fbpx
СОДЕРЖАНИЕ
0
02 января 2021

Кровавый хайп — он самый успешный

В 1846 году мадам де Субервик решила написать памфлет, чтобы внести вклад в борьбу с иезуитами и папистами. Но перечислять многочисленные преступления католической церкви — это для слабаков. Хотелось чего-то позабористее…

Короче, жила-была в Испании ещё с 15 века преступная организация, очень секретная и крайне жестокая. Называлась она Гардуна. Всю адскую жуть члены Гардуны творили под руководством… иезуитов. Такое разоблачение сделала мадам.

На дворе стояла мода на романтизм. История о таинственных отщепенцах в момент стала хитом, публика стонала от восторга.

Заценив хайп, француз Пьер Заккон уже в следующем, 1847-м году взялся за перо и родил, как сейчас сказали бы, фанфик. Типа, у них там свой Гарри Поттер, а у нас будет наша Таня Гроттер! Словом, Заккон взял байку про Гардуну и нежно пересадил её на итальянскую почву, дав новое имя — Каморра. Доподлинно не известно, откуда Заккон взял само слово, но установлено, что ещё в 1735 году в Неаполе существовал игорный дом, носивший названиеКаморро аванти палаццо»(Camorro avanti palazzo). К чести автора надо сказать, что он не просто высосал все из пальца. Заккон исследовал преступный мир Неаполя и довольно аккуратно встроил миф в реальность.

Пьер Заккон(источник фото)

Просвещённая публика Европы впечатлилась безжалостными убийцами, поставившими себя выше власти и закона. Затем информация докатилась до схронов и тюрем. Немытые крестьяне, которых толкало на большую дорогу желание пожрать, узнали, что у них есть крутейшая конспирация, кодекс чести, дисциплина, иерархия и высшие цели. Идея была обречена на успех. Нет, мощная централизованная структура не появилась из небытия, но каждая шайка ощутила на себе отсвет легенды. И хотя никто её в глаза не видел, но у каждого был там брат, сват или сосед троюродного племянника.

Людям практически подарили мечту.

Каморра

Как появилась Каморра до сих пор остаётся неизвестным. Скорее всего она возникла в XVII веке. Официально же слово «Каморра» появилось в 1735 году. Тогда было разрешено королевским указом создать 8 игорных домов в Неаполе. В основе деятельности Каморры лежит наркоторговля, рэкет, контрафакция и отмывание денег. Часто члены Каморры занимаются политической жизнью в своей области. Ещё одно незаконное занятие этого мафиозного клана – контрабанда сигарет по территории Италии.

За это она получает неплохие проценты. Но в 1970-х годах из-за контроля над маршрутами контрабанды разгорелись войны между лидерами клана. Это вылилось в каморрийские войны. В них погибло около 400 человек. Каморра в данное время контролирует наркоторговлю на территории европейских стран. В начале нашего века в клане командовал Ди Лауро. Ему принадлежали самые большие открытые рынки. Каморра базируется в Секондильяно. Ди Лауро посадили в тюрьму в 2005 году. Но даже в его отсутствие мафиозный клан ежегодно получает только от торговли наркотиками до 250000 долларов. Особое влияние Каморра оказывает в Испании. Имеются её филиалы и в США.

Превратить Кампанию в выжженную пустыню

Первый звоночек прозвучал в 1998 году. На суде над Франческо Скьявоне, боссом клана Казалези, выяснилось, что мафия занималась захоронением сотен тысяч тонн радиоактивных отходов в Кампании. Скьявоне заработал на этом миллиарды евро.

Общественность прибалдела. Политики сделали вид, что ничего не знали, а прокуратура стала настойчиво выяснять, что вообще происходит в стране.

Столетиями неаполитанская Ачерра была тихим сельским уголком. Но прогресс на месте не стоит, и вот в 1978 году крупнейший химический монополист ИталииМонтефибре» построил там фабрику. Отходы производства захоранивали либо на фабрике(там в начале девяностых обнаружили 50 тысяч баррелей отходов), либо прямо в полях, а часто и на фермах местных жителей.

Дабы не марать честное имя эффективного собственника, улаживание проблем с токсичным мусором и аборигенами взяла на себя местная Каморра. Кроме того, в регион свозился мусор из Тосканы, Милана и Лациума.

