fbpx
No Image

В августе сорок пятого

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Атомный шантаж

Была и еще одна веская причина Советско-японской войны. К моменту окончания войны в Европе было уже ясно, что Антигитлеровская коалиция непрочна, так что скоро союзники превратятся во врагов. В то же время в Китае бесстрашно сражалась Красная армия «товарища Мао». Отношения между ним и Сталиным – сложный вопрос, но тут было не до амбиций, поскольку речь шла о возможности грандиозно расширить контролируемое коммунистами пространство за счет Китая. Требовалось для этого немного – разгромить почти миллионную Квантунскую японскую армию, стоявшую в Маньчжурии.

США же сражаться с японцами лицом к лицу желанием не горели. Хотя техническое и численное превосходство позволяло им выигрывать малой ценой (пример – высадка на Окинаве весной 1945-го), но избалованных янки очень пугала военная самурайская мораль. Японцы одинаково хладнокровно отрубали мечами головы пленным американским офицерам и делали себе харакири. На Окинаве было почти 200 тыс. погибших японцев, и единицы пленных – офицеры вспороли себе животы, рядовые и местные жители топились, но сдаваться на милость победителя не желал никто. Да и знаменитые камикадзе брали, скорее, моральным воздействием – цели они достигали не очень часто.

Поэтому США пошли другим путем – атомного шантажа. В Хиросиме и Нагасаки не было ни одного военного. Атомные бомбы уничтожили 380 тыс. (в общей сумме) гражданского населения. Атомное «пугало» должно было сдерживать и советские амбиции.

Понимая, что Япония неизбежно капитулирует, многие западные лидеры уже жалели, что впутали СССР в японский вопрос.

5 кругов

Причины милитаризации Японской империи в начале ХХ века понятны – стремительное промышленное развитие, сопряженное с территориальной и ресурсной ограниченностью. Стране нужны были продукты питания, уголь, металл. Все это было у соседей. Но делиться просто так они не хотели, а войну в то время никто еще не полагал недопустимым способом решения международных вопросов.

Первая попытка была осуществлена еще в 1904-1905 гг. Россия тогда позорно проиграла крошечному, но дисциплинированному и сплоченному островному государству, лишившись по Портсмутскому миру Порт-Артура (о нем все слышали) и южной части Сахалина. Да и то, столь малые потери стали возможны лишь благодаря дипломатическим талантам будущего премьера С. Ю. Витте (хоть его и прозвали за это «графом Полусахалинским», факт остается фактом).

В 20-е же годы в Стране восходящего солнца печатали карты, именуемые «5 кругов национальных интересов Японии». Там разными цветами в виде стилизованных концентрических колец обозначались территории, которые правящие круги страны считали правильным завоевать и присоединить. Круги эти захватывали в том числе почти всю азиатскую часть СССР.

Превосходство бывает разным

В результате успешной переброски войск СССР достиг однозначного превосходства над японцами на Дальнем Востоке. Квантунская армия насчитывала около 1 млн солдат (скорее, несколько меньше, поскольку в частях был некомплект) и была обеспечена техникой и боеприпасами. Но техника была устаревшей (если сравнивать с советской, то довоенного образца), а среди солдат было немало новобранцев, а также насильно призванных представителей покоренных народностей.

СССР же, соединив силы Забайкальского фронта и прибывшие части, мог выставить до 1,5 млн людей. И большинство из них были опытные, обстрелянные фронтовики, прошедшие Крым и Рим на фронтах Великой Отечественной. Достаточно сказать, что в боевых действиях принимали участие 3 управления и 3 дивизии войск НКВД. А только жертвы «разоблачительных» статей 90-х годов могут считать, что эти части умели только расстреливать раненых, пытающихся уйти в тыл или подозревать честных людей в предательстве. Всякое случалось, конечно, но… За НКВДистами не бывало заградотрядов – они сами никогда не отступали. Это были очень боеспособные, прекрасно подготовленные войска.

Три танкиста

В конце 30-х годов Япония, уже успешно ведшая захватнические войны в Корее и Китае, «попробовала на прочность» и СССР. Имели место конфликты в районе Халхин-Гола и на озере Хасан.

Получилось плохо. Дальневосточные конфликты положили начало блистательной карьере будущего «маршала Победы» Г. К. Жукова, а весь СССР пел песню про трех танкистов с берегов Амура, где была фраза про самураев под напором стали и огня (позже ее переделали, но исходный вариант именно таков).

Хотя Япония оговорила со своими союзниками распределение будущих сфер влияния в рамках Антикоминтерновского пакта (именуемого еще «Ось Берлин – Рим – Токио», хотя требуется богатое воображение, чтобы понять, как в понимании автора такого термина выглядит ось), там не указывалось, когда именно каждая сторона должна взять свое.

Японские власти не считали себя так уж связанными обязательствами, а события на Дальнем Востоке показали им, что СССР – противник опасный. Поэтому в 1940 году между двумя странами был заключен договор о нейтралитете в случае войны, а в 1941 году, когда Германия напала на СССР, Япония предпочла заняться тихоокеанскими вопросами.

Взять в клещи

Этот авиационный термин лучше всего характеризует стратегический план под названием Маньчжурская операция Р. Я. Малиновского по разгрому Квантунской армии. Предполагалось, что будет нанесен одновременный очень мощный удар по нескольким направлениям, что позволит деморализовать и расколоть противника.

Так все и было. Японский генерал Оцудзо Ямада был поражен, когда оказалось, что гвардейцы 6-й танковой армии способны за 3 дня преодолеть Гоби и Большой Хинган, наступая с территории Монголии. Горы были крутыми, к тому же сезон дождей испортил дороги и вывел из берегов горные реки. Но советским танкистам, способным почти нести свои машины на руках через белорусские болота во время операции «Багратион», не могли помешать какие-то ручейки и дождик!

Одновременно наносились удары из Приморья и из района Амура и Уссури. Так осуществлялась Маньчжурская операция – главная во всей японской кампании.

Марш-бросок

Но в СССР в то время шантажистов категорически не любили. Страна денонсировала пакт о нейтралитете и объявила войну Японии точно в срок – 8 августа 1945 года (аккурат через 3 месяца после поражения Германии). Уже было известно не только об успешных атомных испытаниях, но и об участи Хиросимы.

До того была проведена серьезная подготовительная работа. С 1940 года существовал Дальневосточный фронт, но боевых действий он не вел. После же разгрома Гитлера СССР осуществил уникальный маневр – по единственной железнодорожной магистрали Транссиба на протяжении мая-июля из Европы было переброшено 39 бригад и дивизий (танковая и 3 общевойсковые армии), что составляло около полумиллиона человек, более 7000 орудий и более 2000 танков. Это был невероятный показатель перемещения в столь сжатые сроки и в столь неблагоприятных условиях такого количества людей и техники на такое расстояние.

Командование тоже подобралось достойное. Общее руководство осуществлял маршал А. М. Василевский. А основной удар по Квантунской армии должен был наносить Р. Я. Малиновский. В союзе с СССР воевали монгольские части.

Комментировать
0