fbpx
No Image

Батюшки специального назначения

СОДЕРЖАНИЕ
0
05 января 2021

Зрелый возраст

Отец Михаил женат, имеет пятерых детей. Служба его опасна, связана с частыми военными командировками. Он участвовал в миротворческих операциях в составе ВДВ в Боснии, Косово, в боевых действий на Северном Кавказе, Абхазии, Киргизии.

Военные годы

Хотя сам батюшка в руках оружия не держал (это запрещено церковными законами), но совершил сотни прыжков с парашютом, был задействован во многих боевых операциях. Приходилось снимать рясу и примеривать камуфляжную форму, правда, без погон и определения рода войск, с православным крестом в петлицах.

Солдат нуждается не только в боевом снаряжении, но и в моральном напутствии. Особенно близко о. Михаил сошелся с десантниками. Его даже прозвали «десантным батюшкой».

Однажды во время одной боевой операции в Чечне он попал с разведчиками в засаду. Одного бойца тяжело ранили, он истекал кровью на руках у батюшки, который неистово молился. И чудо свершилось — рано утром прилетел дежурный вертолет, парень был спасен. Но еще бы чуть-чуть, и ему же никто не смог бы помочь, сказали врачи.

В Чечне священник крестил свыше трех тысяч молодых солдат.

«Десантный батюшка» считает, что в российской армии должно быть больше священнослужителей и не только православной конфессии. По его подсчетам, необходимо иметь около 400 православных батюшек, 30-40 мулл, 2-3 буддистских ламы и 1-2 еврейских раввина.

Награды военного священника:

  • орден Мужества;
  • медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени;
  • орден преподобного Сергия Радонежского III степени.

Современная деятельность

На службу в церковь в Сокольниках, которую сегодня называют главным храмом ВДВ, священник Михаил Васильев попал не случайно. В середине 2000-годов он был разрушенным и имел жалкий вид. Михаил решил вернуть его в лоно православной Церкви, нашлись добровольные помощники и сообщники. Среди них были весьма высокопоставленные церковные и военные иерархи. В июне 2009 года с помощью командующего ВДВ генерала Владимира Шаманова аварийное здание реставрировали и передали верующим.
О. Михаил вспоминает:

Отмена всех ограничений: молись кому угодно

Так продолжалось до середины XIX века. В 1858 году иностранцам официально было разрешено проживать в Японии. Вместе с торговцами и послами во вновь открытую страну прибыли и священники.

Одним из них был француз Бернар Петижан. Он изучил историю преследования христиан в Японии, и с помощью Общества Французских миссий построил церковь двадцати шести японских мучеников. В новый храм хлынули всё ещё официально запрещённые японские христиане. Петижан беседовал со многими из них и был несказанно удивлен, что многие обряды за 250 лет они сохранили практически в неизменном виде. Он написал об этом Папе, и Пий IX объявил это божьим чудом.

После Реставрации Мейдзи некоторое время закон о запрете христианства ещё действовал. Отменили его только в 1873 году. Этому немало поспособствовало давление посольств США и европейских стран.

Официально разрешили вернуться на родину тем, кто был изгнан из страны за веру, и их потомкам, вне зависимости от вероисповедания. После отмены запрета, миссионерством занялась и русская православная церковь: Николай Касаткин был отправлен в Японию с духовной миссией. Он стал успешно проповедовать православие среди японцев.

Некоторые коммуны христиан так и оставались в неведении о том, что времена преследований закончены. Одно из таких сообществ обнаружил в 1990х годах антрополог Христаль Уилан на островах Гото, неподалеку от Нагасаки. В этой коммуне жили два престарелых священника и несколько десятков мужчин и женщин.

Побеседовав с ними, учёный с удивлением понял, что наткнулся на средневековую христианскую общину, которая умудрилась тайно пронести веру своих отцов и дедов сквозь вековые запреты…

Митрофорный протоиерей Иоанн Букоткин

(26.09.1925 — 08.05.2000)

Родился в 1926 году в деревне Полухино Саратовской области Аркадагского района в крестьянской семье.  Окончил только семь классов школы. С началом войны отправился учиться на связиста. Воевал на Третьем Белорусском фронте, в Восточной Пруссии.

