fbpx
No Image

Истории солдат афганской войны

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Чтобы попасть в Афганистан, я трижды писал рапорт

Когда-то я понятия не имел, что это за страна такая — Афганистан, да и выговаривал название с трудом. А оказавшись там, был покорен величием гор с заснеженными вершинами. Афган – страна контрастов. Дневной палящий зной сменяется зимней стужей ночью. Нищета соседствует с роскошью.

Словно в средневековье молодой афганец пашет землю волом, запряженным в соху. Современные ритмы сотрясают округу: на упряжке вола пристроена японская магнитола «Шарп», которую в СССР запросто можно обменять на автомобиль. А вот караван верблюдов: корабли песчаных пустынь величественно следуют по асфальтированной трассе Кандагар – Кушка.

Для того чтобы попасть в Афганистан, я трижды писал рапорт. Хотелось быть полезным стране: наше поколение воспитывалось на рассказах о Великой Отечественной войне, на подвигах дедов. Вот и мой дед, фронтовик Михаил Карпович Киршин, кавалер ордена Славы, много рассказывал военных историй, и я, конечно, с детства мечтал о воинской службе. В СССР это была почетная обязанность каждого гражданина!

Ты – мне, я – тебе

Со временем научились мы с бандитами договариваться. Бакшиш (подарок). В этой стране все построено на бакшише: ты – мне, я – тебе. Вот шли наши командиры на переговоры и торговались: мы вам машину муки, а вы нас пропускаете через ущелье. Никогда не забуду проход за такой бакшиш через ущелье.

Заходим, поднимаю глаза вверх: духи цепью распределены по всей высоте, стоят в полный рост, оружие на нас направлено. Идем медленно, мысль в голове одна: обманут и хана. На протяжении всего пути по рации слышим: «Только без провокации! Ни в коем случае не стрелять!» Холодок внутри, нет уверенности, что выйдем живыми. Одно подозрительное движение – и такое бы началось. Прошли…

Но на транспортной мине все же подорвался. Шли в колонне из Кабула я на БТРе в замыкании, прошли Бараки-Барак, взрыв.. Хорошо на броне был, вынесло волной, о камушки ободрался и живым остался. А вот Андрей, мой заменщик, по дороге в Кабул под прицел снайпера попал, и было-то всего три выстрела, но одна пуля оказалась смертельной.

“Петь не буду!”

Любая война – это всегда пот, кровь и слёзы. Каждый день война – такое может любого свести с ума, сделать циничным. Может поэтому, а может вопреки, на войне было место и празднику: в каждом подразделении своя баня, а после бани чай и песни под гитару до утра, и театрализованные представления. А самыми радостными событиями были шефские концерты звезд советской эстрады. В то время многие из знаменитостей приезжали поддержать боевой дух воинов-интернационалистов. Некоторые встречи оказались незабываемыми.

С концертом прилетела в часть Роза Рымбаева (в те годы ее называли поющим соловьем Азии), я должен был ее на своей «рябухе» встретить в Кандагаре. Ей показалось романтичным прокатиться на открытой броне, я отказать не смог. В итоге по прибытии командир бригады при всех объявил мне 7 суток ареста, но моя именитая пассажирка, спрыгивая с БТР, решительно объявила: «Если вы его накажете, петь не буду!» Вздохнул командир: «Благодари, Мурин, свою заступницу».

Роза Рымбаева в Кандагаре

Приезжала со своим ансамблем и Людмила Георгиевна Зыкина.

«Ты тоже родился в России – краю полевом и лесном, у нас в каждой песне – берёза, берёза – под каждым окном»… Эту песню в ее исполнении солдаты слушали стоя.

Спустя 20 лет мы встретились после концерта на Родине. Подарив букет, спросил: «Может, вспомните меня: Афганистан, 1983 год?» Она внимательно посмотрела на меня: «Тебя Коля зовут? А я назвала тебя тогда Колокольчиком». Вспомнили, как Людмила Георгиевна пыталась выбить песок из концертных платьев, а я отправил ей на помощь солдата. Тогда, подозвав меня, она сказала: «Запомни, Колокольчик, я простая русская баба и всё привыкла делать сама».

Встреча с Людмилой Зыкиной

С кухни в пехоту

Сергей СИНЮКОВ, ветеран Архангельского ЦБК

Служил в Афганистане с апреля 1982-го по январь 1984 года.

Воинская профессия: пехотинец.

