fbpx
No Image

Таблица: правление князя игоря 912-945 гг

СОДЕРЖАНИЕ
0
04 января 2021

Синица в клетке

Двигаясь вдоль побережья Чёрного моря по направлению к Византии, эта орда оставляла после себя мёртвую выжженную землю, и весть о творимых ею бесчинствах разносилась далеко по окрестным землям. Когда эти слухи достигли византийского императора Романа I Локапина, он пришёл в ужас, и счёл благоразумным попытаться как-то отвести беду от своего государства, тем более что иноземцы достигли уже к тому времени берегов Дуная.

С этой целью он выслал навстречу войску послов с дарами столь богатыми, что, посовещавшись, ратники решили не продолжать поход. В этом был свой резон – идти вперёд, и рисковать головой, чтобы умножить и без того богатую добычу, никто не хотел. В результате, вспомнив лишний раз, что лучше синица в клетке, чем журавль в небе, все повернули назад. К тому же синица им досталась хоть и не овеянная славой победы, но весьма тучная.

Общая характеристика правления

Правление княгини Ольги отличалось от её предшественников-мужчин. После подавления восстания древлян, которым Ольга жестоко отомстила за убийство мужа Игоря, княгиня приняла власть как регент при своём малолетнем сыне Святославе и сосредоточилась на решении внутренних проблем государства.

Во внешней политике Ольга полностью отказалась от проведения военных походов в соседние государства, вместо этого она осуществляла дипломатические миссии.

Правление Ольги — общая схема

Согласно летописям Святослав отправился в первый самостоятельный поход в 964 году, что иногда трактуется как начало его самостоятельного правленияТакже называется 962 год, когда миссия германскогоепископа в Киеве потерпела неудачу., однако пока сын воевал Ольга находилась в столице и фактически продолжала руководить государством.

Внутренняя политика

После жестокой мести древлянам за убийство мужа и подавление последних очагов их восстания, Ольга изменила систему налогообложения для предотвращения возможных злоупотреблений при сборе дани в будущем и общего развития инфраструктуры. Ко времени её правления относятся первые каменные постройки на Руси, особое развитие получили Вышгород и Псков.

После возвращения из Константинополя, где она приняла крещение, княгина начала активно распространять новую религию среди подвласных ей восточнославянских племён, однако столкнулось с достаточно сильным сопротивлением, в том числе со стороны своего сына Святослава.

Внешняя политика

Вместо попыток разговаривать с Византией с позиции силы, Ольга решила укреплять связи с империей посредством дипломатии, для чего в 957 году совершила поездку в Константинополь. Кроме политического смысла, поездка была религиозным паломничеством — в столице Византии Ольга приняла крещение при содействии самого императора Константина VII Багрянородного, который стал ей крестным отцом.

По возвращению домой, Ольга столкнулась с проблемами в продвижении новой религии и направила к германскому королю Оттону I послов с просьбой прислать епископа, однако немецким миссионерам также не удалось достичь успеха.

Князь Игорь в «Повести временных лет»

Поход Олега по «Повести временных лет»

«Повесть временных лет», самая ранняя из сохранившихся древнерусских летописей (начало XII века), начинает рассказ о походе на Царьград с перечисления славянских и финно-угорских народов и племён, которых Олег привлёк к походу:

Согласно летописи, часть войска двигалось по берегу на конях, другая по морю на 2 тысячах кораблях, каждый из которых вмещал по 40 человек. Однако текст Новгородской летописи младшего извода, который по предположению историка Шахматова содержит в изначальном виде часть самой ранней несохранившейся летописи (Начальный свод), не говорит о 2 тысячах кораблей, но о 100 или 200 кораблей («И заповЂда Олегъ дань даяти на 100, 200 корабль…»). Историки избегают трактовки неясной фразы начального летописца XI века, но из неё легко выводится цифра в 2000 кораблей более поздним автором «Повести временных лет» (ПВЛ). В остальном автор ПВЛ следует рассказу Начального свода с более точным указанием дат. Круглая цифра в 200 кораблей могла быть взята из рассказа о более раннем набеге руси на Царьград в 860 году.

