fbpx
No Image

Пепеляев, виктор николаевич

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Биография

Родился 8 января 1885 года (27 декабря 1884 по старому стилю) в Нарыме Томской губернии, в семье потомственного дворянина, впоследствии генерал-майора царской армии Николая Михайловича Пепеляева и купеческой дочери Клавдии Некрасовой. Впоследствии отец служил в Томске, был начальником Томского гарнизона. В Томске сохранился дом, принадлежавший семье Пепеляевых (улица Кузнецова, д. 18).

Окончил Томскую мужскую гимназию. Поступил на юридический факультет Томского университета, который окончил в 1909 году. Затем при историко-филологическом факультете Томского университета сдал особые экзамены по истории и другим предметам, дающие право преподавать в школе. С 1909 года преподавал историю в Бийской женской гимназии. Здесь Пепеляев быстро завоевал симпатии учеников, вкладывая всю свою душу в гимназическое преподавание. Особенно увлекался Пепеляев преподаванием русской истории и истории Сибири.

В 1912 году был избран выборщиком, а 20 октября 1912 года на губернском избирательном собрании Томской губернии — депутатом Государственной Думы от партии кадетов. 15 января 1914 года на Первом Учительском Съезде в Санкт-Петербурге выступил с предложением снабдить сибирских инородцев (якутов и т. д.) бесплатными начальными школами, где бы всё образование до третьего класса велось на их языках, и бесплатными общежитиями, чем настроил против себя русских националистов.


Сибирская группа членов IV Государственной думы. Сидят (слева): А. С. Суханов, В. Н. Пепеляев, В. И. Дзюбинский, Н. К. Волков. Н. В. Некрасов, С. В. Востротин, М. С. Рысев. Стоят: В. М. Вершинин, А. И. Русанов, И. Н. Маньков, И. М. Гамов, А. А. Дубов, А. И. Рыслев, С. А. Таскин

Во время Первой мировой войны Пепеляев вместе с другим сибирским депутатом С. А. Таскиным работал на фронте во главе 3-го сибирского санитарного отряда, организованного союзом городов и прикомандированного к 11-й Сибирской стрелковой дивизии, в рядах которой сражался его брат А. Н. Пепеляев.

Февральская революция

Во время Февральской революции 28 февраля был назначен ВКГД комиссаром в Петроградское градоначальство.

2 марта Временное правительство отдало приказ за № 169 «с поручением члену Государственной думы В. Н. Пепеляеву быть командиром порта г. Кронштадта и комиссаром Временного правительства». В Кронштадте Пепеляеву удалось освободить большую часть из арестованных матросами офицеров и внести некоторое успокоение в матросские ряды. Он указывал Временному Правительству на необходимость ареста матросских главарей, по наущению которых был убит адмирал Вирен и другие офицеры, и использования военной силы для ликвидации Кронштадтского Совета, но поддержки у Временного Правительства не нашёл. Был арестован матросами и 2 недели просидел в каземате. 16 мая 1917 Кронштадтский Совет рассмотрел вопрос «О комиссаре Пепеляеве» и постановил упразднить должность комиссара Временного правительства.

Во время Корниловского выступления принял сторону Верховного главнокомандующего и вступил добровольцем в 8-й Сибирский мортирный дивизион.

Гражданская война

После Октябрьской революции до весны 1918 года оставался в Петрограде, принимая участие в подпольной борьбе против большевиков. Весной 1918 стал членом московского отдела организации «Национальный центр». По заданию «Национального центра» и ЦК партии кадетов Пепеляев в августе 1918 года направился в Сибирь. Несколько дней находился в Челябинске, с 21 по 25 августа принимал участие в работе 2-го Челябинского совещания представителей местных органов власти, общественных, национальных и военных организаций.

9 ноября 1918 избран в Омске председателем Восточного отдела ЦК кадетов. 15 ноября 1918 на кадетской партийной конференции призвал к установлению военной диктатуры. Был одним из участников событий в Омске 18 ноября 1918 года, приведших к власти адмирала Колчака. Стал директором департамента милиции правительства Колчака. В декабре 1918 вышел из кадетской партии. Позднее был назначен товарищем министра внутренних дел, а в мае 1919 года и самим министром.

