вместе. В 1943 у пары родится сын Леонид, в 1946 – дочь Муза.

Утром 24 февраля 1942 года, посол Франц фон Паппен  вместе с женой гулял по бульвару Ататюрка в Анкаре. Неожиданно, в руках у незнакомого человека сработало взрывное устройство. Террорист погиб, полиция решила, что погибший – советский агент. Историки спецслужб называют именно Наума Эйтингона как организатора покушения на Франца фон Паппена. Но точных доказательств нет, архивы закрыты. Известно, что через полгода Эйтингон покинул Турцию, а в Москве получил повышение – стал заместителем начальника 4-го управления НКВД.

В новой должности одного из руководителей диверсионного управления Эйтингону предстояло организовать крупнейшую контрразведывательную операцию Великой Отечественной войны.

Летом 1944 года восточнее Минска советские войска окружили стотысячную группировку немцев. В Москве возникла идея провести «радиоигру» с немецким Абвером. Было решено подбросить верховному командованию Вермахта легенду о том, что в белорусских лесах укрывается крупная немецкая воинская часть. Эта часть испытывает нехватку оружия, продовольствия и медикаментов. Обманув немцев, советская контрразведка предполагала нанести им существенный материальный урон. 18 августа дезинформация была отправлена немцам по радиосвязи, и фашисты поверили в существование такой воинской части.

В район озера Песчаное прибыли первые немецкие парашютисты, их поймали и включили в радиоигру. Главная цель операции «Березино» — поймать как можно больше вражеских диверсантов. Немецкие самолеты регулярно сбрасывали деньги, оружие, медикаменты, агитационные листовки. 21 декабря 1944 года на площадке «Березино» советские разведчики захватили группу из шести человек – диверсанты из личной команды Отто Скорцени. Эйтингон в ходе операции вступил с самым известным диверсантом Третьего Рейха – и выиграл это противоборство. Скорцени до конца войны верил в существование блуждающей в белорусских лесах немецкой части. Эйтингон проявил себя как блестящий контрразведчик.

Детство легендарного разведчика

в Белоруссии. Его семья была вполне обеспеченной, отец – Исаак Эйтингон служил конторщиком на бумажной фабрике, и был членом правления Шкловского ссудо-сберегательного товарищества. Мать воспитывала детей, у Наума был еще один брат и росли две сестры. Окончив 7 классов коммерческого училища, Эйтингон устроился на работу в Могилевскую городскую управу, где исполнял обязанности инструктора отдела статистики. Накануне революции 1917 года, Наум становится членом организации левых эсеров. Вожди этой группы делали ставки на террористические методы борьбы. Боевики-эсеры должны были уметь хорошо стрелять, разбираться в минах и бомбах, а также быть в хорошей физической форме. Свои знания и умения боевики использовали против врагов партии, среди которых были и большевики.

1917 год. В Первую мировую войну Могилев оказался под немецкими оккупантами, городскую управу закрыли. Эйтингон работал сначала на бетонном заводе, потом на складе. В ноябре 1918 немцы оставили Могилев и в город вошли части Красной армии. Пришла новая власть. Идея мировой революции увлекла Наума Эйтингона, и он вступил в ряды партии большевиков. Вскоре он смог проявить себя – в городе начались столкновения между белогвардейцами и красноармейцами, которые еще вчера были рабочими завода. Только в отличие от них Эйтингон умел стрелять, разбирался в тактике и стратегии – сказывалось эсеровское прошлое

Мятеж подавили, а на молодого человека новые власти обратили внимание. Эйтингон мечтал служить государству.

В 1922 Эйтингона переводят в Москву. Он становится сотрудником центрального аппарата ОГПУ, одновременно поступает и учится на восточном факультете Военной академии Генштаба.

В Москве Эйтингон встретил будущую жену Анну Шульман. В 1924 году родился сын пары, Владимир. Но скоро молодые люди расстались.

В 1925, после окончания учебы Наум Эйтингон был зачислен в штат иностранного отдела ОГПУ – это отделение занималось сбором разведданных на территории зарубежных государств. Осенью 1925 года Эйтингон приступает к выполнению своего первого задания. Он выезжает в Китай под вымышленным именем – Леонид Наумов, это имя он носил до 1940-го года. В 1925 году он встречает Ольгу Зарубину, и молодая пара понимает, что они идеально подходят друг другу. Он удочеряет Зою Зарубину, которая будет ему благодарна всю жизнь.

[править] Карьера

Мордух Эйтингон родился 26 июня 1881 года в Могилёве в семье предпринимателя и промышленника Хаима Мордуховича Эйтингона (1857, Шклов — 1932, Лейпциг) и Хаси (Александры) Лившиц. Троюродный брат — Наум Исаакович Эйтингон.

