fbpx
No Image

Сражение на березине

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Начало переправы войск

Основные события, предшествовавшие сражению при Березине (год 1812), начались 26 ноября, когда Наполеон отдал приказ войскам немедленно приступить к переправе, оборону которой он возглавил лично. С этой целью на противоположный берег, занимаемый казаками генерала Корнилова, им был послан отряд кавалеристов, вброд преодолевших реку, и первыми вступивших в бой. Их действия прикрывал с восточной стороны реки огонь нескольких артиллерийских батарей.

Примерно в час дня началась переправа войск, из которых первыми на западный берег ступили полки маршалов Удино и Нея. Вслед за ними через понтонные мосты проследовала дивизия французского генерала Партуно. В этот день русские войска не сумели им помешать, поскольку были оттеснены специально выделенными для этого частями.

Активные боевые действия начались 27 ноября, уже после того как на западный берег реки переправился сам Наполеон и подразделение его личной охраны. Около двух часов дня корпус под командованием Витгенштейна успешно атаковал французскую дивизию маршала Партуно, прикрывавшую отход основных сил противника, и взял в плен около полутора тысячи солдат и офицеров.

Бесславное отступление

После трагических событий под Красным перед Наполеоном стояла лишь одна задача: вывести из-под удара и спасти от гибели возможно большее число солдат и офицеров его некогда великой армии

В связи с этим было необычайно важно достичь пограничной реки Березины и, во что бы то ни стало, переправиться на противоположный берег

Сложность же заключалась в том, что его войска, деморализованные и во многом утратившие боеспособность, по пятам преследовали части генерала Милорадовича и казаки Платова, а для решительного сражения к месту предполагаемой переправы через реку Березину подтягивались армии П. В.Чичагова и П. Х. Витгенштейна.

Не менее грозными противниками французов были русские морозы, свирепствовавшие в тот год с необычайной силой, а также голод, опустошавший их ряды с безжалостностью шрапнели. Непривычные к суровому климату и ослабленные недоеданием, выходцы из теплых средиземноморских земель сотнями умирали на обочинах бесконечных российских дорог. Снег плотно засыпал их заледеневшие тела, и лишь весной местные крестьяне предавали земле останки «покорителей Европы».

Наполеон спас свою честь, но не спас свою армию

Немецкий генерал Клаузевиц, служивший тогда в русской армии, считал, что «никогда не встречалось столь благоприятного случая, как этот, чтобы заставить капитулировать целую армию в открытом поле». Главную причину он видит в нерешительности действий русских полководцев, в их страхе перед «непобедимым» Наполеоном: «И Витгенштейн, и Чичагов – оба боялись его войск, его гвардии, точно так же, как его испугался Кутузов под Красным… Кутузов полагал, что цель будет и так достигнута. Витгенштейн не хотел рисковать ранее приобретённой славой. Чичагову не хотелось понести во второй раз поражение». Как таковой, битвы на реке Березине не было. В плане боя это была серия стычек отдельных армейских соединений. С тактической точки зрения Наполеон преследовал одну цель: переправить через реку основные силы той части своей армии, которая ещё сохраняла боеспособность, и уйти из России. Этот замысел в значительной мере удался Наполеону. Однако при переправе его армия всё-таки понесла большие потери, часть её была отрезана и положила оружие. Итог операции для Наполеона тот же объективный наблюдатель Клаузевиц подвёл такими словами: «Честь свою Наполеон здесь спас в полной мере и даже приобрёл новую славу, но исход переправы всё же был крупным шагом к полной гибели его армии».

Если считать, что целью русской армии было полное окружение и пленение вражеской армии во главе с самим Наполеоном, тогда следует признать, что русских постигла неудача. Но мы видели, что такая цель существовала только в честолюбивом воображении царя. Кутузов считал её абсолютно нереальной, да к тому же и ненужной, раз кампания всё равно уже выиграна. Его целью было довести её до конца малой кровью, что он и исполнил. Переправа через Березину стала одним из важнейших актов драмы уничтожения Великой армии Наполеона в России.

-Я обманул адмирала!

Таким образом, армия Наполеона оказалась зажатой между Березиной, главными силами под командованием Кутузова, препятствовавшими его движению в южном направлении, корпусом Витгенштейна, теснившем его с севера, Милорадовичем и Платовым, теснившими с тыла и армией Чичагова, которая опередила Наполеона и была уже на западном правом берегу Березины.

