fbpx
No Image

Бартини, роберт людвигович

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Пути Господни неисповедимы

Считается, что Роберт родился 14 мая 1897 года в городе Фиуме. Его матерью была девушка из знатного рода Ферцель, которой вскружил голову молодой красавец барон ди Бартини. Тайные встречи закончились беременностью, однако мужчина женился на другой женщине. Юная девушка от бесчестия утопилась, а новорожденного ребенка по имени Роберто положила на порог крестьянского дома Людвига Орожди.

Позднее семья Орожди переехала в Фиуме, и опекун, по иронии судьбы, стал садовником барона ди Бартини. Роберт часто бывал у них, и однажды его увидела бездетная баронесса. Мальчик напоминал ей мужа, поэтому она настояла, чтобы малыша взяли в семью. Дальнейшие расспросы ди Бартини о настоящих родителях ребёнка, привели барона к счастливому выводу. Оказывается, он нашёл родного сына. Вот такую интересную историю рассказал о себе сам Роберт Бартини.

Впрочем, его биографы — Сергей и Ольга Бузиновские — так и не обнаружили подтверждения этой версии. Но выяснили, что некий барон всеётаки жил вблизи Фиуме, правда, был не Бартини, а являлся итальянцем, со знакомой фамилией — Орожди. У него был брат Людвиг – член местного аэроклуба и владелец заводов. Вот и получается, что Ферцель подкинула своего малыша родному отцу Людвигу Орожди. В любом случае, рождение Роберта Бартини было таким же таинственным, как и вся его жизнь.

Мир по Бартини

Наш Мир мы видим четырехмерным: его длину, ширину и высоту плюс одномерное время, похожее на шнурок, протянутый из прошлого в будущее через настоящее. Бартини же увидел Мир шестимерным, в котором время — трехмерно! Это и привело к формуле для определения мировых констант, что и разозлило именитых ученых.

Однако на «шестимерии» Бартини не остановился. Не знаю, публиковал ли он что-либо про дальнейшее, а устно этим делился. Оказывается, полагал, что Мир имеет бессчетное число измерений; «шестимерие» же — лишь его ближайшее к нам, устойчивое состояние. Из чего следует, что любой из нас может неосознанно, абсолютно ничего не заметив, мгновенно оказаться на любом удалении от Земли, в иной цивилизации. Возможно, в несравненно более развитой, чем наша.

А что? Ведь пользуются же математики любым числом измерений. Только знают ли, догадываются ли, откуда у них такая свобода? Но если земной человек может мгновенно и неосознанно оказаться в иной, дальней, несравненно более развитой цивилизации, значит, и тамошний житель может мгновенно оказаться у нас. Да еще и с поручением от соотечественников. Например, не дать нам вселенски набезобразить, пустить на пыль и себя, и близких, а то и далеких соседей…

Пятьдесят один год прожил Бартини в СССР, почти сорок пять из них был главным конструктором. С ним работали тысячи специалистов («с ним», а «не у него» — он неизменно поправлял при таких оговорках), и он работал с ними. Министры, академики, директора, начальники отделов и цехов, рядовые конструкторы, копировщицы, слесари, летчики — ко всем он относился одинаково уважительно, как к коллегам по единому делу. Чем же в таком созвездии отличается именно главный конструктор? Как найти такого человека и вовремя открыть перед ним дорогу, пока он еще не главный?

Рецептов на этот счет, наверное, еще нет, но есть примеры, вернее, образцы для подражания. В 1974 году Бартини умер и был похоронен на Введенском кладбище в Москве. Привилегированного Новодевичьего, по-видимому, у кого надо было не заслужил. Надгробную речь по указанию МАПа огласил замминистра Михайлов.

Сейчас плита над могилой опасно накренилась: ее опора ослабла. Ремонт же считается невозможным из-за тесноты окружающих сооружений.