В 1893 году семья перебралась в Лейпциг, где отец стал крупным бизнесменом: его компания «Chaim Eitingon Aktiengesellschaft» стала одной из самых известных в мире мехо-пушного бизнеса.

По причине сильного логоневроза, который сохранился у него на всю жизнь, был вынужден оставить школу, окончив её экстерном.

В 1903 году поступил в Марбургский университет на факультет медицины, а в 1909 году перевёлся в Цюрих, где через несколько лет защитил докторскую диссертацию.

В клинике Бурхольцли познакомился с Карлом Абрахамом и Карлом Густавом Юнгом и начал заниматься психоанализом.

28 января 1907 года впервые встретил Зигмунда Фрейда и через некоторое время вступил в его Венское психоаналитическое общество; прошёл дидактический психоанализ у Фрейда и начал частную практику. После переезда в Берлин вместе с Карлом Абрахамом создал и развил Берлинское психоаналитическое общество, Берлинский институт психоанализа, библиотеку и издательство. После смерти Абрахама в 1925 году, стал Президентом Международной психоаналитической ассоциации (IPA).

Когда в 1933 году к власти пришёл Гитлер, Эйтингон, будучи сионистом, репатриировался в Эрец-Исраэль, где основал Палестинское общество, первую аналитическую библиотеку и институт.

Автор ряда дидактических исследований. В 1922 году предложил для психоаналитического сообщества новую образовательную систему, которая и по сей день остаётся классической моделью, состоящей из личного анализа (у сертифицированного специалиста) и супервизорского контроля (работы под наблюдением старшего коллеги). Он также предложил правило, согласно которому психоаналитик не может начать свою частную практику до тех пор, пока не закончит курс своего дидактического психоанализа. Это правило было принято Международной психоаналитической ассоциацией (IPA) и с уточнениями Отто Кернберга сохраняет свою силу до наших дней. Так как очень сложно разделить дидактический психоанализ и супервизорский контроль, Эйтингон предлагал внимательно исследовать этот феномен. Работы учёного о переносе в супервизии и в клинике, остаются базовыми для психоанализа и по ныне.

Жена — актриса Мирра Яковлевна Буровская (Мирра Биренс, 1877—1947), которая первым браком была замужем за Борисом Осиповичем Харитоном, её сын — Юлий Борисович Харитон.

Умер 30 июля 1943 года в Иерусалиме.

Женщины Эйтингона

«Недавно в нескольких книгах прочла, что дед был бабником, – возмущается Татьяна Васильевна. – Пока была жива моя мама, все помалкивали. Только она умерла, началось: на той женат был и на этой. Но в то время, в начале советской власти, почти никто не был официально расписан. Э­йтингон не был официально женат, с бумажкой, ни на ком! За исключением последней жены – Евгении Пузырёвой, с которой он расписался, уже когда был в реанимации, чтобы её из квартиры не выписали. Сейчас начинают рассказывать родственники о какой-то «неземной» любви деда с другой персоной. Я родилась за 20 дней до начала войны, вся после­военная жизнь деда и бабушки Оли была на моих глазах. Для всех этих род­ственников Эйтингон был как свадебный генерал, а мы жили вместе. По всем квартирам, где мы жили – Эйтингон, бабушка Ольга Наумова, мама, я, – есть жировки. Да, в заграничных командировках были «временные», «полевые жёны»: в Испании – Александра Кочергина, а во второй командировке в Турцию – Муза Малиновская. Но возвращался он всегда домой, к своей единственной и любимой Оленьке».

Зимой 1966 г. Ольга Наумова умерла после тяжёлой болезни. «Деда смерть Ольги совершенно выбила из колеи. Через несколько лет дедушка переехал к Евгении Арефьевне Пузырёвой. Это ей он читал по телефону но ночам стихи, для неё же просил у мамы привезти из-за границы французские духи. Она скрасила его последние годы и поддержала во время тяжёлой болезни. Но всю жизнь он любил только бабушку. Они и похоронены вместе

В конце концов, неважно, у кого в жизни сколько было любовей, но, судя по тем письмам, что я опубликовала в книге, Ольга была любовью всей его жизни. При этом он, правда, никогда не забывал о своих детях от других женщин»