Из воспоминаний о. Иоанна:

«Я непрестанно молился всю войну. У меня на груди был крест; однажды я уронил его на соломенный пол и не смог найти. Из подола шинели вырезал крестик и повесил на грудь. Но очень расстроился. И вот проходит старшина, спрашивает: «Как дела, Букоткин?» Я ответил: «Так-то все хорошо, но вот крест потерял» (офицеры знали, что я верующий). И старшина достает из кармана крест и иконку: «Выбирай!» Крестом его благословила мать, и я взял иконку, подаренную старшине полячкой. Он спас ее дочерей, когда отступающие немцы хотели сжечь множество людей в сарае. С этой иконкой Спасителя и Божией Матери я прошел до конца войны. У многих наших офицеров были кресты и иконки. Кому мать дала, кому жена.

Орден Славы III степени — это самая дорогая для меня награда. Под Инстинбургом мы отбили две атаки немцев, а в третью они пошли без единого выстрела и только с близкого расстояния открыли минометный огонь. Мины ложились в шахматном порядке, головы не поднять. Мне командир приказал добраться до левого фланга и разведать обстановку. Я пробирался под шквальным огнем и встретил санитара, который перевязывал раненого сержанта Глушко. Я отстреливался, а немцы наступали полукругом. Тогда мы затащили раненого в какой-то сарай и спрыгнули в погреб. Глушко остался наверху. Погреб был каменный, в одном месте дыра заткнута тряпкой, можно было руку протянуть и достать до немцев, а они уже были везде. Я понял, что нас обязательно схватят, а если узнают, что я связной — будут пытать. Говорю санитару: «Я ухожу отсюда». Он стал уговаривать остаться. Я перекрестился, три раза прочел «Отче наш», приставил лесенку и с молитвой «Господи, благослови» вылез из погреба. Сержант Глушко лежал без движения, и я подумал, что он умер. Так же, видно, решили и немцы. Выглянул во двор, везде суетились фашисты. Решил пересечь двор и перебежать дорогу, а там залечь в кювете и отстреливаться до последнего патрона, последний — себе. Пробежал до кювета, а они меня не заметили! До сих пор не знаю почему. Может быть, оттого, что шинель-то на мне была зеленая, английская…

За кюветом было открытое место, в гору метров двести пятьдесят. И я побежал зигзагами. Немцы стали стрелять, а я падал, отдыхал и бежал дальше. Меня ранило в ногу, а уже на самой горке пулей раздробило левое плечо. Подобрали меня свои уже, когда стемнело. Оперировали в полевом госпитале, где я встретил сержанта Глушко. От него узнал, что санитара, оставшегося в погребе, немцы нашли….»

После войны служил в штабе Московского военного округа. После окончания семинарии в 1952 году был рукоположен в священники в Саратове, потом служил в Астрахани, в Камышине, в Боровичах Новгородской области. Около сорока лет отец Иоанн Букоткин прожил в Самаре и служил в храме во имя святых апостолов Петра и Павла, последние годы был духовником Самарской епархии. ППохоронен в Иверском женском монастыре в Самаре.

Архимандрит Нифонт (в миру Николай Глазов)

(1918-2004)

Получал педагогическое образование, преподавал в школе.  В 1939 году призван служить в Забайкалье. Когда началась Великая Отечественная война Николай Глазов первоначально продолжал нести службу в Забайкалье, а затем был направлен на учебу в одно из военных училищ.

После окончания училища артиллерист-зенитчик лейтенант Глазов начал воевать на Курской дуге. Вскоре он был назначен командиром зенитной батареи. Последний бой старшему лейтенанту Глазову пришлось вести в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года. Николай Дмитриевич был ранен. Старшему лейтенанту Глазову перебило коленные суставы. Ему пришлось пережить несколько операций сначала в полевом, а затем в эвакогоспитале в грузинском городе Боржоми. Старания хирургов не смогли спасти ему ног, коленные чашечки пришлось удалить, и на всю жизнь он остался инвалидом. В конце 1945 года в Кемерово вернулся еще очень молодой старший лейтенант, на кителе которого были ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медали: «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией». Он стал псаломщиком в Знаменской церкви Кемерова.