P.S. Незадолго до своего ухода Бартини побывал на вернисаже. Он очень интересовался изобразительным искусством. Сам часто рисовал то, чего, скорее всего, никто не видел, однако нельзя утверждать, что этого нет, не было и не могло быть. Как-то он набросал карандашом обелиск — виденную им, кажется, в Лондоне египетскую двадцатиметровую Иглу Клеопатры. А потом так прокомментировал свой набросок: «Известный космогонист Джинс, автор одной из популярных гипотез об образовании нашей планетной системы, подсчитал, что если все время существования живой материи на Земле изобразить в масштабе, в виде этой Иглы, а сверху положить мелкую монетку, то в том же масштабе толщина монетки «изобразит» время существования человека на Земле. А если на монету положить еще и почтовую марку, то ее толщина представит так называемый исторический период жизни человечества.

Что же тогда остается на долю хотя бы даже и целых исторических глав — инквизиции, татарского ига, эпохи великих географических открытий?.. И уж тем более — на долю отдельного промелькнувшего на Земле создания, какие бы титулы он ни носил… Только это, понятно, свидетельствует не о ничтожестве, скажем, Возрождения или императорского Рима, а только об их месте в череде минувших и предстоящих событий. Как и о нашем месте в череде поколений. Но пока мы живы, от нас зависит, станет ли обелиск выше, наступит ли когда-нибудь Золотой век»…

Игорь Чутко / фото из архива О. Бартини

Бартини считал себя русским, а не итальянцем

Идеи Роберто Бартини просто были не в состоянии понять современники. Природа человека проста – если он что-то не может понять, то начинает критиковать. Так произошло и с Бартини, над воззрениями которого смеялись. Однако изобретатель не унывал, и продолжал трудиться, вести свои научные исследования.

Невероятно, но итальянец до конца своих дней оставался предан Советскому Союзу. Над ним измывались, посадили его в тюрьму, не приняли множество проектов, а он просто продолжал трудиться. Все же Бартини был удостоен Ленинской премии, хотя это была ничтожно малая награда за все то, что он сделал.

Сердце изобретателя остановилось 6 декабря 1974-го года. Все его дневники и чертежи увезли в неизвестном направлении, так что сегодня непонятно, где они находятся и почему сотрудники КГБ решили хранить в тайне работы ученого. В завещании Роберто Бартини оставил простые, но такие важные слова: «Извлеките из моей жизни урок».

Несгибаемый

«Вымирали» Бартини частенько, в том числе и уже освобожденного и снова назначенного главным конструктором. Не в Москве, где он до ареста был уже главным, а в Таганроге. В Москве жить ему еще 5 лет было запрещено. На «свободе» он спроектировал, в частности, магистральный транспортный Т-117, невиданной вместимости, а размеров — обычных для двухдвигательной машины. Но изобретение мастера осталось лишь в проекте. Кто же загубил Т-117?

В те годы бомбардировщики оставались в основном поршневыми — эпоха реактивных только начиналась. Это было видно и некоторым конструкторам, и крупным военным, но только, к сожалению, не Сталину.

Между тем в СССР большими сериями производились очень хорошие поршневые двигатели АШ-73, ставившиеся, в частности, на тяжелые бомбардировщики Ту-4. Жалко было прекращать налаженное производство АШ-73 из-за перехода на реактивные. Поршневым двигателям предстояло долго еще стоять на транспортных самолетах. Бартини это учел и все рассчитал.

Когда опытный Т-117 уже построили процентов на 80, у Сталина состоялось совещание. Доложил ему про Т-117 главком ВВС К.А. Вершинин, упомянув и АШ-73. Не знал, что генералиссимуса успели предостеречь: мол, Бартини — о ужас! — покушается на моторы, применяемые на бомбардировщиках!

