fbpx
No Image

Швейцария во второй мировой войне

СОДЕРЖАНИЕ
0
04 января 2021

Нейтралитет не был защитой

Наверное, это был первый раз, когда Гитлер откровенно взял Швейцарию под прицел. Х. Фрёлихер писал позже, что он не мог так просто пройти мимо факта такого разговора в германском внешнеполитическом ведомстве. И в самом деле, было о чем призадуматься. Успешный скандинавский поход заглушил последние проявления недоверия и оппозиционности, сохранявшиеся до сего времени в рядах германских вооруженных сил по отношению к Гитлеру. Теперь он был полновластным и единоличным руководителем партии, армии, общества. Э. Роммель писал в своем дневнике 21 апреля 1940 года: «Если бы у нас не было фюрера! Я не знаю среди немцев другого такого человека, который с той же степенью гениальности владел бы одновременно искусством военного управления и политического руководства». 

Скорость событий нарастала. 10 мая 1940 года Гитлер начал наступление на западе Европы, уничтожив нейтралитет Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Швейцарский Федеральный Совет отреагировал объявлением второй очереди всеобщей мобилизации. Издатель журнала «Вельтвохе» К. фон Шумахер распорядился сделать спецвыпуск, посвященный исключительно последним событиям в Европе. «Мы имеем дело, — писал журнал, — с гражданской войной между державами, одни из которых хотят сохранить Европу в современных христианских и демократических рамках, а другие стремятся на обломках современности возвести новую германскую империю. 

Немцы всегда говорили о том, что предпочтут добровольному поражению погружение Европы в кровь и пепел. Это соответствует „божественно-сумеречному“ настроению, царящему сейчас где-то глубоко в душах немцев. Мы, швейцарцы, должны в эти опасные и тяжелые дни делать только одно — сохранять спокойствие». Газета «Фатерланд» писала о Гитлере как о современном Атилле, которому рукоплещет сошедший с ума многомиллионный народ. «Газетт де Лозанн» открыто встала на сторону раздавленных немецкими гусеницами европейских нейтралов. 

А между тем немецкое наступление продолжалось, Нидерланды капитулировали через пять дней после его начала. В Швейцарии вновь нарастали напряжение и нервозность, и не без основания — ее разведка добыла сведения, говорившие о том, что вторжение вермахта на территорию Конфедерации может начаться в любую минуту. По существующей информации, немцы сосредоточили на границе со Швейцарией до 25 дивизий, среди них — танковые и горно-пехотные. Цель этих соединений, как предполагалось — вторжение в Швейцарию и обход с юга укреплений французской оборонительной линии Мажино. 

Слухи о предстоящем вторжении быстро распространились среди населения. Начался отток беженцев из приграничных с Германией областей, в основном в сторону Альп и Западной Швейцарии. 14 мая в 22 часа генеральный штаб швейцарской армии издал директиву о приведении частей и соединений в боевую готовность. Б. Барбей, шеф личного штаба генерала Г. Гизана, записал в дневнике: «С сегодняшнего самого раннего утра множатся известия и слухи, хотя и происходящие из самых разных источников, но сводимые к одному и тому же — ЭТО произойдет сегодня ночью между двумя и четырьмя часами». 

Показать больше

Бомбардировка Шаффхаузена

Этот контент был опубликован 04 апреля 2014 года
04 апреля 2014 года
На исходе Второй мировой войны, 1 апреля 1944 года американские ВВС по ошибке подвергли бомбардировке швейцарский город Шаффхаузен.