В 1947 году Николай Дмитриевич Глазов приехал в Киево-Печерскую Лавру и стал ее послушником. 13 апреля 1949 года он был пострижен в монашество с именем Нифонт, в честь святителя Нифонта Печерского и Новгородского. Вскоре после пострига он был рукоположен сначала во иеродиакона, а затем в иеромонаха.

После окончания Московской духовной академии  направлен в Новосибирскую епархию.

«Военный» отдел нашего времени

Военное благочиние Санкт-Петербургской епархиимитрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимирахрама во имя Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной«военный» отделархиман­д­рит Алексий (Ганьжин)В ведении военного благочиния Санкт-Петербургской епархии находится 31 храм и 14 часовен, включая восстанавливаемые и проектируемые.
Штатного духовенства ― 28 клириков: 23 священника и пять диаконов. Благочиние окормляет 11 военных вузов.

иерей Анатолий ЩербатюкНа сегодняшний день отделом достигнуты соглашения о сотрудничестве между епархией и Ленинградской военно-морской базой, пограничным управлением ФСБ России по Ленобласти, фельдъегерской службой УГФС России по Северо-Западу, Ленинградским военным округом, а также с ГУВД, Северо-Западным региональным командованием внутренних войск МВД РФ, ГУФСИН, Всероссийской полицейской ассоциацией, Управлением Федеральной службы контроля за оборотом наркотиков.

Протоиерей Василий Ермаков

(1927-2007)

Родился в городе Болхове Орловской губернии в крестьянской семье. Первые наставления в церковной вере получил в семье от отца, поскольку все 28 церквей небольшого города к 30-м годам были закрыты. Пошел в школу в 1933 году, к 1941 году окончил семь классов средней школы.
В октябре 1941 года немцы с боями захватили город Болхов. Молодёжь от четырнадцати лет и старше отправлялась на принудительные работы: чистить дороги, рыть окопы, засыпать воронки, строить мост. Во время оккупации, с 16 октября 1941 года в городе была открыта церковь ХVII века во имя святителя Алексия, митрополита Московского, расположенная на территории бывшего женского монастыря Рождества Христова. Служил в церкви священник Василий Верёвкин. В этом храме Василий Ермаков впервые посетил службу, с Рождества Христова 1942 года стал ходить на службы регулярно, с 30 марта 1942 года стал прислуживать в алтаре.

16 июля 1943 года вместе с сестрой попал в облаву и 1 сентября был пригнан в лагерь Палдиский в Эстонии. Таллиннское православное духовенство совершали в лагере богослужения, и в числе прочих в лагерь приезжал протоиерей Михаил Ридигер, с которым Василий Ермаков тогда же познакомился и подружился. В лагере Василий Ермаков пробыл до 14 октября 1943 года: священник Василий Верёвкин, находившийся там же в лагере, причислил его к своей семье, когда вышел приказ освободить из лагеря священников и их семьи.

До конца войны вместе с Алексеем Ридигером, сыном протоиерея Михаила, служил иподьяконом у епископа Нарвского Павла и одновременно работал на частной фабрике. 22 сентября 1944 года город Таллин был освобождён советскими войсками.

После освобождения Василий Ермаков был мобилизован и направлен в штаб Балтийского флота, в свободное время выполняя обязанности звонаря, иподьякона, алтарника в соборе Александра Невского в Таллине.

Как армия сопоставляется с верой

Всем известно мнение, что без сильного войска не бывает и сильной страны. Православная вера разделяет взгляд на то, что обязанность каждого мужчины — защищать свою Родину. Армия — это настоящая школа жизни, ее можно сравнить с микромоделью целого мира со своими правилами, порядками и уставом.

Интересно! Вопрос о том, может ли христианин служить в войсках, поднимался еще в IV веке, когда христианство было гонимо и процветало язычество.

Тем не менее древними отцами было постановлено, что если христианин пренебрегает службой в войсках, он отлучается от церковного общения. Это было в очень тяжелые для христианства века, когда солдат не мог назвать себя верующим открыто.