— Вам что нужнее (Вершинину) — бомбардировщики или транспортники?На «прямой» вопрос Сталина ответ мог быть только абсолютно «прямым»:— Бомбардировщики…

Так, в 1948 году ОКБ Бартини в Таганроге закрыли, а опытный Т-117 пустили на металлолом. Бартини же отправили заведовать отделом в Новосибирск, в НИИ. Да вслед еще присовокупили начальнику этого НИИ устно:— Вы там проследите, чтобы он вам какой-нибудь самолет не нарисовал!

Когда у Бартини отнимали ОКБ, что случалось неоднократно, он, по всей видимости, не сильно огорченный, тут же поднимался ввысь — в теорию. Печатался в самых элитных изданиях, вплоть до «Докладов Академии наук СССР». Подписывал он такие работы как Роберто Орос ди Бартини. Видно, не забывал свое баронство. А милостиво сохранявшуюся за ним зарплату почти целиком отдавал на стипендии студентам. Ел он в такие времена в недорогих кафе, рядом с домом. Бывшая его сотрудница, узнав об этом, ахнула и вызвалась ежедневно его обслуживать. Не тут-то было:— Хватит! Меня 10 лет водили, теперь хочу сам ходить!

В одном своем научном труде он предложил формулу для аналитического определения всех так называемых мировых физических констант. Этих констант десятки: скорость света в пустоте, масса покоя, постоянная Планка… И все они, бесконечные дроби, то и дело уточнялись, но только опытным путем. Не очень надежно, да и дорого.

И получалось, что стройное, прекрасное здание теоретической физики опиралось на недостаточно прочный фундамент. Бартини же предложил формулу, дающую любое число знаков после запятой, чем спровоцировал истерику знаменитого академика: «Не-ет!..» Все остальное — за кадром. А тем временем другой академик, Н.Н. Боголюбов, посоветовал опубликовать работу в рубрике «Письма» в «Журнале экспериментальной и теоретической физики» независимо от строгости ее обоснования. И ее опубликовали. Резонанс был отменный.

Книги и статьи о Р.Л. Бартини:

Чутко И.Э. Красные самолеты. — М.: Политиздат, 1978. — 128 с. с ил. (Тираж 100 тыс. экз. Цена 20 коп.).

Чутко И.Э. Красные самолёты. // Мост через время: сб. — М.: Политиздат, 1989. — 333 с. – Биография Бартини.

Бузиновский С.Б., Бузиновская О.И. “Ро”. – Барнаул.: “Оранта”, 1994 г.

Казневский В.П., Осминин К.П. Роберт Людвигович Бартини: 1897—1974. – М.: “Наука”, 1997 г. – 85 с. (тираж что-то около 200 экз.).

Роберт Людвигович Бартини, Центральный аэрогидродинамический институт имени проф. Н. Е. Жуковского, Таганрогский авиационный научно-технический комплекс им. Г. М. Бериева, Научно-мемориальный музей Н. Е. Жуковского. «Научные чтения, посвященные 100-летию со дня рождения Р. Л. Бартини: сборник докладов». – Изд. Государственный научно-исследовательский центр ЦАГИ, 62 с., 1997 г.

Бузиновская О.И., Бузиновский С.Б. Тайна Воланда. – Барнаул.: Изд-во “(?)”, 2003 г., переизд. – М.: “Лев и сова”. 2007 г.

Маслов А.Н. Роберт Орос ди Бартини — советский авиаконструктор, физик-теоретик, философ: статьи по физике и философии. – М.: Изд. журн. «Самообразование», 221 с., 2009 г.

Погорелов Николай Александрович. Невостребованное наследство. Записки об авиаконструкторе Р.Л. Бартини. – Харьков: Издательство Харьковского авиазавода, 2012 г. – 750 с. (тираж 100 экз.).
(нажмите, чтобы читать онлайн)

Якубович Н.В. Великий Бартини. “Воланд” советской авиации. – М.: Яуза : Эксмо, 2013. – 256 с. (Серия “Гении авиации”, тираж 2 тыс. экз.).