Очевидец событий граф Сегюр пишет: Наполеон «решается перейти Березину и село Веселово и направиться прямо на Вильно по Вилейке, избегая русского адмирала. Но 24 ноября он узнал, что может попытаться переправиться только в Студянке; в этом месте река имеет пятьдесят четыре сажени ширины, шесть футов глубины, а на другом берегу придется выходить на болото, под огнем господствующей над местностью позиции, сильно укрепленной неприятелем. Итак, надежда пройти между двумя русскими армиями была потеряна: теснимый армиями Кутузова и Витгенштейна к Березине, Наполеон должен был перейти эту реку, несмотря на то, что на берегах ее стояло войско Чичагова. С 23 числа Наполеон готовился к этому безнадежному предприятию. И прежде всего, он велел принести орлы от всех корпусов и сжечь их».

Далее, Сегюр пишет, что 26 ноября первые лучи озарили русские «батальоны и артиллерию, стоявшие против хрупкого сооружения, на достройку которого Эбле требовалось еще восемь часов. Несомненно, они ждали рассвета только затем, чтобы лучше видеть цель. Рассвело: мы увидели большие костры, пустынный берег и на холмах тридцать удалявшихся пушек! Одного их ядра было достаточно, чтобы уничтожить единственную спасительную доску, переброшенную с одного берега на другой; однако же русская артиллерия отступала в то время, как наша становилась на позицию.

Фрагмент панорамы «Березина». Художник Войцек Коссак

Дальше был виден хвост длинной колонны, продвигавшийся к Борисову, не оглядываясь назад. Однако здесь еще оставался полк пехоты с отрядом казаков, бродивших по опушке леса: это был авангард дивизии Чаплица, состоявшей из 6 тысяч человек и удалившийся как будто для того, чтобы очистить нам дорогу.

Французы не решались верить своим глазам. Наконец, охваченные радостью, они начали хлопать в ладоши и кричать от радости! Рапп и Удино бросились к императору.

– Ваше величество, – сказали они, – неприятель снялся с лагеря и покинул позицию!

– Этого не может быть! – ответил император.

Но прибежали Ней и Мюрат и подтвердили это донесение. Тогда Наполеон бросился из своей Главной квартиры, взглянул и увидел еще удалявшиеся и исчезавшие в лесу последние ряды колонны Чаплица и в восторге воскликнул:

– Я обманул адмирала!»

Согласно свидетельству графа Сегюра, адмирал Чичагов совершил непростительную ошибку, уведя свои войска с решающего направления, предоставив наполеоновской армии возможность беспрепятственно переправиться через реку.

Барон Марбо отмечает следующее: «Он добавил к этой ошибке еще одну, какую никогда не совершил бы простой сержант, и какую русское правительство ему никогда не простило. Зембин построен на обширном болоте, и через него проходит дорога из Вильно на Камень. На этой дороге имеется 22 деревянных моста, которые русский генерал, прежде чем отойти из этого места, мог бы в мгновение ока превратить в угли, потому что они окружены большими зарослями сухого тростника

Если бы Чичагов принял эту мудрую меру предосторожности, французская армия наверняка безвозвратно погибла бы, и ей ничем не помогло бы то, что она переправилась через реку, поскольку она оказалась бы окружена со всех сторон глубоким болотом, расположенным вокруг Зембина. Но, как я только что сказал, русский военачальник сохранил для нас эти деревянные мосты нетронутыми и, проявив полнейшее невежество в военной теории, спустился вдоль Березины со всеми своими войсками, оставив наблюдателями напротив Веселова лишь полусотню казаков»

Об этом же пишет и голландский генерал Ван Дедем:

Кутузов не мог знать, что Чичагов сможет захватить хорошо укрепленный Борисов и уничтожить мост через Березину, так же как он не мог предполагать, что Наполеон по своей воле останется без понтонов. Он понимал, что Березина, имеющая около Студянки ширину немногим более ста метров, а глубину – около трех метров, не представляет непреодолимой преграды. Он понимал также, что Чичагов не сможет противостоять главным силам Наполеона и соединившимися с ним корпусам Удино и Виктора. Кутузов требовал, чтобы Чичагов не прикрывал, а захватил дефиле, что делало переправу на болотистый западный берег Березины бесполезной.

