fbpx
No Image

Как называлась первая русская летопись: автор, смысл, содержание, история

СОДЕРЖАНИЕ
0
02 января 2021

Летописи северо-восточной Руси

Летописи северо-восточной Руси начались, вероятно, довольно рано: от XIII века. В «Послании Симона к Поликарпу» (одной из составных частей Патерика печерского), мы имеем свидетельство о «старом летописце Ростовском». Первый сохранившийся до нас свод северо-восточной (Суздальской) редакции относится к тому же времени. Списки его до начала XIII века — Радзивилловский, Переяславский-суздальский, Лаврентьевский и Троицкий. В начале XIII века первые два прекращаются, остальные разнятся между собой. Сходство до известного пункта и различие далее свидетельствуют об общем источнике, который, стало быть, простирался до начала XIII века. Известия суздальские встречаются и ранее (особенно в «Повести временных лет»); поэтому следует признать, что записывание событий в земле суздальской началось рано. Чисто суздальских летописей до татар мы не имеем, как не имеем и чисто киевских. Сборники же, дошедшие до нас, характера смешанного и обозначаются по преобладанию событий той или другой местности.

Летописи велись во многих городах земли Суздальской (Владимире, Ростове, Переяславле); но по многим признакам следует признать, что большинство известий записано в Ростове, долго бывшем центром просвещения северо-восточной Руси. После нашествия татар Троицкий список делается почти исключительно ростовским. После татар вообще следы местных летописей становятся яснее: в Лаврентьевском списке встречаем много тверских известий, в так называемой Тверской Летописи — тверских и рязанских, в Софийском Временнике и Воскресенской летописи — новгородских и тверских, в Никоновской — тверских, рязанских, нижегородских и т. д. Все эти сборники — московского происхождения (или, по крайней мере, большей частью); оригинальные источники — местные летописи — не сохранились. Относительно перехода известий в татарскую эпоху из одной местности в другую И. И. Срезневский сделал любопытную находку: в рукописи Ефрема Сирина 1377 года он встретил приписку писца, который рассказывает о нападении Арапши (Араб-шаха), бывшем в год написания. Рассказ не окончен, но начало его буквально сходно с началом летописного рассказа, из чего И. И. Срезневский правильно заключает, что перед писцом было то же сказание, которое послужило материалом для летописца. По отрывкам, частично сохранившимся в русских и белорусских летописных сводах XV—XVI веках, известна Смоленская летопись.

Библиография

Библиография

См. Полное собрание русских летописей

Другие издания русских летописей

  • Буганов В. И. Краткий московский летописец конца XVII в. из Ивановского областного краеведчского музея. // Летописи и хроники — 1976. — М.: Наука, 1976. — С. 283.
  • Зимин А. А. Краткие летописцы XV—XVI вв. // Исторический архив. — М., 1950. — Т. 5.
  • Иоасафовская летопись. — М.: изд. АН СССР, 1957.
  • Киевская летопись первой четверти XVII в. // Український історичний журнал, 1989. № 2, c. 107; № 5, c. 103.
  • Корецкий В. И. Соловецкий летописец конца XVI в. // Летописи и хроники — 1980. — М.: Наука, 1981. — С. 223.
  • Корецкий В. И., Морозов Б. Н. Летописец с новыми известиями XVI — начала XVII в. // Летописи и хроники — 1984. — М.: Наука, 1984. — С. 187.
  • Летопись самовидца по новооткрытым спискам с приложением трёх малороссийских хроник: Хмельницкой, «Краткого описания Малороссии» и «Собрания исторического». — К., 1878.
  • Лурье Я. С. Краткий летописец погодинского собрания. // Археографический ежегодник — 1962. — М.: изд. АН СССР, 1963. — С. 431.
  • Насонов А. Н. Летописный свод XV века. // Материалы по истории СССР. — М.: Изд-во АН СССР, 1955. — Т. 2. — С. 273.
  • Присёлков М. Д. Троицкая летопись. — СПб.: Наука, 2002.
  • Радзивилловская летопись. Факсимильное воспроизведение рукописи. Текст. Исследование. Описание миниатюр. — М.: Искусство, 1994.
  • Русский времянник, сиречь летописец, содержащий российскую историю от (6730)/(862) до (7189)/(1682) лета, разделённый на две части. — М., 1820.
  • Тихомиров М. Н. Малоизвестные летописные памятники. // Русское летописание. — М.: Наука, 1979. — С. 183.
  • Тихомиров М. Н. Малоизвестные летописные памятники XVI века // Русское летописание. — М.: Наука, 1979. — С. 220.
  • Шмидт С. О. Продолжение хронографа редакции 1512 года. Исторический архив. — М., 1951. — Т. 7, с. 255.
  • Южнорусские летописи, открытые и изданные Н. Белозерским. — К., 1856. — Т. 1.