Кисляков Р.Ф. Авиационный конструктор и учёный Роберт Людвигович Бартини. Научно-технический сборник — Новосибирск, 2019. — 352 с. — 70 экз. — ISBN 978-5-6043216-0-7. (обложка)
(стр.1)
(стр.2)
(стр.352)

Такой, как есть

Познакомиться с ним и побывать у него в доме мне довелось в начале 1960-х. До этого момента я никогда его не видел, только кое-что о нем слышал. И надеялся услышать еще что-либо, причем уже от него самого, без привнесений, неизбежных в устном творчестве.

Жил Бартини тогда, как, впрочем, и почти всегда, один, отдельно от жены, сына и внука, которых очень любил. Эта загадка, среди многих вскоре последовавших, для меня разрешилась в тот же день и наглядно: Бартини был явно неприемлем в совместном быту.

В частности, желал иметь свои бумаги, вещи, книги, по крайней мере, те, которыми пользовался на тот момент, постоянно под рукой, разложенными на столах, стульях и просто на полу в невообразимом, но хорошо ему самому известном порядке. В солнечный летний день в его квартиру с наглухо зашторенными окнами еле пробивался шум с Кутузовского проспекта.  В большой проходной комнате слабо и рассеянно светила люстра, укутанная марлей, в дальней, служившей ему кабинетом, над исчерканной рукописью с многоэтажными формулами, завалившей изящную модель летательного аппарата, горела настольная лампа с самодельным абажуром из плотной зеленой бумаги.

Заметив мое удивление, Бартини объяснил: у него не суживаются зрачки, яркий свет режет ему глаза — после какой-то болезни, перенесенной несколько лет назад. Опять же — когда, где? В Италии, Австрии, Венгрии, Чехии или уже в России? Или в те десять лет, которые он провел в сталинских тюрьмах?..

Был он невысок, крепок, хотя уже несколько грузен: к семидесяти перестал делать гимнастику. Общителен — однако до границы, которую сам ставил. Даже перед очень близкими людьми раскрывался не до конца, что выяснилось гораздо позже, когда разобрали его домашний и служебный архивы. Работал на износ, до последней минуты.

Поднялся из-за стола, видно, почувствовав себя плохо, и упал. Нашли его только два дня спустя. Он никогда не спешил в делах, вернее, не суетился, потому что, кажется, испытал и пережил все — успехи и провалы, отчаяние и счастье, любовь и дружбу, верность и предательство, — ни от чего не открещиваясь. По натуре крайне эмоциональный, нервный, он, вероятно, когда-то раз и навсегда заставил себя «держаться в струне». В конце восьмого десятка помнил в деталях — и что было давным-давно в Фиуме, и что произошло год, десять лет назад на заводе или в министерстве. Разговаривая, всегда следил, понятно ли он высказывается, не потерял ли собеседник нить рассуждений…

Тайна шести измерений. Почему засекретили разработки советского гения

Какие измерения открыл гениальный авиаконструктор, учитель Сергея Королева и почему он стал прообразом Воланда из книги Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита”.
У меня есть три “нет”: нет чувства страха, нет чувства боли и нет чувства голода”, — так говорил о себе советский авиаконструктор и физик-теоретик Роберт Орос ди Бартини. Гений, променявший Италию на огромную, холодную Россию, он владел пятью иностранными языками, играл на нескольких музыкальных инструментах, прекрасно рисовал и писал стихи. О его научных разработках до сих пор известно немногое — одни все еще засекречены. Этот человек не просто опередил свое время, — он сам жил словно вне времени и видел наше четырехмерное пространство со стороны.

Тюремные объятия новой Родины
Конструктора обвинили в шпионаже в пользу Муссолини и дали 10 лет лагерей. По иронии судьбы гений оказался единственным из конструкторов, который отсидел весь срок “от звонка до звонка”. В заключении продолжал работать в “шаражке”, проектировал транспортно-десантные самолеты, бомбардировщики, сверх-звуковые истребители и перехватчики. Многие разработки гения остались на бумаге — не было технологий для производства. По сути, он опережал время чуть ли не на 100 лет.

