fbpx
No Image

Азеф, евно фишелевич

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Азеф в культуре

Азефу посвящён одноименный роман Р. Б. Гуля, также известный под названием «Генерал БО».

А. Н. Толстой создал пьесу «Азеф: орёл или решка».

Особое место в русской литературе занимает блестящий документальный очерк М. А. Алданова «Азеф», во многом основанный на материалах П. Е. Щёголева.

Одно время собственное имя Азеф даже стало нарицательным для обозначения провокатора и доносчика, в таком качестве упоминается в «Республике Шкид» Г. Белых и Л. Пантелеева в главе про «дело о табаке японском» — первом громком деле в школе.

Азеф как имя нарицательное также упоминается в поэме В. В. Маяковского «Облако в штанах»:Эту ночь глазами не проломаем, Чёрную, как Азеф.

В Толковом словаре русского языка под ред. Д. Н. Ушакова (т. 1, 1935 г.) зафиксировано слово «азефовщина» в следующем значении:

АЗЕФОВЩИНА, ы, мн. нет, ж. (полит.).
Крупная политическая провокация.

Евно Азеф стал прототипом одного из персонажей романа «Петербург» Андрея Белого, провокатора Липпанченки.

Он был главным героем немецкого фильма «Провокатор Азеф» / Lockspitzel Asew (1935, играл Фриц Расп) и французского фильма «Azev: le tsar de la nuit» (1975, играл Пьер Сантини), а также персонажем британского сериала «Падение орлов» (1974, играл Виктор Виндинг).
Также советского-польского фильма «Особых примет нет» (1978, играл Григорий Абрикосов), российских сериалов «Империя под ударом» (2000, играл Владимир Богданов), «Столыпин… Невыученные уроки» (2006, играл Александр Строев), «Секретная служба Его Величества» (2006, играл Алексей Карелин).

Евно Азеф упоминается в разговоре героев фантастического романа А. и С. Абрамовых «Рай без памяти» как провокатор.
Образ Азефа очень подробно прописан в романе-эпопее Юлиана Семёнова “Горение”

Работа на охранку

В конце 1905 г. – начале 1906 г. контакты Азефа с департаментом полиции на время прервались. Но с середины апреля 1906 г. связь восстановилась. Азеф поступил в непосредственное подчинение начальника Петербургского охранного отделения А. Герасимова. Последним террористическим актом, в подготовке которого Азеф принимал активное участие, было покушение на московского генерал-губернатора Ф. Дубасова в Москве 23 апреля 1906 г. Во время теракта погиб и боевик, бросивший бомбу в карету Ф. Дубасова, Б. Вноровский, а также адъютант адмирала, граф Коновицин. Ф. Дубасов был ранен.

В дальнейшем благодаря информации Азефа эсеровские боевики не смогли осуществить ни один акт террора всероссийского значения. В 1907 г. был арестован весь состав центрального боевого отряда партии социалистов-революционеров во главе с Л. Зильбербергом; после этого был взят Б. Никитенко, готовивший покушение на Николая II; в 1907–1908 гг. был разгромлен летучий боевой отряд Северной области под руководством К. Трауберга, осуществивший ряд терактов и готовивший взрыв Государственного совета и покушение на великого князя Николая Николаевича, командующего войсками гвардии и Петербургского военного округа. Азеф расстраивал все планы покушений центральной боевой организации.

Ранние годы

Родился в семье портного. В 1874 г. семья переехала в Ростов-на-Дону. В 1890 г. Азеф окончил Петровское реальное училище. Вступил в кружок революционной молодежи. Опасаясь ареста, в 1892 г. уехал в Германию; поступил в политехнический институт в городе Карлсруэ.

В апреле 1893 г. предложил свои услуги департаменту полиции. Стал тайным сотрудником департамента, поставлял информацию о революционно настроенной молодежи. Продолжил образование в Дармштадтском политехническом институте. В 1899 г. получил диплом инженера-электрика. Начал работать в Берлине во Всеобщей компании электричества. В ноябре 1899 г. по заданию полиции переехал в Москву, где стал работать в местном филиале компании.

Вопрос о провокаторстве Азефа

Владимир Бурцев

На языке партийных революционеров «провокатором» называлось любое лицо, сотрудничавшее с Департаментом полиции. Революционная терминология не знала разницы между агентом-осведомителем и агентом-провокатором. Всякий революционер, уличённый в сношениях с полицией, объявлялся «провокатором», и на этом ставилась точка. Между тем, с юридической точки зрения, между простым агентом-осведомителем и агентом-провокатором существовала большая разница. Агентом-провокатором именовался только тот секретный сотрудник, который принимал активное участие в революционной деятельности или подстрекал к этому других. С точки зрения закона, такие действия секретных сотрудников считались преступными и подлежали уголовной ответственности. В циркулярах Департамента полиции указывалось, что секретные сотрудники не должны участвовать в противозаконной деятельности или подстрекать к ней других лиц.