22 ноября 1919 был назначен Председателем Совета Министров. Он оказался единственным верным адмиралу политиком и был вместе с Верховным правителем передан чехославацким командованием Иркутскому Политическому центру

Таёжный поход

Вскоре Пепеляев-старший попал в руки большевиков и вместе с Колчаком был расстрелян в устье реки Ушаковки близ её впадения в Ангару. Что касается Пепеляева-младшего, то он ещё пытался организовать оборону своего родного Томска. 20 декабря 1919 года в город ворвалась 30-я дивизия красных Альберта Лапина. В своё время эта дивизия была поколочена под Пермью, но теперь рассчиталась за поражение. Сам Пепеляев успел выбраться из города, но вскоре свалился в сыпном тифу и в крестьянской одежде был вывезен подчинёнными в Китай. Обосновавшись в Харбине, Пепеляев работал грузчиком, плотником, извозчиком и мечтал о реванше. Когда во Владивостоке власть оказалась в руках белых, Пепеляев согласился возглавить отряд, посланный на помощь якутским повстанцам. В сентябре 1922 года его Сибирская добровольческая дружина (750 штыков при 2 пулемётах) высадилась в посёлке Аян и, после Охотска, двинулась вглубь Сибири. Проделав 500-километровый марш через тайгу и болотные топи, белые подошли к посёлку Нелькан. Здесь выяснилось, что якутское восстание потерпело поражение, а большевики заняли последние опорные пункты белых на Тихоокеанском побережье — Владивосток и Петропавловск-Камчатский. Однако Пепеляев решил продолжать наступление. 5 февраля 1923 года батальон полковника Рейнгардта захватил пригород Якутска — слободу Амгу, ставшую главным опорным пунктом «дружины». Со всех сторон на помощь Якутску устремились разрозненные отряды красных. Ночью 13 февраля «дружинники» генерала Вишневского напали на зимовье Сасыл-Сысы (Лисья Поляна), в котором расположился один из таких отрядов латыша Яна Строда (около 300 человек). Однако противник не проявил желания сдаваться. Каждый из бойцов Строда имел по несколько ручных фанат, которые тут же пошли в ход. К рассвету усеянная трупами Лисья Поляна осталась за красными. Подоспевший с основными силами Пепеляев предложил Строду сдаться, дав на размышление пять часов. За это время красные успели соорудить вокруг зимовья своеобразный вал, используя в качестве прикрытия даже заледеневшие тела убитых. Очередные попытки овладеть Сасыл-Сысы закончились неудачей. Потеряв у злополучного зимовья драгоценное время, Пепеляев дал противнику возможность собраться с силами. «Дружине» пришлось отступать к побережью Охотсхого моря. 17 июня 1923 года разместившиеся в порту Аян остатки дружины были атакованы красным десантом под командованием Степана Вострецова. Будучи блокирован в штабе и сознавая бессмысленность дальнейшего сопротивления, Пепеляев предпочёл сдаться.

Брест-Литовский мир – пощечина для русского солдата

По воспоминаниям генерал-майора Пепеляева революцию он встретил на фронте. На развал армии и утрату ее боеспособности повлияло множество факторов. Вместе с этим происходило уничтожение всего старого, появлялось новое – непонятное. Например, выборность командиров, демократизация в вооруженных силах. Как это влияло на мощь армии, объяснять не стоит. В военной среде, не без оснований, в происходящем считали виновным бездарного Николая II и его правительство, поэтому многие встретили Февральскую революцию и отречение царя от престола абсолютно спокойно.

Русские патриоты еще надеялись на победу, но с каждым днем эта надежда таяла. Октябрьская революция и подписанный сепаратный Брест-Литовский мир – почва уходила из-под ног. Все, во что верили русские патриоты, рушилось на глазах. Пепеляев не мог изменить ситуацию, но и мириться с ней он также не собирался. Ему необходимо было время о всем хорошенько подумать. И он направился в родной Томск.