Сам генерал А. Гизан покинул свой штаб в городе Гюмлинген по направлению к специальному командному центру близ города Лангнау. Настроение, царившее в войсках, иллюстрируют произнесенные гораздо позже слова одного из швейцарских офицеров, дислоцированного на границе с Германией: «Ты понимаешь, что ЭТО начнется через один-два часа, патронов тебе хватит на полчаса сопротивления, а потом тебе конец. Но страха перед тем, что должно произойти, не было… Мы только говорили друг другу — пускай попробуют сунуться…» 

Посредник, нужный всем

Получается парадоксальная ситуация. Швейцария, придерживавшаяся на протяжении всей Второй мировой войны принципа невмешательства, при этом активно сотрудничала с Третьим рейхом. Более того, лояльное отношение швейцарских официальных лиц к нацистам давало надежду германскому руководству использовать эту страну как свой последний оплот. Еще летом 1944 года генерал горнострелковых войск СС Франц Бёме предлагал создать в швейцарских Альпах «Европейскую крепость», в которой верхушка рейха мог бы отсидеться до тех пор, пока ушедшие в подполье нацистские ученые не создадут чудо-оружие.

Для того чтобы сдерживать войска антигитлеровской коалиции Бёме требовались всего 11 свободных дивизий, но их на тот момент не было. Все они сражались на Восточном фронте. Позднее, перед самым концом войны, руководство нацистов намеревалось укрыться в Швейцарии. Однако швейцарское правительство к тому времени уже отвернулось от терпящей крах Германии: советские войска одну за другой освобождали страны восточной Европы, неуклонно приближаясь к границам Швейцарии.

По силам ли Красной Армии было завоевать Швейцарию, где теоретически могли находиться германские военные? Вполне. К апрелю 1945 года она выбила гитлеровские войска из Румынии, Польши, Болгарии, Югославии, Чехословакии, Венгрии, Австрии, и совместно с союзниками освободила Германию, Норвегию и Данию. В общей сложности советские дивизии очистили от нацистов 47% территории Европы, на которой проживали свыше 120 млн человек. Весной 1945 года РККА была сильнейшей не только на континенте, но и на планете. Однако со Швейцарией было не все так просто – из-за ее нейтралитета. Советское правительство в отличие от Гитлера соблюдало международные нормы.

История нейтральной Швейцарии берет свое начало на Венском конгрессе, состоявшемся после падения наполеоновской империи в 1815 году. Державы-победители отвели Швейцарии роль буферного государства, отделявшего недавних соперников – Францию и Австрию, и придали ей статус «вечно нейтральной» земли. Однако Швейцария оставляла за собой право иметь собственные вооруженные силы на случай нарушения кем-либо договоренностей. Большую роль в дальнейшей судьбе Швейцарии сыграл российский император Александр I, который признавал за ее населением право на защиту «подлинно национальных интересов» и настоящей, недекоративной независимости.

При захвате Швейцарии СССР, конечно же, рисковал встретить категорический отпор союзников по антигитлеровской коалиции. Они и так с трудом приняли установление просоветского режима на всей территории Восточной Европы, так что распространение влияния Москвы на самый центр Европы стало бы колоссальным вызовом Западу. Нечто подобное уже произошло с Северным Ираном. Только под давлением Лондона и Вашингтона советское руководство согласилось вывести своих военных из исламской страны.

Нельзя забывать и о статусе Швейцарии, как мирового финансового центра, где хранит свои сбережения вся мировая элита. Последняя никак не могла допустить утрату Швейцарией ее нейтралитета. Американские и британские политические круги были весьма взволнованы усилением влияния Советского Союза. В связи с этим Уинстон Черчилль в срочном порядке поручил своему Генштабу разработку плана операции «Немыслимое», главной целью которой было усмирение Москвы. А в августе 1945 года США применили атомное оружие. Как считают многие историки, в том числе и для того, чтобы припугнуть СССР.

Ощетинившийся дикобраз

К лету 1940 года Гитлер фактически подчинил себе всю Западную Европу. На тот момент только Великобритания оказала Третьему рейху сопротивление. Еще пять государств по разным причинам придерживались в этой войне нейтралитета – это Португалия Испания, Ирландия, Швеция и Швейцария.

Португалия и Испания в целом симпатизировали нацистскому режиму, но первая не ввязалась в конфликт, так как это поставило бы под угрозу сохранение ее колоний, а вторая была слишком измотана гражданской войной. Ирландия не поддержала Великобританию, но и не встала на сторону Германии из-за крайней малочисленности своих вооруженных сил. Принцип невмешательства шведов заключался в их лавировании между Германией и Англией: Стокгольм в течение всей войны умудрялся оказывать помощь обеим воюющим сторонам.