Франческо Скьявоне

Семья Пеллини с 1990 года за 20 лет умудрилась вылить, зарыть и разбросать по Ачерре миллион тонн токсичных отходов. Её доходы составили, по самым скромным прикидкам, более 25 миллионов евро. В 2004 году грянул суд. Чиновники заявили, будто жуткая Каморра была такая хитрая, что обманула всех.

Пеллини и примкнувшая к ним семья Белфорте получили семь лет тюряги и частичную конфискацию имущества. Для Каморры это было как слону дробина.

В 2010-е годы, пользуясь новыми связями с ближневосточными и африканскими этномафиями, Каморра вывезла сотни тысяч тонн самых токсичных отходов европейской промышленности в Африку.

Но у себя в Италии она действовала гораздо активней. Нелегальные захоронения радиоактивных и ядовитых отходов, которые оцениваются в десятки миллионов тонн, и переработка мусора с 1992 по 2014 год принесли Каморре 340 миллиардов евро прибыли.

Правда, десятки тысяч жителей провинции преждевременно умерли от рака и болезней крови. Но, по мнению мафии, — оно того стоило.

Восхождение к вершинам власти

Италия после Второй мировой войны была жалким зрелищем. Бедная страна с массовой безработицей и голодным населением. Послевоенное восстановление, которое благодаря американским и европейским кредитам превратилось в 1950–1960-е годы витальянское чудо», практически не затронуло юг страны. Население жило бедно и предпочитало уезжать на север, католическая церковь задавала тон, а в политической жизни господствовали пламенныехристианские демократы» из ХДП(христианско-демократическая партия).

Знаете, в чём проблема с нищим населением? Оно часто бунтует. Требуются изворотливость и жестокость, чтобы держать его в узде. Вот тут на политической сцене и появляется Каморра. Она почти издохла к 1940-м годам, но католические патриоты вытащили в 1950-е каморристов из небытия.

В тот момент бандиты занимались контрабандой сигарет и алкоголя, грабежами, воровством топлива с заправок и спекуляциями на чёрном рынке. До сицилийской мафии им было очень далеко. Но к 80-м эта деятельность позволила выделиться нескольким боссам — в том числе Кармине Альфиери.

Обладая капиталом и многочисленными бойцами, Альфиери стал активно сотрудничать с политиками. Задачи были простыми: надомная агитация с запугиванием, погромы всяческих коммунистов и недовольных, а порой и устранение конкурентов непроходного политика отистинно верующей» партии.

(Фото: Vittorio Pandolfi)

В 1976 году ХДП с трудом выиграла выборы. Без Каморры партия не набрала бы и половины голосов.

Парни, да мы же держим их за горло! Они же без нас — никто», — сообразили боссы мафии. И немедленно развязали между собой войну.

Гражданские войны мафии

Война велась междуНовой организацией Каморры» иНовой фамилией», которая копировала свою деятельность с Коза ностра. Ставкой был доступ к политическим должностям и общественным фондам.

Публичные расстрелы мафиози в Неаполе в конце 1970-1980-х стали нормой. В войне Каморра понесла огромные потери, около тысячи человек были убиты.

Но не прошло и года, как победители изНовой фамилии» перегрызлись между собой и устроили вторую войну. Ещё несколько сот каморристи стали удобрениями на полях местных фермеров. А победителем в 1985 году оказались тот самый Кармине Альфиери и клан Нуволетта — первые боссы боссов Неаполя и всей провинции.

Дела семейные

Если ты живешь в Казаль-ди-Принчипе, твой брат, кум или деверь обязательно связан с каморрой. В городке с населением меньше 20 тысяч человек информация о тех, кто работает под покровом «теневой власти», распространяется быстро. Став парикмахером босса «Казалези», я вдруг заметил, что со мной здороваются владельцы забегаловок, подчеркнуто вежливо ведут себя полицейские. И я мог больше не опасаться, что меня ограбят в переулке.

В Кампании высокая преступность. Здесь умные люди носят с собой два кошелька. Когда к тебе в разгар дня на людной улице подъезжают на мотобайке, угрожают пистолетом и требуют отдать деньги, проще протянуть кошелек с мелкими купюрами, чтобы не лишиться коленной чашечки. Но местные бандиты никогда не будут связываться, например, с бариста, который варит кофе для членов каморры.

