fbpx
No Image

Польская республика 1918-1939 годов: история, границы, правительство

СОДЕРЖАНИЕ
0
04 января 2021

Санация

Пилсудский поддержал кандидатуру Игнация Мосцицкого в качестве главы государства. Он и стал президентом страны вплоть до 1939 года, когда в нее вторгся вермахт. Был установлен авторитарный режим, который опирался на военных. При новом порядке правительство в Республике Польша потеряло большую часть своих полномочий.

Сформировавшийся режим был назван санацией. Оппозиционеры и противники курса Пилсудского (а он сильно влиял на государственную политику) стали преследоваться властями. Официально авторитаризм в виде крайне централизованной власти был закреплен в новой конституции 1935 года. В ней определялись и другие важные основы государственного строя, например, то, что польский язык признавался единственным государственным, несмотря на наличие национальных меньшинств в некоторых регионах.

«Дурдом»

Во дворе дома, где когда-то жили советские офицеры, уютно: хочется остаться здесь, по вечерам пить с соседями чай на улице, гладить котов и смотреть на осень. Пока осматриваемся, тишину обрывает мотоцикл.

Из коляски мотоцикла выходит женщина в толстых очках.

— Что у нас тут за фотосессия? — начинает знакомство хозяйка.

— Вы тут живете? А вы знаете, что в этом доме было раньше?

— Казарма солдатская, — говорит женщина.

— Якая казарма, — завязывается между супругами исторический спор. Все-таки это был «дом офицерского состава». Правда, разницы между казармой и домом офицеров некоторые местные уже не видят. Дом построили в 1922 году, но на паспорте объекта почему-то значится 45-й, послевоенный, год.

Местный житель Игорь — харизматичный мужчина с большими усами — изучает историю своего поселка в интернете. «Негорелое 37 год», — рассказывает он нам, какими запросами в поисковике руководствуется, и чертит на мокром песке картинки: двухэтажный вокзал, арку, проход немцев. К нашей уже большой компании подходит женщина и, услышав диалоги про историю, разочарованно вздыхает:

— А я думала, вы квартиру купить хотите, ну или посмотреть, как крыша протекает.

По словам местных, дому не хватает капитального ремонта. Во время «Хавьера» в прошлом году на чердаке катали снежные комы — так ее завалило через дыры в крыше снегом.

— А это ваш дом называют «дурдом»?

— Наш. Когда-то в нашем доме жили два человека — больные. А знаете, люди какие: взяли и дом так прозвали, — историю дома местные знают досконально. Еще рассказывают, как их бабушки носили к поездам на границу продавать грибы и ягоды, чтобы подзаработать.

— У нас все бедные были, поляки лучше жили, — объясняет этот факт Игорь. — Когда у нас получилась революция — появились кулаки. А кто такие кулаки? Вот моя машина, — он показывает на свой джип. — Мне сказали бы: да ты кулак! У кулаков все конфисковали и отдали пролетариям. Но кто такие пролетарии? Пролетарии стоят сейчас возле магазинов — рубли сшибают.

— Я сейчас от смеха умру, — говорит соседка Игоря. Он интерпретирует историю очень эмоционально.

Когда СССР вступил во Вторую мировую войну и занял западнобелорусские территории?

Местные жители построили арку для встречи Красной армии, но первыми через нее проехали… нацисты. Сентябрь 1939 года. Фото: архив Игоря Мельникова

23 августа 1939 года был заключен Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (известен как ). К Договору прилагался Секретный дополнительный протокол, который разграничивал сферы влияния двух стран в Восточной Европе «в случае территориально-политического переустройства». Фактически речь шла об аннексии соседних государств и разделе их территорий.

По протоколу Польша делилась по линии рек Нарев, Висла и Сан. То есть территории Западной Беларуси и Западной Украины попадали в сферу влияния СССР.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Но Сталин выждал паузу, чтобы в общественном сознании главным виновником войны воспринимался именно Гитлер. 6 сентября был проведен частичный призыв резервистов, 11 сентября были созданы Белорусский и Украинский фронты. В 5 часов утра 17 сентября войска Красной армии перешли советско-польскую границу.

