fbpx
No Image

Русско-польская война (1609

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Начало Смутного времени

Первые шаги Бориса Годунова у власти сопровождались сближением с Западом и постоянным противостоянием боярам – те были недовольны тем, что власть сосредоточилась в руках царя не формально, а фактически. Опасаясь от них предательства и заговора, Годунов учинил строгий надзор и систему доносительства. Любых подозреваемых заточали в темницу и подвергали пыткам. 

Но боярская оппозиция скоро стала не главной проблемой государя. В 1601-м в стране начался страшный голод. Цены на хлеб взлетели до небес, так как стихийные бедствия привели к сильному неурожаю. Люди тысячами погибали от голода – так, что их не успевали даже хоронить.

Годунов, справедливости ради, со своей стороны старался наладить положение. Он распорядился раздавать беднякам хлеб и деньги, создал дополнительные рабочие места. К сожалению, деньги сразу же обесценивались, а голод продолжался – хлеба было взять попросту неоткуда.

Кроме того, стала процветать спекуляция. Зажиточные люди специально переодевались бедняками и вставали в очереди на хлеб – чтобы затем продать его в разы дороже. Голод усиливался. Сытая жизнь была только у собак и ворон: они поедали трупы горожан, которые попросту некому было хоронить. 

Борис Годунов

Народные волнения вылились в восстание под предводительством холопа Хлопка. Повстанцы захватили несколько подмосковных городов и двинулись на столицу. В 1603-м они оказались у стен города. Годунов, пообещавший им прощение, вместо этого выставил против них войска. Восстание закончилось поражением бунтовщиков и казнью предводителя.  

Между тем, загадочная смерть юного царевича Дмитрия не переставала быть поводом для спекуляций. Одни верили, что престолонаследник вовсе не погиб тогда, другие считали, что виноват в его смерти был Годунов. Несмотря на противоречивость этих настроений, нашлись люди, которые сумели ими воспользоваться.

Провал народного ополчения

Встав под Москвой, ополчение занялось не активными штурмовыми действиями, а восстановлением центральной власти. В составе ополчения были представители разных сословий. На основе штаба ополчения был созван многочисленный Земский Собор, в составе которого были бояре, дьяки, татарские ханы, князья, дворяне, служивые люди, чиновники, казаки и другие сословия.

Причины поражения и распада остаются дискуссионными. Ополчение не обладало выучкой и дисциплиной. Поэтому вскоре в лагере начались раздоры и вражда между казаками, стремившихся только закрепить и увеличить свои вольности, и дворянами, стремившихся укрепить дисциплину и крепостные порядки. Дрова в костёр раздора подбрасывали также поляки и приверженцы Семибоярщины, которые отправляли казакам фальшивые грамоты, в которых упоминалось о намерении воеводы Ляпунова уничтожить казачество как сословие. Это сыграло свою роль и привело к гибели Ляпунова, которого на казачьем кругу казаки обвинили в измене и казнили. Дворяне без своего военачальника вернулись в свои родные поместья и дома. Ополчение стало децентрализовано и полностью распалось. Только часть казачьего войска продолжало стоять лагерем под столицей и периодически штурмовать осаждённых чужеземцев.

Начало русско-польской войны, Семибоярщина

Последствия Смуты для России

Самозванцы

Правящая верхушка Речи Посполитой отлично понимала, что главным её внешним соперником является Русское царство. Поэтому падение династии Рюриковичей послужило своеобразным сигналом к началу подготовки к вторжению.

Впрочем, к открытой войне Речь Посполитая была сама не готова, поэтому для своих интриг использовала самозванца Григория Отрепьева, выдававшего себя за Дмитрия – умершего в детстве сына Ивана Грозного (по другой версии, убитого по приказу Бориса Годунова), за что и получил прозвище – Лжедмитрий.