Быть с каморрой спокойнее. Разборки между кланами не влияют на мелкие звенья цепи. Домашних слуг, владельцев любимых заведений, портных и поваров лишний раз не оштрафует патрульный, с них не потребует взятку пожарный инспектор. К тому же для каморры эти маленькие люди не имеют ценности: им не будут угрожать конкурирующие кланы, их не похитят с целью выкупа. Именно таким «особым» трудягам можно спокойно жить и зарабатывать деньги. Главное — знать, кто есть кто в этой большой карточной колоде.

Клан «Казалези» организовали Кармине и Франческо Скьявоне, Антонио Бардолино, Марио Йовине и еще несколько влиятельных персон. Все они приходятся друг другу родственниками. Под каждым из шефов ходят человек 100–150 местных боссов — capizona. Ниже в иерархии уже 8–9 тысяч бандитов.

Главы знают близких помощников своих «братьев». Остальных членов шайки им знать необязательно. Если кто-то из «нижних чинов» без предупреждения решит поговорить с главой клана — его убьют. Хуже, чем нарушение субординации, только предательство.

История. Каморра

Одна из крупнейших преступных организаций в Италии возникла в Неаполе в XIX веке. В отличие от коза ностра, не имеет структуры и состоит из отдельных семейств и шаек, действующих независимо друг от друга и часто враждующих из-за территории. Считается, что каморра контролирует весь наркотрафик Европы. Филиалы синдиката существуют в США и Великобритании, а в последние годы различные кланы формируют союзы с нигерийской и албанской мафией. На территории Италии организация принимает участие в большинстве финансовых операций, контролирует проституцию, незаконную торговлю оружием, контрабанду и фактически управляет некоторыми регионами страны. Полиция неоднократно производила аресты членов преступных группировок, но благодаря горизонтальной структуре каморры пресечение деятельности одного-двух семейств не влияет на организацию в целом. Согласно данным исследовательского центра по транснациональной преступности Католического университета Святого Сердца, доходы итальянской мафии составляют 25,7 миллиарда евро в год, из которых самая большая доля (35%) достается каморре.

Каморра — неаполитанская мафия

В кланах каморры в Неаполе и Казерте состоит примерно 4500 человек.

Их главная сфера деятельности — наркотики. Члены банды отличаются крайней жестокостью. Также они занимаются вымогательством денег у строительных фирм, компаний, занимающихся захоронением токсических отходов, и производителей одежды. Это в числе прочих и мастерские, в которых преимущественно работают китайцы, занимающиеся подделкой популярных брендов одежды.

В 2006 г. вышла в свет книга «Гоморра», в которой итальянский журналист Роберто Савиано задокументировал повседневную жизнь и принципы работы группировки.

Вскоре после выхода книги Савиано начал получать угрозы. Сегодня он живет под защитой властей: рядом с Савиано всегда находятся телохранители, а его место жительства не разглашается.

В интервью американскому радио Си-би-эс Савиано говорил, что каморра и ндрангета отличаются от коза ностра менее строгой иерархией и более юными лидерами, а в их деятельности «намного больше крови». По словам Савиано, сегодня эти две группировки сильнее коза ностра и меньше, чем она, вовлечены в политику.

Разветвленная сеть наркоторговцев каморры действует даже в Испании, но центр синдиката всегда находился в бедных районах Неаполя, таких как Скампия и Секондильяно.

Также с каморрой связывают столкновения банд в Остии, одном из небогатых пригородов Рима. Несколько месяцев назад в Италии разразился скандал, после того как член мафиозного клана Спада при включенной камере ударил головой тележурналиста.

Как отмечает профессор Варесе, в структуре кланов каморры традиционно важную роль играют женщины — они, как правило, выполняют работу курьеров и «бухгалтеров», которые выдают деньги членам клана.