Переправа через Березину. Художник Ян Хойнк ван Папендрехт

Оценка Березинской операции[править | править код]

Уход Наполеонаправить | править код

Основную вину за упущенный шанс уничтожить Наполеона на Березине современники возложили на адмирала Чичагова. Баснописец Крылов сочинил басню «Щука и Кот» с намёком на неудачи адмирала на суше. Кутузов в письме на имя царя Александра I изложил главные упущения неудачливого полководца.

Из донесения Кутузова:

Однако Денис Давыдов не согласен с такой оценкой действий Чичагова, возлагая частичную вину в том числе и на самого Кутузова. Давыдов выразил распространённый в русской армии взгляд о силе Наполеона, которую участники боевых действий в отличие от более поздних авторов не могли реально оценить:

Альтернативные оценкиправить | править код

Несмотря на огромные потери, понесённые «Великой Армией», некоторые специалисты (в основном зарубежные) считают итог сражения в пользу Наполеона, исходя из того, что ему удалось ввести в заблуждение противника и избежать таким способом полного уничтожения.

Примечания[ | код]

  1. Familier Échec complet de quelque chose; défaite catastrophique de quelqu’un : Une bérézina électorale.  (фр.). Dictionnaire Larousse. Дата обращения: 3 ноября 2015.
  2. Богданович М. И., История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам. Т. 3. — СПб., 1860, с. 478
  3. Тарле, «Нашествие Наполеона на Россию», ОГИЗ, 1943 г.
  4. Богданович М. И., История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам. Т. 3. -СПБ., 1860, с.484
  5. . mil.ru. Дата обращения: 14 февраля 2016.
  6. . РИА Новости. Дата обращения: 14 февраля 2016.
  7. Дюпюи Р. Э., Дюпюи Т. Н — «Всемирная история войн», Книга третья, с. 159
  8. Давыдов Д. В. Военные записки — М.: Воениздат, 1982
  9. in Jean Tulard, Dictionnaire amoureux de Napoléon, Plon, 2012, cf. définition du terme ” Berezina ”
  10. in Fernand Baucour et al., La Bérézina : une victoire militaire, Economica, 2006, quatrième de couverture
  11. in Jacques-Olivier Boudon, Napoléon et la campagne de Russie : 1812, Armand Colin, 2012, p.267
  12. Chandler, p. 1026.
  13. Zamoisky, p. 480.

Спасение гвардии

«Надо помнить, что против России воевала вся европейская коалиция. Больше половины тех, кто сражался при Березине на стороне Наполеона, это были не французы. Поляки, саксонцы и иные немцы, португальцы, голландцы, хорваты, швейцарцы», — рассказал RT доцент кафедры истории Нового и новейшего времени Института истории СПбГУ Олег Соколов. 

По словам историка, в этой битве Наполеон вновь проявил себя великим полководцем, сумев в тяжелейших условиях избежать угрозы окружения и сохранить костяк своих войск.

«Поэтому не следует, как многие русские историки прошлого, считать сражение на Березине полным разгромом и крахом императора. Но нельзя, как делают некоторые французские историки, представлять Березину едва ли не победой Наполеона. Нет, при всём умении и стойкости французских войск стратегическая ситуация для них приблизилась к полному поражению», — пояснил Соколов. 

  • Реконструкции событий на реке Березине
  • Reuters

Ценой больших потерь своих европейских союзников Наполеон у Березины спас французскую гвардию. Но 29 ноября 1812 года стало катастрофой для тех, кто отступал вслед за ней. На переправах по мере приближения русских войск началась паника и давка. Точное количество солдат, раздавленных и утонувших в ледяных водах Березины, неизвестно. Приблизительные потери — 30 тыс. человек. 

«Что может быть ужаснее того, что испытываешь, когда идёшь по живым существам, которые цепляются за ваши ноги, останавливают вас и пытаются подняться, — вспоминал позднее немец лейтенант фон Зукков. — Я помню ещё и теперь, что чувствовал в тот день, наступив на женщину, которая была ещё жива. Я чувствовал её тело и в то же время слышал её крики и хрипение».  

Те, кто грабил Москву, сполна расплатились за всё на берегах Березины. Упавшие в воду обозы, люди и лошади превратились в целый остров, разделивший реку на два рукава, рядом с которыми образовались три возвышения из человеческих трупов. 