Легендарный разведчик Наум Эйтингон, он же чекист Котов, он же Леонид Наумов, карающий меч советских органов госбезопасности, так и не дождавшись реабилитации, ушел из жизни 3 мая 1981. О смерти его ничего не говорилось в СМИ, и в газетах не было никаких официальных некрологов. Во время похорон на московском Донском кладбище Герой Советского Союза Евгений Мирковский произнес: «Сегодня у этой могилы заканчивается рыцарский век в истории нашей ЧК…».Посмертная реабилитация Эйтингона состоялась лишь в апреле 1992, а 9 мая родным Наума Исааковича возвращены были все его награды.

definition – Эйтингон,_Наум_Исаакович

of Wikipedia

   Advertizing ▼

Wikipedia

Эйтингон, Наум Исаакович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к: ,

Наум Исаакович Эйтингон (Эйдингтон, Эттингтон) (6 декабря , Шклов Могилевской губернии – 3 мая ) – генерал-майор НКВД.

Двоюродный брат М.Е. Эйтингона. Член партии левых эсеров с 1917 года. С 1918 года — в Красной Армии, с 1919 года — сотрудник Гомельской ЧК. Член РКП(б) с 1920 года. В операции против савинковских бандгрупп в 1921 году тяжело ранен. После окончания Военной академии (1925) — на работе в Китае (1925), затем — в Турции (1928). В 1930-1932 гг. — помощник Я.Серебрянского в Управлении специальных операций, затем руководитель секции нелегальных операций ИНО ОГПУ. В 1936-1938 гг. — заместитель резидента в Испании А.Орлова. Известен как “генерал Л.А.Котов” (во время Гражданской войны в Испании), Грозовский, Леонов, Наумов, тов. Пабло и др..

Занимался организацией диверсий и актов террора за рубежом. В частности, таких как убийство диктатора Северного Китая и Манчжурии Чжан Цзолиня, похищение видных участников белого движения генералов А.П.Кутепова и Е.К.Миллера во Франции. Вероятно, причастен к судьбе “тройного агента” Н. В. Скоблина в Испании. Организовал вывоз в СССР испанского государственного золотого запаса. Разработал и подготовил операцию “Утка” в Мексике в ходе которой агент Рамон Меркадер уничтожил Л.Д. Троцкого.

В 1941-1942 гг. участвовал в акциях, обеспечивавших нейтралитет Турции во Второй мировой войне.

В 1942 году назначен зам. нач. 4-го управления НКВД СССР, занимавшегося разведкой, террором и диверсиями в тылу противника.В этом качестве (заместитель П.А. Судоплатова) провел непревзойденные оперативные игры “Монастырь”, “Курьеры”, “Березино”, “Арийцы”.

В 1944 г., в ходе операции “Березино”, оперативная группа НКГБ под его непосредственным командованием захватывает и перевербовывает диверсантов Скорцени, в белорусских лесах (в составе группы работал и В.Г.Фишер, ставший позднее известным как Рудольф Абель).

С 1945 года зам. нач. отдела “С” НКВД (затем НКГБ) СССР, которому было поручено добывание и обобщение разведданных по созданию ядерного оружия.

В послевоенные годы возглавлял операции по подавлению националистического подполья (“Лесных братьев”) в Литве и Западной Белоруссии. Был организатором политических убийств западноукраинских националистов: А.Шумского, бывшего советского функционера, и Т.Ромжи, греко-католического епископа. Руководил ликвидацией “врагов советской власти”, гласное осуждение и казнь которых были невозможны по ряду причин: Наума Самета, инженера-судостроителя, уличенного в выдаче за рубеж технических сведений, Исаака Огинса, американского гражданина, переметнувшегося агента Коминтерна.

В октябре был арестован по «делу о сионистском заговоре в МГБ» в рамках развернувшейся борьбы с космополитизмом. После смерти И.В. Сталина был освобожден по ходатайству П.А. Судоплатова и назначен в систему МВД СССР. В августе года вновь арестован по делу Л.П. Берии и приговорен к 12 годам заключения. В освобожден и работал старшим редактором в издательстве «Международные отношения». Реабилитирован посмертно в 1992 году. Некоторыми исследователями правомерность его реабилитации оспаривается.

Был женат (1941) на Музе Григорьевне Малиновской (Вихревой). Сын – Леонид (1943); дочь – Муза (1947).

Награждён двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Суворова II степени и Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды.Похоронен в Москве, на новом Донском кладбище.