После разоблачения Азефа, когда его история была предана гласности, в обществе возник вопрос, был ли Азеф агентом-провокатором. Обнародованные Владимиром Бурцевым и партией эсеров материалы свидетельствовали, что Азеф, будучи секретным сотрудником, принимал активное участие в террористической деятельности. Стоя во главе Боевой организации эсеров, он руководил её деятельностью, готовил террористические акты и посылал на них других людей. Во время разгрома боевой организации в Санкт-Петербурге (16—17 марта 1905 года) не был арестован Н. С. Тютчев — «в видах сохранения агентурного источника» (Татарова и Азефа). Это означало, что, в строгом соответствии с юридической терминологией, Азеф являлся агентом-провокатором и должен был быть привлечён к уголовной ответственности. Между тем, Азеф к уголовной ответственности привлечён не был, а правительство отрицало его причастность к террористическим актам. По версии правительства, Боевой организацией эсеров руководил не Азеф, а Борис Савинков, тогда как Азеф был простым осведомителем, дававшим правительству ценные сведения о преступных замыслах революционеров.

Вопрос о провокаторстве Азефа обсуждался многими его современниками. В итоге причастность Азефа к террористическим актам была признана не только революционерами, но и его бывшими полицейскими начальниками, такими как Л. А. Ратаев, А. А. Лопухин, С. В. Зубатов и А. И. Спиридович. В частности, генерал Спиридович в своих мемуарах писал: «Азеф — это беспринципный и корыстолюбивый эгоист, работавший на пользу иногда правительства, иногда революции; изменявший и одной и другой стороне, в зависимости от момента и личной пользы; действовавший не только как осведомитель правительства, но и как провокатор в действительном значении этого слова, то есть самолично учинявший преступления и выдававший их затем частично правительству, корысти ради». На сегодняшний день провокаторство Азефа признаётся за факт большинством исследователей, а отрицание этого факта является маргинальной точкой зрения. Характерным примером преступной деятельности Азефа является его участие в убийстве Георгия Гапона и в убийстве Н. Ю. Татарова, безуспешно пытавшегося открыть глаза руководству эсеров на провокаторство их партийного лидера.

[править] Биографические данные

Родился в октябре 1869 года в м. Лысково в Гродненской губернии в семье бедного портного. Еврей.

С юных лет принимал участие в кружках революционной еврейской молодёжи.

В 1890 году закончил гимназию в Ростове-на-Дону.

В 1892 году, скрываясь от полиции, украл 800 рублей (или продал украденную у знакомого купца партию масла) и бежал в Германию, где устроился учиться на инженера-электротехника в Политехническом институте в Карлсруэ.

В 1892 году был принят в число секретных сотрудников полиции.

4 ноября 1893 года предложил Департаменту полиции быть осведомителем о русских революционерах — студентах Политехнического института в Карлсруэ, и его предложение приняли.

В 1894 году по указанию начальства вступил в «Союз руссских социалистов-революционеров за границей», где выступал в качестве убеждённого поборника террора.

В 1899 году женился на Любови Григорьевне Менкиной, эсерке, дочери хозяина магазина писчебумажных принадлежностей из Могилева. Со своей супругой Азеф имел двоих детей.

В том же 1899 году, получив диплом инженера-электрика, вернулся в Россию, при помощи полиции получил работу в Москве, где установил связь с руководством «Северного союза социалистов-революционеров, вступил в союз социалистов-революционеров.

В конце 1901 года выехал за границу, где вместе с Г.А. Гершуни, М.Р. Гоцем и В.М. Черновым сыграл решающую роль в создании ПСР; в 1902—1908 годах входил в её ЦК.

В 1903 году, после ареста Г.А. Гершуни, стал центральной фигурой и возглавил Боевую Организацию эсеров, осуществляющую террористические акты.

Организовал более 30 террористических актов, произвёл уничтожение видных представителей царского государственного аппарата, в том числе своих начальников: министра внутренних дел и шефа корпуса жандармов В.К. Плеве (казнённого как главного организатора Кишинёвского погрома), генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича, Петербургского градоначальника В.Ф. фон дер Лауница, главного военного прокурора В.П. Павлова. Часть терактов готовил в тайне от Департамента полиции, прилагая все усилия для их осуществления.

Организовал закупку на деньги японского военного атташе М. Акаси оружия для рабочих и его доставку в Россию на пароходе «Джон Графтон».

В тоже время, осенью 1905 года, после избрания в Боевой комитет по подготовке вооружённого восстания в Санкт-Петербурге, передал полиции план восстания; в 1906 году предотвратил покушение БО на министра внутренних дел П.Н. Дурново, в 1907 году предотвратил покушение на Николая II, в 1908 году выдал полиции Боевой отряд при ЦК ПСР (казнено 7 человек) и Летучий боевой отряд Северной области. Результатом последнего предательства Азефа был арест полицией и казнь членов летучего боевого отряда партии социалистов-революционеров в феврале 1908 года.

Инициировал устроение Г.А. Гапона как провокатора, что и было исполнено людьми П.М. Рутенберга.