Затем в описании похода начинаются легенды. Олег поставил свои корабли на колёса и при попутном ветре двинулся по полю к Константинополю. Испуганные греки запросили мира, вынесли отравленное вино и пищу, которые Олег не принял. Тогда греки согласились на условия Олега: заплатить по 12 гривен каждому воину, осуществить отдельные выплаты в пользу князей Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и других городов. Новгород не вошёл в список городов. По ПВЛ дань указана также в 12 гривен «на уключину», что оставляет без вознаграждения конных участников похода.

Помимо разовых выплат, на Византию была наложена постоянная дань и заключён договор (договор 907 года), регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии. После взаимных клятв Олег повесил в знак победы щит на воротах Царьграда, затем приказал грекам сшить паруса: для руси из паволок (златотканый шёлк), славянам из коприны (простой шёлк). Согласно летописи, по возвращении в Киев с богатой добычей народ прозвал Олега Вещим.

Некоторая аналогия с парусами из драгоценных тканей прослеживается в скандинавской саге о будущем норвежском короле Олафе Трюггвасоне, записанной монахом Оддом в конце XII века. Олаф служил у князя Владимира в 980-х годах и совершил поход в Византию, согласно саге для крещения. Один из его военных набегов описывается так: «Говорят, после одной великой победы повернул он домой в Гарды ; они плыли тогда с такой большой пышностью и великолепием, что у них были паруса на их кораблях из драгоценных материй, и такими же были и их шатры.»

Если древнерусский летописец рассказывает о походе руси на Царьград в 860 году исключительно по византийским источникам (хроника Амартола), то рассказ о походе 907 года основан только на местных устных преданиях, некоторые мотивы из которых находят отражение в скандинавских сагах. Хотя сами легенды могут и не соответствовать исторической реальности, но они свидетельствуют о том, что поход был, хотя развивался видимо по-другому, чем его описывает летопись.

Историография по жизни Игоря

История

Согласно “Повести временных лет” (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть своему родичу Олегу. Рюрик оставил на попечение Олега малолетнего сына Игоря. Когда в 882 году Олег подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: “Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика”.

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван “великим князем русским”, то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году, дата женитьбы Игоря выглядит крайне сомнительной. Отправившись в поход на Византию в 907 году, Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 году Игорь стал правителем Древнерусского государства. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941 – 944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в нерусских источниках.

Поход на Царьград

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола, но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

11 июня четырнадцатого индикта на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…

Поход Игоря.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.

Первая встреча князя Игоря с Ольгой.

В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, “Слове о законе и благодати” митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его “древним Игорем”. Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор “Задонщины”, поэтического творения конца XIV века:

Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…

Историография по жизни Игоря

Василий Сазонов. Первая встреча князя Игоря с Ольгой Государственная Третьяковская галерея

В. Н. Татищев, ссылаясь на так называемую Иоакимовскую летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью Игоря он называет Ефанду, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: в Раскольничьем, в Нижегородском, в Оренбургском.

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу, что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Летописная дата смерти Игоря (945) также условна; историками отмечено, что она, как и у Олега и Святослава, приходится на первый год после включённого в летопись даты договора этих князей с греками, и, как и у Олега, совпадает с датой окончания царствования современного ему византийского императора (соответственно Льва VI и Романа I). А. В. Назаренко интерпретирует приводимую императором Константином Багрянородным формулу послания к «архонту Росии» от Константина и его сына Романа II как указание на то, что Игорь был жив весной 946 г., когда на Пасху Роман был коронован соправителем отца (поскольку преемницей Игоря стала Ольга, о ней было бы сказано «архонтисса»).

Тот же Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…». Буквально эта фраза подразумевает то, что и к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским, в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления. А. А. Шахматов, указавший на эпический характер тридцатитрёхлетних княжений Игоря и Олега, всё же допускал возможность того, реальное правление Игоря началось в 940 году. М. Н. Тихомиров и О. В. Творогов считали искусственным соединением Игоря с Рюриком, а их прямое родство — историографической легендой.