Крестные матери

Не смог уничтожить в 20-х годах XX века каморру и фашистский диктатор Бенито Муссолини, беспощадный борец с мафией. После войны каморра еще больше расцвела и окрепла. Поразительно, но факт: отсутствие единой организации помогает каморре выжить. Ведь каморру нельзя обезглавить! Мало кто знает, что в неаполитанской мафии есть не только «крестные отцы», но и «крестные матери». Так, после смерти Николы Пианесе, главаря одной из старейших группировок каморры, его место заняла некая Раффаэлла Де Алтерио. По данным полиции, на счету этой группировки за последние 30 лет около четырех тысяч убийств.

Раффаэлла Де Алтерио — арест

Другая «крестная мать» Мария Личчарди прославилась тем, что скупала девушек у албанской мафии для продажи в бордели. Каморра в Италии занимается сегодня не только наркотрафиком и контрабандой, но и всем, что приносит деньги: рэкетом, крышеванием проституток, фальшивомонетничеством и торговлей оружием.

Мария Личчарди в суде

К примеру, изготовлением контрафактной одежды, обуви и сумок из кожи. Этот ширпотреб, изготовленный на подпольных фабриках каморры, ютящихся в подвалах и заброшенных зданиях, продается по всему миру.

Ничего личного

Сейчас каморра уже не столь кровожадна, как раньше. К примеру, больше нет вендетты. Если кого-то убивают, то это просто бизнес. Мой шеф говорил, что в 70-80-е годы каждый день убивали по пять-шесть человек. Он сам за свою жизнь застрелил около 70, а приказов на убийство отдал больше 500. Но те времена прошли. Сегодня к смерти может привести только подпольная работа на другой клан. Если каморра кем-то недовольна, для начала с человеком просто поговорят. Обычно этого достаточно.

Однако личные проблемы до сих пор принято решать перестрелкой. Все делается «цивилизованно». Местные жители заранее знают, где будет проходить встреча каморры: один родственник предупреждает другого. От случайных туристов улицу за несколько кварталов до назначенного места перекрывают карабинеры: их нанимает сама мафия, чтобы не допустить случайных жертв, с которыми, как говорил синьор Скьявоне, больше всего возни.

Как только стрельба заканчивается и участники разборки убирают за собой, оцепление снимается. Но перестрелки случаются редко. Неугодного можно заставить заплатить за ошибку деньгами, отправить в тюрьму или натравить на него прикормленные службы, от налоговой до полиции.

На юге Италии полиция делится на детективов и карабинеров. Детективы и правда пытаются прищучить мафию. А карабинеры на нее работают. Именно карабинерам поручают охранять содержащихся под следствием или приговоренных к домашнему аресту, но, когда мой шеф отбывал дома срок, они бегали ему за пиццей. А еще к боссу пускали глав других кланов и политиков, приехавших за советом. Я ходил к нему каждую неделю, и меня даже не обыскивали.

Шефа арестовывали дважды: за неуплату налогов и за незаконное хранение оружия. Причины смехотворные, здесь оружие есть в каждой семье. Ни одного члена каморры еще не сажали действительно за дело. Арестом какого-либо мафиози политики лишь демонстрируют, что недовольны действиями семьи. Когда вопрос решается, клану приносят официальные извинения и снимают обвинения.

Бедный, бедный юг

На юге страны зафиксировано меньше случаев заражения (75% всех случаев приходится на северные провинции страны), однако там существуют другие серьезные проблемы — экономические. По данным Итальянского национального института статистики (ISTAT), «в лучшие времена безработица составляла здесь около 20% для взрослых и 50% для молодежи в возрасте до 24 лет».

Сейчас ситуация еще хуже, осложняет ее и то, что многие граждане трудоустроены нелегально — они работают без трудовых книжек и не платят налоги. Из 25,5 млн трудоспособного населения серую зарплату в стране получают, по разным данным, от 3,3 млн до 3,7 млн человек. В ситуации с пандемией эти люди особенно уязвимы. Итальянское правительство пообещало индивидуальным предпринимателям по €600 в месяц. Однако нелегально трудоустроенные не могут претендовать на пособия по безработице и социальные выплаты.

Преступные синдикаты используют недовольство граждан в своих целях. Так, в Facebook появилась группа под названием «Национальная революция» (National Revolution), в которой итальянцев призывают грабить аптеки и магазины под лозунгом «вернуть то, что у нас взято».

им2

В результате участились случаи мародерства и грабежей на улицах сицилийских городов: у людей отбирают сумки с только что купленными продуктами. «Редкий день проходит без нападения на аптеки», — отмечает АВС.