Армия Лжедмитрия набиралась при поддержке польских и литовских магнатов, но официально не поддерживалась Речью Посполитой. Она вторглась на территорию Руси в 1604 году. Вскоре царь Борис Годунов умер, а его шестнадцатилетний сын Фёдор не смог организовать оборону. Польское войско Григория Отрепьева в 1605 году захватило Москву, а сам он себя провозгласил царем Дмитрием I. Впрочем, уже в следующем году он был убит в результате переворота. Тогда же была перебита значительная часть поляков, прибывших с ним.

Новым русским царем стал Василий Шуйский, который был представителем боковой ветви Рюриковичей. Но значительная часть населения Руси его не признала настоящим правителем.

В 1607 году на территории Речи Посполитой появился новый самозванец, настоящее имя которого неизвестно. Он вошел в историю как Лжедмитрий II. Его поддержали магнаты, которые ранее затеяли восстание против польского короля Сигизмунда III, но проиграли. Ставкой самозванца стал городок Тушин, из-за чего Лжедмитрий II получил прозвище Тушинский вор. Его войско разбило армию Шуйского и взяло в осаду Москву.

Василий Шуйский попытался договориться с Сигизмундом III, чтобы тот отозвал своих подданных. Но он не имел реальных рычагов, да и не хотел этого делать. Тогда русский царь заключил союз со шведами. Этот союз предполагал шведскую помощь против Лжедмитрия II на условиях передачи Швеции ряда русских городов, а также заключения союза против Польши.

Ополчения (1611-1612 гг.)

Выборы царя Михаила Романова

В гости к численникам — «все врут календари»?

Эта бессмертная сентенция все же не подрывает доверия к главному назначению календарей — последовательно вести счет дней, недель, месяцев. Но в нашем случае ошиблись не календари.

Русские источники, как документальные, так и повествовательные, не расходятся в датировке взятия Китай-города, хотя по-разному обозначают дату: иногда называют месяц и день, иногда —только день недели или день памяти святого равноапостольного Аверкия. Но речь в них всегда идет о четверге 22 октября 1612 года. Причем по юлианскому календарю: именно по нему жила Россия до февраля 1918-го. Католические же, а затем и протестантские страны Европы с конца XVI века или позднее перешли на другой, «григорианский», календарь: булла папы Григория XIII предписывала считать следующим после 4 октября 1582 года днем 15-е, а не 5 октября. Именно поэтому в дневнике одного из осажденных о сдаче Китай-города рассказывается под 1 ноября.

Итак, современники интересующего нас события датировали его 22 октября и 1 ноября — соответственно по юлианскому и григорианскому календарям. Совершенно законно: в конце XVI и на протяжении всего XVII столетия разница между юлианским и григорианским календарями составляла 10 суток. С 1918 года в нашей стране используется григорианский календарь. Так почему же Дума утвердила в качестве праздничного и нерабочего дня четвертое, а не первое ноября? Ответ до смешного прост: потому, что она полностью доверилась православному церковному календарю, в основе которого лежит годовой цикл повторяющихся на протяжении столетий праздников и дней памяти. Нетрудно догадаться, что после февраля 1918 года месяцеслов приобрел современный вид с указанием дат по старому и по новому стилям. Напомним, что переход на григорианский календарь был сделан с учетом накопившейся к XX века разницы: в прошлом столетии (как, впрочем, и в нынешнем) она равнялась 13 суткам. Русская церковь отмечала «осеннюю Казанскую» 22 октября по юлианскому календарю и в XVII, и в XVIII, и в XIX столетиях. Когда понадобилось привести параллельные даты, то она оказалась (вполне законно) сдвинутой на 4 ноября. Такие календарные подвижки неизбежны, пока Русская православная церковь следует в своей внутренней жизни юлианскому календарю. В XXII столетии, к примеру, «осенняя Казанская» переместится уже на 5 ноября по новому стилю. Сближаясь, между прочим, с отмененным праздничным днем 7 ноября.

Подчеркнем, что 22 октября (4 ноября) православные христиане празднуют не годовщину взятия ополченцами московского Китай-города — события однократного, не передвигающегося в зависимости от столетия, а чудотворения Казанской иконы Божией Матери, их символическую связь с освобождением Москвы и всей страны от интервентов. Связь, закрепившуюся, как мы видели, в сознании русских людей к середине XVII века значительно позднее интересующего нас события и окончания Смуты. Так что, с точки зрения людей Церкви и воцерковленных православных, тут нет хронологической ошибки.