Досуг

— У вас в семье кто-нибудь пострадал от репрессий?

— О чем вы?! Людей с подпорченной биографией в органы не брали, тем более в личную охрану вождей.

— Ну, в нашей стране ведь сколько раз бывало: вчера — герой, а завтра — враг народа.

— Ко мне эти истории не имеют отношения. Мой отец и его брат весной 1918 года участвовали в обороне Царицына. На стороне красных. Отец получил там ранение, потом демобилизовался, вернулся в Воронежскую губернию, заведовал слесарной мастерской в селе Лозовом. Ремонтировал плуги, телеги, трактора.

Так что у меня крестьянское происхождение и советское воспитание.

— Вы боялись Берию, он внушал окружающим страх?

— О других не скажу, не знаю, а я испытывал только большое уважение.

При этом судил его.

— В каком смысле?

— В спортивном.

Лаврентий Павлович любил волейбол, по выходным обязательно играл по несколько партий. А меня назначали арбитром. Никому не подсуживал, все по-честному, никаких поддавков! Хотя после поражений у Берии портилось настроение. Но главная проблема состояла даже не в этом. У него было плохое зрение, без пенсне почти ничего не видел, а если не снимать, мяч при попадании в лицо мог травмировать глаза…

И все равно Берия играл, не покидал площадку. А вот на лыжах не ходил. Хотя Егор Сугробов, комендант дачи в Сосновке, специально проложил трассу по лесу, правильные ботинки нашел.

Нина Теймуразовна по утрам занималась гимнастикой, совершала пробежку, Марфа неплохо играла в теннис, нередко брала меня в спарринг-партнеры. «Малиновский, пойдем!» Ко мне почему-то все обращались по фамилии, а не по имени или званию. Я не возражал…

На даче был оборудован тир. Сам Берия при мне ни разу не стрелял, но ему нравилось смотреть, как это делаем мы. Правда, близко не подходил, наблюдал в бинокль с приличного расстояния.

— Чего-то опасался?

— Он вообще был осторожным. Наверное, имел основания, чтобы остерегаться. Врагов у него хватало…

— Читал, будто вас называли «оркестром Берия» за то, что прятали автоматы в футляры от скрипок и контрабасов.

— Глупость! Сочинил кто-то с богатой фантазией. Человек явно начитался детективов или насмотрелся шпионских фильмов.

Дачу охраняли с автоматами, это правда, а на выездах штатным оружием у нас был револьвер. На семь патронов. Если сопровождали Берию и семью в театр или в какое-то другое публичное место, брали с собой немецкий Walther. Он маленький, аккуратный, его легко можно было спрятать под одеждой.

Летом ездили в отпуск в Гагры. Жили на даче. Пару раз туда наведывался Сталин. На шашлык.

Однажды плавали на теплоходе «Россия» из Батуми в Сухуми. В Гагры возвращались на машине.

Марфа, жена Серго, не очень любила пляжный отдых. Когда надоедало сидеть в четырех стенах, уходила в город. Меня отправляли с ней в качестве сопровождающего. На всякий случай. Нина Теймуразовна просила: «Малиновский, прогуляйтесь за компанию. Мне так будет спокойнее. От греха подальше».

Я понимал причину беспокойства: всесоюзный курорт, вокруг полно отдыхающих, а Марфа — девушка красивая, видная. Вдруг кто-нибудь начал бы приставать ненароком?

Арест

— Обстоятельства ареста помните?

— Да разве забудешь! Это было в пятницу, 26 июня 1953 года, через три с половиной месяца после смерти Сталина. В тот день мы находились в Сосновке. Берия, как обычно, уезжал в Москву после полудня. Мне показалось, Нина Теймуразовна была чем-то взволнована, по крайней мере, провожая мужа до машины, что-то возбужденно говорила ему и активно жестикулировала руками. Я стоял в стороне и не прислушивался. Лаврентий Павлович, напротив, выглядел совершенно спокойным, расслабленным, смотрел на жену и улыбался. Пиджак нес в руке.