Мэр Палермо Леолука Орландо рассказал CNN, что он обратился к правительству с ходатайством, в котором попросил «деньги на выживание» для тех, кто сейчас остро нуждается. По его словам, «стая мафиозных шакалов» ждет своего часа, предлагая помощь находящимся в отчаянии людям в обмен на членство в организованных группировках. «Необходимо действовать еще быстрее. Бедственное положение может вылиться в насилие. Мафия разжигает огонь и вскоре разожжет это пламя», — заявил он.

С ним согласен и прокурор по борьбе с мафией Федерико де Рахо: «Каморра, ндрангетта и мафия готовы предложить помощь нуждающимся, чтобы потом потребовать от них расплаты с процентами». Он добавил, что подобное происходило во время других чрезвычайных ситуаций. «Эта не будет исключением», — уверен он.

Устрашение каморры

Сложность борьбы с неаполитанской каморрой заключается еще и в том, что в нее постоянно вливается безработная молодежь. Любопытная деталь: «доны» кланов каморры живут в бедных кварталах Неаполя — переезд в богатые кварталы чреват для них потерей авторитета и власти. Полиция периодически проводит громкие аресты, а каморра в ответ
устраивает кровавые акции устрашения.

Винченцо Личчиарди, один из тридцати самых разыскиваемых мафиози страны, сопровождается полицией после его ареста в Неаполе, на юге Италии

Так, в городе Казаль-ди-Принципе киллеры каморры буквально на глазах у полиции расстреляли Станислас Кантелли, считая его виновным в аресте 107 членов группировки. У6ийство было совершено в тот момент, когда в город ввели войска для борьбы с мафией. Кантелли расстреляли прямо в покерном клубе, где он обычно проводил время. Это был еще и ответ каморры на попытки запугать ее вводом войск.

Антонио Ло Руссо, лидер неаполитанской Каморры, в суде Экс-ан-Прованса на юге Франции

Но итальянцы, похоже, устали боятся кровожадной каморры. Все больше людей, презрев страх смерти, идут свидетелями в суде против неаполитанской мафии. Например, 58-летняя Сильвана Фучито, хозяйка маленького магазина, обратилась в полицию после нападения — к ней пришли рэкетиры из каморры и, получив отказ, бросили в магазин бутылку с зажигательной смесью. В итоге 15 каммористов угодили за решетку, а от Сильвано все отвернулись — она стала прокаженной. Люди боялись, что их могут убить только за то, что они случайно оказались на улице рядом с этой женщиной.

Арест члена клана д’Амико неаполитанской каморры

Но со временем к ней стали обращаться за советом и помощью — заговор молчания был разрушен. Желание жить и не бояться пересилило страх смерти от рук киллеров. Даже у самих мафиози случаются срывы. Они тоже устали. Устали от своих же кровавых злодеяний. Во время очередного «мусорного» скандала с разоблачениями выступил главарь клана «Капези» Кармине Скьявоне, который, с его слов, давно потерял счет убитым по его приказу людям. Он дал показания против своих, и в итоге немало политиков и чиновников оказались за решеткой.

Кармине Скьявоне

Мафиози признался, что нарушил омерту — обет молчания потому, что тревожится о состоянии экологии и жителях Кампаньи, которые обречены на смерть. Вот так Италия в последние годы борется с каморрой. Судебные процессы идут годами, гибнут свидетели и потерпевшие, но суды все же выносят обвинительные приговоры и «крестные отцы» оказываются за решеткой. Возможно, мафия действительно бессмертна. До тех пор, пока люди поражены пандемией страха.

Коза ностра — сицилийская мафия

Сицилийские банды создали модель, которую затем переняли мафиозные группировки по всему миру. Они превратились в грозную силу в Сицилии в 1800-х годах, а впоследствии их могущество и изощренность неуклонно росли.

Коза ностра переводится с сицилийского как «наше дело». Так называлась первая мафия, основу которой заложили семейные кланы.

Она известна своим кодексом чести — омертой, который предполагает абсолютную лояльность. Стукачам грозили пытки и смерть, а их родных ждало наказание.