Но если перечисленные страны в силу своей удаленности не представляли большого интереса для Гитлера, то располагавшаяся в центре Европы Швейцария была для рейха лакомым кусочком. Поводов для присоединения Швейцарии было предостаточно – так же как и в случае с аншлюсом Австрии: в стране был высокий процент немецкоязычного населения, она обладала развитой промышленностью и отлаженной банковской системой, а главное – через нее проходили транспортные пути, связывавшие Германию с Италией.

Гитлер, конечно же, был осведомлен о международном соглашении, закреплявшем нейтральный статус Швейцарии, но для него, как известно, никакие договоренности не являлись препятствием при осуществлении его грандиозных замыслов. Сразу после оккупации Франции фюрер разработал и план по захвату Швейцарии. Вторжение намечалось на осень 1940 года. Готовящиеся к возвращению из Франции германские военные шутливо бравировали: «Мы возьмем Швейцарию, этого маленького дикобраза (взъерошенного дикобраза им напоминал контур страны на карте), по пути домой».

Но покорить Швейцарию Германии было не суждено. Операцию в конченом итоге пришлось отменить. На то было несколько причин. Первая – рельеф и климат страны. Горные хребты и обильные снегопады оказались бы непреодолимыми преградами для германских танковых армий. Такая война грозила бы затянуться на долгие месяцы, а может, и годы. Вторая причина – язык. Для более чем 60% швейцарцев немецкий являлся родным языком, что, вероятно, удерживало Гитлера от агрессии – всё-таки соплеменники.

Примечания[ | код]

  1. См. История Швейцарского союза
  2. M. Gamelin. Servir, t. III, p. 229—236)
  3. Edgar Bonjour, Neutralität, Bd. IV, 1970, p. 379
  4. R. M. Ogorkiewicz. Swiss Battle Tanks. — Windsor: Profile Publications, 1972. — P. 1—3. — 20 p. — (AFV/Weapons Profiles № 50).
  5. Antwort des Bundesrates auf die parlamentarische Anfrage 98.3447 von Ständerat Maximilian Reimann vom 7. 10. 1998
  6.  (недоступная ссылка). Журнальный зал. Дата обращения: 16 июля 2016.
  7. Всего за время войны было зарегистрировано 6501 нарушение воздушных границ Швейцарии; на территории страны приземлились 198 самолётов воюющих сторон.
  8.  (недоступная ссылка). Дата обращения: 1 марта 2010.
  9. — статья из
  10. . jewish.ru. Дата обращения: 21 июля 2015.

Торжество прагматизма

Отношение к беженцам

Начиная с середины 1940 годов страну наводнило большое количество военнопленных беженцев (около ста четырёх тысяч). Это были советские, английские и французские солдаты, оказавшиеся в фашистском плену, а также немецкие и итальянские военнослужащие антигитлеровских направлений, сбежавшие из концентрационных лагерей. Нейтральное государство оказывало им посильную помощь и защиту.

Из-за отсутствия дипломатических связей между СССР и Швейцарией жизнь одиннадцати тысяч советских граждан в данной стране была нелегкой. Правительство относилось к сбежавшим пленным возмутительно предвзято и недоброжелательно.

Однако к беженцам из гражданского населения правительство Швейцарии относилось более сурово. Например, немецким евреям запрещалось пересекать границу, а лица, нелегально помогающие им в этом, подвергались жестким гонениям.

Лишь спустя сорок лет они были реабилитированы, а швейцарское правительство извинилось за нетерпимость по отношению к германским евреям.

Между мировыми войнами[править | править код]

Духовная Оборонаправить | править код

В послевоенные годы, особенно начиная с середины 1930-х, происходило постепенное изменение акцентов в отношении Швейцарии к своей безопасности от внешней угрозы.