Белорусский фронт насчитывал около 200 тысяч солдат и офицеров, им противостояли около 45 тысяч бойцов польского войска, из которых не все были вооружены. В этих условиях маршал Рыдз-Смиглы, руководитель Вооруженных сил Польши, отдал приказ оказывать сопротивление лишь в случае нападения на польские части или попыток их разоружения. Но советские войска в основном двигались по магистралям и нигде не задерживались, поэтому столкновений с поляками было не так много. Тем не менее активно защищались пограничники (было зафиксировано около 40 случаев сопротивления). Бои шли под Гродно, Кобрином, Вильней. Под Гродно Красная армия потеряла 47 убитыми и 156 ранеными. Ее общие потери в кампании составили около тысячи человек.

Что поменялось после вхождения в СССР?

Красноармеец поражает польского орла, освобождая от гнета украинских и белорусских крестьян. Советский плакат 1939 года. Фото: wikimedia.org

В 1939 году белорусы попали из авторитарной в тоталитарную страну. Первое, что они потеряли, — это мобильность.

Действительно, жизнь в деревне была далеко не райской. Но белорусы всегда могли эмигрировать. По разным подсчетам, с 1921 по 1939 год Западную Беларусь покинули около 130 тысяч человек. В СССР граница сразу же оказалась на замке.

Второе, что потеряли многие белорусы, — это свобода, а иногда и жизнь. Никто не спорит: в Польше существал знаменитый концлагерь в Берёзе-Картузской. По разным оценкам, через него прошли от 3 до 10 тысяч человек. Но вот цифры для сравнения: вскоре после присоединения к СССР в регионе начались депортации. Как отмечается в академической «Гісторыі Беларусі», с сентября 1939 года и до начала Великой Отечественной войны здесь было арестовано около 150 тысяч человек.

Действительно, наделы земли в Западной Беларуси зачастую были мизерными. Но вскоре после объединения были сделаны первые шаги, чтобы лишить белорусов земли: начали организовываться колхозы (хотя массовая коллективизация завершилась лишь после войны).

Белорусы лишились определенного уровня жизни. Оказалось, что в провинциальной (по европейским меркам) Западной Беларуси он был куда выше, чем в «передовом» СССР. Ведь в Польше все же существовал рынок, в СССР — плановая экономика и дефицит.

— В городе Гродно и Августово особенно остро чувствуется нехватка хлеба, около хлебных лавок выстраиваются большие очереди. Другие магазины закрыты, но товаров в них нет. В городе Соколки 10 и 11 октября совсем не было хлеба, соли, спичек и других товаров первой необходимости, — докладывал нарком внутренних дел Лаврентий Цанава руководилю БССР Пантелеймону Пономаренко.

Ради объективности ометим, после присоединения Западной Беларуси к БССР в ней началось развитие промышленности, строительство дорог, стали открываться школы с белорусским языком обучения.

Полонизация

В межвоенный период Польша была многонациональной страной. Связано это было с тем, что под контролем Речи Посполитой оказались территории, которые присоединялись в основном в ходе военных завоевательных кампаний в соседних государствах. Поляков в стране было около 66 %. Особенно мало их было на востоке Речи Посполитой.

Украинцы составляли 10 % населения республики, евреи – 8 %, русины – 3 % и т. д. Такой национальный калейдоскоп неизбежно вел к конфликтам. Для того чтобы как-то сгладить противоречия, власти проводили политику полонизации – насаждения польской культуры и польского языка на территориях, населенных этническими меньшинствами.

Как события 1939 года повлияли на жизнь белорусов?

Карта БССР 1940 года. Фото: wikimedia.org

События 1939 года до сих пор трактуют по-разному. В Сети можно встретить такие оценки, как удар в спину Польше, нарушение норм международного права и т.д. Поэтому, мол, присоединение Западной Беларуси к СССР было незаконным.

Это так, потому что союз СССР и Германии открыл прямую дорогу к началу Второй мировой войны. Их совместные действия привели к ликвидации Польши как независимого государства. Разумеется, Секретный дополнительный протокол к пакту Молотова — Риббентропа не соответствовал никаким нормам права.

Но одновременно эта оценка (заметим, правдивая оценка!) — лишь часть картины. К сожалению, на протяжении всего ХХ века судьба Беларуси решалась без участия белорусов. В каких-то частных случаях в этом были виноваты они сами, но чаще это объяснялось либо слабостью национального движения (как в случае с провозглашением БНР), либо внешними факторами (репрессиями или насильственными действиями более влиятельных на тот момент государств).

В 1939 году случилась аналогичная ситуация: белорусам вернули то, что отняли в 1921-м. В обоих случаях их мнения не спрашивали. А ведь паралели очевидны: Рижский мир также был ударом в спину молодой белорусской государственности. Он поставил крест на последних надеждах БНР и похоронил надежды на ее возрождение. Белорусов не допустили к участию в переговорах, их протесты остались без ответа. Судьба многомиллионного народа была решена без его участия.