Образ князя Игоря Рюриковича в описаниях отечественных историков

Н. М. Карамзин

Игорь в войне с Греками не имел успехов Олега; не имел, кажется, и великих свойств его: но сохранил целость Российской Державы, устроенной Олегом; сохранил честь и выгоды ее в договорах с Империею; был язычником, но позволял новообращенным Россиянам славить торжественно Бога Христианского и вместе с Олегом оставил наследникам своим пример благоразумной терпимости, достойный самых просвещенных времен. Два случая остались укоризною для его памяти: он дал опасным Печенегам утвердиться в соседстве с Россиею и, не довольствуясь справедливой, то есть умеренною данию народа, ему подвластного, обирал его, как хищный завоеватель.
Николай КарамзинХуд А. Венецианов, 1828 г.

Н. М. Карамзин, вырезка из 6-й главы 1-го тома «Истории государства Российского»

С. М. Соловьёв

Рассмотрев занесенные в летопись предания об Игоре, мы видим, что преемник Олега представлен в них князем недеятельным, вождем неотважным. Он не ходит за данью к прежде подчиненным уже племенам, не покоряет новых, дружина его бедна и робка подобно ему: с большими силами без боя возвращаются они назад из греческого похода, потому что не уверены в своем мужестве и боятся бури.

С. М. Соловьёв
Но к этим чертам Игорева характера в предании прибавлена еще другая – корыстолюбие, недостойное по тогдашним понятиям хорошего вождя дружины, который делил все с нею, а Игорь, отпустив дружину домой, остался почти один у древлян, чтоб взятою еще данью не делиться с дружиною – здесь также объяснение, почему и первый поход на греков был предпринят с малым войском, да и во втором не все племена участвовали.С. М. Соловьёв, вырезка из 5-й главы «Истории Российской».

С. Ф. Платонов

По смерти Олега вступил во власть Игорь (912—945), по-видимому, не имевший таланта ни воина, ни правителя. Он сделал два набега в греческие владения: на Малую Азию и на Константинополь. В первый раз он понес жестокое поражение в морском бою, в котором греки применили особые суда с огнем и пускали «трубами огнь на ладьи русские». Во второй раз Игорь не дошел до Царяграда и помирился с греками на условиях, изложенных в договоре 945 г. Этот договор считается менее выгодным для Руси, чем договор Олега. В кампании Игоря против греков принимали участие и печенеги, впервые при Игоре напавшие на Русскую землю, а затем помирившиеся с Игорем. Игорь погиб в стране древлян, с которых он хотел собрать двойную дань.Сергей Федорович Платонов. Полный курс лекций по русскойистории.
С.Ф. Платонов

Для более подробного изучения основных событий внешней и внутренней политики разработаны соответствующие разделы:

Внешняя политика
Внутренняя политика

Список литературы

  1. Н. М. Карамзин, вырезка из 6-й главы 1-го тома «Истории государства Российского»
  2. С. М. Соловьёв, вырезка из 5-й главы «Истории Российской»
  3. Сергей Федорович Платонов. Полный курс лекций по русской истории

Краткая характеристика внутренней политики

Крещение Руси

Походы на Царьград и война с Византией

Знаменитый поход Вещего Олега на Царьград в 907 году закончился тем, что в знак победы русичей над Византией к воротам города был прибит щит. В 911 году был заключен мирный договор, по которому Константинополь  обязывался платить Киевской Руси дань. Однако в 941 году люди Игоря вернулись из Византии с пустыми руками. Вскоре большая флотилия Киевской Руси подошла к черноморскому побережью Византийской империи.

В Царьграде ждали набега, но не были готовы его отразить: византийский флот сражался в это время в Средиземном море с арабами. Оставшиеся же 15 кораблей были ничем против многотысячной флотилией князя Игоря. Однако император Роман не собирался сдаваться и, ожидая нападения, оснастил корабли дополнительными устройствами для метания «греческого» огня. С подобным оружием варяги до сих пор не сталкивались, поэтому когда византийские корабли начали активно поджигать ладьи русов, среди последних началась отчаянная паника.

Флотилии Игоря был нанесен большой ущерб, погибло много людей — упавшие в воду воины не имели шанса выжить и тонули в своих тяжелых доспехах. Уцелевшая часть флота разделилась: часть ладей ушли домой, а часть скрылись от преследования византийцев на мелководье и высадившиеся на восточном побережье варяги пустились грабить окрестности. Впоследствии многие были захвачены в плен и казнены.