Опередил науку на 100 летВ 1942 году Бартини разработал первый реактивный самолет, скорость которого должна была составить 2400 км/час. Проект не оценили.
Удивительно, но итальянский гений был словно проклят — из 60-ти проектов в жизнь были воплощены единицы. Но и этого хватило , чтобы ему присвоили Ленинскую премию. И несмотря на то, что в мире нет ни одного самолета, на борту которого были бы написаны первые буквы фамилии Бартини, его считали своим учителем создатель ракетно-космической техники Серегей Королев и генеральный конструктор ОКБ им. Сухова Михаил Симонов.

он не считал конструкторскую деятельность главной. Большую часть времени он посвящал теоретической физике, считая, что возникновение новых идей можно математически спрогнозировать и рассчитать, и занимался разработкой методов прогнозирования.6 измерений БартиниПо Бартини настоящее, прошлое и будущее не просто существуют одновременно — у времени тоже есть “поперечные координаты”, что свидетельствует о полной гармонии Вселенной.По Бартини каждый объект во Вселенной является шестимерным комплексным образованием и равен множеству протяженностей в пространстве и во времениКроме этого, Бартини математически обосновал существование не только разных геометрий (так Неэвликдова геометрия значительно отличается от геометрии Эвклида), но и существование разных физик.Чтобы догнать далеко ушедшую вперед страну, не надо бежать ей вслед, надо бежать наперерез”.
Найденное в столе завещание было коротким: “Извлеките из мой жизни урок”. Была найдена и автобиографическая повесть, заканчивающаяся словами: “Пройдут века… В серебряном тумане никто больше не помнит даже имя мое. Тогда я вернусь”.

Майя Новикwww.life.ruО Роберто Бартини на сайте В.К.:Легендарная правда барона БартиниФантастические и реальные “борты” барона Бартини

Сделка с дьяволом

В 1939 году самолет «Сталь-7» конструкции Бартини установил новый мировой рекорд: пролетел 5000 километров со средней скоростью 405 км/час. Однако авиаконструктор об этом не узнал. Его обвинили в шпионаже в пользу Муссолини. От верной смерти Бартини спас Климент Ворошилов, заявивший Сталину: «Уж больно голова хорошая».

Конструктора перевели тюремное конструкторское бюро ЦКБ-29 НКВД.

Однажды, в начале войны, Бартини встретил Берию и попросил его отпустить. Лаврентий Павлович поставил ему условие: «Сделаешь лучший в мире перехватчик, отпущу». Вскоре Роберто Бартини предоставил проект сверхзвукового реактивного истребителя. Однако Туполев поставил на этой разработке крест, заявив, что «наша промышленность не потянет этот самолет». Он считал Бартини гением, который, однако, не доводит свои идеи до конца. По другой версии, разговор Берии с Бартини состоялся до войны и касался переделки пассажирского самолета «Сталь-7» в дальний бомбардировщик ДБ-240.

Настоящая биография Бартини видна не более, чем его легендарный амальгамовый самолет.

Его самолёты опережали своё время минимум на сто лет

Самолёты, которые конструировал Бартини, было невозможно построить в те годы. Впрочем, остались свидетельства, что одна из его невероятных задумок была воплощена в 1935 году — на одном из военных аэродромов был испытан самолёт-невидимка. Об этом испытании стало известно только спустя два десятилетия, и то случайно.

По словам очевидцев, после того, как заработал мотор, самолёт задрожал и… исчез.

После этого был слышен только звук взлетающей и удаляющейся машины, который становился всё тише, потом исчез, потом стал нарастать снова. Невидимый самолёт подлетел к аэродрому и после этого «проявился» — снова возник из пустоты.