Но почему законодатели государства, по Конституции отделенного от Церкви, утвердили, придав ему светскую словесную обертку, церковный по сути праздник? Или мы что-то упустили? Может быть, в 1612 году что-то важное случилось именно 4 ноября по новому стилю, или 25 октября по юлианскому календарю? Нет, русские источники дружно молчат об этом дне. В упомянутом дневнике есть под 4 ноября краткая запись о незначительной попытке отбитой атаки

Доверимся ей, хотя она и вызывает большие сомнения. Но никаких других свидетельств о воскресном дне 25 октября (4 ноября) 1612-го современники нам не оставили.

Такая вот незадача! Получается, строго говоря, что 4 ноября 2005 года мы будем праздновать годовщину 4 ноября 1612-го, дня, когда ни одного сколько-нибудь заметного события, связанного с «освобождением Москвы от польских интервентов» или с «окончанием Смутного времени», не произошло.

Вот итог наших путешествий в историю, церковные предания, календарные системы. Праздничным, нерабочим стал день, определенный с календарной ошибкой и с той мифологической оценкой событий, которая сложилась у князя Пожарского, первых царей из Романовых, в годовом праздничном цикле Церкви к середине XVII века и, меняясь стилистически, сохранилась в позднейших месяцесловах. И к слову: в императорской России «осенняя Казанская» была государственным праздником лишь в той мере, что и все остальные церковные, причитавшиеся к «неприсутственным дням» праздники (таковых в начале XX века было более 30). Собственно государственными и «неприсутственными» были дни восшествия на престол и коронации, а также дни рождения, именины императора, императрицы, в том числе вдовствующей, и наследника.

Владислав Назаров

Особенности толкования Смуты, в чем сложности

Одной из неразрешенных загадок истории России XVI века до сих пор остается опричнина Ивана Грозного, сильно повлиявшая на жизнь современников и на последующую историю страны. Дореволюционная историография не создала внятного описания ни событий правления Ивана Грозного, ни периода Смуты, в наступлении которого обвиняли последнего царя из династии Рюриковичей.

В обширной литературе об Иване IV встречаются самые разные, иногда полностью противоположные характеристики периода его правления и его личности, то же самое относится к Борису Годунову и Василию Шуйскому. Зверства Ивана IV его современник Джером Горсей описывает отстраненно, как некую «диковину», увиденную им в чужой стране, и отношение русского народа к своему правителю в глазах англичанина больше указывает на то, что Иван Грозный был великим царем.

Соратник царя князь Андрей Курбский оказался автором концепции «двух Иванов», повлиявшей на многих историков: в 1550-е годы — благочестивый православный царь, участник созидания Святорусского царства, в 1560–1570-е годы — предатель христианских истин, разрушитель Святорусского царства, тиран, убийца. Князь Курбский, являясь оппонентом Ивана IV, не мог быть объективным, как не мог быть объективным и сам царь.

Очевидно, к содержанию таких источников нужно относиться с осторожностью. Но, например, историк Н.И. Костомаров пишет, что именно в исчезновении нравственности кроются причины ужасов Смутного времени, так как поколение, выросшее в эпоху Ивана Грозного, думало лишь о своей личной выгоде и не брезговало никакими путями ее достижения

Можно предположить, что на историков досоветского периода оказывали влияние, во-первых, официальная религия, во-вторых, монархия, причем у власти были уже не потомки Ивана Грозного. В советское время сталинского периода в исторической науке были приняты положительные трактовки образа Ивана IV. А когда началось разоблачение культа Сталина, воззрения на Ивана Грозного, любимого исторического деятеля генерального секретаря, резко изменились.