Современная армия, наоборот, всецело поощряет распространение веры среди солдат. Даже атеистическое командование признает, что вера поднимает боевой дух, придает сил солдатам, что позитивно отражается на службе. Сегодня при многих войсковых частях действуют специальные передвижные храмы, которые переезжают с места на место вместе с солдатами, которые могут практически полноценно участвовать в церковной жизни.


В современной армии поощряется участие солдат в церковных службах

С духовной точки зрения, сложно переоценить значение церкви для военнослужащего. Подвергая риску собственную жизнь, верующий солдат всегда знает, что и волос не упадет с его головы без Промысла Божиего. Конечно, пребывая под защитой Господа, служить будет намного легче.

Что же касается заповеди «Не убий», то тут надо понимать, что если речь идет о защите Отечества — его надо защищать. Конечно, всегда лучше не доводить до военных конфликтов и решать разногласия на уровне дипломатии. Но к сожалению, в современном мире все чаще проблемы на уровне государств решаются силой. Если возникает военный конфликт и Родине грозит опасность — каждый мужчина должен взять в руки оружие и защищать свою землю.

Православие знает множество примеров воинов, которые были удостоены венца святости после своей смерти. Это, к примеру, святой Иоанн Воин, святой князь Александр Невский, святой Илья Муромец. Эти люди участвовали в военных сражениях, убивали других людей, но это не помешало им стать святыми.

Важно! Примеры святых воинов православной церкви не означают, что заповедь «Не убий» утратила свою актуальность. Но защита своей земли и своего народа не является убийством в том смысле, в котором его осудил Господь

Из более современных святых, которым довелось служить в военных войсках, интересен пример святого Паисия Святогорца. Будучи в молодости уже очень благочестивым христианином, он переживал, как будет служить в армии, где придется брать в руки оружие и, возможно, стрелять в других людей.

Юноша горячо молился Господу, чтоб Он отвел его от убийства даже врага. И Господь услышал молитву праведника — будущий святой старец благополучно отслужил и отдал долг Родине связистом, ни разу не выстрелив в другого человека. Как видим, воинская служба никак не помешала юноше в будущем стать известным старцем, которого после смерти канонизировали в лике святых.

Протоиерей Алексий Осипов

(1924-2004)

Протоиерей Алексий Осипов

Родился в Саратовской губернии, в 1942 заканчивает среднюю школу. Направлен в дивизион тяжелых минометов Резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. Этот дивизион был придан 57 армии, отражающей немецкое наступление южнее Сталинграда. С началом нашего контрнаступления корректировщику огня рядовому Осипову пришлось пройти с тяжелыми боями через Калмыцкие степи к Ростову-на-Дону. Здесь 3 февраля 1943 года в одном бою Алексей Павлович получил два ранения. Сначала осколочное в предплечье и в грудь, но поля боя не покинул, а вечером ему раздробило ступню.

Ступню и часть голени сохранить не удалось, они были ампутированы. После лечения молодой солдат-инвалид, награжденный медалями: «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» вернулся в родные места на Волгу. В 1945 году, за очень короткий срок он окончил Сталинградский учительский институт с отличием и сдал экстерном экзамены за курс Воронежского педагогического института. Был исключен за то, что читал на клиросе.
Заканчивает  Одесскую Духовную семинарию, Московскую Духовную академию. Направлен в Новосибирскую епархию, в октябре 1952 года Алексий Осипов был рукоположен митрополитом Варфоломеем во диакона и во священника.

Духовный десант, первые военные рясы и храм Минобороны

Весной 2013 года на заснеженном поле Рязанской области прошли учения священников воздушных войск. 40 православных батюшек прыгали с парашютами, а также учились разворачивать надувной храм, представляющий собой палатку, которую священники надували электрическими насосами. Кресты и иконостасы прикреплялись к храму на липучках.

Военнослужащие выходят из мобильного храма, развернутого на месте десантирования – Максим Блинов/Sputnik

«Как храм может быть применен – или по голове противника ударить сверху , или развернуться на рубеже и помолиться», — заявлял]]> ]]>начальник управления по работе с верующими военнослужащими вооруженных сил РФ Борис Лукичев. Позднее о массовом развертывании подобных храмов также не сообщалось.