Потерпевший поражение в своем первом походе на Царьград Игорь жаждал реванша. Понеся немалые потери в морском сражении, князь поспешил снарядить новое войско, послав гонцов «за море», в Скандинавию. Менее чем за пару лет новая армия была собрана, ладьи были отстроены вновь. Войско русов усилилось не только варягами, призванными из-за моря, но и печенегами, которые составляли сухопутною часть армии, можно сказать, пехоту.

На этот раз византийский император предпочел восстановить с Киевом мирный договор и до генерального сражения дело так и не дошло. Приняв дары от византийских послов, Игорь согласился на перемирие.

Вновь заключенный мирный договор с Византией имел отличия от старого договора, заключенного еще Вещим Олегом. В частности, Русь обязалась защищать границы с Византией в Крыму и оказывать военную поддержку Константинополю.

Последний поход

С момента подавления бунта древлян сбор дани был поручен доверенному лицу Игоря — Свенельду, который исподволь пользовался своим особым положением и знатно обогатился на своем наместничестве. В 945 году, поддавшись наущениям завидующим Свенельду дружинников, Игорь отправился разбираться с древлянами лично. В летописях отмечается жестокое обращение Игорева войска с древлянами, а также непомерное увеличение дани, которую Игорь решил собрать дважды подряд.

Узнав о возвращении русов за новыми поборами, древляне вышли им навстречу и оказав резкий отпор, загнали дружину Игоря в топкие болота, где пленили князя и жестоко казнили его.

«Казнь князя Игоря». Картина Ф. Бруни

Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно, поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря. В. Суриков, 1915

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (ранее 1050 года) генеалогия русских князей прослеживается только до Игоря. Не упомянуты князья до Игоря и в «Слове о полку Игореве». Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

Победа над Византией

Несмотря на свое поражение на Босфоре, Игорь не оставляет мысли о завоевании Византии. Государству нужны новые земли, требуется развитие торговых отношений — все это может дать победа над греками.

944 год ознаменовывается вторым походом на Константинополь. Древнерусское войско, кроме славян, состоит из половцев, угров и печенегов. Выступают двумя путями — по суше и морю. До византийского императора Романа I, доходят слухи о мощи русского войска. Значительная часть армии греков, находится далеко от своих земель, ведя военные действия с сарацинами.  Понимая бесполезность сопротивления, император встречает Игоря на Дунае и предлагает мир. Он откупается от русичей золотом и серебром.

Два государства подписывают взаимовыгодный торгово-политический договор. Это была крупнейшая победа Киевской Руси под предводительством князя Игоря. В документ были включены статьи о военном сотрудничестве и торговые соглашения. Впервые он подписывается на двух языках, один из которых русский.

Смерть

К 945-му году воевода Свенельд и его дружина так обогатились на сборе дани с древлян и уличей, что люди Игоря начали завидовать им и уговорили князя самому собрать дань с древлян во время ежегодного полюдья. Летописи отдельно отмечают насильственные действия по отношению к древлянам:

После сбора дани Игорь решил отпустить большую часть сопровождавших его воинов, а сам — собрать дань ещё раз вместе с малой дружиной:

«Смерть князя Игоря»Худ. Чориков Б. А.

Лев Диакон «История»

Киевская Русь после Игоря

Сожжение Искоростеня по приказу княгини Ольги
После смерти князя Игоря Рюриковиче бразды правления приняла его жена Ольга, т.к. княжич Святослав был ещё слишком мал. Княгиня нескольно раз жестоко отомстила древлянам за смерть мужа, но и провела пересмотр системы сбора дани с племён для предотвращения подобных восстаний в будущем.

Повзрослевший Святослав Игоревич больше уделял внимания походам, переложив заботу о внутренней политике на плечи матери.

Покорение угличей

Собирая дань с полян, древлян и северян, князь задумывается о территориях, которые занимают угличи. Племена, живущие вдоль Днепра и побережья Черного моря, независимы от киевской власти. Он решает силой присоединить их к Руси и сделать из них вассалов.