В большой мере это объяснялось появлением и развитием фашизма и национал-социализма в соседних Италии и Германии.

Впрочем, первоначально эти новые политические движения ещё вызывали симпатии у некоторой части швейцарцев: в 1932 году Вильгельм Густлофф организовал в Давосе швейцарское отделение НСДАП, члены швейцарского правительства Филипп Эттер (католическая консервативная партия) и Марсель Пиле Голаз (радикальная партия) открыто проявляли благосклонность к националистическим идеям, и даже командующий швейцарской армией генерал Анри Гизан высказал в 1934 году своё восхищение итальянским диктатором Муссолини, который «знал, как объединить все силы нации».

Многие высокопоставленные военные состояли также в пронацистских организациях Schweizerischer Vaterländischer Verband (SVV), Eidgenössische Sammlung и прочих (в дальнейшем все они были запрещены).

Уже во время войны около 2200 швейцарских граждан служили добровольцами в вермахте и СС.

Однако со временем проявления тоталитаризма, преследования евреев и откровенно экспансионистская внешняя политика соседей оттолкнули от себя симпатии швейцарцев, имеющих многовековую демократию и федералистское государство.

Более того, недоверие к Frontists (сочувствующим нацистам) становилось даже больше, чем к коммунистам и вообще к «левым»: доля голосов, отданных социал-демократической партии на парламентских выборах, возрастала с 25,9 % в 1939 до 28,6 % в 1943 годах.

После аншлюса именно газеты Швейцарии стали единственной немецкоязычной трибуной для общественной критики нацистской идеологии, а основанное в 1931 году в Швейцарии Национальное Общественное радио своими передачами представляло определённый противовес пропаганде Геббельса.[где?][источник не указан 933 дня]

В конце 1930-х годов не только эмигранты и швейцарские интеллектуалы, но и большинство населения Швейцарии были критически настроены по отношению к нацистской Германии. Кроме всего, это также повлекло за собой повышение всеобщего интереса к национальным ценностям Швейцарии, а также к готовности их защищать от любых поползновений извне.

Для обозначения этого общественного движения в Швейцарии был принят термин Geistige Landesverteidigung (Психическая, Интеллектуальная национальная оборона), или, в переводе с официальных названий на французском «défense spirituelle» и итальянском «difesa spirituale» — Духовная оборона.

Духовная Оборона включала в себя примерно 40 различных общественных ассоциаций. Их деятельность была направлена на популяризацию в обществе традиционных ценностей Швейцарии и её государственного уклада (федерализм, равноправие, терпимость, многопартийность), а также богатства её культуры.

Планы иностранных держав относительно Швейцарииправить | править код

После нападения Германии на Польшу в Западной Европе началась «странная война»: уже 3 сентября 1939 года Англия и Франция объявили войну Германии, но активных боевых действий между воюющими сторонами не проводилось.

Однако, разрабатывая планы ведения войны на 1940 год, главнокомандующий вооружёнными силами Франции генерал Гамелен исходил из предположения, что Германия могла нанести удар по англо-французским войскам на севере или на юге, действуя через Бельгию или Швейцарию.

Учитывая это, французское командование предлагало ввести франко-английские войска в Бельгию и Швейцарию, включить бельгийскую и швейцарскую армии в состав союзных сил и создать прочную оборону на удалённых от французской границы рубежах.

С другой стороны, уже после капитуляции Франции вермахт разработал свой план вторжения в Швейцарию. По ряду причин сроки начала этой операции несколько раз переносились, и в конце концов вторжение так и не состоялось, хотя в устной традиции сохранилось высказывание, якобы бытовавшее среди немецких солдат:

Оценивая состояние сил противника в тот период, швейцарский генерал Ойген Бирхер (англ.)русск. писал, что немцам для того, чтобы дойти до Берна, вполне хватило бы одного танкового полка.