В 1935 году в СНИИ, где Бартини работал главным конструктором, был создан 12-местный пассажирский самолёт «Сталь-7» с крылом «обратная чайка». В 1936 году он представлялся на Международной выставке в Париже, а в августе 1939 на нём был установлен международный рекорд скорости на дистанции 5000 км — 405 км/ч. Это был первый разработанный Бартини проект, который был реализован. Первый  – и на долгие годы единственный. 

Во время войны на базе спроектированного Бартини пассажирского самолёта «Сталь-7» был разработан дальний бомбардировщик ЕР-2. Без преувеличения, этот самолёт внёс огромный вклад в победу СССР, поскольку был единственной машиной, преодолевающей большие расстояния. Только ЕР-2, например, был способен долететь с подмосковного аэродрома до Берлина и вернуться обратно.

Бартини разработал проекты ещё нескольких самолётов, совершенно революционных для того времени, но ни один из проектов не был принят в производство — тогда ещё просто не существовало таких технологий. Американцы сделали самолёт с  похожими характеристиками — знаменитую «Валькирию» — только спустя 12 лет.

Но лавров и благодарности гениальный конструктор и бывший миллионер Роберт Людвигович так и не дождался.

Физик и философ

Бартини прежде всего известен как выдающийся авиаконструктор, которого газета «Красная Звезда» даже назвала «Гением предвидения». Но он также, после ряда согласований и поддержки со стороны академика Б. Понтекорво, опубликовал статью по теоретической физике в журнале «Доклады Академии наук СССР» в 1965 году, стиль и содержание которой были необычными и казались настолько бессмысленными, что научное сообщество посчитало её юмористическим розыгрышем.

В частности, выдающийся математик В. И. Арнольд пишет в своих воспоминаниях (несколько неверно цитируя первое предложение статьи Бартини):

Как математику, мне особенно приятно вспоминать представленную Бруно Понтекорво в ДАН (Доклады Академии наук СССР) статью «О размерностях физических величин» Ораса де Бартини. Она начиналась словами: «Пусть A есть унарный и, следовательно, унитарный объект. Тогда A есть A, поэтому…», а заканчивалась благодарностью сотруднице «за помощь в вычислении нулей пси-функции». Эту зло пародирующую псевдоматематический вздор статью (опубликованную, помнится, около 1 апреля) студенты моего поколения знали давно, так как её автор — замечательный итальянский авиаконструктор, работавший в России совсем в другой области науки, — пытался опубликовать её в Докладах уже несколько лет. Но академик Н. Н. Боголюбов, которого он об этом просил, не решился представить эту заметку в ДАН, и только избрание Бруно Понтекорво действительным членом Академии сделало эту очень полезную публикацию возможной.

После публикации статьи Бартини Бруно Понтекорво получил письма сразу от нескольких «сумасшедших», упрекавших его в том, что он украл у них идеи, а также ему позвонили из Отдела науки ЦК КПСС и стали интересоваться, не является ли эта статья розыгрышем — с такой жалобой обратились некоторые математики, посчитавшие оскорблением помещать розыгрыш в журнале Доктор физико-математических наук Б. Штерн в статье от 2008 года считает статью Бартини либо остроумным розыгрышем, или же грустной историей, «когда талантливый в своей области человек „теряет ориентиры“ и с головой погружается в бредовые изыскания в поисках основ Мироздания». Он же упоминает многочисленные попытки «расшифровать» статью, приписывая смысл формулам и фразам, домысливают «опущенные для краткости» фрагменты.

Впрочем, не все учёные столь категоричны, в частности, физик-теоретик Михаил Шифман считает статью недооценённой и имеющей смысл с точки зрения теории струн, тем не менее, очень путанно написанной.

Тем не менее, полноценная научная оценка статье пока не дана, а публикуется она в основном на сайтах российских последователей Рериха и «Академии тринитаризма».