1939-й стал временем воссоединения Беларуси. Причем — и это один из главных парадоксов отечественной истории — оно совершилось благодаря действиям тоталитарной страны.

История не знает сослагательного наклонения. Мы не знаем, что случилось бы с белорусами, останься бы они в составе Польши. Исчезли бы они как нация или нашли силы для борьбы.

Каким был уровень жизни в Западной Беларуси?

Юзеф Пилсудский, создатель польского государства после Первой мировой войны. Фото: wikipedia.org

Прежде всего, Польша до и после 1926 года была далеко не одним и тем же государством. Первоначально она была демократической (по меркам того времени) страной, после того как Юзеф Пилсудский осуществил государственный переворот — авторитарной. Поэтому политика первой половины 1920-х годов в отношении белорусов была относительно либеральной, периоды репрессий чередовались со временем уступок. Но, увы, глобально эту политику можно воспринимать как антибелорусскую.

Сперва поговорим о политике. Согласно двум документам — упомянутому выше Рижскому договору, а также дополнительному протоколу к Версальскому договору, который страны-победительницы в Первой мировой заключили с Польшей, — последняя гарантировала национальным меньшинствам права на использование белорусского языка, обучения на нем, использование его в судах и т.д. Но на практике это никак не реализовывалось (позже Польша и вовсе публично отказалась от этих гарантий).

Вторая Речь Посполитая была не федерацией двух народов, а именно Польшей. К примеру, на выборах 1922 года в сейм попали 11 белорусов (из 444 депутатов), в сенат — 3 (из 111 сенаторов). В 1928-м их число уменьшилось. В 1930-м в парламент прошел один (!) депутат, в 1935-м и 1938-м их не было вовсе.

Показательным был запрет массовой Белорусской крестьянско-рабочей громады (число ее членов составляло 100 тысяч человек) и арест ее руководителей, депутатов парламента. К тому же белорусов редко принимали на работу в госучреждения. Они слабо могли влиять на развитие своего региона.

На протяжении 20 лет постепенно сжималась сфера белорусскоязычного образования. Если до включения в состав Польши работало 359 белорусских школ, то в 1939-м, согласно данным официальной статистики, их насчитывалось около 5. Речь шла об ассимиляции и ополячивании белорусов. Поэтому сфера культуры развивалась не благодаря, а скорее, вопреки действиям польских властей.

Главной проблемой экономического развития региона была следующая: новые власти воспринимали Беларусь как сырьевой придаток. На территории собственно Польши поощрялось развитие промышленности, транспорта и торговли. А вот на территории Беларуси больше всего была развита деревообрабатывающая (проще говоря, вырубка лесов) и пищевая промышленность (переработка продуктов сельского хозяйства и некоторых видов мясного сырья). На их долю приходилось 2/3 предприятий и рабочих.

Если говорить языком цифр, то Виленское, Новогрудское и Полесское воеводства составляли в 1928-м 24% территории и 11% населения страны. Но число предприятий с числом рабочих более 20 человек составляло лишь 2,8% от всей страны. Число рабочих — 1,8%.

Что касается сельского хозяйства, в середине 1920-х в стране прошла аграрная реформа. По ней часть помещичьих земель (в Польше существовала частная собственность) была продана небольшими участками. Первоначально в распоряжении крупных помещиков (их число составляло менее 1% населения) была более чем половина земли. После реформы их владения сократились на 17%. Кроме того, крестьян стали выселять на хутора.

Объективно это способствало развитию сельского хозяйства и в целом капитализма. Но радикального решения аграрного вопроса не произошло. От реформы выиграли зажиточные крестьяне, которые смогли выкупить землю. Бедняки так и остались бедняками, а Западная Беларусь — отсталым аграрным регионом в составе Польши.

История

Владимир Харитонович Мишуро сидит в своей беседке, на столе — его краеведческая работа о поселке и две книги по истории района. Одновременно с границей он обсуждает с нами зимний чеснок и четыре сорта хризантем, которые растут на его участке.

Много лет он проработал в Негорельской СШ № 2 директором, преподавал историю, но несколько лет назад вышел на пенсию. В Негорелом этого человека знают еще и как одного из первых демократов: он стоял у основания Белорусской социал-демократической партии. Он же автор неофициального герба Негорелого. Но больше всего его любят за тонкое чувство юмора.