Исследования русского летописания

  • Азбелев С. Н. Новгородские летописи XVII века. — М.: Изд-во АН СССР, 1960. — 296 с.
  • Азбелев С. Н. Летописание Великого Новгорода: Летописи XI-XVII веков как памятники культуры и как исторические источники. — СПб.: Русская панорама; 2016. — 280 с. — (Русское историческое общество). — ISBN 978-5-93165-367-9.
  • Бережков Н. Г. Хронология русского летописания. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. — 376 с.
  • Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI-XVII вв. / Е. П. Борисенков, В. М. Пасецкий. — Л.: Гидрометеоиздат, 1983. — 240 с.
  • Зиборов В. К. Русское летописание XI—XVIII веков. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2002. — 512 с. — (Студенческая библиотека). — ISBN 5-8465-0033-1.
  • Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI—XVII веков. — М.: Наука, 1980. — 312 с.
  • Котляр Н. Ф. Идейно-политическое кредо галицко-волынского свода // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — М.: Наука, 2005. — № 4 (22). — С. 5-13.
  • Лурье Я. С. Общерусские летописи XIV—XV вв. / Отв. редактор академик Д. С. Лихачев. — Л.: Наука, 1976. — 284 с.
  • Муравьёва Л. Л. Московское летописание второй половины XIV – начала XV века / Отв. ред. акад. Б. А. Рыбаков. Институт истории СССР АН СССР.. — М.: Наука, 1991. — 224 с. — 2 000 экз. — ISBN 5-02-009523-0. (обл.)
  • Насонов А. Н. История русского летописания XI—начала XVIII в.: Очерки и исследования / Отв. ред. акад. Б. А. Рыбаков. — М.: Наука, 1969. — 556 с.
  • Присёлков М. Д. История русского летописания XI-XV вв. — СПб.: Дмитрий Буланин, 1996. — 326 с. — (STUDIORUM SLAVICORUM MONUMENTA). — ISBN 5-86007-039-X.
  • Рыбаков Б. А. Древняя Русь: Сказания. Былины. Летописи. — 2-e изд. — М.: Академический проект, 2016. — 495 с. — ISBN 978-5-8291-1894-5.
  • Творогов О. В. Древнерусские хронографы. — Л.: Наука, 1975. — 320 с.
  • Тихомиров М. Н. Русское летописание. — М.: Наука, 1979. — 384 с.
  • Толочко А. П. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия. — М.: Новое литературное обозрение, 2005. — 544 с.
  • Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и её источники // ТОДРЛ. — М.Л.: Наука, 1940. — Т. IV. — С. 9.
  • Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV—XVI вв. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1938. — 372 с.
  • Шахматов А. А. Разыскания о русских летописях. — М.: Академический проект, Жуковский: Кучково поле, 2001. — 880 с. — ISBN 5-901679-02-4.

Новгородские летописи

Летописи в Новгороде начались рано: в рассказе о крещении Новгорода видны следы записывания современников; ещё важнее известие: «преставися архиепископ Аким новгородский и бяше ученик его Ефрем, иже ны учаше». Это мог сказать только современник. До нас дошло несколько новгородских летописных сборников — так называемые летописи I, II, III, IV, Софийская летопись, Супрасльская летопись и сходная с нею, вошедшая в так называемую «Летопись Авраамки»; в этой последней драгоценны сведения о последнем времени независимости, прерываемые незадолго до падения Новгорода, а также «Летопись архангелогородская». Большая часть новгородских известий записаны при церквях и монастырях; в одном из летописных новгородских сборников (Новгородский II) есть указание, что «игумен смотрел в монастыре на Лисей Горе летописец». Есть также несколько известий, принадлежащих, очевидно, частным лицам, которые могли быть занесены в списки готовых летописей или с полей рукописи, куда вносились в виде календарных заметок, или могли быть перенесены из каких-нибудь частных записок. Новгородские летописи отличаются (по замечанию С. М. Соловьёва) особой сжатостью, слогом как бы деловым. Составители так дорожат временем (а может быть, и пергаментом), что пропускают слова: «а вы братия, в посадничестве и в князех», говорит в летописи Твердислав, не добавляя «вольны» — и так поймут. Ни поэтических красок, ни драматических разговоров, ни обильных благочестивых размышлений — отличительных черт киевской летописи — нет в новгородских сводах; событий неновгородских в них мало, и те попали случайно.