В 2012 году военные священники ВДВ совершили 38 прыжков с парашютом – Министерство обороны Российской Федерации

К 2015 году военных священников все еще не хватало – в войсках на штатной основе работало]]> ]]>только 132 священнослужителя на 242 должности, среди них два мусульманина и один буддист. К 2019 году число военных священников в российской армии удалось увеличить до 200, заявляет]]> ]]>BBC.

В 2016 году в Центральном военном округе впервые]]> ]]>показали рясу для военных священников. Она напоминала обычную военную форму, однако вместо петличек был вышит православный крест, а на месте имени и должности военнослужащего – имя и церковный сан священника. Форма предназначалась для священников, которые будут служить на полевых выходах и военных учениях.

Полковой священник в униформе на VI международном военно-техническом форуме «Армия-2020» в конгрессно-выставочном центре «Патриот»

Авилов Александр/Агентство «Москва»

Вместе с новыми моделями ряс на форуме «Армия» в 2020 году показали «войсковые» восковые свечи цвета хаки и другие предметы церковной атрибутики. При этом в самом РПЦ новые камуфляжные облачения не одобрили.

Церковная утварь и полевая форма священника на выставке вооружения на VI международном военно-техническом форуме «Армия-2020» в конгрессно-выставочном центре «Патриот»

Авилов Александр/Агентство «Москва»

«Все, что делается, должно делаться по уставу Русской православной церкви и по согласованию с синодальным отделом по взаимоотношению с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Этого сделано не было», — заявил]]> ]]>“Интерфаксу” Председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами епископ Стефан.

Одним из главных результатов работы синодального отдела стало строительство главного храма Вооруженных сил России в парке «Патриот» в Подмосковье. Строительство храма, по]]> ]]>информации Znak.com, обошлось в 6 млрд рублей ($80,4 млн), три из них составили пожертвования, еще половину выделили из бюджета. Высота здания вместе с крестом составила 95 метров – это один из самых высоких православных храмов в мире.

Главный храм Вооруженных сил РФ

Валерий Шарифулин/TASS

Храм даже украсили мозаикой с Путиным, Сталиным и другими политическими деятелями, однако впоследствии мозаику убрали. Храм освятили в июне 2020 года, а в конце июля там прошло первое венчание пары военных, которые состояли в браке 58 лет.

Интерьер главного храма Вооруженных сил РФ

Евгений Одиноков/Sputnik

Протоиерей Валентин Бирюков

(1922 г.р.)

Протоиерей Валентин Бирюков

После школы был призван на фронт и направлен в Ленинград. Пережил блокаду.  «Вы даже представить себе не можете, что такое блокада. Это такое состояние, когда есть все условия для смерти, но никаких — для жизни. Никаких — кроме веры в Бога. Нам приходилось копать траншеи для пушек и блиндажи в пять накатов из брёвен и камней. А питались при этом травой. Запасали её на зиму».

Защищал «Дорогу жизни» обеспечивающую связь блокадного Ленинграда с внешним миром, в 1944 получил пулевые и осколочные ранения. После войны Валентин Яковлевич вернулся в Томскую область. В 1960-е годы Валентин Бирюков пел на клиросе. Один из старейших священников Новосибирской епархии.

«Тут как в Царствии Божием: нет богатых или бедных»

— Насколько востребована ваша работа в военных частях? Кто к вам приходит за советом, помощью или разговором?

— Я бы сказал, что мы не работаем именно с православными — мы работаем с верующими в целом. К нам может прийти и пообщаться, разрешить какую-то проблему любой, вне зависимости от вероисповедания. Иногда к офицеру по воспитательной работе в военной части обратиться сложнее, чем к священнослужителю. К нам отношение немного другое: батюшка выслушает, подскажет. Так что мы часто выступаем как психологи.

Многим очень сложно, находясь далеко от дома и родных, положиться полностью на волю командира. Некоторым бывает тяжело влиться в коллектив вплоть до самого дембеля. Это ситуационно и зависит от психотипа каждого человека. Некоторые настолько замкнуты, что в самой сложной ситуации ни за что не поделятся. А кто-то приходит и делится со мной не просто как со священником, а как с близким человеком.