Ближе к вечеру приехал начальник 1-го отдела 9-го управления МВД СССР, которому мы подчинялись. С ним был взвод солдат. Полковник Васильев лично сменил охрану на всех постах. Это выглядело странным. Нам приказали сдать оружие — и пистолеты, и автоматы с запасными рожками. Собрали в дежурном помещении, сказали: «Отдыхайте пока». А какой тут отдых? Было понятно: что-то происходит, но никаких объяснений никто не давал. Связь к тому времени уже не работала — ни городская, ни правительственная.

Так и просидели в неопределенности до четырех часов ночи. Потом за нами пришел автобус. Говорят: вас вызывают в ЦК партии, нужно дать показания. А когда проезжали по площади Дзержинского, неожиданно свернули в Фуркасовский переулок, а оттуда — прямиком во внутренний двор Лубянки. И сразу в тюрьму…

Руки назад, выходить по одному…

Ну, думаю, все, приплыли.

— Страшно было?

— А кому приятно оказаться в такой ситуации? С нами сразу стали обращаться как с преступниками или заключенными. Тщательно обыскали, цивильную одежду приказали снять. Я был в новом костюме, который только-только успел пошить, на руке — командирские часы, в кармане — полученная накануне зарплата. Выдали какую-то полосатую робу, словно в кино об арестантах, посадили в одиночную камеру, где даже унитаза или дырки в полу не было, вместо этого — параша, металлический бочонок с крышкой.

Вот так и сидел.

— На допрос вызывали?

— Ни разу. Но и спать по ночам не давали: едва глаза прикроешь, тут же колотят сапогом в железную дверь. Свет не выключали сутками, а лампа яркая, мозг сверлит! Без сна очень тяжело, хуже любой пытки. К концу недели наяву проваливался в забытье. Кормили плохо, на обед приносили два засохших куска хлеба и миску похлебки из гороха или чечевицы. Я почти не ел, в горло не лезло. Думал, что дальше со мной будет.

Взятие Перми и поход на Якутск

А между тем сражения продолжались. Под командованием самого молодого 27-летнего генерала Анатолия Пепеляева белогвардейцами были взяты Томск, Новониколаевск, Красноярск, Верхнеудинск, Чита. А в декабре 1918 года пепеляевцы заняли и покинутую большевиками Пермь. Если верить авторам издания «Все о Белой армии», Пермь оказалась в распоряжении Пепеляева и его солдат в очередную годовщину взятия Измаила. Как известно, турецкая крепость пала благодаря известному русскому полководцу Александру Суворову. Именно по этой причине Анатолия Пепеляева и стали называть «сибирским Суворовым». Примечательно, что «второй Суворов» отпустил 20 тысяч пленных красноармейцев.

Поход на Якутск был не столь удачным, как взятие Перми. Впрочем, Пепеляев мог вполне от этой кампании отказаться: тогда он уже жил со своей семьей в эмиграции в Харбине. Однако, узнав о том, что во Владивостоке собираются добровольцы, генерал не смог остаться в стороне и отправился на помощь антисоветскому Временному якутскому правительству. Но, как утверждает Алексей Кобелев, автор книги «Начальные люди Томской губернии», до Якутска Пепеляев так и не дошел. Белогвардейцы были разбиты, а их командир добровольно сдался в плен.

Харбин. Жизнь в эмиграции

Бывший генерал Анатолий Пепеляев мужественно встретил все невзгоды и лишения на чужбине. Овладел профессией плотника, рыболова. Перебивался другими случайными заработками. Необходимо было научиться жить без войны и стать кормильцем. И это у него получалось. Он был деятельной личностью и поэтому вскоре основал артели грузчиков, плотников.

Но прошлое не хотело отпускать его. К нему постоянно обращались за помощью непокоренные из разбитой армии Колчака. Все мечтали о возвращении в родную Россию. Мечтал об этом и сам генерал Анатолий Пепеляев, иначе, чем объяснить, что он позволил вновь себя уговорить на явную авантюру.