Даже в наши дни членов мафии в Сицилии привлекают для разрешения коммерческих споров и поиска украденных партий товара, предпочитая их услуги медленной на подъем судебной машине. Однако для многих ненавистно практикуемое мафией «крышевание», когда предприниматели вынуждены платить за «защиту» бизнеса.

Коза ностра получила известность в США, занимаясь рэкетом и враждуя с другими бандами в Чикаго, Нью-Йорке и других городах. Группировка смогла значительно укрепиться благодаря торговле контрафактным спиртным в период «сухого закона» в 1920-х годах.

ФБР утверждает, что американский преступный синдикат в целом не связан с итальянскими кланами. Главным источником дохода коза ностра является торговля героином.

Если в наши дни сказать слово «мафия», то многие сразу вспомнят фильм «Крестный отец» с Марлоном Брандо. В сицилийском слово «мафия» связано со словом «мужественный». Зачастую термин употребляется неверно и не по назначению, по отношению ко всем организованным преступным группировкам.

Некоторые мафиозные итальянские организации ведут свою деятельность в других странах, конкурируя с другими не менее жестокими мафиозными бандами из России, Китая, Албании и других стран. В некоторых случаях банды координируют свои действия и затем делят добычу.

Коза ностра пробралась в местную и государственную политику не только в Италии, но и в США.

Хотя даже в Италии громкие скандалы, связанные с коррупцией, не всегда подразумевают участие мафии. Громкий судебный процесс в Риме выявил грандиозную коррупционную схему, но мафия к ней не была причастна.

По информации ФБР, сейчас в рядах коза ностра и трех других крупных мафиозных группировках — каморра, ндрангета и Сакра Корона Унита — 25 тысяч членов. Всего в мире с ними связаны 250 тысяч человек.

Когда коза ностра возглавлял крестный отец Сальваторе Риина, группировка по сути находилась в состоянии войны с итальянским государством.

В мае 1992 года люди Риины взорвали недалеко от Палермо автомобиль прокурора Джованни Фальконе. В результате погиб сам прокурор, его жена и трое телохранителей.

Спустя два месяца был убит и новый прокурор Паоло Борселлино. Его автомобиль взорвали в Палермо.

Риина скончался в тюрьме в ноябре 2017 года в возрасте 87 лет. Он отбывал пожизненное заключение.

Коза ностра дотянулась и до некоторых экономических проектов ЕС в Сицилии через местных подрядчиков. В 2010 году расследование Би-би-си выявило, что среди прочих бизнес-проектов мафиозная структура получала средства от ветряных электростанций.

Сицилийское общество не намерено сдаваться. Антимафиозная группа Libera Terra занимается бизнес-проектами, среди которых — гостиничный бизнес, на средства, изъятые у мафии.

Специализирующийся на изучении мафии сотрудник Оксфордского университета Федерико Варесе рассказал, что сейчас Коза ностра занимается крышеванием ночлегов для мигрантов, которые финансируются государством.

Но некоторые банды мигрантов пытаются конкурировать с мафией в таких сферах, как проституция, рассказал Би-би-си Варесе. Он добавил, что итальянская полиция на Сицилии оказывает «огромное давление» на мафию.

№ 5. Картель Урабеньос: несостоявшиеся миссионеры колумбийского кокаина

Прошли те славные времена, когда колумбийские суперкартели вроде Медельинского или Кали диктовали свою непреклонную волю всему наркомиру по обе стороны Атлантики.

Сейчас в стране изумрудов насчитывается до 300 преступных синдикатов. Трубы у них ниже, дым жиже, что не означает их меньшую жестокость или отсутствие попыток подмять под себя преступный мир Колумбии и Латинской Америки. Самым крупным до 2018 года был картель Урабеньос, он же Клан Залива. С 2007-го до 2009 года боевики группировки убили около трёх тысяч человек. И это очень приблизительные цифры.

Нелегальная добыча руды, контрабанда нефти — своей и венесуэльской, — рэкет и банковская деятельность. Картель ворочал миллиардами долларов, а для транспортировки кокаина из той же Колумбии использовались миниподлодки.

Боевики — под стать задачам: в большинстве своём неофашисты-парамилитарии из AUC, причём есть сведения, что вербуют и их бывших антагонистов — боевиков из ФАРК(от исп.Революционные вооружённые силы Колумбии — Армия Народа». — Прим.ред.) . Расстрелы, пытки и сожжения живьём перешедшим дорогу мафии гарантировались. Север Колумбии находился под их полным контролем.