Что касается типа людей, которые приходят, ситуации бывают разные. Есть в воинских частях истинно верующие: они истинно молятся, стараются посещать богослужения, которые организуются в частях. Некоторые именно в армии приходят к священнику в первый раз в жизни, начинают впервые познавать Бога, самого себя, находить себя в религиозном плане.

Бывает, приходят крещеные люди, но их «на гражданке» только покрестили, а веру не вложили. И вдруг в армии у них появляется возможность поговорить с батюшкой, в личном общении познать, что такое вера. Бывает, что люди некрещеные ищут себя до призывного возраста и именно в рядах воинской части решаются принять таинство крещения и стать православными христианами.

— Как вам кажется, сами условия в армии способствуют обращению в веру? Или во время службы не до размышлений о высоком?

— В армию приходят люди из разных семей и социальных слоев, с разными типами психики. Знаете, если посмотреть, тут как в Царствии Божием: нет богатых или бедных. Конечно, влияет то, что очень резко меняется жизненный уклад: человек привык к одному, а тут внезапно приходится все изменить на год пребывания в военной части.

Что касается поиска Бога, тут все индивидуально. Если в военной части нет помощника командира по работе с верующими военнослужащими, солдаты меньше об этом задумываются. В их военной жизни и так хватает нагрузки, их постоянно обучают. У них всего год срочной службы, и за это время надо впитать военные навыки по максимуму.

Но там, где в военной части работает священник, во время досуга солдат может успеть обдумать мысль, которую ему подают, и задуматься о религии, своем месте в мире…

— Может ли к вам прийти на разговор человек другой веры?

— То, что я православный священник, не означает, что я не буду общаться с мусульманином или представителем буддистской общины. Другое дело, что истинно верующий человек другого вероисповедания маловероятно будет искать общения со священнослужителем другой веры. Большая часть людей, которые общаются со мной, — православные христиане.

Кроме того, повторю, курс построен без уклона в какую-то из религий. Он создан для того, чтобы мы имели представление о тех военных частях, где мы будем трудиться, и о тех людях, с которыми будем общаться. Он больше о военной подготовке и умении общаться с военнослужащими. И, скажем, если мы берем основы милосердия, то это милосердие должно быть в любом человеке, будь то лама или православный священник.

Протодиакон Маркиан Пасторов

Родился в Сталинградской области, Кумылженский район, хутор Ярской, в семье крестьянина. Рукоположен во диакона в 1925 году.

В начале Отечественной войны был мобилизован на оборонные работы. В 1942 году попал во вражеский плен. Из плена совершил побег в город Варнау, где обратился к Митрополиту Дионисию, который направил меня во Францию в войсковую часть диаконом в распоряжение архимандрита отца Владимира Финковского, где я служил в разных местах ; в 1945 году (в День Трех святителей) был возведен в сан протодиакона Епископом Василием Венским.

По окончании войны вместе со многими был репатриирован в Россию, выслан в город Прокопьевск Кемеровской области. В первые годы моего пребывания там я был лишен права выезда, поэтому нигде не мог служить в приходе». Лишь в 1956 году отец Маркиан стал протодиаконом храма в Прокопьевске. О годах своей ссылки он не без юмора говорил так: «Десять лет находился на “сибирских курсах”». В начале семидесятых по возрасту вышел за штат, и в конце своей жизни жил у дочери в городе Калач Волгоградской области.

Изобретая молитвы

Институт военного духовенства порождал и курьёзы. В европейских странах и США в ходе секуляризации общества в XIX веке военные священники, проходившие службу в специфической военной среде, часто перенимали привычки и обычаи окружавших их офицеров. Так что порой было не вполне понятно, может ли называться святым отцом вон тот джентльмен — который охотно пьёт и сквернословит.

(Источник фото)

Пародию на такого капеллана вывел Я. Гашек в образе фельдкурата Отто Каца.