— Моей учебкой стала школа поваров, расположенная под Витебском (Белорусская ССР). Вместо кулинарного искусства мы занимались строительством этого объекта, но дипломы по специальности «повар» нам всё равно выдали.

Учебная часть располагалась на возвышенности, иногда там бывало ветрено, прохладно. Мы с товарищами шутили, что хотелось бы попасть в тёплые края, погреться… И по иронии судьбы попали в Афганистан. Перед отправкой нам сказали, что полетим на учения в Ташкент, однако самолёт приземлился в Кабуле.

В Афгане нас встретили как дипломированных поваров. Интересно, что командир батальона, в который я попал, был татарином, но в своё время проходил службу неподалёку от Архангельска — в посёлке Лесная Речка. Он предложил мне поработать на кухне пару месяцев, а если не понравится — писать рапорт о переводе. Служить поваром мне не хотелось. Представьте: на улице жара больше 40 градусов, а тут ещё кипящий котёл… Одним словом — пекло. Через месяц такой работы был переведён в пехоту. И ни разу не пожалел об этом.

Моя служба началась и закончилась рейдом в Панджерское ущелье. Оба были тяжёлыми, кровопролитными. В первом рейде около 70 человек погибли и были ранены. Второй также прошёл не в нашу пользу. Много погибших… В их числе дембеля, которым до отправки домой оставались считаные дни, и молодые солдаты, вновь прибывшие в Афганистан. Нет ничего страшнее на войне, чем смерть товарищей.

В рейд для выполнения боевой задачи ходили ежемесячно, всем полком, а это более 1000 человек. Поступала информация, что в определённый пункт идёт караван с оружием или наркотиками. Наша цель — сорвать поставку. Оружие изымали, наркотики сжигали прямо на местах.

В рейде находились от 10 до 30 дней. По возвращении писали письма домой. Это было обязательным — замполит лично контролировал процесс, а также следил за тем, о чём пишут солдаты. Были и такие, кто сообщал родным тревожную информацию: «Над головой пули, а рядом кровавый сапог…». Я, как и многие, близких не расстраивал, писал, что всё спокойно и хорошо.

Вернувшись в Новодвинск, некоторое время поработал на заводе железобетонных изделий. Потом устроился составителем вагонов в железнодорожный цех Архангельского ЦБК. В желдорцехе отработал 33 года: с мая 1985-го по май 2018 года. Прошёл путь от составителя вагонов до машиниста тепловоза.

Первая встреча с «духом»

А вскоре произошла и моя первая личная встреча с настоящим моджахедом. Наша колонна следовала в Кабул, пройдя через перевал Саланг мы вышли в Черикарскую долину. Я – лихой 24-летний советский воин – расположился на броне БРДМ. По рации передают: «…Увеличить скорость, слева по фронту идёт обстрел колонны, в бой не ввязываться!»  Вдруг вижу: из «зеленки» выходит «дух» с гранатометом, и направляет его прямо на мою машину, даже вижу, как из ствола сходит граната. Рыбкой ныряю в люк, задраиваю и ору водителю: «Юра, «духи»! Гони!» Он – по газам, мотор взревел, и наша «рябуха» понеслась, петляя.

Очнулся в Кабуле. Странно: казалось, прошли секунды, на самом деле – 25 минут. В тот день при обстреле 8 человек были убиты, а так же были и  раненые. Увидеть трупы товарищей, погибших от разрывных пуль – страшно. 3 дня ни есть, ни пить не мог. Так для меня началась война. Вот на этом фото я стою, насмерть перепуганный. Самое страшное на войне, что к смерти привыкаешь. А с чем никогда невозможно смириться – так это с детской смертью.

Выход на операцию

Парашютная секция

Война для меня закончилась, и надо было втягиваться в обычную жизнь. Переход к мирной жизни для меня прошел практически безболезненно благодаря детям. Мы оказались друг другу нужны: им было интересно общаться с участником боевых действий, а мне было чем с ними поделиться. В общении со школьниками я нашел свою отдушину.

В 1987 году в старом здании школы №6 мы с афганцами  организовали парашютную секцию, на базе которой впоследствии был создан авиаклуб «Можга». Весь город и вся советская власть тогда помогала нам в этом, зная, что город Можга – Родина Владислава Крестьянникова, трехкратного Абсолютного чемпиона мира по парашютному спорту!