Киевские летописи

Летопись Киевская сохранилась в нескольких очень близких между собой списках, в которых она непосредственно следует за Летописью первоначальной (то есть «Повестью Временных лет»). Этот киевский свод оканчивается во всех своих списках 1199 годом. Он состоит, в основном, из подробных рассказов, по своему изложению имеющих много общего с рассказами, вошедшими в состав «Повести временных лет». В настоящем своём виде свод заключает в себе много следов летописей разных русских земель: Смоленска, Чернигова, Суздаля.

Есть и отдельные сказания: «Сказание об убиении Андрея Боголюбского», писанное его приверженцем (вероятно упоминаемым в нём Кузьмищем Киянином). Таким же отдельным сказанием должен был быть рассказ о подвигах Изяслава Мстиславича; в одном месте этого рассказа мы читаем: «рече слово то, яко же и пережде слышахом; не идет место к голове, но голова к месту». Отсюда можно заключить, что рассказ об этом князе заимствован из записок его соратника и перебит известиями из других источников; к счастью, сшивка так неискусна, что части легко отделить. Следующая за смертью Изяслава часть посвящена, главным образом, князьям из рода смоленских, княжившим в Киеве; может быть, источник, которым главным образом пользовался сводчик, не лишён связи с этим родом. Изложение очень близко к «Слову о Полку Игореве» — как будто тогда выработалась целая литературная школа. Известия киевские позднее 1199 г. встречаются в других летописных сборниках (преимущественно северо-восточной Руси), а также в так называемой «Густынской летописи» (позднейшая компиляция). В «Супрасльской рукописи» (изданой князем Оболенским) есть краткая киевская летопись, датированная XIV веком.

Киево-Печерский монастырь – центр летописания

Псковские летописи

Летописи Псковские начались позднее Новгородских: их начало можно отнести к XIII веку, когда сочинена повесть о Довмонте, лёгшая в основу всех псковских сборников. Псковские летописи (особенно «Вторая») богаты живыми подробностями об общественном быте Пскова; мало только известий о временах до Довмонта, да и те заимствованы. К летописям новгородским по происхождению долго относили «Повесть о граде Вятке», касающуюся только первых времён вятской общины, но подлинность её подвергнута сомнениям: рукописи её слишком поздны, а потому лучше не считать её в числе достоверных источников.

Белорусско-литовские летописи

«ОКНА В ИСЧЕЗНУВШИЙ МИР»

В XII—XIII вв. появляются ииллюстрированные рукописи, где события изображены в рисунках, так называемых миниатюрах. Чем ближе изображаемое событие ко времени жизни самого художника, тем точнее бытовые детали, портретное сходство. Художники были грамотными, образованными людьми, и иногда рисунок-миниатюра полнее рассказывает о событии, чем текст.

Самая интересная иллюстрированная летопись — так называемая Радзивилловская, вывезенная Петром I из города Кенигсберга (современный Калининград). Она была скопирована в XV в. с более раннего, тоже иллюстрированного оригинала XII или начала XIII в. К ней свыше 600 рисунков. Исследователи называют их «окнами в исчезнувший мир».

* * *

Средневековые летописцы — монахи, горожане, бояре — не могли вырваться из круга обычных для того времени представлений. Так, например, большинство крупных событий — нашествие «поганых» (татар), голод, мор, восстания — они объясняли божьей волей, стремлением грозного бога «испытать» или покарать род людской. Многие летописцы были суеверны и необычные небесные явления (затмения солнца, кометы) толковали как «знамения», предвещающие добро или зло.

Одна из миниатюр Радзивилловской летописи. Сражение во время похода князя Игоря на Константинополь в 944 г.

Обычно летописцы мало интересовались жизнью простого народа, так как считали, что «историки и поэты должны описывать войны между монархами и воспевать тех, кто мужественно умирал за своего господина».