При систематизации и анализе мнений историков можно прийти к выводу, что Иван Грозный был вспыльчивым, не всегда адекватно реагирующим на внешние раздражители человеком, что мешало и ему самому. Царь осознавал это, но не мог контролировать в полной мере. Он убил в приступе слепой ярости своего сына, единственного человека, достойного стать наследником, отправил в монастырь первых двух жен своего сына, а третью избил так, что у нее случился выкидыш, и больше она не смогла родить ребенка. Он уничтожил большинство своих талантливых и энергичных сподвижников и в результате к концу жизни остался в одиночестве, и его династия прервалась.

Отсутствие наследников привело к Смутному времени, которое вряд ли было благом для России, но нельзя назвать Ивана IV непосредственным виновником событий, происходивших после его смерти.

Окончание Смутного времени

Формально Смутное время в России завершилось в 1613-1614 годах, с началом правления Михаила Романова. Но по факту в этот момент было сделано только следующее – поляки выкинуты из Москвы и… И все! Окончательно решить польский вопрос удалось только в 1618 году. Ведь Сигизмунд и Владислав активно претендовали на российский престол, понимая что местная власть там крайне слаба. Но в итоге было подписано Деулинское перемирие, по которому Россия признавала все завоевания Польши в период Смуты, а между странами устанавливался мир на 14,5 лет.

Но была еще и Швеция, которую призвал Шуйский. Мало кто об этом говорит, но Швеция владела практически всеми северными землями, включая Новгород. В 1617 году Россия и Швеция подписали Столбовский мир, по которому шведы вернули Новгород, но сохранили за собой все побережье Балтики.

Сложность толкования Смуты

Смутное время было очень неудобным для советских историков. Дореволюционная историография не создала строгую концепцию смуты. Есть схемы Ключевского и Платонова (мы позже поговорим о них) – они эмпирически очень неплохо отражают реальность, но концепции Смуты они не дают. Потому что для того чтобы разработать концепцию Смутного времени в России нужно сначала разработать концепцию русской истории и концепцию самодержавия. Но этого не было. У советских историков совсем дела плохо обстояло с концепцией Смуты. Собственно никакой Смуты советские историки не изучали. Пример профессора Андрея Фурсова:

То есть Смуту рассеяли, словно ее и не было. И понятно почему. Дело в том, что в Смутном времени для советских историков в противоречие пришло буквально все. С классовой точки зрения советский историк должен был стоять на стороне Ивана Болотникова, потому что он боролся против эксплуататоров. Но дело в том, что Иван Болотников был человеком Лжедмитрия 1 (об этом мы ниже будем говорить), а Лжедмитрий был связан с поляками и шведами. И получается, что восстание Болотникова это элемент деятельности Лжедмитрия по предательству страны. То есть, это то, что бьет по государственному строю России. С патриотической точки зрения советскому историку никак нельзя было быть на стороне Болотникова. Поэтому решили сделать очень просто. Смутное время интегрально рассекли: восстание Болотникова это одно, а интервенция – другое. Лжедмитрий вообще третье. Но это была абсолютная фальшивка. Всё было намного сложнее. И Все это было очень тесно связано, и никакого Болотникова бы не было без Лжедмитрия и Смуты.

Чем фактически была Смута в истории России

Смута, безусловно, была революционным событием. Чем принципиально революция отличается от восстания? Кто знает, кстати, когда термин “революция” появился, как политический? Подсказка – есть какая-то связь между словом “революция” и “револьвер”? Помимо того что в революциях используются револьверы… Есть какая-то связь в названиях “революция” и “револьвер”? Дело касается того, что барабан “крутится”. Сначала революция появился в 1688 году во время, так называемой, “Славной революции” в Англии, когда как бы все вернулось на круги своя. То есть изначально революцией назывался поворот на 360 градусов. Совершили оборот и вернулись на свои места с некоторыми изменениями. Но со времен французской революции 1789-1799 годов революциями стали называть поворот не на 360 градусов, а на 180. То есть повернулись, но не вернулась в предыдущую точку.

Любые народные движения можно разделить на 3 категории:

  1. дворцовые перевороты. Это разборки элиты.
  2. восстания и бунты. Активное участие принимает население.
  3. революции. Когда происходят революции, происходит следующее – часть элиты входит в союз с частью населения, и бросает его против другой части элиты. Так что на какой-то момент верхушка самая начинает выражать интересы общества, а не только свои. Поэтому на короткий момент революции происходит единение. Потом в большинстве случаев элита обманывает общество.