После Манифеста 17 октября стал сторонником роспуска Боевой Организации и всячески саботировал её действия, в результате чего эсеры перешли к террору с помощью децентрализованных летучих отрядов.

В 1908 году был разоблачён как провокатор публицистом В.Л. Бурцевым (подтвердившим свои подозрения у бывшего директора Департамента полиции А.А. Лопухина). На внутрипартийном разбирательстве ЦК ПСР приговорил Азефа к смерти, но тот скрылся в Берлин.

В 1912 году Азеф встретил на курорте во Франции Бурцева. Азеф принялся ему доказывать, что сделал для революции гораздо больше пользы, чем ему приписывают вреда как провокатору, и требовал справедливого суда ЦК, но затем опять скрылся. Вёл жизнь рантье, играл на бирже.

После начала Первой мировой войны разорился, так как все его средства были вложены в русские ценные бумаги. Но сумел открыть в Берлине корсетную мастерскую.

В июне 1915 года германская полиция арестовала Азефа как бывшего русского секретного агента. Содержался в тюрьме Моабит.

В декабре 1917 года вышел на свободу.

Скончался 24 апреля 1918 года в Берлине.

Примечания

  1. П. А. Столыпин. Речь о деле Азефа, произнесённая в Государственной Думе 11 февраля 1909 года // П. А. Столыпин. Нам нужна великая Россия. — М.: «Молодая гвардия», 1991.
  2. Оклад профессионального революционера Азефа Е. Ф. в партии эсеров составлял 125 рублей в месяц.
  3. И. Н. Ксенофонтов. Георгий Гапон: вымысел и правда. — М.: РОССПЭН, 1996.
  4. Б. Г. Колоколов. Жандарм с царём в голове. Жизненный путь руководителя личной охраны Николая II. — М.: Молодая гвардия, 2009. — 584 с.
  5. Заключение судебно-следственной комиссии по делу Азефа. — Париж: Издание ЦК ПСР, 1911. — 104 с.
  6. Л. А. Ратаев. История предательства Евно Азефа // Провокатор: Воспоминания и документы о разоблачении Азефа. — Л., 1929.
  7. В. Л. Бурцев. В погоне за провокаторами. — М.: «Современник», 1989. — 272 с.
  8. Письмо С. В. Зубатова А. И. Спиридовичу по поводу выхода в свет его книги «Партия с.-р. и её предшественники» // Красный архив. — Л.-М., 1922. — № 1. — С. 281—283.
  9. Щёголев П. Е. Исторический Азеф//Охранники, агенты, палачи. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2004. С. 87-92

Революционный террор на случай победы революции

Под руководством Азефа боевики совершили два крупнейших террористических акта. 15 июля 1904 г. Е. Сазонов убил в Петербурге министра внутренних дел В. Плеве; 4 февраля 1905 г. И. Каляев убил в Москве на территории Кремля московского генерал-губернатора, дядю Николая II, великого князя Сергея Александровича.

Осуществляя подготовку террористических актов, Азеф утаивал информацию о них от полиции, отводил подозрения полицейских от «своих» боевиков, сообщая сведения о других группах террористов. Он разработал новую тактику слежки за жертвой будущего теракта при помощи революционеров, переодетых извозчиками, уличными разносчиками, мелкими торговцами. Азеф организовал ряд динамитных мастерских, где боевики, входившие в его организацию, создавали бомбы. Во многом благодаря его настойчивости и организационному таланту задуманные теракты были осуществлены.

Основной причиной, по которой полицейский агент организовал убийство двух крупнейших российских государственных деятелей, было то, что В. Плеве и князь Сергей Александрович являлись наиболее активными антисемитами в правительственных кругах, осуществлявших различные антиеврейские акции, в том числе Кишиневский погром и высылку части еврейского населения из Москвы в 1891–92 гг. При осуществлении этих терактов определенную роль сыграли либеральные политические взгляды Азефа, уничтожившего двух наиболее реакционных руководителей в России, его желание укрепить свое положение в партии социалистов-революционеров и т. д. На первом съезде партии эсеров, состоявшемся в Финляндии 30 декабря 1905 г. – 4 января 1906 г., Азеф был переизбран в центральный комитет. На состоявшемся после съезда заседании ЦК было принято решение о возобновлении террора. Центральную боевую организацию снова возглавил Азеф.

Семья

Младший брат Владимир Фишелевич Азеф — эсер, член Боевой организации. По образованию химик. После разоблачения брата отошёл от революционной деятельности и выехал в Америку.

Жена Любовь Григорьевна Менкина — эсерка и участница революционного движения.‬ Была дочерью хозяина магазина писчебумажных принадлежностей в Могилёве,‭ ‬работала модисткой, но стремилась к получению образования, для чего и уехала из России. Училась на философском факультете Бернского университета. Их знакомство с Азефом состоялось в 1895 году в Дармштадте. Несмотря на то, что брак был заключён по любви, супруги жили практически раздельно, в первые годы испытывали финансовые затруднения и часто ссорились. Любовь Григорьевна до разоблачения ничего не знала о связях своего мужа с департаментом полиции.

Комментировать
0