Предстоял поход в Якутию, поддержать повстанцев. Чем объяснить такое решение – прекрасная тема для многочисленных споров и диспутов. И финансирование для этой явно безумной идеи нашлось. Дельцы быстро смекнули, что там можно будет организовать явно бесконтрольный промысел пушнины и, сопоставив все риски, скрепя сердцем выделили средства. Генерала А.Н. Пепеляева были готовы поддержать 750 человек. Имея 2 пулемета и около 10 000 ручных, отряд был готов выдвинуться в негостеприимные пустоши Якутии.

Биография

  • 1910 год – Анатолий Пепеляев возвращается из Санкт-Петербурга в родной Томск. Там же он начинает военную карьеру. Анатолия направляют в пулеметную команду, где молодой выпускник становится младшим обер-офицером.
  • 1912 год – Пепеляев женится.
  • 1913 год – рождение первого сына Анатолия – Всеволода Пепеляева.
  • 1914 год – мужчина становится поручика и начальником команды разведывательного полка. Спустя три недели после начала Первой Мировой войны, его полк был направлен на Северо-Западный фронт. Анатолий и его бойцы показали себя с лучшей стороны. Он был награжден орденами Святой Анны и Святого Станислав за успешные рейды в Граево.
  • 1915 год – Пепеляев участвует в Праснышском сражении. Его дивизия вступила в бой с врагом, к вечеру боеспособных бойцов осталось около 5000. Анатолий был ранен осколком. После его удаления, офицер рвался обратно в бой, и эвакуироваться отказывался. Он хотел находиться рядом со своими солдатами. Бросить их во время сражения для него было равносильно потери чести. Командование повышает Анатолия до штабс-капитана за отвагу.
  • 1916 год – Пепеляев уходит в отпуск на 2 месяца. Во время заслуженного отдыха он преподает тактику для молодых прапорщиков в школе.
  • 1917 год – еще до начала Октябрьской революции Анатолий получает новое звание капитана. Во время революции он находится на войне. Развал армии он объяснял несколькими причинами. Во-первых, по его словам, на это повлиял выбор новых командиров и демократизация в армии. Во-вторых, многие в армии винили бездарность Николая II как военного руководителя. А Брест-Литовский мир разрушило всю веру патриотов в силу родной страны. Офицер был категорически не согласен с таким окончанием войны. Сделать ничего он не мог, поэтому вернулся домой, к семье.
  • 1918 год – Анатолий встречает капитана Достовалова. Старый друг вводит его в антибольшевистскую организацию офицеров. Там он стал начальником штаба. 31 мая Томск был полностью очищен от большевиков и он со своими соратниками смог выйти из убежищ. Вместе они организовали Средне-Сибирский корпус и стали поочередно освобождать другие города. Пепеляеву присвоили звание генер-майора. Анатолий стал самым молодом генералом в Сибири – в 27 лет. 25 декабря Пепляев занимает Пермь, там берет в плен 20 000 бойцов Красной армии.
  • 1919 год – Пепеляев вновь получает новое звание, теперь он генерал-лейтенант. После переформирования армии Колчака Анатолий становится командиром Северной группы Сибирской армии. После 4 июня Пепеляев больше не выигрывал сражений. 20 декабря он вместе с семьей бежал от красноармейцев. Во время побега он заболел сыпным тифом.
  • 1920 год – Анатолий приехал в Верхнеудинск, где излечился от тифа. В марте он создал партизанский отряд и ушел в Сретенск. Там он находился под подчинением Семёнова. Связь атамана с японцами не нравилась Пепеляеву и он уезжает из России. В конце апреля он с семей переехал в Харбин. Анатолий оставил военную карьеру, зарабатывал на жизнь простым плотником, грузчиком, рыболовом. Вскоре он создал собственные артели грузчиков и плотников. Надолго отказаться от военной жизни он не смог. Он мечтал вернуться на Родину, поэтому он отправился в Якутский поход.
  • 1922 год – Пепеляев выезжает во Владивосток. Дитерихс, правитель Приморья, поддержал Анатолия. В начале сентября в Охотске и Аяне высадились его бойцы.
  • 1923 год – СДД была разбита Красной Армией, Анатолий решает идти на Якутск. Поход был обречен на провал. Пепеляев сдался не сопротивляясь.