Холодильник (из серии «Байки старого прапорщика»)

В Афганистане при почти постоянной жаре военнослужащие из стотысячного контингента советских войск пытались любым способом добыть себе прохладу: копали арыки под журчащие ручьи и углубляли пруды-бассейны, накрывали парашютами и маскировочными сетями все, что возможно, создавая тень. Умельцы ремонтировали постоянно ломающиеся кондиционеры Бакинского завода и приспосабливали любые электродвигатели под самодельные вентиляторы. Самыми примитивными приспособлениями для выживания в жаре были сырая простыня, которой накрывались при индивидуальном пользовании, и так называемый «вертолет» для коллектива, когда дневальный крутит влажную простыню над головой, разгоняя вязкую пыльную жару в казарме или палатке.

Война — это боль и потери

Виктор ДМИТРИЕВСКИЙ, председатель правления новодвинского городского отделения общероссийской общественной организации «Российский союз ветеранов Афганистана», водитель АТП АО «Архангельский ЦБК»

Служил в Афганистане с декабря 1979-го по май 1981 года.

Воинская профессия: водитель.

— Я хотел служить в армии, как и многие мои ровесники. Наше поколение выросло на фильмах и книгах о подвигах героев Великой Отечественной войны

В советское время в школах огромное внимание уделялось начальной военной подготовке. К тому же большую работу проводили военкоматы, организуя обучение по важным специальностям

Так, я выучился на водителя.

Весной 1979 года был призван в мощную Советскую армию. Начинал службу в Мурманске, в мотострелковом полку, в войсковой части 68258. Неоднократно бывал в командировках в посёлке Печенга (Мурманская область). Хорошо запомнилась достопримечательность этого населённого пункта — большой белокаменный крест.

В декабре 1979-го начался ввод советских войск в ДРА, но тогда я об этом не знал. В нашей части состоялась медкомиссия, тех, кто её прошел, в их числе был и я, поселили в отдельную казарму. А дальше — переезд в неизвестном направлении.

Поезд прибыл в город Кушку (Туркменская ССР), на границу с Афганистаном. И тут картина стала проясняться… Железнодорожные пути были забиты составами с военной техникой. А по громкоговорителю сообщалось: «Советский воин, находясь на территории Афганистана, всегда помни, что ты — представитель великой страны-победительницы. Ты — воин-интернационалист. Ты пришёл по зову нашего братского афганского народа защищать Апрельскую революцию…». Всем выдали инструкции советского воина. Один из пунктов документа сообщал, что в необходимые моменты по примеру наших дорогих дедов и отцов мы должны пожертвовать жизнями ради своей Родины. Также в памятке было много полезных советов, касающихся менталитета, образа жизни и религии населения Афганистана.

Интересно, что в Кушке я увидел такой же белокаменный крест, как и в Печенге. Оказалось, такими памятниками были отмечены крайние точки Российской империи, впоследствии — СССР. Кушка являлась южным форпостом, Печенга — северным.

Потом была дорога в ДРА. Я служил в специальном подразделении под кодовым названием «химрота». Был водителем на боевой разведывательно-дозорной машине (БРДМ). Во время службы участвовал в различных боевых операциях. На войне я узнал, что такое настоящая дружба и взаимовыручка. Осознал всю ценность человеческой жизни. Но любая война — это боль, потери и смерть, которой иногда приходилось смотреть прямо в глаза…

Своей главной наградой за выполнение интернационального долга считаю возможность заниматься общественной деятельностью. 31 января 2019 года новодвинскому городскому отделению Российского союза ветеранов Афганистана исполнилось 12 лет. В его состав входят единомышленники, товарищи, люди, близкие по духу. Мы благодарны нашим партнёрам — акционерам и руководству АО «Архангельский ЦБК» — за многолетнее сотрудничество, социальную поддержку ветеранов боевых действий, неоценимую благотворительную помощь.

Фауна: варан Степан, мартышка Зинка и другие

Надо отдельно рассказать о наших отношениях с представителями местной фауны. Старшина как то изловил в степях варана, назвали мы его Степаном. Оказывается, эта ящерица отлично поддается дрессировке. Представления с его участием пользовались особым успехом у солдат. Старшина командует: «Стёпа! Штурм Измаила!» Варан самоотверженно бросается на глиняную стену постройки и ползет вверх, подбадриваемый зрителями. Скатывается и снова штурмует импровизированную крепость, пока от усталости язык не вывалится. Судьба черепах и змей менее завидна, бывало и суп из них приходилось варить, а из панциря делали декоративные пепельницы.