По всей видимости, именно Березина сломала гениального императора Франции. Меньше чем через две недели после завершения той битвы, 5 декабря 1812 года, Наполеон фактически бросил свою гвардию и бежал в Париж. 

Перед этим Бонапарт продиктовал очередной бюллетень Великой армии — регулярный пропагандистский листок, излагавший для всей Европы французскую версию той войны. «Затруднение, сопряжённое с наступившими вдруг морозами, привело нас в самое жалостное состояние» — именно эти строки Наполеона, написанные сразу после Березины, в будущем породят легенду про «генерала Мороза».

  • Отступление Наполеона из Москвы

Далее в тексте бюллетеня следовало острожное и слегка приукрашенное описание событий на Березине, завершавшееся такими словами: «Армия имеет нужду в восстановлении дисциплины, в отдохновении, в снабжении лошадьми; сие есть не что иное, как следствие происшествий, выше сего описанных… Здравие Его Величества находится в самом лучшем состоянии». 

Но бодрые строки о «здравии» никого не обманули не только в Париже, но и во всей Европе. Именно после Березины французы осознали глубину своего поражения в России. Но ещё важнее, что именно впечатления спасшихся в корне изменили представление об этой войне у других европейцев.

Гибель 10 тысяч на переправе

Но даже в этих условиях армия Наполеона оказалась в критическом положении. При выходе из Москвы 7 (19) октября в ней под ружьём числилось больше 100 тысяч человек. Выйдя 2 (14) ноября из Смоленска, она насчитывала не более 36 тысяч вооружённых людей. Ещё сколько-то тысяч нагоняли её, но Наполеон не имел возможности их ждать: по пятам шли главные силы армии Кутузова, а казаки Платова и партизаны постоянно нападали на коммуникации. Ценой гибели или плена отстающих Наполеон спасал себя, своё окружение и костяк армии – императорскую гвардию.

Вскоре по выходе из Смоленска русским удалось отрезать от главных сил армии Наполеона корпус маршала Нея – одного из самых способных французских военачальников. На требование сдаться Ней ответил презрительным отказом. После страшного боя только три тысячи человек из семитысячного корпуса Нея сумели вырваться из окружения. Потеряв ещё много людей при переправе по тонкому льду через Днепр у села Красного, Ней, совершив беспримерный марш по русским тылам, вышел на соединение с Наполеоном. Между тем, корпус Чичагова 4 (16) ноября взял Минск, а 10 (22) ноября – Борисов, заняв, тем самым, единственный мост через Березину на пути Наполеона. Французам приходилось пробиваться на запад силой либо переходить реку в другом месте. В это время рано наступившие лютые морозы сменились резкой оттепелью, реки вскрылись. Требовалось наводить переправу в воде, по которой плыли льдины. Берега Березины пологие и топкие, мост должен был в несколько раз превышать ширину самой реки. Хотя маршал Ней разбил Чичагова и вынудил его очистить Борисов, Наполеон не стал менять намеченного места переправы. Пока главные силы Великой армии подошли бы к Борисову, русские снова могли туда подтянуться. Понтоньеры Наполеона начали наводить мост у Студянки. С 14 (26) по 17 (29) ноября происходил переход армии Наполеона, сопровождавшийся неоднократными сражениями на обоих берегах – русские постоянно тревожили отступающих.

В последний день переправы натиск русских привёл к гибели арьергарда. Арман де Коленкур, находившийся в свите Наполеона, писал: «Повторные атаки русских против последних остававшихся там корпусов прижали толпу некомбатантов к реке. Все устремились на мосты, и они не замедлили рухнуть… Мы потеряли тогда 10 тысяч человек».

Другой французский мемуарист граф де Сегюр оставил душераздирающее описание панической давки при переправе через Березину: «Волны несчастных перекатывались друг через друга… Опрокинутые и задыхающиеся люди бились под ногами своих товарищей, …а те отталкивали их как врагов».

28—29 ноября: Сражение на Березине[править | править код]

Переправа войск Наполеона через Березину (Художник Януарий Суходольский)

Рисунок из статьи «Березина» («Военная энциклопедия Сытина»)

Начало сраженияправить | править код

28 ноября одна дивизия Данделса из корпуса Виктора была возвращена на восточный берег для прикрытия переправы совместно с польской дивизией Жерара (всего 6 тысяч). Там эти дивизии в 9 часов утра вступили в бой с войсками Витгенштейна.