В 919 году Игорь отправляет дружины на покорение этих земель. Его воевода Свинельд в течение трех лет осаждает главный город противника — Пересечен. Только после длительной осады удается взять его. В 922 году часть угличей подчиняются Киеву, входят в состав Руси и начинают платить поборы. Но покорить все племена противника князю не удается.

Месть Ольги

По обычаям древних славян, собственность убитого князя, к которой относилась не только имущество, но и члены семьи, должна была отойти к его убийцам. Именно за этим явились древляне в Киев, даже и не думая признавать княгиню Ольгу как преемницу Игоря. Однако Ольга жестоко отомстила за смерть мужа: прибывшие послы древлян были заживо закопаны в глубокой яме вместе с их ладьями.

В течение нескольких последующих лет Ольга методически продолжала мстить убийцам Игоря. Все делегации древлян подвергались жестокой расправе: одних сожгли в бане, других просто убили, и наконец Ольга попросту осадила главный город древлян Искоростень вместе с большей частью жителей.

Вторая усобица на Руси (1015 — 1019)

Скончался Владимир 15 июля 1015 года от болезни. После смерти князя Новгород, Полоцк, Тмутаракань и некоторые другие регионы вышли из-под влияния Киева. Владимир завещал престол сыну Борису, который начал свою политику с похода на Новгород. Воспользовавшись отсутствием сводного брата, приемный сын Владимира Святополк объявил себя правителем в Киеве. Вернувшись в столицу, Борис отказался от борьбы за власть. После этого дружина предала наследника и в итоге он был убит людьми Святополка на реке Альте 24 июля 1015 года. У Бориса был брат Глеб, который княжил в Муроме. Святополк обманом заманил Глеба в Киев и в результате действий нового князя, Глеб был убит по дороге. Примерно также был убит третий сын Владимира Святослав. Убийство братьев потрясло русское общество и позже они были причислены к лику святых. После содеянного Святополк получил прозвище Окаянный. Против него выступил четвёртый сын Владимира Ярослав. Святополк заручился поддержкой печенегов, а Ярославу помогали варяги. Зимой 1016 года между князьями произошла битва около Любеча. Войско Ярослава перебралось через Днепр на ладьях и разгромило киевлян. Святополк бежал в Польшу, и заручившись поддержкой польского короля вновь захватил Киев. Ярослав бежал в Новгород. Поляки захватывали русские города, грабя их, встречали отчаянное сопротивление. Это помогло Ярославу вновь занять Киев. Тогда Святополк сбежал к печенегам. Окончательная битва между соперниками состоялась на месте гибели Бориса. Тогда Ярославу в очередной раз удалось победить Святополка, который бежал сначала в Польшу, умер по пути в Чехию, потеряв рассудок. Правивший в Тмутаракани Мстислав, завоевавший территории Северного Кавказа, не хотел подчинятся Киеву. В 1024 году он разбил войско Ярослава, позже захватил Червенские города. Однако умер в 1036 году и Русь объединилась под властью Ярослава Мудрого.

Семья и наследие

Истории известно только об одной супруге Игоря — Ольге, с которой тот познакомился в молодом возрасте. К сожалению, даже дата ее рождения и происхождение неизвестны точно: если верить самой распространенной версии, то свадьба князя и Ольги произошла, когда девушке едва исполнилось 13 лет, но первого сына она родила будучи очень старой, в возрасте 52 лет.

После смерти Игоря Рюриковича наследником стал его сын Святослав Игоревич, которому на тот момент было всего 3 года. Регентом при князе стала его мать, которая не только мудро управляла государством, но и жестоко отомстила за смерть мужа: перебила послов-древлян, добивавшихся ее руки, спалила Искоростень и обложила их данью.

Киевский князь Игорь Рюрикович, сын первого русского правителя Рюрика, прожил примерно 67 лет, правил около 33 лет. К сожалению, о тех временах сохранилось крайне мало письменных источников, а потому даже точная дата рождения князя неточна. На время его правления пришлось несколько военных походов против Византии, к сожалению, не всегда удачных.

Комментировать
0