Но все же большинство русских летописцев выступало против феодальной раздробленности, против бесконечных княжеских распрей и усобиц. Летописи полны патриотических призывов к совместной борьбе против жадных орд степняков.

Гениальный автор «Слова о полку Игореве» (конец XII в.), широко использовав летописи, на исторических примерах показал губительную опасность княжеских раздоров и усобиц и горячо призывал всех русских людей встать «за Землю Русскую».

Для нас древние летописи, повествующие о судьбах нашей Родины на протяжении почти целого тысячелетия, всегда будут драгоценнейшим сокровищем истории русской культуры.

.

Самые известные летописи

Следует отметить, что летописи делятся на местные, получившие большое распространение во времена феодальной раздробленности, и общероссийские, описывающие историю всего государства. Список самых известных представлен в таблице:

Русские летописи
Название летописи Период описываемых событий Время создания самого раннего известного списка
Повесть временных лет От сотворения мира до начала XII века Начало XII века
Ипатьевская летопись От сотворения мира до конца XIII века XV век
Лаврентьевская летопись От сотворения мира до начала XIV века XIV век
Воскресенская летопись От родословной Рюриковичей до середины XVI века XVI век
Строгановская летопись

XVI век

XVII век

Вплоть до XIX века считалось, что «Повесть временных лет» – это первая летопись на Руси, а ее создатель монах Нестор – первый русский историограф. Это предположение было опровергнуто А.А. Шхматовым, Д.С. Лихачевым и другими учеными. «Повесть временных лет» не сохранилась, но ее отдельные редакции известны по спискам в более поздних произведениях – Лаврентьевской и Ипатьевской летописях.

Какие события заслуживали упоминания в летописях?

Псковские летописи

ПЕРВЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Как писали историю в более давнее время, определить очень трудно: первые исторические сочинения дошли до нас лишь в составе более поздних сводов. Несколько поколений ученых, кропотливо изучая сводные летописи, все же сумели выделить самые древние записи.

Сначала они были очень краткими, в одну фразу. Если на протяжении года — «лета» — ничего существенного не произошло, летописец записывал: «В лето… не бысть ничего», или: «В лето … бысть тишина».

Самые первые погодные записи относятся к IX в., ко времени княжения киевского князя Аскольда, и повествуют как о важных, так и о незначительных событиях:

«В лето 6372 убиен бысть от болгар Осколдов сын».

«В лето 6375 Осколд иде на печенеги и множество их изби».

К концу X в., к эпохе прославленного былинами князя Владимира Святославича, накопилось много записей и исторических сказаний, в том числе и былин. На основе их в Киеве был создан первый летописный свод, в который вошли погодные записи за полтора столетия и устные сказания, охватывавшие около пяти веков (начиная с легенды об основании Киева).

В XI—XII вв. историей занялись и в другом древнерусском центре — Новгороде Великом, где грамотность была широко распространена. Новгородские бояре стремились обособиться от власти киевского князя, поэтому летописцы Новгорода пытались оспорить историческое первенство Киева и доказать, что русская государственность зародилась не на юге, в Киеве, а на севере, в Новгороде.

Целое столетие продолжались споры между киевскими и новгородскими историками по разным поводам.

Из новгородских летописей последующего времени, XII—XIII вв., мы узнаём о жизни богатого, шумного города, политических бурях, народных восстаниях, пожарах и наводнениях.

Украинские летописи

Эволюционирование летописей

Эволюционирование летописей

Не все летописи, однако, представляют типы официальной летописи. Во многих изредка встречается смесь повествования официального с частными заметками. Такая смесь встречается в рассказе о походе великого князя Иоанна Васильевича на Угру, соединённом с знаменитым письмом Васиана. Становясь всё более и более официальными, летописи, наконец, окончательно перешли в разрядные книги. В летописи вносились те же факты, только с пропуском мелких подробностей: например, рассказы о походах XVI в. взяты из разрядных книг; прибавлялись только известия о чудесах, знамениях и т. п., вставлялись документы, речи, письма. Были разрядные книги частные, в которых родовитые люди отмечали службу своих предков для целей местничества. Появились и такие летописи, образчик которых мы имеем в «Летописях Нормантских». Увеличилось также число отдельных сказаний, которые переходят в частные записки. Другим способом передачи является дополнение хронографов русскими событиями. Таково, например, сказание князя Катырева-Ростовского, помещённое в хронограф; в нескольких хронографах встречаем дополнительные статьи, писанные сторонниками разных партий. Так, в одном из хронографов Румянцевского музея есть голоса недовольных патриархом Филаретом. В летописях новгородских и псковских встречаются любопытные выражения неудовольствия Москвой. От первых годов Петра Великого имеется интересный протест против его нововведений под заглавием «Летопись 1700 г.».