28 ноября войска Чичагова, который осознал, что Наполеон переправился у Студёнки, попытались атаковать переправившиеся силы французов, но безуспешно. Чичагов располагал 15 тысячами пехоты и 9 тысячами конницы, у корпуса Удино, который сдерживал Чичагова, было в распоряжении до 8 тысяч солдат, потом Наполеон отправил ему резерв в 4 тысячи. Удино был ранен и заменён маршалом Неем. Бои шли на обоих берегах Березины в районе болотисто-лесистой местности, затруднявшей манёвры кавалерии. Русские оттеснили французов, но не захватили переправу.

Всего по утверждению Сегюра через Березину успело переправиться до 40 тысяч человек, большая часть из них гражданские и небоеспособные остатки «Великой Армии».

Катастрофаправить | править код

Ближе к вечеру 28 ноября на собравшуюся у переправы 40-тысячную толпу стали сыпаться ядра артиллерии Витгенштейна. Толпы людей кинулись к мостам. Один из мостов под напором бегущих по нему многих тысяч людей не выдержал и рухнул. В создавшемся беспорядке переправа застопорилась, люди, столпившие на берегу, по свидетельству очевидца погибали в давке и от удушья. В это человеческое скопище продолжали падать многочисленные русские ядра и бомбы. В ужасе тысячи французов бросились в ледянную воду Березины, пытаясь вплавь перебраться на другой берег, но гибли, захлебываясь в холодной воде, а также от огня русской артиллерии.

В это время, при непрекращающемся обстреле, к переправе отошли части корпуса Виктора. Они построились в боевой порядок, штыками сквозь обезумевшую от страха и ужаса многотысячную толпу проложили себе путь к единственному оставшемуся мосту, ворвались на него и, сметая с моста в реку повозки и людей, прорвались на другой берег. Во время боёв в трёх французских корпусах убито и ранено 13 генералов.

29 ноября в 9 часов утра французский офицер Серюрье, выполняя приказ генерала Эбле, сжёг мост. Десятки тысяч солдат, беженцев и многочисленные военные обозы французов остались на восточном берегу.

На эту, прижатую к реке, толпу деморализованных мятущихся под ураганным огнём русской артиллерии французов налетели казаки Платова. Всё было кончено. К месту переправы позже подошли основные силы Витгенштейна, уничтожая отставшие части французов.

Победителям открылась жуткая картина.

По воспоминаниям офицера армии Чичагова А. И. Мартоса:

Предыстория

После сражения под Красным, Наполеон вёл остатки своей «Великой Армии» к русской границе с единственной целью — спасти как можно больше солдат. Русский главнокомандующий фельдмаршал Кутузов не имел желания вступать в открытый бой с Наполеоном. Поэтому действия основной русской армии ограничивались преследованием Наполеона.

Кутузов позволял своим войскам длительные остановки в населённых пунктах. Вероятно русская армия так же, как и французская, была измотана маршами на холоде без нормального снабжения, но вероятно, что Кутузов действовал с умыслом, следуя своему стратегическому замыслу, идущему вразрез с намерениями царя. Наполеон сумел оторваться от основной армии Кутузова (её авангард был в 115 км от Березины), так что задача разгрома Наполеона легла на плечи других русских армий.

С юга подходила свежая 24-тысячная армия адмирала Чичагова, которая по замыслу окружения царя Александра I должна была отрезать Наполеону пути отступления, желательно при переправе через Березину. Одновременно предполагалось ударить по Наполеону с севера 35-тысячной армией Витгенштейна, а с востока армией Кутузова. Армия Чичагова высвободилась в результате пассивности Австрии, формального союзника Наполеона. Витгенштейн, ранее прикрывавший направление на Петербург, продвигался на юг с боями, отодвигая корпуса французских маршалов Сен-сира и Виктора. 14 ноября Витгенштейн подошёл к Смоленску, после чего корпус Виктора оторвался от Витгенштейна и пошёл на соединение с основной армией Наполеона.