С 2016 года правительство вело настоящую войну с картелем — операцияАгамемнон». Под ударами военных группировка развалилась в 2017-м. Её глава — Даиро Антонио Усуга по кличке Отониэль — пустился в бега и утратил власть.

Ндрангета

Ндрангету ещё называют калабрийской мафией. Её название очень благородно, оно означает отвагу и верность. Этот мафиозный клан появился в Калабрии в последнем десятилетии XIX века. В Ндрангета входят в основном семейные группы. Они связанны между собой кровным родством или браками. Её специализация – коррупция на политическом поле и кокаиновый оборот. С середины прошлого века Ндрангета распространилась по всему свету. В 2008 году это был самый богатый мафиозный клан. Его оборот составлял около 55 млд долларов. Сейчас это самая влиятельная мафия в мире. Она контролирует почти всю контрабанду кокаина через европейские страны. Убийства, взрывы подделка, незаконные азартные игры, мошенничество, кражи, рэкет, нелегальная иммиграция и многое другое находится в сфере её деятельности.

Сказка, рождённая нищетой

Архивы полиции после несостоявшейся революции 1848 года полны сведений о том, кем быликаморристы». Рабочие, безработные и городское дно. Чаще всего они уголовничали в свободное от работы время. Хотя встречались среди них и профессиональные сутенёры, рэкетиры, убийцы, грабители. Выглядело это так. Сегодня грузчик из Салерно Джузеппе Балдини вытрясает из торговки апельсинами своюдесятину», а через год нанимается на подённую работу в пригороде Рима. И всё, нет больше зловещего каморриста Балдини! Адьо, компаньо!

Многие из них были завязаны на полицию и отстёгивали ей долю. Подобныхкаморристов» с лёгкостью нанимали и политические противники Бурбонов. Серьёзной опасности они не представляли. Зато из них получались дешёвые шпики и проплаченная массовка. Например, Луиджи Курцио — вор, контрабандист, убийца. Его приговорили в 1839 году к 12 годам тюрьмы, откуда он вышел уже полицейским шпионом. Спустя какое-то время принялся за старое, но уже имея при себе мандат, который хранил Луиджи от неприятностей.

Карикатура надядюшку Каморру»

Пятого сентября 1848 года оплаченная полицией демонстрацияроялистов» из района Неаполя Санта-Лючия столкнулась с массовкой радикалов в перенаселённом рабочем районе Монтекальварио. Радикалы отпиналироялистов» с большим удовольствием, никакая полиция не помогла. Власти устроили суд над 47 зачинщиками драки. Кто из них каморрист, определили, исходя из политической целесообразности. Одного из этихкаморристов», Джузеппе Д’Алессандро по кличке Аверсано, в тюрьме завербовала полиция — за что его потом убили свои же.

При этом рядом, на Сицилии, под руководством местных донов действовала организация с пусть не такой кудрявой, зато реальной иерархией и настоящей дисциплиной.

Оргпреступность своими руками

Полиция Неаполя была феерически продажной. Её основным занятием была слежка за политическими противниками Бурбонов, а порядок в городе передали на аутсорс бандам. Те контролировали районы города, занимались рэкетом и отстёгивали долю полиции.

В тюрьмах было то же самое. Матёрые уголовники собирали дань с заключённых, отстёгивали долю стражникам и наблюдали за порядком. Шла нормальная цивилизованная жизнь.

Церемония посвящения в Каморру, иллюстрация XIX века

И вот от высших слоев общества полиция узнала, что имеет дело не только с бандюганами, но и с целойкриминальной организацией». Угадайте, что она сделала?

Стала назначать вкаморристы» всех противников режима. Либерал, радикал, сторонник конституционной монархии? Ловите каморриста! Ну серьёзно, кого ещё ловить полицейскому или надзирателю — бандита, который ему бабки отстёгивает и делает за него всю работу? Нонсенс.