— Что такое граница? — сразу спрашивает Владимир Харитонович. — Граница — это нагнетание психоза: враг только и думает о том, чтобы уничтожить первое в мире государство рабочих и крестьян. Поэтому старые газеты пестрили различными статьями о том, как пионеры и колхозники ловили шпионов.

Одну из таких довоенных газет — юбилейный номер «Звязды» от 1938 года с зарисовками про «маладых патрыётаў» і «ворагаў» — он держит в руках. Белорусские слова в ней пишут с «московской» орфографией — «Комуністычная партыя (большэвікоў) Беларусі».

— Жаль, что музей потерян, — Владимир Харитонович имеет в виду музей истории и трудовой славы железнодорожной станции Негорелое. Его открыли 28 января 1988 года, экспозицию собирали вместе с жителями поселка. Один из разделов, «Золотой век Негорелого», рассказывал про станцию в 1921—1939 годы, когда на ней побывали известные люди со всего мира.

Долгое время в музее на железнодорожной станции хранились удивительные артефакты того времени. Но помещение страдало от постоянной сырости и вибраций, поэтому года 4 назад незначительную часть экспозиции музея передали Детской железной дороге в Минск, а часть — просто сожгли.

Собирать историю Негорелого 1921−1939 годов остается только по отрывкам воспоминаний тех, кто застал то далекое время.

Польша в советско-германском конфликте Второй мировой войны

На момент нападения Третьего Рейха на СССР, на территории СССР в тюрьмах и спецпоселениях находилось больше полумиллиона поляков. Это были семьи «классовых врагов»: индивидуальных предпринимателей и владельцев крупного бизнеса, собственников хорошей недвижимости, работников банковской сферы, полицейских, государственных и армейских чинов.

Советское руководство понимало, что ситуация складывается неблагоприятным образом: немецкие войска пробиваются вглубь страны, обстановка на всех фронтах становится катастрофической. В такой обстановке союзники важнее, чем любые враги.

При посредничестве Великобритании были налажены контакты с находящимся в Лондоне эмигрировавшим польским правительством. Обсуждалась дальнейшая судьба находящихся в заключении поляков, ставились вопросы их освобождения и создания боеспособной армии, которая могла бы принять участие в войне с Третьим Рейхом совместно с вооруженными силами СССР. Советское правительство понимало, что пленных поляков следует использовать грамотным образом.

Владислав Андерс — человек, который смог представить поляков как нацию и политическую силу, даже находясь в плену.

Первой в 1941 году была создана армия Андерса, в которой оказалось около 400 тысяч выживших после арестов и ссылок поляков, «помилованных» советским правительством. В ее финансировании и снабжении принимала участие Великобритания и находящееся под ее протекторатом эмигрантское правительство Польши.

Владислав Андерс был ярким человеком и настоящим интеллектуалом, представлявшем целый срез польской военной аристократии, оказавшейся в советском плену

При всем нескрываемом желании разделаться с арестованными «классовыми врагами», уничтожить сотни тысяч людей, находящихся под пристальным вниманием союзной Великобритании, СССР не мог. При этом поляки были настроены ярко антисоветски: отнюдь не Третий Рейх, а СССР сломал им жизнь, лишив крыши над головой, недвижимости и всего имущества

Далеко не все поляки, оказавшись на захваченной Третьим Рейхом территории, перетерпели подобную судьбу. Многие остались жить в своих квартирах и домах, сохраняя возможность вести экономическую и хозяйственную деятельность.

Армия Андерса — хороший пример, когда гражданское, национальное и политическое единство сформировало силу, с которой вынуждено было считаться даже советское государство.

Поляки были солидарны и сильны духом, поэтому в СССР были уже рады избавиться от них, пойдя на любые уступки. Договориться СССР, Великобритании и эмигрировавшему правительству Польши между собой не удалось. По взаимному соглашению армия Андерса смогла покинуть границы СССР, была выведена в Иран и впоследствии вошла в состав вооруженных сил Великобритании.

Свадьба Бронислава Соколовского в Трускавце, лето 1939 года. До войны оставалось меньше двух месяцев. Счастливая мирная жизнь рухнула. Мобилизация в польскую армию, плен, ссылка в советский Узбекистан. Спасение от смерти в советских застенках, мобилизация в армию Андерса, выход в Иран, борьба в составе вооруженных сил Британии, эмиграция в Канаду после установления советской власти в «Польской Народной Республике». Зеркало жизни на примере лишь одного человека. Судьбы других людей с фотографии сложились по-разному.