В 1974 году посмертно была опубликована статья в тематическом сборнике докладов семинара, соавторстве с П. Г. Кузнецовым, представляла она расширение идей автора:

P. O. ди Бартини, П. Г. Кузнецов. Множественность геометрий и множественность физик. // Моделирование динамических систем. Теоретические вопросы моделирования. вып. 2. Труды семинара «Кибернетика электроэнергетических систем». Брянск. — 1974.

Современные последователи Бартини утверждают, что им была создана «уникальная теория шестимерного мира пространства и времени, которая получила название Мир Бартини» По их словам, в противоположность традиционной модели с 4 измерениями (три измерения пространства и одно времени), этот мир построен на шести ортогональных осях. По утверждению последователей этой теории, все физические константы, которые Бартини аналитически (а не эмпирическим путём, как это было сделано для всех известных констант) вычислил для этого мира, совпадают с физическими константами нашего реального мира. Также, по утверждению последователей теории, Бартини занимался анализом размерностей физических величин — прикладной дисциплиной, начало которой положил в начале XX века Н. А. Морозов. Бартини, по утверждению современных его последователей, опирался на исследования Дж. Бурнистона Брауна по теории размерности.

Нематериальная сила

Авиаконструктор С.В. Ильюшин спросил однажды дипломников в Академии имени Жуковского: что же нужно конструктору — какие субъективные качества — для появления идеи замечательной машины?

— Знания нужны. Личный опыт, пожалуй… Хотя самые опытные люди — старики, а конструктор, раз уж ему суждено, должен выходить в главные годам к тридцати, от силы к сорока. Еще — интуиция, умение подбирать помощников. Настойчивость, упорство.— Понятно, — ответил Ильюшин. — Только ведь все это нужно и хорошему директору, и бухгалтеру, и артисту…

Но других соображений у дипломников не нашлось. Тогда авиаконструктор рассказал им, как в 1948 году, освободившись из шараги, Бартини приехал к нему, на 240-й завод, которым руководил до ареста.

— При его появлении у меня в кабинете некая сила буквально выхватила меня из кресла. «Роберт, — говорю, — садись сюда — это же твое место!» Не сел, понятно, только улыбнулся… И вот спрашивается: что это за сила такая? Материальная? Вряд ли.

Почему-то Бартини, например, никогда не чувствовал голода, не ощущал времени, несмотря на то, что дома у него на столе всегда стояли еда и часы. Даже жажды не чувствовал. Как-то на работе упал в обморок. Прибывший врач определил, что у главного конструктора организм обезвожен. Страха он, видимо, тоже не испытывал, исключая, наверное, единственный случай. Его привезли из шараги на Лубянку, к самому Берии, докладывать о работе. Берия его выслушал и дежурно спросил, есть ли у него какие-либо претензии.

— Есть. Меня осудили ни за что, держат в тюрьме…Берия встал из-за стола и пошел к арестанту почему-то не прямо, а по дуге, мимо десятка присутствовавших полковников и генералов. Те напряглись. Наверняка, подумал Бартини, сейчас будет плохо: «А-а-а, тебя взяли, так ты же еще и не виноват!..» — и почувствовал противный холод в груди. Берия уставился ему в глаза.— Бартини, ты коммунист?— Был.— Мы знаем, что ты не виноват. Но в какое же ты положение хочешь поставить партию? Предположим, мы тебя сейчас отпустим, что нам скажут враги? Скажут: вы его посадили ни за что и ни за что отпустили!.. Нет, Бартини. Ты сначала сделай машину, и после этого мы тебя не только отпустим как искупившего свою вину, но еще и орденом наградим.Как-то после войны руководство Минавиапрома переругалось, обсуждая сложный технический вопрос. Спорили, пока слово не взял знаменитый Александр Сергеевич Яковлев: «Что это мы тут шумим? У нас же есть Бартини — вот и поручим проблему ему! Уж если он ее не решит, значит, она принципиально нерешаема…»

Впоследствии Александра Сергеевича спросили, так ли было дело. И если так, то почему о Бартини мало кто слышал из рядовых граждан? Авиация ведь — дело особое, а потому и интерес публики к ней особый! Яковлев тогда предложил приехать к нему, чтобы побеседовать спокойно, только предварительно созвониться. Звонили. Несколько раз. Трубку брала вежливая секретарша, спрашивала, кто звонит и откуда. Отходила и, вернувшись, сообщала, что генеральный еще не приехал. Или уже уехал.