В 1860 году последнего Бурбона, Франциска II, сверг Гарибальди. Но вскоре власть в Неаполе захватила пьемонтская монархия. Новая,пьемонтская», полиция уже в 1860–1862 годах пошла по проторенному пути. Из полицейских отчетов выходило, что каждый второй гарибальдиец — не кто иной, как каморрист. При этом полицейские активно пользовались описаниями Каморры в поп-литературе.

Например, из писанины француза Дю Кампа полицейские узнали, что в каждом пригороде Неаполя действует своякаморристская ложа». Из него же прознали про структуру: внизу стоял пиччиокотта(ученик), потом шёл пиччиокотта ди сгарро(помощник), а замыкал иерархию каморриста ди примо ордине, то есть полноправный член Каморры. Тот факт, что иерархию писатель потырил у давно исчезнувших карбонариев, полицейских не волновал.

Теперь призрак Каморры пугал не только европейских политиков и впечатлительных домохозяек, но и тех, кто непосредственно с этим работал — неаполитанскую полицию. Ещё бы не испугаться такого монстра — разветвлённой криминальной организации, идущей к власти.

Заключение

Ясно, что организованная преступность имеет серьезное влияние на международный бизнес, а соответственно, и на правительства тех или иных государств. Это касается не только стран третьего мира, но, как мы разобрались, и властей членов Евросоюза. Еще совсем недавно Украина пережила преступный бум девяностых, влияние которого сильно ощущается и в наше время. Для большинства граждан нашей страны не секрет, что за многими отечественными политическими силами стоят криминальные группы, лоббирующие через них свои интересы. Вред для страны от такого положения дел на лицо. Но что может предпринять в сложившейся ситуации обычный человек, не желающий совершать преступления, когда против него выступает союз денег и власти? Как минимум, не становиться частью этой системы. В случае нарушения его прав или угрозы жизни нам следовало бы обращаться в правоохранительные органы или гражданские организации, предоставляющее юридическую помощь. Но можно ли доверять службам, подчиняющимся властям, которые сам человек подозревает в преступной деятельности? Так и получается, что тот же мелкий предприниматель, получая угрозы от «вышибал» не обратится в полицию, поскольку не будет уверен в том, что она в состоянии обеспечить ему защиту. Проще и безопаснее будет договориться с преступниками, несмотря на материальный и психологический ущерб. Вот мы и приходим к выводу, что гражданину следует слушать зов совести и не участвовать в криминальных махинациях, но в то же время ему очень сложно это сделать без защиты со стороны государственных органов, которые сами находятся под влиянием криминала.

Ситуация максимально запутанная и требует комплексного решения: как избавления от коррупции в государственном аппарате, так и повышения гражданской самоидентификации и проявления большего внимания к проблеме влияния преступности на государственный аппарат.

Другой вопрос, который мы поднимали, — это мотивы молодежи заниматься криминалом. Как мы и подозревали, к этому их склоняет в первую очередь бедность и низкий уровень образования. Что можно сделать в этой сфере? Решение проблемы должно быть не менее комплексным

Во‑первых, обратить внимание на экономическую и социальную политику государств, в которых мы живем и всеми доступными средствами добиваться изменений в данном вопросе

Это касается и Украины. Увеличение социального сектора в бюджетных расходах, создание программ по поддержке бедных регионов, областей, сел и районов (сюда можно включить инвестиции в образование и предоставление рабочих мест), инициация создания организаций по помощи преступникам в переходе к нормальной жизни по типу существующей в том же Неаполе. Следует разрабатывать и применять новые подходы к решению проблемы, как, например, программа выплат потенциальным преступникам в Ричмонде (Abbate 2014).

Нужно не только осуждать криминалитет, но и постараться разобраться в обстоятельствах, которые стали причиной для этих людей обратиться к такому способу решения проблем. Конечно, некоторые выбирают подобную стезю из корыстного желания денег, власти и влияния. Но также многие не видят другого выхода в стремлении жить в достойных материальных условиях. Они брошены государством, которое позиционирует себя как защитника граждан, а на самом деле часто занято решением проблем высших слоев общества. Они жертвы экономических законов современного мира, в котором возведен культ сильнейшего, а слабые остаются прозябать в нищете. Можем ли мы их судить? Да, но и понять тоже обязаны, ведь без понимания всей сложности и неоднозначности феномена организованной преступности общество не будет в состоянии решить эту проблему.

Комментировать
0