Вторая попытка создать польскую армию, входящую в вооруженные силы СССР, увенчалась успехом, поскольку ее формирование происходило из лояльных и прошедших все фильтрационные проверки поляков. В 1941 году в СССР была сформирована польская дивизия имени Тадеуша Косцюшко (названная в в честь известного польского военного и политического деятеля XVIII века). Эта дивизия насчитывала чуть более 14 тысяч человек, в основном из поляков-советских граждан, которые жили на территории СССР еще до 1939 года. Эти люди изначально были настроены лояльно и разделяли советские идеологические доктрины. При этом многие из них даже не знали польского языка.

Граница

Чтобы попасть на границу, мы отправились по пути советских граждан, путешествовавших в 1921—1939 годах в Европу. То есть на станции Негорелое сели в электричку, следующую в направлении Столбцов. Граница на карте современной Беларуси находится между остановкой Мезиновка и станцией Колосово.

Колосово появилось тут только в 1951 году на месте одноименного фольварка, а в районе остановок Асино и Мезиновка до 1921 года находилась деревня Комолово. По местным легендам, претендующим на историческую правду, жителей деревни при самой границе отселили — как потенциальных шпионов. И в Комолово остался небольшой завод по производству кирпича — «цагельня», где совершался большой цикл тяжелой ручной работы. На перевалочном складе в Комолово также отгружали лес, который потом отправляли за границу. Говорят, после отселения осталось старое деревенское кладбище, но отыскать его уже невозможно.

Сейчас в этой местности так же пустынно: кроме железной дороги и трассы М1 есть только лесные тропы, проторенные дачниками. Наткнуться тут на живого человека не в дачный сезон — такая же редкая удача, как застать польского шпиона при советской границе.

Идем вдоль рельсов от остановки Мезиновка к Колосово, примерзшая после первых заморозков почва хрустит под ногами. Метров через 200 вдоль левой стороны полотна появляются следы бульдозера. Желтый песок тут перемешан с историческим пластом земли — осколками ярко-красного кирпича, плавлеными кусками стекла и ржавой проволокой. Граница.

Именно на этом месте, где морозом схватились свежие следы бульдозера, находилась деревянная арка, ставшая символом СССР, и советская погранзастава. Увидеть арку теперь можно только на картинках в книгах по истории или на оригинальных немецких фотографиях, которые сейчас продают на аукционах.

В лесу еще можно просмотреть узкую просеку, беспощадно зарастающую мелким кустарником. Кажется, ровно на границе растет два куста акации. На противоположной стороне от воображаемой погранзаставы и знаменитой арки знак — «Охранная зона кабеля».

Метров через сто на краю леса доживают историю остатки железобетонного фундамента. Из земли появляются отчетливые углы зданий, а внутри — глубокий узкий колодец. Мы у поляков.

Большинство жителей Негорелого ни границу, ни арку никогда не видели. Их граница, история и жизнь — это железная дорога. Возможно, именно поэтому к руинам прошлого сейчас нет никаких глубоких сантиментов, а вот форму железнодорожника местные не снимают, даже выйдя на пенсию.

Поддерживали ли белорусы объединение страны?

Народное собрание

Разумеется, да. Но почему возник такой вопрос?

Во многом из-за политики Сталина. Ведь цифра в 90% проголосовавших априори вызывает недоверие. В конце концов, на территории Беларуси были места, в которых компактно проживало польское население. Да и не все белорусы поддерживали советскую политику.

Американский историк Я. Грос опросил около 20 тысяч жителей Западной Беларуси (его монографию 2002 года цитирует «Гісторыя Беларусі», выпущенная Институтом истории НАН Беларуси). Как признавались собеседники ученого, власти сделали все, чтобы получить необходимые цифры. В ход шли запугивания, угрозы ареста, невозможность проголосовать тайно. Во многих населенных пунктах белорусы получали не бюллетени, а закрытые конверты, которые было нельзя вскрывать. Иногда на местах и вовсе рисовали цифры, которые от них требовали сверху.

Похожая картина наблюдалась на Народном собрании. Порядок выступлений и их содержание утверждалось заранее. Текст выступлений и даже реплики тех, кто выступал в дискуссиях, писались заранее по заказу пропагандистского отдела ЦК.

Но признаемся друг другу честно: стоило ли ожидать другого от тоталитарного СССР, где требовалось единогласное одобрение любого решения?