16 ноября Чичагов занял Минск, где захватил большие запасы провизии для Наполеона и более 2 тысяч французских раненых в госпиталях. Минск являлся одним из крупных тыловых пунктов снабжения войск Наполеона, его потеря резко ограничивала возможные пути отступления французской армии.

21 ноября авангард Чичагова под командованием генерала Ламберта захватил Борисов, где Наполеон планировал переправиться через Березину. В результате упорных боёв при взятии Борисова русские захватили до 2 тысяч пленных из польских отрядов генерала Домбровского и 6 пушек. Однако из-за медлительности армий Кутузова и Витгенштейна армия Чичагова одна осталась преградой всем французским силам. Подошедший корпус маршала Удино выбил русских из Борисова. Чичагов отступил обратно за Березину, взорвав за собой постоянный мост в Борисове. В ходе боёв за Борисов русские потеряли до 2 тысяч солдат.

24 ноября и сам Наполеон подошёл к Березине, довольно широкой реки с течением на юг. Препятствием продвижению служила армия Чичагова, охранявшая с другой стороны реки возможные для переправы места.

Силы Наполеона по раскладкам Шамбре и Фена составляли 30—40 тысяч солдат, из них 7—8 тыс. гвардии. Наиболее мощными являлись 2-й корпус Удино (7—9 тыс.), стоявший против Витгенштейна около Полоцка и не ходивший на Москву, и 9-й корпус Виктора (10—14 тыс.), только в сентябре прибывший в Россию и брошенный против Витгенштейна. Теперь оба этих корпуса с второстепенного направления составляли основу Великой Армии. При армии находились до 40 тысяч безоружных солдат, больных и гражданских.

Стотысячная масса людей ринулась одновременно к берегу

Удар, нанесенный армии Наполеона был сильным, но «последнего удара неприятелю» не последовало, потому что Чичагов не исполнил очевидного приказа своего Главнокомандующего. Получив известия о том, что Наполеон прошел через Зембинское дефиле, Кутузов 17 (29) ноября пишет Чичагову:

«Милостивый государь мой Павел Васильевич!

Я вчерашнего числа известился из рапорта графа Ожаровского, вошедшего в сношение с отрядом графа Орурка, к армии Вашей принадлежащего, что будто бы Наполеон с армиею своею перешел при Веселове реку Березину. Сему я почти верить не могу, зная, что дорога, по которой неприятель к Веселову идти должен, открывается с правого берегу Березины. Равномерно, заняв дефилею при Зембине малым отрядом, можно воспрепятствовать сильному неприятелю переход через Березину. Впрочем, ожидая с нетерпением от Вашего высокопревосходительства подробного известия о сем происшествии, прошу Вас объяснить мне, какие меры и направление взяли Вы после перехода неприятеля.

…Остаюсь Вашего высокопревосходительства всепокорнейший слуга.

князь Г-Кутузов»

В приказах Кутузов, пораженный тем, что его ясное и четкое приказание не выполнено, сохраняет доброжелательность и невозмутимость, а в письмах домой (19-20 ноября) он дает волю своим чувствам: «…Не могу сказать, чтобы я был весел, не всегда идет все так, как хочется. Все еще Бонапарте жив.

Детям благословение. Верный друг Михайла Г-Кутузов

В ряде трудов отмечается, что «в боях при Березине войска всех наций, входившие в состав Великой армии, проявили величайшее мужество и самопожертвование».

С этим утверждением трудно согласиться, так как  свидетели событий говорят об обратном.

Художник барон Фелициан Мирбах-Рейнфельд

Генерал Ермолов принимал самое непосредственное участие в сражении при Березине. В своих воспоминаниях он пишет о том, чему был очевидцем: когда на левом берегу сосредоточился весь корпус графа Витгенштейна «недолго противостоял неприятель губительным его батареям; разметав препятствия, занимали они возвышенности правого берега реки, производя ужасное поражение в отступающих войсках по низменности правого берега. Все пришло в отчаяние, смятение было общее. Все вдруг бросились на мосты, тысячи безоружных людей открывали себе путь, сбрасывая повозки в воду. Мосты, не выдержавши напора, обрушились».