И в Смутном времени начала 17 века, безусловно, видны некоторые революционные черты, тем более что после Смуты окончательно встал на ноги самодержавно-крепостнический строй, которого до этого на Руси не было.

Тушинский лагерь (1606-1608 гг.)

Правление Шуйского ознаменовалось еще одним крупным восстанием, получившим название Крестьянская война. Ее идеологом и руководителем был холоп Иван Болотников, поддерживавший Лжедмитрия I.

Восстание Болотникова

Восстание разгорелось в 1606-м. Основную массу составили крестьяне, недовольные насаживанием крепостного права. Другие присоединились к нему, так как верили, что Лжедмитрий был истинным царевичем и сумел спастись после заговора. Также в состав мятежников входили казаки, наемное войско и дворяне Рязани и Тулы. 

Часть рязанских дворян позже перешли на сторону Шуйского. Воспользовавшись подмогой, он разгромил повстанцев под Москвой. Болотников отступил к Туле и занял ее, хорошо укрепив позиции. Понимая, что осада города не даст желанного эффекта, Василий Шуйский решил затопить Тулу, перегородив плотиной реку.

В результате, восстание оказалось подавлено, Болотников попал в плен. Позже его сослали в Каргополь, ослепили и утопили в проруби. Основной причиной поражения восставших называют неоднородность войск и отсутствие четкой программы.

Уцелевшие участники Крестьянской войны сплотились вокруг нового самозванца, Лжедмитрия II. К сожалению, установить его личность биографам не удалось, неизвестна даже фамилия. Со своими повстанцами он осел в селе Тушино под Москвой. За это ему в дальнейшем было присвоено прозвище Тушинский вор. Его претензии поддержала вдова Лжедмитрия I Марина Мнишек, заявившая, что это ее спасшийся муж.

Умерли

  • Трифон Вятский (Вятский Чудотворец) — архимандрит, основатель и настоятель Вятского Успенского Трифонова монастыря в Хлынове (ныне Киров); причислен к лику святых.
  • Гермоген (Патриарх Московский) (ок. 1530 — 17 (27) февраля 1612) — второй (фактически третий, считая Игнатия) Патриарх Московский и всея Руси (1606—1612, в заточении с 1 мая 1611), известный церковный деятель Смутного времени; умер в заточении от голода; причислен к лику святых.
  • Головин, Василий Петрович (ум. 12 января 1612) — военный и государственный деятель, стольник (1577), воевода, казначей (1605), окольничий (1605/1606), боярин (1608/1609).
  • Головин, Иван Петрович Большой (ум. 9 сентября 1612) — государственный и военный деятель, стряпчий с платьем, затем окольничий и воевода.
  • Долгоруков-Роща, Григорий Борисович (ум. 22 сентября 1612) — военный и государственный деятель, дворянин московский, воевода и окольничий; убит в Вологде запорожцами польского воеводы Яна-Кароля Ходкевича.
  • Иосиф Заоникиевский (в миру Иларион; ок. 1530 — 21 сентября 1612) — преподобный заоникиевский.
  • Лжедмитрий III («псковский вор»; настоящее имя Сидо́рка (Иси́дор), по одному псковскому сказанию, также Матю́шка (Матве́й); ум. июль 1612) — самозванец и авантюрист, выдававший себя за царя Дмитрия Ивановича.
  • Нагой, Михаил Фёдорович — боярин и воевода.
  • Репнин, Александр Андреевич (ум. 3 января 1612) — военный и государственный деятель, дворянин, стольник и полковой воевода.
  • София Слуцкая (1 мая 1585 — 19 марта 1612) — последняя княгиня города Слуцка; святая белорусской православной церкови; скончалась при родах.
  • Сукин, Василий Борисович (ок. 1550—1612) — думный дворянин, третий сибирский воевода, основатель Тюмени.
  • Телятевский, Андрей Андреевич (князь Хрипун) — боярин, государственный и военный деятель Смутного времени.
  • Трубецкой, Андрей Васильевич — боярин и воевода, последний представитель старшей ветви рода князей Трубецких.
  • Шуйский, Дмитрий Иванович (ок. 1560—1612) — военный деятель Смутного времени; после воцарения старшего брата Василия IV (1606) считался наследником престола, но после падения Василия IV поляки вывезли всех потомков Шуйских в Польшу, и Дмитрий умер в плену за несколько дней до смерти брата Василия.
  • Василий Шуйский (1552 — 12 (22) сентября 1612) — последний из Рюриковичей на русском престоле, русский царь c 1606 по 1610 годы (Васи́лий IV Иоа́ннович); после низложения жил и умер в плену у поляков.