Книги о нем

Шарапов Э.П. Наум Эйтингон – карающий меч Сталина. СПб., “Нева”, 2003 Серия: ЛЮДИ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ ISBN 5-7654-3121-6

Файл:Russia template.gif Это незавершённая статья по истории России. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив её.
Файл:Suvorov template.gif Это незавершённая статья о военном деятеле. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив её.
  1. Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000

Гражданская война в Испании

В 1936 Эйтингон уезжает в очередную командировку. Тогда же в Испании началась гражданская война между республиканцами и профашистами Франко. СССР послал помощь республиканцам, среди которых был Наум Эйтингон – в Испании работал под именем Леонида Котова. Он занимал пост заместителя резиденции НКВД в Испании, также осуществлял руководство испанскими партизанами, за это испанцы с уважением говорили о нем «наш генерал Котов».

Летом 1938 года испанскую резидентуру возглавил Наум Эйтингон. Назначение совпало по времени с переломом в ходе гражданской войны в Испании. Франкисты при боевой поддержке частей германского легиона «Кондор» заняли столицу республиканцев Барселону. Науму Эйтингону пришлось срочно спасать республиканское правительство Испании и членов интернациональных бригад – и все это при постоянной угрозе нападения со стороны франкистов и немецких диверсантов. Эйтингон совершил невозможное – помог эвакуировать республиканцев, добровольцев, испанское золото сначала во Францию, потом в Мексику, где существовала испанская эмиграция.

Убийство Льва Троцкого

Наум Эйтингон вернулся в СССР в 1939 году. В это время новый нарком внутренних дел Лаврентий Берия избавлялся от сторонников своего предшественника. Большинство коллег и знакомых Эйтингона, с которыми он работал в Испании, были арестованы или расстреляны. Репрессиям подверглись практически все руководители иностранного отдела НКВД и около 70% разведчиков. К аресту был близок и Эйтингон. Ему хотели предъявить обвинение в «разбазаривании» государственных средств и работе на английскую разведку. Но вместо тюрьмы разведчику дали новое задание – Эйтингону приказали убить Льва Троцкого.

В 1929 году Лев Троцкий покинул СССР, после того, как проиграл Сталину. Уже  заграницей он начал излагать свои антисоветские взгляды, выступил против пятилетнего плана развития экономики, критиковал идеи индустриализации, и коллективизации сельского хозяйства. Троцкий предрекал поражение СССР в войне с фашистской Германией. Троцкий начал собирать вокруг себя новых сторонников, в том числе и за рубежом. Такая активная деятельность Троцкого раздражала Сталина. И вождь решил физически устранить своего политического противника.

После ареста группы Сикейроса, Наум Эйтингон задействовал второй план ликвидации Льва Троцкого. В дело вступил убийца-одиночка, на эту роль Эйтингон выбрал Рамона Меркадера. Это испанский аристократ, завербованный в 1937 году. Зимой 1940 года Меркадер под личной богатого плейбоя познакомился с личным секретарем Троцкого Сильвией Агелов. Галантность, манеры аристократа и богатство произвели на Сильвию  нужное впечатление. Рамон сделал ей предложение и Сильвия согласилась. Так Меркадер стал вхож в дом Троцкого на правах жениха Сильвии.

20 августа 1940 года Рамон Меркадер попросил оценить свою статью для одной из газет. Они вместе прошли в кабинет, и когда Троцкий склонился над бумагами, Меркадер ударил его леторубом по голове. Троцкий закричал, охранники Троцкого прибежали на крик и начали избивать Меркадера. Позже нападавшего Рамона передали полиции. Но покушение достигло своей цели – на следующий день Лев Троцкий умер. Операция «утка» была успешно завершена.

[править] Труды

  • Eitingon M., Flügel E. Kunst und Sudermann. Eine Laienstudie. — Шаблон:Lpz.: Schmidt, 1900.
  • Eitingon M., Hauptmann G. Kaiser Karls Geisel. Ein Legendenspiel. — B.: S. Fischer 1908.
  • Eitingon M. Report of the International Training Commission. // International Journal of Pycho-Analysis. — No. 7, 1922. — P. 130—134.
  • Eitingon M. Report of the Berlin Psychoanalytical Polyclinic. // International Journal of Pycho-Analysis. — No. 4, 1923. — P. 27—37.
  • Sigmund Freud — Max Eitingon Briefwechsel (1906—1939). / Michael Schröter (Hg.). — B., 2005.
  • Max Eitingon in Memoriam. // Israel Psycho-Analytical Society. — No. 8, 1950.
  • Исцеление для неисцелимых: Эпистолярный диалог Льва Шестова и Макса Эйтингона / Сост., подг. текста В. Хазана, Е. Ильиной; вст ст. и ком. В. Хазана. — М.: Водолей, 2014.