Подобные воспоминания сохранились и у офицеров наполеоновской армии: «Экипаж, который при настоящих условиях можно было назвать элегантным, запряженный парой лошадей, въехал в середину обоза, чтобы переехать на ту сторону. В нем сидела дама с двумя детьми. Вдруг русский снаряд падает посредине упряжки и разрывает на части одну из лошадей. Мать выскакивает из экипажа с двумя малютками на руках. Она умоляет прохожих прийти к ней на помощь, она просит и плачет, но никто не обращает на нее внимания. Все бегут в паническом ужасе. Опередив ее на несколько шагов, я уже больше не слышал ее криков. Когда я обернулся, ее уже не было видно — она исчезла вместе с детьми, или, вернее, была сбита с ног толпой, раздавлена и затерта ею.

Наконец мне удалось стать в колонну беглецов. Ряды их тянулись за мной так далеко, как хватал глаз, и увеличивались каждую минуту, пополняясь новыми беглецами. Вскоре я был окружен со всех сторон и сдавлен как бы в человеческих тисках. Минуты, которые я провел в этой давке, пока не ступил на правый берег, были самыми ужасными в моей жизни. Все вопили, ругались, плакали, наносили удары направо и налево. Невозможно описать терзаний, какие я там пережил».

Приведем еще одно воспоминание: «Но лишь только рассвело, как вся эта 100-тысячная масса людей, скученная на одном месте, ринулась одновременно к берегу. Произошла давка, подобной которой, надеюсь, я никогда более не увижу, да и не желаю никому видеть: страшное и безобразное зрелище!..

Валились и стиснутые с боков лошади и так же, как и люди, уже более не вставали; иногда падавшая таким образом лошадь, желая встать на ноги, отчаянно билась и сбивала ближайших к ней людей, уже не имевших возможности посторониться, почему валились вместе с лошадью и они и уже вместе с лошадью более не вставали».

Поэтому нам представляется неоправданно оптимистическим и не полностью соответствующим действительности следующее утверждение: «Однако император Наполеон I сумел «переиграть» российское командование, беспрепятственно переправил через Березину наиболее боеспособные части, вырвался из «ловушки» и продолжил отступление».

26 — 27 ноября: Переправа через Березину[ | код]

25 ноября рядом искусных манёвров Наполеону удалось отвлечь внимание Чичагова к Борисову и к югу от Борисова. Император разместил артиллерийские батареи на месте предполагаемой переправы, провёл ряд демонстрационных манёвров силами нескольких тысяч солдат.. Пока Чичагов стягивал свои силы на западном (правом) берегу напротив предполагаемой переправы, король неаполитанский Мюрат, маршал Удино и два видных инженерных генерала Эбле и Шасслу поспешно строили два моста у Студёнки (севернее Борисова), где генерал Корбино разведал возможность переправы

Один мост строился для прохода людей, другой — для артиллерии и повозок. По реке, ширина которой составляла около 100 метров, плыли льдины, мешавшие стоящим по плечи в ледяной воде французским понтонёрам (по свидетельствам очевидцев все они потом погибли от холода).

Пока Чичагов стягивал свои силы на западном (правом) берегу напротив предполагаемой переправы, король неаполитанский Мюрат, маршал Удино и два видных инженерных генерала Эбле и Шасслу поспешно строили два моста у Студёнки (севернее Борисова), где генерал Корбино разведал возможность переправы. Один мост строился для прохода людей, другой — для артиллерии и повозок. По реке, ширина которой составляла около 100 метров, плыли льдины, мешавшие стоящим по плечи в ледяной воде французским понтонёрам (по свидетельствам очевидцев все они потом погибли от холода).

Из воспоминаний французского офицера:


Мост через Березину. Ю. Фалат, 1890 г.

26 ноября к Студёнке подошёл Наполеон с гвардией и приказал немедленно начать переправу на западный берег, сам император руководил с восточного берега обороной. Бригада лёгкой кавалерии, переправившись вброд, отогнала казаков из отряда генерала Корнилова при помощи артиллерийских батарей, стрелявших по казакам с восточного берега. Первым в 1 час дня переправился 2-й корпус Удино, за ним Ней. Русский отряд генерала Чаплица обстреливал французские войска из 2 пушек издалека, ближе все подходы к мостам охранялись французами. К 4 часам дня был готов второй, более прочный мост (для артиллерии), стоявший в 180 м от первого.