Темные времена

«Выживший» царевич объявился в Польше. Самозванец начал заводить тесные связи с польским королем Сигизмундом III, а также с магнатом и воеводой Ежи Мнишеком. За поддержку Лжедмитрий обещал отдать Польше Смоленск и Северские земли, что на северо-востоке современной Украины.

Тем временем престол занял сын Бориса Годунова, Федор, которого через пару месяцев казнила армия Лжедмитрия. В результате самозванец утвердился на троне, а в страну хлынул огромный поток поляков, занявших места у царской кормушки. Католическая вера нового царя стала дополнительным барьером между ним и суеверным православным русским народом.

Русская казна значительно опустела по причине дорогих подарков для польско-литовской шляхты. Народ освирепел и через год правления принялся громить незваных гостей, а затем накинулся на царя. Лжедмитрия казнили. На смену ему пришли бояре, однако страна уже находилась на пороге мощнейших политического и экономического кризисов. Все это помогает легче понять ситуацию, сложившуюся в 1612 году.

Силы сторон

Всем стало понятно, что предстояло решающее сражение. Какая же была численность войск у противоборствующих сторон и их расстановка?

Общая численность войск, которые подчинялись Дмитрию Пожарскому, по свидетельствам источников, не превышала восьми тысяч человек. Костяком этого войска были казачьи отряды числом 4000 человек и одна тысяча стрельцов. Кроме Пожарского и Минина командирами ополчения были Дмитрий Пожарский-Лопата (родственник главного воеводы) и Иван Хованский-Большой. Только последний из них в свое время командовал значительными воинскими соединениями. Остальным либо, как Дмитрию Пожарскому, приходилось командовать сравнительно небольшими отрядами, либо опыт руководства вовсе отсутствовал, как у Пожарского-Лопаты.

Дмитрий Трубецкой, один из предводителей Первого ополчения, привел с собой ещё 2500 казаков. Хотя он и согласился помочь общему делу, но вместе с тем сохранил за собой право не исполнять распоряжений Пожарского. Таким образом, общая численность русского воинства составляла 9500-10 000 человек.

Численность польского войска гетмана Ходкевича, подходившего к Москве с западной стороны, насчитывала 12 000 человек. Основной силой в ней были запорожские казаки числом 8000 воинов под командованием Александра Зборовского. Наиболее боеспособной частью войска был личный отряд гетмана числом 2000 человек.

Командиры польского войска – Ходкевич и Зборовский – имели значительный воинский опыт. В частности Ходкевич отличился в подавлении недавнего восстания шляхты, а также в войне со Швецией. Среди других командиров следует отметить Невяровского, Граевского и Корецкого.

Кроме 12 000 воинов, которых привел с собой Ходкевич, в Московском Кремле находился ещё трехтысячный польский гарнизон. Им руководили Николай Струсь и Иосиф Будило. Это тоже были опытные вояки, но без особых полководческих талантов.

Таким образом, общая численность польского воинства достигала 15 000 человек.

Русское ополчение располагалось у стен Белого города, находясь между польским гарнизоном, засевшим в Кремле, и войсками Ходкевича, как между молотом и наковальней. Их численность была меньшая, чем у поляков, а командиры не имели такого большого воинского опыта. Казалось, участь ополчения предрешена.