Степенная книга

Уже в XVI веке появляются попытки прагматизировать: сюда относятся Степенная книга и отчасти «Никоновская летопись». Рядом с общими летописями велись местные: архангелогородская, двинская, вологодская, устюжская, нижегородская и др., в особенности монастырские, в которые вносились местные известия, в кратком виде. Из ряда этих летописей выдаются особенно сибирские.

Лицевой летописный свод

Лицевой летописный свод — летописный свод событий мировой и особенно Русской истории, создан в 40—60-х гг. 16 в. (вероятно, в 1568—1576 годах) специально для царской библиотеки Ивана Грозного в единственном экземпляре.

Галицко-волынские летописи

С «Киевской» тесно связана «Волынская» (или галицко-волынская), ещё более отличающаяся поэтическим колоритом. Она, как можно предположить, была писана сначала без годов, а годы расставлены после и расставлены весьма неискусно. Так, мы читаем: «Данилови же приехавшю с Володимера, в лето 6722 бысть тишина. В лето 6723 Божиим повелением прислаша князи литовстии». Ясно, что последнее предложение должно быть соединено с первым, на что указывает и форма дательного самостоятельного и отсутствие в некоторых списках предложения «бысть тишина»; стало быть, и два года, и это предложение вставлены после. Хронология перепутана и применена к хронологии Киевской летописи. Роман убит в 1205 году, а волынская летопись относит его смерть к 1200 году, так как киевская оканчивается 1199 годом. Соединены эти летописи последним сводчиком, не он ли расставил и года? В некоторых местах встречается обещание рассказать то или другое, но ничего не рассказывается; стало быть, есть пропуски. Летопись начинается неясными намёками на подвиги Романа Мстиславича — очевидно, это обрывки поэтического сказания о нём. Оканчивается она началом XIV века и не доводится до падения самостоятельности Галича. Для исследователя летопись эта по своей сбивчивости представляет серьёзные затруднения, но по подробности изложения служит драгоценным материалом для изучения быта Галича. Любопытно в волынской летописи указание на существование летописи официальной: Мстислав Данилович, победив мятежный Брест, наложил на жителей тяжкую пеню и в грамоте прибавляет: «а описал есть в летописец коромолу их».

Сущность понятий «летопись» и «летописный свод»

Общее представление об основных понятиях изучения летописных текстов

В качестве одной из основ изучения летописания выступает терминология. В настоящее время она считается недостаточно устойчивой. Это связно с тем, что ни одно из основных понятий, применяемых при изучении летописных текстов, не имеет строгого определения, поэтому различные текстологи понимают их по-своему. Напомним, что к числу таких основных понятий относятся:

  • летописный свод;
  • летопись;
  • летописец;
  • редакция летописи.

Современная текстология сильно нуждается в точной научной терминологии в сфере изучения летописей. Однако сейчас специалисты только стремятся достичь подобное состояние этой области научных знаний. Текущая неточность терминологии во многом вызвана самим характером явлений.

В частности, необходимо понимать, что летописи представляют собой дополнения и соединения предшествующего материала. Это означает, что все отечественные летописи стали результатом соединения и переработки предшествующего материала. Это стало причиной лишения границ отдельных памятников в истории летописания определённой чёткости.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Основные понятия: летописный свод, летопись, летописец, редакция летописи 400 руб.
  • Реферат Основные понятия: летописный свод, летопись, летописец, редакция летописи 280 руб.
  • Контрольная работа Основные понятия: летописный свод, летопись, летописец, редакция летописи 190 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость То есть отдельный летописный памятник может рассматриваться как часть более крупного летописного памятника. Однако в подобном соединении он подвергается со стороны летописцев различного рода переработкам. В результате у текстологов зачастую возникают вопросы о степени переработки летописного памятника. Эти вопросы зачастую могут оставаться без ответов, поэтому становится невозможным установить какие-то чёткие и определённые правила и термины.