В 2 часа дня 27 ноября Наполеон со старой гвардией перешёл на западный берег. Затем начали переправляться дивизии корпуса Виктора, часть его сил прикрывали переправу на восточном берегу. К ночи 27 ноября стали прибывать отставшие отряды, толпы небоеспособных солдат, гражданские с обозами. Наполеон приказал пропускать воинские команды («боеспособные, идущие в строю»), повозки не пропускались (за исключением карет маршалов). В страхе перед казаками[источник не указан 2018 дней] у переправы скопились тысячи раненых и обмороженных, ожидавших разрешения проехать со своими повозками. В целом переправа продолжалась в течение дня спокойно.

27 ноября произошли первые бои. На правом (западном) берегу Удино и Ней оттеснили русского генерала Чаплица по направлению к Борисову. На левом (восточном) берегу под Борисовом Витгенштейн удачно атаковал и принудил сдаться 12-ю французскую дивизию Партуно, оставленную маршалом Виктором как арьергард. Сдалось 1900 солдат, захвачена 1 пушка, дивизия также потеряла много людей убитыми и ранеными. Многие офицеры французской армии в мемуарах винили лично Партуно в больших потерях, понесённых Наполеоном на переправе, насчитывая в рядах сдавшейся дивизии в 2 раза больше солдат, чем она имела на самом деле.

“За переход через реку нам пришлось заплатить кровью”

Наполеон «рассчитывал переправиться через Березину в Борисове, где мост находился под защитой крепости, которая была в хорошем состоянии и охранялась поляками. Уверенность Наполеона в этом была столь велика, что он приказал сжечь в Орше весь понтонный парк. Это было громадным несчастьем, потому что эти понтоны обеспечили бы нам быструю переправу через Березину. За переход через эту реку нам пришлось дорого заплатить обильно пролитой кровью!»

Наполеон

Об этом роковом решении императора свидетельствуют и другие очевидцы событий. Так, генерал-адъютант Сегюр пишет: Наполеон «не видел особенно серьезной опасности, угрожавшей Борисову, потому что, отступив на следующий день в Оршу, он приказал сжечь все свои материалы для мостов». Об этом же сообщает и лейтенант Цезарь Ложье, служивший в штабе итальянской гвардии: «Известие о потере нами Борисовского моста было настоящим громовым ударом, тем более что Наполеон, считая утрату этого моста делом совершенно невероятным, приказал, уходя из Орши, сжечь две находившиеся там понтонные повозки, чтобы везших их лошадей назначить для перевозки артиллерии».

Наполеоновская армия, обремененная громоздким обозом с награбленным добром, страдала от катастрофической нехватки лошадей. Приказ об уничтожении понтонов был вынужденной мерой, но, отдав этот приказ, Наполеон оставил свою армию без мобильных средств к переправе. Желая сохранить артиллерию, он был поставлен перед выбором: уничтожить понтоны или сократить обоз. Как видим, он вынужден был выбрать первое, очевидно потому, что никто, от простого солдата до самого императора, не желал терять свою богатую добычу. Однако, из-за отсутствия понтонов на Березине, было потеряно время, необходимое для постройки мостов. Под ударами русской армии Наполеон бросил и значительную часть армии, артиллерии, и почти весь обоз и награбленную добычу. Косвенно это ударило и лично по нему: через день после переправы, «кладь на двух отставших мулах из императорского обоза, когда погонщик ненадолго отлучился, была разграблена, грабители не знали, чьи это мулы». Очевидно, наполеоновские солдаты, раздраженные потерей своей собственной добычи, грабили, невзирая на то, кому принадлежит имущество.

«На рассвете 26 ноября мы пришли в Студянку. На противоположном берегу не видно было никаких приготовлений к защите, так что, если бы император сохранил понтонный парк, который он приказал сжечь за несколько дней до этого в Орше, армия смогла бы переправиться через Березину немедленно».

Левый берег реки – возвышенный, а правый – низкий и болотистый. Через непроходимые болота проложены гати и мосты, так называемое Зембинское дефиле – единственный путь по которому Наполеон мог, переправившись через Березину, продолжить отступление со своей армией. Даже если бы армия Чичагова не смогла бы воспрепятствовать Наполеону переправиться на правый берег, она могла бы просто запереть его, захватив дефиле или разрушив мосты и гати через него.

Бивак в Студянке, 26 ноября 1812 года. ХудожникХристиан Вильгельм Фабер дю Фор

Комментировать
0