Армейский призыв в Швейцарии

Сегодня под военный призыв в Конфедерации подпадают граждане в возрасте от 18 до 21 года. Непосредственно годными к службе являются молодые люди в возрасте от 18 до 33 лет. Кстати, представительницы женского пола также могут пойти в швейцарские войска, однако на добровольных началах (разрешено с 2007 года).

Годность к службе

Собственно статус «годен» определяется во время медицинского осмотра. В частности, необходимо пройти физические, умственные и психологические тесты.

Категории

Согласно итоговым результатам, медицинский совет имеет право вынести один из следующих трёх вердиктов:

  • годен (призывник подходит по всем требованиям и отправляется на военную службу);
  • условно годен (призывник не подходит для службы в национальных войсках по ряду требований, но может служить в гражданской обороне);
  • не годен (призывник не подходит ни в первом, ни во втором случае).

Медицинский контроль

Ежегодный призыв в Швейцарии насчитывает около 40 тысяч человек. Откроем Вам интересную статистику: примерно 60 процентов всех рекрутов обычно успешно проходят медосмотр. Примечательно, что если призывник годен или условно годен к службе и по ряду причин не может её пройти, он должен будет платить военный налог (который возмещает его отсутствие в рядах военных страны) в размере 3 процентов от доходов до наступления 30 лет.

ЛГБТ в армии

Сексуальная ориентация призывника сама по себе не имеет никакого влияния на вопрос о годности в армию. Учитывая толерантность швейцарцев к ЛГБТ, служба в армии для геев и лесбиянок не является такой уж и редкостью.

Швейцарское общество считается консервативным. Отчасти поэтому удивительным является тот факт, что Конфедерация стала первой страной, в которой не парламент или суд, а целый народ на референдуме поддержал партнёрства геев и лесбиянок. Подробно: ЛГБТ в Швейцарии.

Отказ от службы

Отказ от службы как таковой в Швейцарии вообще не приемлем: за такое решение, призывник будет нести уголовную ответственность (лишение свободы).

Интересно, что 23 сентября 2013 года швейцарцы задались вопросом «Стоит ли отметить военный призыв?» на всенародном референдуме. В результате, 73 процента голосов было отдано за сохранения военной обязанности. Швейцарцы благодарны своим военным и гордятся ими.

Обучение призывников

Годные призывники обязаны пройти обучение в так называемых «рекрутских школах» (Rekrutenschule). В среднем такая учёба длится от 18 до 21 недели. Если призывник желает в будущем дослужиться до гренадёра (элитные войска Швейцарии схожие со спецназом) – обучение займёт 25 недель.

Ввиду наличия нескольких национальных языков в Швейцарии, призывник имеет право обучаться на родном языке у себя в кантоне. Всего существует около 20 рекрутских школ на территории Швейцарии.

Так называемая школа молодого бойца состоит из трёх этапов:

  • Начальный этап первичной подготовки. Рекрут изучает основы жизни военного (7 недель);
  • Функциональная составляющая военного дела. В данном случае изучается специфика работы того или иного рода швейцарских войск (6 недель);
  • Боевая подготовка в составе военного соединения. На этом этапе происходит расформирование в военные части.

По окончании школы военная жизнь швейцарца не оканчивается. Новобранцев отправляют домой, но его ежегодно призывают на курсы повторной подготовки. В зависимости от рода войск, обучение длится около 2-3 недель.

Интересный факт: по уходу домой, новобранцы забирают с собой свою форму и табельное оружие. Таким образом, власти Конфедерации стараются обеспечить высокую мобилизацию в случае необходимости. Время от времени бойцов созывают на повторные стрелковые курсы, дабы проверить уровень подготовки бывших новобранцев, чтобы армия Швейцарии была на готове.

Дезертирство в Швейцарии

Несмотря на всю доблесть и честь наших военных, швейцарская армия по душе не каждому молодому швейцарцу. Неудивительно, что в национальных войсках не исключена возможность уклонения от военной службы и даже дезертирство!