Мартышка Зинка еще жила с нами. Ох, и проныра: курила, выпить была не дура, но как истинная дама косметикой пользовалась вдохновенно. Объектом ее «тайной» любви стал наш ротный Кукушкин, ревновала к нему всех ужасно

А тут госпиталь к нам переехал, и ротный неосторожно за медсестрой приударил. Так наша ревнивица настоящей стервой оказалась: при всей роте во время построения с нее юбку стащила, девица – визжать, солдаты – гоготать

 Разгневался наш командир и продал проказницу Зинку в Кабуле.

Две награды за отвагу

Олег ШУНЬГИН, пенсионер

Служил в Афганистане с марта 1982-го по июль 1983 года.

Воинская профессия: снайпер-разведчик, пулемётчик.

— Служил в Кандагаре — это юг Афганистана, в 70-й отдельной гвардейской мотострелковой бригаде. Нам была поставлена задача — не пропускать группировки моджахедов* в страну. Контролировали аэропорт и дорогу, ходили в рейды по кишлакам* с целью зачистки территорий от бандформирований.

За время службы участвовал во многих боях. Неоднократно бывал в опасных ситуациях, мог погибнуть, но судьба оказалась ко мне благосклонной. Однажды из гранатомёта был обстрелян бронированный транспортёр (БТР), внутри которого я ехал. Водителю удалось выбраться из загоревшейся машины, затем он открыл боковой люк и вытащил меня. Я получил сильную контузию, но остался жив. Ещё шесть человек, находившихся в БТР, погибли.

За время службы был дважды награждён медалью «За отвагу». Первой — за ранение, полученное в четырёхчасовом кровопролитном бою под палящим афганским солнцем. Его дату помню и сегодня — 21 апреля 1982 года. Наш взвод окружили душманы, мы оказались в засаде, казалось, выхода нет… Из 28 человек погибли 16. В их числе Герой Советского Союза замполит* нашей роты Александр Демаков. Он дал приказ солдатам отходить, а затем подорвал себя гранатой. Ударной волной зацепило душманов — так замполит обеспечил прикрытие для отхода и спас товарищей ценой собственной жизни.

Ещё одной медали «За отвагу» был удостоен за то, что совместно с радистом и командиром нашего взвода взяли в плен европейского инструктора.

Как и все солдаты, считал дни до отправки домой. Но в назначенный день демобилизоваться не удалось. Командир батальона попросил задержаться и сходить в последний рейд по кишлакам, так как солдат, прибывший мне на смену, был ещё малоопытным. По возвращении в часть узнал, что этот случайный рейд стал для меня спасительным. Самолёт, на котором я должен был вернуться на Родину, сбили из зенитного пулемёта. Погибли 75 человек, никто не выжил.

Пандшерский лев

Все дороги в Афганистане душманами постоянно минировались. Заходит колонна в ущелье, а моджахеды уже заняли господствующие высоты, и сверху поливают крупнокалиберным перекрестным огнем. И не лишь бы куда попасть, а подрывают сначала первую машину, потом последнюю, обязательно по топливозаправщикам прицельно. Всё, колонна обречена.

Один из  предводителей банды — полевой командир Ахмад Шах Масуд “Пандшерский лев”. Говорили, он закончил военную академию в СССР и защитил диплом по теме “Ведение партизанской войны в годы ВОВ 1941-45 гг.”, Пандшер — это его вотчина.

Кандагарское ущелье

«Пьяная смерть»

Надо признаться, что много на этой войне было «пьяных» смертей. Затянется жадно сигаретой молодой солдатик ночью, а огонек становится отличной мишенью для опытного снайпера. Поэтому у меня во взводе с этим строго: курить, пить своим не позволял. Случилась со мной там одна поучительная история, которая навсегда определила моё негативное отношение к алкоголю.

Отмечали «День танкиста» с размахом, один из местных офицеров пригласил нашу компанию в свой кишлак, а изрядно выпив, стал хвастаться своими тремя женами. Даже вытащил их к гостям с женской половины, и давай паранджу с одной сдирать.

Нас предупреждали, что женская половина для посторонних – «харам» (с арабского — «запретные действия»). Говорю ребятам: «Дело пахнет керосином». В общем, мы, не прощаясь, прыгнули в БТР и по газам. И очень своевременно, потому что местные жители уже начали собираться с намерением забить дерзких русских батогами.

По прейскуранту

Кстати, паранджу активно использовали душманы для маскировки. Вот фотография: переодетый душман попал в оцепление, и ему пришлось сдаться. Ребята собрались посмотреть на красавчика-вояку. К таким операциям привлекали местных женщин из церондоя (милиции).