Его проповеди были необыкновенно увлекательны, остроумны и вносили оживление в гарнизонную скуку. Он так занятно трепал языком о бесконечном милосердии божьем, чтобы поддержатьпадших духом» и нечестивых арестантов, так смачно ругался с кафедры, так самозабвенно распевал у алтаря свое — Изыдите, служба окончена. Богослужение он вел весьма оригинальным способом. Он изменял весь порядок святой мессы, а когда был здорово пьян, изобретал новые молитвы, новую обедню, свой собственный ритуал, — словом, такое, чего до сих пор никто не видывал.

Но подобные капелланы были скорее объектом военного фольклора, нежели героями реальной жизни. История же знает немало деяний и героических подвигов, которые совершили военные священники. Однако это уже совсем другой рассказ.

Новое время: под знамёнами императоров и королей

В Новое время, с появлением абсолютистского государства и регулярных армий, военному уставу стали подчиняться малейшие нюансы солдатской службы. В том числе вопросы духовной жизни.

Так в XVII веке в полках европейских армий появились капелланы — священники, постоянно приписанные к отдельной воинской части.

Большие военные молитвы перед сражением совершались наподобие парадов: с построением войск ровными линиями, в парадной форме, под развёрнутыми знамёнами. Такие обряды стали обязательным элементом военного пейзажа XVII–XIX веков.

Россия здесь не уступала Западу: полковые священники были узаконены военным уставом 1647 года. Пётр Великий, с его любовью к артикулу, детально описал структуру и задачи военного духовенства в документе 1716 года. Отныне каждая армия получала обер-полевого священника, который командовал полковыми священниками.

Оный имеет управление над всеми полевыми Священниками… Такожде в сумнительных делах имеют от него изъяснение получать… Когда ссоры и несогласии между полковыми священниками произойдут, тогда должен он оных помирить и наставлять их к доброму житью; пачеже сам он в достоинстве чина своего учен, осмотрителен, прилежен, трезв и доброго жития должен быть, дабы он ни в чем собою к соблазну другим случая не подал, чтоб об о его чину с поруганием и соблазном не рассуждали.

При Павле I обер-священник стал старшим уже не в полевой армии, а над всеми духовными лицами армии и флота.

Следующих реформ пришлось ждать почти целый век. Император Александр III учредил звание протопресвитера военного и морского духовенства. В его подчинении оказалось всё духовенство, служившее в полках, на кораблях, в крепостях, гарнизонах и военных учебных заведениях. Пресвитер стал высшим церковным чином, который мог получить простой священник, не становясь монахом. А объёму его полномочий и числу подчинённых могли позавидовать многие митрополиты.

Протоиерей Ариан Пневский

(1924 — 2015)

Протоиерей Ариан Пневский

Великая Отечественная война застала о. Ариана на территории современной Польши. Работал на железной дороге помощником машиниста. В войну передавал партизанам сведения о продвижении поездов с немецкими солдатами и бронетехникой, а также поездов с советскими военнопленными и угоняемыми на работу в Германию мирными жителями. Когда в списках отправляемых в Германию оказался сам Ариан Пневский, партизаны забрали его в отряд. Этот отряд входил в соединение под командованием легендарного партизанского генерала Сидора Артемьевича Ковпака.

Молодому партизану Ариану Пневскому довелось участвовать в рейдах по фашистским тылам и диверсиях, надолго сковывающих действия армии противника. После первого ранения семье отца Ариана по ошибке была отправлена «похоронка». Выписавшись из госпиталя, отец Ариан был направлен в танковые войска. Во время боя, в результате прямого попадания в танк вражеского снаряда сдетонировал боекомплект. Как правило, в таких случаях никто из членов экипажа в живых не остается, и родственники получили уже вторую похоронку. Но, к счастью, опять преждевременную. Вернуться домой отец Ариан смог уже после войны, лишь в конце 45-го года.

В 1945 году он поступил в Одесскую Духовную семинарию, которую в 1949 году с отличием окончил. Основной период пастырского служения отца Ариана пришелся на годы хрущевских гонений на Церковь. Об этом страшном времени издевательств над Православием о.Ариан всегда говорит: «Не дай вам Бог пережить что-то подобное».

Отец Ариан скончался утром 9 мая 2015 года, в день 70-летия победы в Великой Отечественной войне, на 91-м году жизни.

Комментировать
0