Подобные случаи имели место во времена Первой и Второй мировой войны и случались на основе религиозных или политических причин, что было характерно на то время. Тем не менее, нельзя сказать, что в современной Конфедерации дезертирство – частое явление. В подавляющем большинстве случаев швейцарцы довольно ответственно относятся к своему военному долгу, а менталитет просто не позволяет подумать о подобном.

Отметим, что за совершение самовольного побега с военной службы в Швейцарии, законодательство постановляет наказание в виде лишение свободы на срок до 18 месяцев.

Мнение швейцарского народа

Следует отметить, что швейцарская внешнеэкономическая политика в годы Второй мировой войны обладала достаточным формально-демократическим базисом. В рамках идеологии «Духовной обороны», в центре которой стояли целенаправленные попытки сплотить общество Швейцарии перед лицом военной опасности и сгладить противоречия, существовавшие между политическими партиями, общественным слоями и регионами страны (имеются в виду давние трения между «немецкой» и «французской» частями Швейцарии) не было никаких условий для того, чтобы инициировать широкую общественную дискуссию относительно того, насколько моральными являются поставки из Швейцарии в Германию товаров военного и двойного назначения.

Если и раздавались критические голоса, то это были преимущественно голоса парламентариев, которых, разумеется, старались лишний раз не информировать о том, что происходило на внешнеэкономическом фронте (особенно громкими эти голоса стали в связи с завесой тайны, окружавшей заключение летом 1941 г. договора об экономическом сотрудничестве Швейцарии с Германией). К концу войны и эта критика утихла полностью, оставались только крайне левые силы, изредка упрекавшие правительство за отсутствие полноценного сотрудничества с Швейцарии с СССР как с важнейшей движущей силой антигитлеровской коалиции. В целом же основные политические партии защищали внешнеэкономический курс Федерального совета, признавая и поддерживая сотрудничество Швейцарии с Германией и Италией.

С учетом практически полной занятости в стране и стопроцентной загрузки всех промышленных мощностей Швейцарии критикам правительственного курса в области внешнеэкономической деятельности было очень сложно набрать достаточное количество весомых контраргументов. Сторонники этого курса и сегодня указывают на то, что экономическое сотрудничество позволило Швейцарии избежать серьезных политических уступок и сделок с «державами оси». На вопрос же о том, где проходит граница между «экономическими» и «политическими» уступками, еще предстоит ответить будущим историкам.

Неудачная миссия А. Хирса

Генеральный директор ШНБ Альфред Хирс, принимавший участие в переговорах в Вашингтоне, попытался оправдать действия Швейцарии соображениями валютно-финансового характера, а также мотивами, связанными со швейцарской политикой нейтралитета. В частности, Хирс указал, что все то золото, что ГРБ продал ШНБ, является исключительно средствами, накопленными еще в довоенный период. ШНБ получил соответствующие заверения от немцев, поэтому у него-де не было поводов сомневаться в правомерности совершаемой сделки, а значит, ни о каком «награбленном» золоте не может быть и речи.

Если же союзники выдвигают требования относительно возврата этих средств, то, указал Хирс, они должны обратиться в уполномоченные швейцарские суды с соответствующим иском. Эта позиция оказалась более чем слабой. Союзники (американцы) имели в своем распоряжении показания Эмиля Пуля, из которых следовало, что немцы в свое время ясно давали понять, что, несмотря на все заверения, часть золота вполне может оказаться золотом, ранее находившимся, например, в бельгийском владении.

Было очевидно, что Хирс просто не понял — времена изменились, соображения нейтралитета и прочие аргументы сходного рода не производят на союзников никакого впечатления. К этому добавилась изумительная неразумность поведения Хирса. Мало того, что свои доклады о ходе вашингтонских переговоров он посылал регулярной почтой, не заботясь о шифровке, так еще в ряде своих писем он с презрением, применяя антисемитскую фразеологию, характеризовал американских партнеров по переговорам, что, разумеется, стало им известно и добавило ненужную напряженность в накаленную атмосферу переговоров.