Вообще, без регулярной армии Афганистана мы не могли приступать ни к каким военным действиям. Но обычно получалось так: мы воюем, а афганские вояки (сарбозы) сзади лежат. После боя увозят уже связанных бандитов в участок, подержат и отпустят в соответствии с гуманным законом молодой демократической страны, а они снова за БУРы. Для них война — доходное дело, все по прейскуранту за каждую голову неверного.

Змея (из серии «Байки старого прапорщика»)

В Кундуз к очередному месту службы он прилетел уже зашуганным, этот капитан. Вероятно, наслушался в ещё в Союзе или уже в Афгане на кабульской пересылке жутких афганских страшилок, а местные старожилы, моментально уловив капитанскую слабинку, еще пуще нагнали страха. И стали капитану видеться везде полчища затаившихся душманов и крадущихся в темноте наемников. Даже на территории своей воинской части, остерегаясь несуществующих мин, он ходил, стараясь, ступать в чужие пыльные следы либо в свежую автомобильную колею. Перед сном он метровой деревянной линейкой приподнимал подушку и одеяло, ища грозных скорпионов и мохнатых тарантулов. А как-то ночью, выйдя из модуля по малой нужде, увидел капитан на пыльном бетоне след от огромной змеи. Проползла эта гадина от штаба части через курилку к водопроводному крану в умывальной комнате. И след оставила жуткий, зигзагообразный.

За каждого из нас Бог горой стоял

С теплотой вспоминаю наше боевое братство. А библейская фраза: «Нет больше той любви, чем положить жизнь за други своя», – для нас была не пустым набором слов. Умирать никому не хотелось, но установка у всех была одна: сам погибай, но товарища выручай. На войне атеистов я не встречал, за каждого из нас Бог горой стоял, а иначе невозможно понять и объяснить многие передряги, из которых мы выходили живыми.

Что еще хорошего можно вспомнить из пережитого… Наверное, доброжелательное отношение местного населения. Шурави рафик – так обращались они к нам, что значит: русский друг. При встрече старались угостить домашними лепешками. Люди понимали: мы воюем не против них, а за них, за мир, за справедливость.

Как бы потом ни искажали информацию в России в угоду западу — не было у нас цели захватить государственную власть и поработить народ. Цель была другая: оказать поддержку установившемуся демократическому строю в стране.

Секрет русских

– Думаете, нападения Грузии уже ждали, раз заранее фотографов пригласили? – спрашиваю, продолжая листать альбомы.

– Конечно, разведка же работает. Только вот подозреваю: кто-то у нас в правительстве ждал не победы, а поражения. Многие факты об этом говорят. По идее, фотографы должны были зафиксировать позор армии, создав негативное общественное мнение. Это бы стало законным поводом для кардинальной перетряски в Вооружённых силах: «Ребята, вы ничего не можете, так что молчите, когда вас реформируют!» Но армия, вопреки всему, проявила себя замечательно. «Реформы» продолжились, но теперь они стали просто волюнтаристским решением определённых лиц – без вот этой оправдательной базы, которую пытались под неё подвести.

– Но наша армия в любом бы случае победила, – сомневаюсь. – Такая огромная Россия и маленькая Грузия…

– А вот генерал-лейтенант Хрулёв, который командовал 58-й армией, считает иначе. Операцию «Чистое поле» планировали американские спецы, которые вовсе не дураки. Буквально за несколько часов грузины должны были выйти к Рокскому туннелю и затем, за сутки подтянув главные силы, полностью запереть его. В этой ситуации России пришлось бы перебрасывать войска сложным путём, перестраиваться, а это неделя-вторая. За это время грузины могли полностью закрепиться в Южной Осетии, и Россия, возглавляемая тогдашним новым президентом, не решилась бы на полномасштабную войну, с реками крови. Так что всё решали часы. И в эти часы грузинская армия имела подавляющее преимущество и по численности, и по современной экипировке, включая средства связи и разведки. По расчётам, они должны были победить.