Нежелание Яковлева говорить о Бартини, тем более говорить в похвалу, объяснимо тоже примерами. В своих воспоминаниях и в сборнике «Развитие авиационной науки и техники в СССР», вышедшем в 1980 году, он пишет, как в конце войны был поставлен и дважды обсуждался вопрос, не следует ли хороший дальний бомбардировщик Ер-2 переделать в пассажирский экспресс, «приспособить его»? Участники обсуждения, в их числе Яковлев, высказались против: надо не «приспосабливать», а разработать специальный пассажирский.

Он был осуждён «тройкой» на 15 лет и в тюрьме разработал перехватчик с реактивными двигателями и скоростью, равной двум звуковым. И это в 1942 году!

14 февраля 1938 года Роберт Бартини был арестован НКВД СССР. Ему предъявили обвинение в связях с «врагом народа» Тухачевским и шпионаже в пользу Муссолини. Решением внесудебного органа — так называемой «тройки» Бартини приговорили к обычному для таких дел сроку — 10 лет лишения свободы и пять — «поражения в правах». 

Так талантливый конструктор сменил место жительства — из крохотной комнатушки в Мерзляковском переулке он переехал в «шарагу» — камеру спецтюрьмы при закрытом авиационном КБ тюремного типа.

В заключении Бартини начал работать в КБ под руководством Туполева (тоже осуждённого «тройкой»). Cтиль работы конструктора был очень необычным. Он сидел по несколько часов с закрытыми глазами, не шевелясь, и, казалось, даже не дыша, а потом приходил в себя и выдавал фантастические идеи, большинство из которых на тот момент реализовать было невозможно.

Когда началась война, КБ эвакуировали в Омск, а зимой 1942 года Бартини вдруг вызвали к начальству, помыли, побрили, переодели, и отвезли в Москву — к самому Берии. 

Лаврентий Павлович Берия

Лаврентий Павлович принял конструктора радушно и доверительным тоном сказал, что стране нужен истребитель-перехватчик. Бартини пообещал, а потом набрался смелости и попросил освободить его из заключения, потому что никакого преступления он не совершал.

У него появилась надежда. Вернувшись под конвоем в место заключения, Бартини начал работать и уже к лету появился проект зенитного перехватчика Р-114 со стреловидным крылом, четырьмя жидкостно-реактивными двигателями и невиданной в 1942 году скоростью, равной двум звуковым. Но разве можно было тогда построить такое чудо? Надежды на освобождение рухнули и Бартини продолжил «мотать срок».

В 1946 году из омской «шараги» он переехал в таганрогскую и встретил свою жену – женщину по имени Валентина, которая работала на заводе инженером-конструктором

Вскоре его перевели в Институт аэродинамики Новосибирского отделения Академии наук СССР. Начальника НИИ предупредили: «Вы проследите, чтобы он там вам какой-нибудь самолёт не нарисовал»

К счастью, уследить ему не удалось и Бартини «нарисовал» первый в мире межконтинентальный вертикально взлетающий бомбардироващик ВВ-14. И его удалось построить!

Рассказывают, что когда Бартини шёл к нему по взлётному полю, он плакал — это был второй реально построенный самолёт по его проекту. Самолёт с невероятными, фантастическими характеристиками. Он мог взлетать и садиться где угодно, обладал невероятной грузоподъемностью и весовой дальностью. 


ВВА-14, построенный по проекту Бартини в 1972 году. Центральный музей ВВС, Монино

Комментировать
0