Самозванец у власти

В 1604-м открыто объявился Лжедмитрий I, провозгласивший себя спасшимся царевичем. По мнению большинства историков, за сына Ивана Грозного выдавал себя монах Чудской обители Григорий с далеко не царской фамилией Отрепьев. Поддержку ему оказывали поляки – король Сигизмунд III и воевода Мнишек. За это самозванец пообещал отдать им часть российских земель и насадить в России католическую веру, в которую он перешел и сам.

В конце 1604-го Лжедмитрий I выдвинулся из Польши на Москву. Народ, поверивший в чудесное спасение престолонаследника Рюриковичей, охотно принял его сторону. За самозванцем двинулись массы людей, города открывали ему свои ворота. Постепенно на его стороне оказались воеводы и жители Москвы. 

К этому времени произошло еще одно важное событие – смерть Бориса Годунова в апреле 1605-го. Унаследовал престол его сын Федор Борисович. . Но поддержка народа – еще не все

Если бы бояре не выступили за Лжедмитрия I, у него не было бы шансов занять царский трон. Поэтому лже-царевич пошел на следующий ход: вступив в Москву, он посреди Красной площади во всеуслышание объявил Годунова изменником

Но поддержка народа – еще не все. Если бы бояре не выступили за Лжедмитрия I, у него не было бы шансов занять царский трон. Поэтому лже-царевич пошел на следующий ход: вступив в Москву, он посреди Красной площади во всеуслышание объявил Годунова изменником.

Лжедмитрий I

Версию о спасении царевича поддержал Василий Шуйский, возглавлявший комиссию по расследованию обстоятельств гибели Дмитрия Иоанновича: он заявил, что тела наследника в Угличе не было. В результате, толпа разъяренных сторонников Лжедмитрия ворвалась в дом Годуновых и разгромила его. Династия Годуновых, насчитывающая всего двух правителей, была свергнута. Престол перешел Лжедмитрию I.

Правление его оказалось, впрочем, недолгим и продолжалось менее года. Его прозападная политика и распространение католичества вызывали недовольство народа. Бояре тоже оказались не в восторге от авантюриста: им, как и прежде, не удавалось вмешиваться в государственные дела.

Последней каплей, как считают, стал брак Лжедмитрия с Мариной Мнишек, дочерью польского воеводы. Произошел заговор, к которому приложил руку и Василий Шуйский, сам же ранее «продвинувший» Лжедмитрия к власти. В результате заговора самозванец был убит. Его нагое тело протащили по улицам, а затем оставили валяться на деревянном столе на всеобщее обозрение. 

Следующим правителем государства стал Василий Шуйский, ознаменовав начало второго этапа Смутного времени. Он не был предложен боярами, а оказался «выкрикнутым» царем. Главным условием, поставленным боярами, было ограничение его власти. Новый царь дал слово, что единолично не будет решать никакие государственные вопросы.  

Ухудшение положения

Однако бояре начали завидовать молодому и храброму воеводе, который имел в народе невероятную популярность. После снятия с Москвы блокады (в марте 1610 года) торжествующего Скопина-Шуйского, освободившего столицу, отравили, пригласив на обед. Командование принял на себя Дмитрий Шуйский, проигравший все сражения мятежникам и, возможно, инициировавший убийство более успешного военачальника.

После этого шведские наемники, видя очевидную слабость дезорганизованной русской армии, перешли на сторону литовско-польских сил. Лжедмитрий II, ранее разгромленный, снова собрал бунтовщиков и захватил с ними ряд городов, которые власть была не в силах защитить.

Произошел очередной переворот. Место Шуйских занял совет из семи бояр. Они признали польского королевича Владислава законным наследником престола. Народ начал негодовать и перешел на сторону Лжедмитрия II. Чтобы противостоять силам самозванца, совет впустил в столицу польско-литовскую армию, которая до 1612 года чуть ли не полностью разорила город, всячески притесняя местное население.

Силы Лжедмитрия II одержали победу в сражении с войском Речи Посполитой, но его самого убила татарская стража в результате ссоры.

Комментировать
0