«Раскочегарить» кадило в «горячей точке» – тоже непростое дело

Быстро перебросить в Осетию генерал Хрулёв смог только две батальонно-тактические группы. Вместе с обслугой (тыловики, ремонтники, сапёры, ПВО, связисты, РХБЗ) это примерно 700 человек – всего в два раза больше, чем спартанцев при Фермопилах. Представляете? Но даже такое количество удалось выдвинуть лишь потому, что генерал всех обманул. Накануне 58-я армия вернулась в казармы с учений – боевые машины загнаны в боксы, ведётся их техническое обслуживание, требуется два дня, чтобы вернуться к прежней боеспособности. Хрулёв же, предчувствуя неладное, на месте учений оставил вот эти 700 человек с техникой, замаскировав их. Через 4 часа после начала «Чистого поля» часть из них, первая батальонная группа, проходит через Рокский туннель и сталкивается лоб в лоб с грузинским отрядом, который как раз уже начал занимать позиции у Гуфтинского моста – стратегической точки, откуда контролируется выход из туннеля. Скоротечный бой, наша БМП падает с моста, но «точка» захвачена. Вскоре подходит вторая батальонная группа. Но силёнок всё равно маловато против грузинской армии. И тут всё решила дерзость генерала. Он разделяет свои и так немногочисленные силы на небольшие отряды и бросает их в наступление по нескольким направлениям. Это есть в воспоминаниях Хрулёва: «Я понимал, что если грузины разберутся и поймут, сколько нас, то просто сомнут и уничтожат… Противник был умный, упорный, пытавшийся навязать свою схему боевых действий, имевший самое современное оружие и отлично подготовленных солдат. У меня на глазах грузинские танкисты с первого выстрела уничтожали двигавшиеся на высокой скорости легковые автомобили. Воевать с таким противником можно было, только ломая все шаблоны, навязывая свою инициативу, не давая ему опомниться».

Грузин удалось обмануть: мелкие отряды они приняли за всю 58-ю армию и запаниковали. То есть война 08.08.08 была выиграна исключительно из-за дерзости, умелых действий и героизма наших офицеров и солдат. А может, ещё и Бог помог, ведь всё держалось на волоске.

Такому вот героизму наших воинов, которые ломают все логические расчёты врага, альбомы и посвящены. Седьмой альбом у нас про вертолётчиков, а восьмой – про морских пехотинцев. Хотел бы ещё записать рассказы простых пехотных разведчиков. В нашем военном округе в Каменке есть бывшая мотострелковая дивизия, которая сейчас стала бригадой, – они входили в Грозный в декабре 1994-го. И я нашёл четырёх командиров разведроты…

– Постойте, четыре командира одной и той же роты? Это как?

– Так ведь война же! Одного ранят, на его место назначают другого, потом его ранят… К счастью, все четверо остались живы, готовы поделиться воспоминаниями.

По провинциям Афгана

Игорь ЛОПАТИН, работник Архангельского ЦБК

Служил в Афганистане с весны 1982-го по декабрь 1983 года.

Воинская профессия: водитель.

— Из воронежской учебной части я прибыл в афганский город Баграм. Служил водителем на тягаче МАЗ-537. Вывозил подбитую технику из разных провинций страны. Постоянного места дислокации у меня не было, всю службу провёл в дороге. Один-два дня на ремонт, и дальше в путь — на новое задание.

Неоднократно транспортные колонны, в которых ехал я на тягаче, попадали под обстрел. В какую машину попадёт снаряд — дело случая. Никто не застрахован, под удар мог попасть каждый. Я остался жив, значит, повезло.

Вернувшись домой, стал привыкать к мирной жизни, некоторое время работал водителем автомобиля. Потом устроился на Архангельский ЦБК водителем погрузчика в тетрадный цех, где тружусь по сей день.

Конечно, родные, близкие и знакомые часто спрашивали об Афгане. Привык отвечать без подробностей: ездил на машине. И сейчас, спустя годы, рассказывать непросто. Нам, ветеранам боевых действий, легче делиться воспоминаниями между собой. У каждого своя боль в душе, но мы понимаем друг друга без лишних слов. Афганистан нельзя забыть, всё помнится в деталях. Мне и сегодня снятся сны о той войне.

Мальчишки против армии моджахедов

В ноябре 1981 году в составе батальона я был направлен в Узбекистан, в приграничный город Термез. Здесь нас полностью перевооружили и объяснили, что война – это не игра, а противник хорошо вооружен и далеко не дилетант.