Если бы не решительное вмешательство руководителя швейцарской делегации В. Штуки, то переговоры в Вашингтоне вполне могли бы окончиться провалом. Помог швейцарцам и тот факт, что сами союзники были заинтересованы в скорейшем завершении переговоров с Конфедерацией, поскольку точно такие же переговоры они намеревались провести с другими нейтралами — Швецией, Португалией и Испанией. На переднем плане стояла, по словам тогдашнего американского министра финансов Дж. Снайдера, необходимость собрать как можно больше средств с целью послевоенного восстановления Европы, а также соображения безопасности — необходимо было исключить возможность создания бывшими нацистами своих опорных пунктов в третьих странах.

Побег в Швейцарию

Всего за указанный выше период времени почти 80 000 человек — в основном солдаты Вермахта — смогли бежать из французских лагерей. Все они хотели вернуться домой на родину. По иронии судьбы многие из них повторили судьбу евреев, которые всего несколько месяцев назад также искали спасения в Швейцарии. Передвигаясь под покровом темноты, по опасным дорогам или прячась в грузовых железнодорожных вагонах без окон, некоторым удалось добраться до швейцарской границы и суметь поймать подходящий момент для её пересечения.

Французский лагерь для интернированных, в котором содержалось до 10 000 немецких военнопленных. Wikimedia / Национальный архив США.

Массовый исход немцев начался в апреле 1945 года, когда французские войска вошли в Констанц. Немецкие гражданские лица и солдаты в панике бросились к швейцарской границе, у КПП «Кройцлинген» собралась целая толпа. 26 апреля 1945 года 150 военнослужащих Вермахта и немецких пограничных властей явились на границу и попросили разрешения на въезд в Швейцарию. Разрешение было дано, затем все эти лица были впоследствии интернированы. Вскоре после этого, в мае 1945 года, примерно 400 человек русских, военнослужащих Первой Русской национальной армии Германского Вермахта, прибыли в Лихтенштейн, многие из них – в сопровождении женщин и детей, и сообщили швейцарским пограничникам о своем желании быть интернированными в Швейцарии. Однако все они были сочтены «нежелательными», и им было отказано во въезде. И это было только начало. 

Немецкий военнопленный.

В августе 1945 года швейцарские полицейские задержали в районе Невшательского озера в регионе города Флёрье (Fleurier) двух немецких военнопленных, бежавших из лагеря Валдаон-дан-ле-Ду (Valdahon dans le Doubs), а несколько дней спустя она арестовала еще трех беглецов в Будри (Boudry). Трое немцев были пойманы в Корселе (Corcelles) и выдворены во Францию, а в октябре 1945 года в Вуллерене (Vuillerens, кантон Во) были задержаны еще четыре солдата вермахта, сбежавшие из лагеря во французском городе Анмас (Annemasse) и пытавшиеся вернуться на родину. Беглецы также проявлялись даже в Женеве. Так, в январе 1946 года в железнодорожном вагоне на вокзале Корнавэн сотрудники «Швейцарской федеральной железной дороги» (SBB | CFF) обнаружили двух таких беглецов из лагеря в Тулоне. Еще два немецких солдата были задержаны в Бельвю (Bellevue) и переданы французским властям в августе. 

В то время как 20 августа 1946 года вооружённые силы гитлеровской Германии (Вермахт) были официально распущены в Берлине, полиция в Маршисси (Marchissy, кантон Во) задержала четырех немецких солдат в гражданской и военной одежде, бежавших из лагеря в Анси (Annecy). Четверо других, которые возвращались в Германию из Неаполя, были пойманы в лесу недалеко от города Курандлен (Courrendlin) в регионе швейцарской Юры. В следующем месяце пять немецких беглецов были задержаны в Берне и экстрадированы во Францию. В то же время в Люцерне состоялся суд над Отто Лёлигером (Otto Löliger): бывший военнослужащий швейцарских Вооруженных сил вступил в ряды СС в 1942 году и дослужился до звания оберштурмфюрера (Oberstumführer). Его приговорили к семи годам лишения свободы, что вызвало огромный резонанс в прессе.

Комментировать
0