Оккупация страны

1 сентября 1939 года войска нацистской Германии перешли через немецко-польскую границу. Правительство страны вместе с Игнацием Мосцицким через две недели бежало в соседнюю Румынию. Польская армия была значительно слабее немецкой. Это предопределило быстротечность кампании.

Кроме того, 17 сентября советские войска атаковали восточную Польшу. Они дошли до линии Керзона. Львов Красная Армия и вермахт штурмовали вместе. Поляки, окруженные с двух сторон, не могли остановить неизбежного. К концу месяца вся территория страны была оккупирована. 28 сентября Советский Союз и Германия официально согласовали свои новые государственные границы. Вторая Речь Посполитая перестала существовать. Возрождение польской государственности произошло уже после окончания Второй мировой войны. В стране был установлен коммунистический режим, лояльный СССР.

Польское правительство во время войны находилось в изгнании. После того как западные державы договорились с Советским Союзом о будущем Восточной и Центральной Европы, его перестали признавать в США и Великобритании. Тем не менее правительство в изгнании продолжало существовать вплоть до 1990 года. Тогда и были переданы президентские регалии главе новой Третьей Речи Посполитой Леху Валенсе.

Германия и СССР

Как на практике проходило объединение Беларуси?

В президиуме Народного собрания. Второй слева — секретарь ЦК КП (б)Б Пантелеймон Пономаренко

По мере продвижения Красной армии на запад стали создаваться временные органы власти. В крупных центрах — временные управления, в местечках и деревнях — крестьянские комитеты. В большинстве случаев кандидатуры их руководителей подбирали заблаговременно.

— На чале гэтых часовых упраўленняў стаяць прадстаўнікі Рабоча-сялянскай Чырвонай арміі, гэта значыць партыйныя і савецкія работнікі, якіх мы ў парадку падрыхтоўкі перапранулі ў ваенную форму, (…), — вскоре признался руководитель БССР Пантелеймон Пономаренко. — Часовае ўпраўленне складаецца са старшыні, яшчэ аднаго члена, гэты другі член часовай управы таксама прадстаўнік Чырвонай арміі, але ён чэкіст, супрацоўнік Наркамата ўнутраных спраў і два мясцвыя прадстаўнікі – прадстаўнік рабочых і левай інтэлігенцыі.

Только за первые недели после объединения в Западную Беларусь из Восточной были отправлены 4 тысячи коммунистов и комсомольцев.

5 октября временное управление города Белостока предложило созвать Народное собрание. Управление действовало по приказу сверху: за пять дней до этого соответствующее решение приняло в Москве Политбюро.

Декларировалось, что выборы будут равные, прямые, а голосование — тайным, но реальность оказалась иной. Права выдвинуть делегатов получили временные управления и крестьянские комитеты, а также собрания рабочих на предприятиях, представителей интеллигенции и бойцов Рабочей гвардии. Руководители КП (б)Б подгоняли число делегатов под показатели, определенные заранее (например, среди делегатов должно было быть не менее 70% белорусов, не менее 30% женщин и т.д.)

На выборы, которые состоялись 22 октября, пришло 96,71% избирателей, из которых более 90% проголосовали за предложенных кандидатов.

Польша и Германия

После окончания Великой войны Польша вновь получила свою государственность. Кроме того, польское государство еще серьезно «доросло» новыми землями. К Польше отошли часть Познани и поморских земель, которые ранее входили в состав Пруссии. Данциг получил статус «вольного города». В состав Польши вошла часть Силезии, поляки силой захватили часть Литвы вместе с Вильнюсом.

Польша вместе с Германией принимала участие в аннексии Чехословакии, что никак нельзя отнести к поступкам, которыми стоило бы гордиться. В 1938 году была аннексирована Тешинская область, под предлогом защиты польского населения.

В 1934 году между странами был подписан десятилетний Пакт о ненападении, а спустя год – договор об экономическом сотрудничестве. Вообще, следует отметить, что с приходом Гитлера к власти, германо-польские отношения значительно улучшились. Но это длилось недолго.

В марте 1939 года Германия потребовала у Польши вернуть ей Данциг, вступить в Антикоминтерновский пакт и обеспечить сухопутный коридор для Германии к побережью Балтики. Польша не приняла этот ультиматум и рано утром 1 сентября германские войска перешли польскую границу, началась операция «Вайс».

Майский переворот

Третий Рейх и «Генерал-Губернаторство»

Выводы о советской оккупации Польши

Комментировать
0