На этом фото командир нашей роты Кукушкин Николай Игоревич, командир 1-го взвода Сашка Перевозчиков, 2-го – Лёха Малахов, 3-го – я. Совсем мальчишки. А вот эти бородатые  дядьки – моджахеды. Чувствуете разницу? После двух недель тактических занятий, по понтонному мосту через пограничную реку Амударья, мы зашли в Афганистан. В приграничный город Хайратон. Наш маршрут проходил через Поли-Хумри, перевал Саланг, Чирикар, Кабул, перевал Терра в город Гардез (Пактия), где дислоцировалась 56 гвардейская краснознаменная орденов Кутузова Отечественной войны отдельная десантно-штурмовая бригада. В провинции Пактия стояли 4,5 тысячи моджахедов, во главе организованных банд Гульбеддин Хекматияр по прозвищу «Кровавый мясник».

Как штурмовали дворец Хафизуллы Амина

Войска решили ввести в конце декабря, и это произошло 25 числа. Через пару дней, при нахождении во дворце, афганскому лидеру Амину сделалось дурно, и он упал в обморок. Такая же самая ситуация произошла и с некоторыми из его приближенных. Причиной этого было всеобщее отравление, организованное советскими агентами, которые устроились в резиденции поварами. Не зная истинных причин недомогания и не доверяя никому, Амин обратился к советским врачам. Прибыв из советского посольства в Кабуле, они тут же занялись оказанием медицинской помощи, тем не менее, телохранители президента забеспокоились.

Вечером, около семи часов поблизости президентского дворца у советской диверсионной группы заглох автомобиль. Однако заглох он в удачном месте. Это произошло поблизости от коммуникационного колодца. Этот колодец был подведен к распределительному узлу всех кабульских коммуникаций. Объект был быстро заминирован, и через некоторое время прогремел оглушительный взрыв, который был слышен даже в Кабуле. В результате диверсии столица осталась без электроснабжения.

С формальной точки зрения оба государства оставались в дружественных отношениях. Когда Амин из доклада узнал, что его дворец штурмуют советские спецназовцы, он отказывался в это верить. Достоверных данных об обстоятельствах гибели Амина нет. Многие очевидцы позднее утверждали, что он мог распрощаться с жизнью в результате самоубийства. Причем еще до того момента, когда в его апартаменты ворвался советский спецназ.

«Ноу-хау»

Обратите внимание вот на фото видно: у автомата связаны между собой два рожка – это можно назвать «ноу-хау». С одного рожка патроны заканчивались молниеносно, пока лезешь за вторым… В общем, солдатская смекалка не одну жизнь спасла не только в Афгане, но и потом в Чечне

Некоторое время я служил в роте специальных средств в Кабуле. Нас пятерками или тройками забрасывали в районы предполагаемого прохода банд, нашей задачей была скрытно расставить «тепловизоры»  (такие датчики, реагирующие на человеческое тепло), они учитывали сколько прошло душманов, а в Кабуле оператор видел, какое направление и их количество. В это место направлялась группа захвата. А нас после операции забирали вертолеты, главное – все датчики успеть собрать.

Хочу быть десантником!

Полным ходом шел майский призыв 1979 года. Комиссия военкомата по распределению призывников работала бойко. И вот, после прохождения всех врачей, подошла моя очередь войти в этот последний кабинет. Волнуясь, словно именно сейчас в моей судьбе может произойти нечто поворотное, я предстал перед комиссией как и все прочие — в одних лишь трусах.

За сдвинутыми в ряд столами, на которых стопками лежали папки с делами призывников, сидело пять человек. Настроение у всех было приподнятое. Сидящий в центре подполковник — председатель комиссии — с улыбкой оценил мои мощи и, полистав папку с заключениями медиков, сказал:

— Это хорошо, что ты невысокий — в танке тесно не будет.

— Уловил? Танк тебе доверяем! — поддержал веселый тон начальника другой член комиссии.

— А может, парень о Морфлоте всю жизнь мечтал. Кстати, в подлодке тоже компактные требуются.

От последней шутки мне стало как-то не по себе: на флоте пришлось бы служить не два, а три года. Столь мрачная перспектива подтолкнула меня действовать более решительно и, собравшись с духом, я неуверенным голосом попросил:

— А можно в десант? У меня есть разряд по парашютному спорту, — и передал подполковнику сложенный пополам листок — мое свидетельство парашютиста. Там было заполнено всего три строчки, что соответствовало трем выполненным прыжкам.

С интересом изучив его содержание, председатель остался доволен:

— Это другое дело! — и стал рыться в своих папках, замечая, как бы про себя. — Кого ни спроси, всем подавай десант, а сами даже на самолете ни разу не летали!.. А вот на флот — никто не хочет! Перед тобой одного, так еле, понимаешь, уговорили, — вся комиссия снова дружно заулыбалась и весело заерзала на стульях. — И что молодежь так море не любит?