Украинские летописи

Украинские (собственно казацкие) летописи относятся к XVII и XVIII векам. Такое позднее их появление В. Б. Антонович объясняет тем, что это скорее частные записки или иногда даже попытки прагматической истории, а не то, что мы теперь разумеем под летописью. Казацкие летописи, по замечанию того же учёного, имеют своим содержанием, главным образом, дела Богдана Хмельницкого и его современников.
Из летописей наиболее значительны: Львовская, начатая в середине XVI века, доведённая до 1649 года и излагающая события Червонной Руси; летопись Самовидца (от 1648 по 1702 год), по заключению профессора Антоновича, — первая казацкая летопись, отличающаяся полнотой и живостью рассказа, а также достоверностью; обширная летопись Самуила Величко, который, служа в войсковой канцелярии, мог многое знать; труд его хотя и расположен по годам, но имеет отчасти вид учёного сочинения; недостатком его считают отсутствие критики и витиеватость изложения. Летопись гадячского полковника Грабянки начинается 1648 года и доведена до 1709 года; ей предпослано исследование о казаках, которых автор производит от хазар.

Источниками служили частью летописи, а частью, как предполагают, иностранцы. Кроме этих обстоятельных компиляций, существует много кратких, преимущественно местных летописей (черниговские и т. п.); существуют попытки прагматической истории (например «История руссов») и есть общерусские компиляции: Густынская Летопись, основанная на Ипатьевской и продолженная до XVI века, «Хроника» Сафоновича, «Синопсис». Вся эта литература завершается «Историей Руссов», автор которой неизвестен. Это сочинение ярче других выразило взгляды украинской интеллигенции XVIII века.

Белорусско-литовские летописи

Важное место в русском летописании занимают так называемые литовские (скорее западнорусские или белорусские, поскольку до XVI века литовской письменности и историографии не было, официальным языком ВКЛ был старобелорусский) летописи, существующие в двух редакциях: «Краткой», начинающейся со смерти Гедимина или, скорее, Ольгерда и оканчивающейся 1446 годом и «Подробной», от баснословных времён до 1505 года. Источник летописи «Краткой» — сказания современников

Так, по случаю смерти Скиргайлы автор говорит от себя: «аз того не вем занеже бых тогда мал». Местом записи известий можно считать Киев и Смоленск; в изложении их не заметно тенденциозности. «Подробная» летопись (так называемая Хроникой Быховца) представляет в начале ряд баснословных сказаний, затем повторяет «Краткую» и, наконец, заключается мемуарами начала XVI в. В текст её вставлено много тенденциозных рассказов о разных знатных литовских фамилиях. Примечательна Белорусско-литовская летопись 1446, рассказывающая о событиях Руси, Великого княжества Литовского и Украины с середины IX до середины XV века.

Новгородские летописи

Какое произведение мы называем памятником древнерусской литературы?

Фото с сайта 5.firepic.org

«Слово о полку Игореве» 1185-1188 годов считается главным памятником древнерусской литературы, описывающее не столько эпизод из русско-половецких войн, сколько отражает события общерусского масштаба. Неудавшийся поход Игоря 1185 г. автор связывает с усобицами и призывает к объединению ради спасения своего народа.

Источники личного происхождения – это разнородные словесные источники, которые объединяет общее происхождение: частная переписка, автобиографии, описание путешествий. Они отражают непосредственное восприятие автором исторических событий. Такие источники впервые возникают еще в княжеский период. Это воспоминания Нестора-летописца, например.

В XV веке наступает период расцвета летописания, когда сосуществуют объемные летописи и короткие летописцы, повествующие о деятельности одного княжеского рода. Возникают два параллельных направления: точка зрения официальная и оппозиционная (церковь и княжеские описания).

Здесь следует сказать о проблеме фальсификации исторических источников или создании никогда раньше не существовавших документов, внесения поправок в подлинные документы. Для этого вырабатывались целые системы методов. В XVIII веке интерес к исторической науке был всеобщим. Это повлекло появление большого количества фальсификата, представляемого в эпической форме и выдаваемого за оригинал. В России возникает целая индустрия по фальсификации древних источников. Сгоревшие или утраченные летописи, например «Слово», мы изучаем по сохранившимся копиям. Так были выполнены копии Мусиным-Пушкиным, А. Бардиным, А. Суракадзевым. Среди наиболее загадочных источников числится «Велесова книга», найденная в имении Задонских в виде деревянных дощечек с нацарапанным на них текстом.