«Мой дедушка Лёня»

Но официальная биография о многом умалчивает. Например, о том, что Эйтингон – эрудит со знанием 6 иностранных языков – был весьма неприхотливым в быту человеком, а ещё любимцем женщин. Татьяна Козлова в своей книге «Леонид Эйтингон. Письма из Владимирской тюрьмы» вспоминает деда и публикует почти 50 писем-исповедей. «Я долго колебалась, стоит ли предавать огласке сугубо личные письма, но в последние годы было столько написано и сказано о нём, появилось столько вымыслов и фантазий. Из всех ныне здравст­вующих я единственная, кто прожил рядом с этим незаурядным, замечательным человеком много лет», – признаётся внучка Э­йтингона.

Её мать Зоя Зарубина была приёмной дочерью разведчика. «Всё моё счастливое детство прошло с дедушкой Лёней и бабушкой Олей. Мама представлялась мне какой-то недосягаемой кино­звездой, – вспоминает Т. Козлова. – Её я видела не столь часто, хотя жили мы все вместе. Помимо работы в органах гос­безопасности, мама обучалась на вечернем отделении Института иностранных языков. Несмотря на молодость, ей доверили работу на знаменитых конференциях глав трёх великих держав – СССР, США и Велико­британии – в Тегеране, Ялте и Потсдаме. За участие в конференции в Тегеране она была награждена орденом Красной Звезды». Зарубина известна не только тем, что переводила Сталину. Достаточно сказать, что в 21 год она была бойцом ОМСБОН, её забрасывали в глубокий тыл врага. После ареста Эйтингона ей пришлось уволиться из органов. Зарубина всегда писала в анкете, что она из семьи репрессированного, и не соглашалась забыть об отчиме в пользу родного отца – генерал-майора Василия Зарубина, тоже ветерана внешней разведки.

Генерал-майор, 1951 г. Фото: Фото из семейного архива

«Когда деда Лёню арестовали в первый раз в 1951 г., обстановка в доме резко изменилась. «Друзья» и многочисленные гости словно испарились», – вспоминает Татьяна В­асильевна. Перестали лебезить и передавать деду приветы соседи по дому. Хотя были и те, кто не бросил семью Эйтингона. Когда в 1953 г. дед вернулся, в доме опять появились знакомые и малознакомые люди. Но через полгода его снова забрали. «Во время обыска понятые – жильцы нашего дома – были несказанно удивлены «убогой», на их взгляд, обстановкой: ни картин, ни ковров, ни полированной мебели».

Три с лишним года Эйтингон провёл в СИЗО, и только потом его этапировали во Владимир­скую тюрьму. Татьяна Васильевна вспоминает, как непросто было тогда всем близким. «С изумлением прочла, что бывший губернатор Кировской области Никита Белых, молодой ещё человек, недоволен объёмом ежемесячных посылок в СИЗО – всего 30 кг. А как насчёт 5 кг и изнурительного, унизительного торга бабушки с приёмщицей за каждую лишнюю котлетку для больного, немолодого уже человека?! И посылки, и передачи б­ыли отнюдь не ежемесячные». В тюрьме у Эйтингона не только обострились старые болезни, но и появились новые – в том числе рак. Его сестра Соня, врач по профессии, и дочь Зоя, которая обратилась за помощью к высокопоставленным генералам, совершили чудо: в тюрьму привезли лучшего хирурга – профессора Минца. Благодаря этому разведчик прожил 81 год. 


Герой ледоруба: убийца Троцкого был настоящим коммунистом
Подробнее

После освобождения Эйтингона одним из первых и постоянных гостей в доме стал Рамон Меркадер, который к тому времени уже отсидел 20 лет в мексиканской тюрьме за убий­ство Троцкого. «Деда связывали с ним не только деловые, но и тёплые, доверительные отношения. Многие праздники – Новый год, 7 ноября – мы отмечали с семьёй Рамона. Он никак не мог приспособиться к советской действительности. Помню, Рамон удивлённо говорил деду, что какие-то общественники пытаются уплотнить его семью. Дед посоветовал к следующему визиту надеть пиджак со звездой Героя. К изумлению Рамона, сработало», – рассказывает Т. Козлова.

После тюрьмы Эйтингону полагалась минимальная пенсия – 12 руб. Для получения нормальной надо было отработать не менее 3 месяцев. 64-летний, не очень здоровый человек, бывший политзэк, практически не имел шансов. Зоя Зарубина на тот момент работала директором курсов переводчиков ООН и имела связи. Она договорилась, чтобы его взяли в издательство «Международные отношения». Там он проработал более 2 лет, занимался переводами с француз­ского и испанского.

Статья по теме

Тайны «чистильщика». Легендарный «альфовец» – о шпионах и предателях

Комментировать
0