В конце концов нужная папка была найдена и, сделав в ней необходимую пометку, он торжественно заключил:

— Ну, давай! Пятая команда — ВДВ!

Я просиял. О большем я и мечтать не мог. Недавно посмотрев в кинотеатре фильм о воздушном десанте «В зоне особого внимания», я все еще находился под его впечатлением: сколько там было армейской романтики и интересных приключений, выпавших на долю сильных и смелых десантников, и из всех невероятно сложных ситуаций «голубые береты» всегда выходили победителями, как и подобает настоящим героям. А чего только стоит крепкая армейская дружба и взаимовыручка! Фильм вскружил мне голову, и я был счастлив, что моя мечта сбывалась — скоро и я стану таким же!

Пока заполняли боевую повестку, председатель строго предупредил:

— Кого на сбор приносят под руки — сразу отправляю в вытрезвитель, а потом гарантирую только стройбат. Имей в виду! И еще — прическу приведи в порядок. Два миллиметра, не больше! А то зарос, как дьякон — смотреть противно.

Домой я летел словно на крыльях. Чувство гордости переполняло меня. Я буду ДЕСАНТНИКОМ! Накачаю мышцы, научусь приемам самбо и каратэ! Форма цвета хаки, голубой берет — словом, друзья умрут от зависти! На душе стало легко и свободно. Сразу отступили тягостные мысли, мучившие меня последние месяцы…

А ведь еще совсем недавно, этой зимой, я был студентом-физиком новосибирского университета. Там, в общежитиях студенческого городка, окруженных со всех сторон сосновым бором, протекали мои бурные студенческие дни. Вырвавшись на свободу от опеки родителей и получив тем самым самостоятельность, я жил новой, интересной, хотя и весьма напряженной жизнью: днем — лекции и семинары, вечером — самоподготовка и зубрежка. А субботние дискотеки и шумные вечеринки скрашивали нудную бесконечную учебу.

Как-то раз, проходя мимо доски с разными универовскими объявлениями, я обратил внимание на отдельный невзрачный лист с примитивно изображенным на нем парашютом. На листе неровными буквами значилось:. Ниже указывался номер аудитории и время занятий

Ниже указывался номер аудитории и время занятий.

— Ага! Это то, что мне и надо! — сразу загорелся я. — Схожу, пощекочу нервишки!

На призыв покорить небо откликнулось человек двадцать. Занятия с нами вел спортсмен-разрядник по фамилии Рубан. На вид ему было лет сорок, и держался он с нами весьма и весьма раскованно. Первые месяца два, пока шла теоретическая подготовка, Рубан запугивал нас всякими невероятными случаями из жизни бердского аэроклуба, где нам предстояло сигануть с парашютом, а когда начались практические занятия, где отрабатывалась укладка парашюта и последовательность действий при прыжке, он, не выбирая выражений, поносил нас за тупость и неумение. Особенно доставалось затесавшимся в секцию пятерым девушкам: он придирался к самым мелким пустякам и отпускал столь нетактичные обороты и сравнения, что порой доводил их до слез.

1

Последствия Афганской войны: итоги

Каковыми же оказались последствия Афганского конфликта? Советское вторжение удлинило существование правящей партии ровно на то время, на которое в стране оставался ограниченный контингент войск. С их выводом правящему режиму настал конец. Многочисленным отрядам моджахедов быстро удалось восстановить контроль над территорией всего Афганистана. Некоторые группы исламистов начали появляться у советских границ, пограничники нередко находились под их обстрелами даже после окончания боевых действий.

С апреля 1992 года Демократической Республики Афганистан больше не стало, ее полностью ликвидировали исламисты. В стране воцарился полный хаос. Она была разделена многочисленными группировками. Война против всех там длилась до самого вторжения НАТОвских войск после Нью-Йоркских терактов 2001 года. В 90-х годах в стране возникло движение «Талибан», которому удалось достигнуть ведущей роли в современном мировом терроризме.

В сознании постсоветских людей Афганская война закрепилась одним из символов уходящей советской эпохи. Теме этой войны посвящались песни, кинофильмы, книги. В наше время в школах о ней упоминается в учебниках истории для старшеклассников. Оценивается она по-разному, хоть почти все в СССР были против нее. Эхо Афганской войны и сейчас не дает покоя многим ее участникам.

Комментировать
0