Древнерусская литература XI – XIV веков – это не только поучения, но и переписывание с болгарских оригиналов или перевод с греческого огромного количества литературы. Проделанная масштабная работа позволила древнерусским книжникам за два века познакомиться с основными жанрами и литературными памятниками Византии.

Монументальный стиль

К какому веку относится древнерусская литература

Первые древнерусские письменные источники датируются IX веком. Древнерусское государство Киевская Русь занимало почетное место среди других Европейских государств. Письменные источники способствовали укреплению государства и его развитию. Завершается Древнерусский период в XVII веке.

Периодизация древнерусской литературы.

  1. Письменные источники Киевской Руси: период охватывает XI век и начало XIII века. В это время основным письменным источником является летопись.
  2. Литература второй трети XIII века и конец XIV века. Древнерусское государство переживает период раздробленности. Зависимость от Золотой Орды на много веков назад отбросила развитие культуры.
  3. Конец XIV века, который характеризуется объединением княжеств северо-востока в одно Московское княжество, возникновением удельных княжеств, и начало XV века.
  4. XV – XVI века: это период централизации Русского государства и появление публицистической литературы.
  5. XVI – конец XVII века– это Новое время, на которое приходится появление поэзии. Теперь произведения выпускают с указанием автора.

Древнейшим из известных произведений русской литературы является Остромирово Евангелие. Свое название оно получило от имени новгородского посадника Остромира, который и заказал писцу диакону Григорию его перевод. В течение 1056 – 1057 гг. перевод был завершен. Это был вклад посадника в Софийский собор, возведенный в Новгороде.

Фото с сайта 5.firepic.org

Второе евангелие – Архангельское, которое написано в 1092 г. Из литературы этого периода много сокровенного и философского смысла скрыто в Изборнике великого князя Святослава 1073 г. Изборник раскрывает смысл и идею милосердия, принципов морали. В основу философской мысли Киевской Руси легли евангелия и апостольские послания. В них описывалась земная жизнь Иисуса, а также описывалось его чудесное воскресение.

Источником философской мысли всегда были книги. На Русь проникали переводы с сирийского, греческого, грузинского. Были также переводы из Европейских стран: Англии, Франции, Норвегии, Дании, Швеции. Их работы перерабатывались и переписывались древнерусскими книжниками. Древнерусская философская культура – это отражение мифологии, имеет христианские корни. Среди памятников древнерусской письменности выделяются «Послания Владимира Мономаха», «Моления Даниила Заточника».

Для первой древнерусской литературы характерна высокая выразительность, богатство языка. Для обогащения старославянского языка использовали язык фольклора, выступления ораторов. Возникло два литературных стиля, один из которых – «Высокий» торжественный, другой – «Низкий», который использовался в быту.

Жанры литературы

  1. жития святых, включают в себя жизнеописания епископов, патриархов, основателей монастырей, святых (создавались с соблюдением особых правил и требовали особого стиля изложения) – патерики (житие первых святцев Бориса и Глеба, игуменьи Феодосии),
  2. жития святых, которые преподносятся с иной точки зрения – апокрифы,
  3. исторические сочинения или хроники (хронографы) – краткие записи истории древней Руси, Русский хронограф второй половины XV века,
  4. произведения о вымышленных путешествиях и приключениях – хождения.

Жанры древнерусской литературы таблица

Фото с сайта 5.firepic.org

Центральное место среди жанров древнерусской литературы занимает летописание, которое развивалось веками. Это погодные записи истории и событий Древней Руси. Летопись представляет собой сохранившийся письменный летописный (от слова – лето, записи начинаются «в лето») памятник из одного или нескольких списков. Названия летописей случайно. Это может быть имя писца или название местности, где летопись записывалась. Например, Лаврентьевская – от имени писца Лаврентия, Ипатьевская – по названию монастыря, где летопись нашли. Часто летописание – это своды, соединившие в себе сразу несколько летописей. Источником для таких сводов были протографы.

Летопись, которая послужила основой подавляющего большинства древнерусских письменных источников, – «Повесть временных лет» 1068 года

Общей чертой летописания XII – XV веков является то, что летописцы уже не рассматривают политические события в своих летописях, а акцентируют внимание на нуждах и интересах «своего княжества» (Летопись Великого Новгорода, псковское летописание, летопись Владимиро-Суздальской земли, Московское летописание), а не события Русской земли в целом, как это было раньше

Комментировать
0