Анатолий Пепеляев (в центре) перед судом в Чите 1923

  • 1924 год – он был приговорен к 10 годам заключения в Ярославском политизоряторе.
  • 1926 год – Пепеляеву разрешили работать плотником, стекольщиком и столяром. Он начал переписку с женой, которая на тот момент находилась в Харбине.
  • 1932 год – срок заключения продлили еще на три года.
  • 1936 год – перевод Анатолия сначала в Бутырскую тюрьму. 6 июня Пепеляева отпустили на свободу, он остался жить в Воронеже и устроился столяром.
  • 1937 года – Пепеляева вторично осудили за создание контрреволюционной организации и увезли в Новосибирск.
  • 1938 год – суд приговорил Анатолия к смерти. Приговор сразу же привели в исполнение. Похоронили Пепеляева во дворе Новосибирской тюрьмы.
  • 1989 год – прокуратура Новосибирска реабилитировала Анатолия.

Взятие Перми

Генерал Пепеляев и его войска прибыли на Урал. Они рвались к Перми, но впереди им противостояла 3-я армия РККА. Нельзя сказать, что у “красных” ситуация была стабильной. Существовали проблемы со снабжением и моральным духом бойцов. Кроме того, в рядах большевиков служило значительное количество людей, которые симпатизировали “белому” движению. Еще одним значительным фактором, влияющим на ход общего сражения, было то, что планирование операций носило спонтанный характер, да и уровень подготовки офицеров оставлял желать лучшего.

“Белый” генерал Пепеляев и его войска выгодно отличались от своих противников: они были лучше подготовлены и имели прекрасный боевой опыт. Кроме того, они имели агентуру в штабе 3-й армии. Генерал Пепеляев признал главенство Колчака и действовал, подчиняясь его приказам.

Штурм города начался 24 декабря 1918 года в 30–градусный мороз. Сопротивление “красных” удалось подавить в течение дня. Оставшиеся красноармейцы в спешке переправлялись за реку Каму. О событиях тех тревожных лет повествует кинолента. В ней описываются Гражданская война, захват Перьми и генерал Пепеляев. Фильм в кинопрокате известен под названием «Контрибуция».

Харбин и Приморье[править]

В конце апреля / начале мая Пепеляев со своей семьёй поселился в Харбине. Там он зарабатывал на жизнь, будучи плотником, извозчиком, грузчиком и рыболовом. Организовал артели плотников, извозчиков и грузчиков. Создал «Воинский союз», председателем которого стал генерал Вишневский (см. «Начало борьбы с большевиками»). Сначала организация вышла на большевиков из Благовещенска, скрывавшихся под маской ДВР. Однако Пепеляев осознал их суть и переговоры о слиянии его организации с НРА ДВР прервал. В на Пепеляева вышел эсер Куликовский, который уговорил его организовать поход в Якутию на помощь повстанцам против большевиков. Летом Пепеляев выехал во Владивосток, чтобы формировать военную часть, которой предстояло плавание по Охотскому морю с целью высадки в Охотске и Аяне. В то время во Владивостоке произошла смена власти, в результате чего «правителем Приморья» стал ультра-правый генерал Дитерихс. Ему понравилась идея похода в Якутию и он помог денежными средствами Пепеляеву. В итоге в ряды «Милиции Татарского пролива» (так для маскировки назвали отряд) добровольно вписалось 720 человека (493 из Приморья и 227 из Харбина). В отряд так же вошли генерал-майор Вишневский, генерал-майор Ракитин и другие. Отряд также снабжался двумя пулемётами, 175.000 ружейными патронами и 9.800 ручными гранатами. Было зафрахтовано два корабля. Они не могли вместить всех добровольцев, так что 31 августа в плавание по Охотскому морю отправились только 553 человека во главе с Пепеляевым и Ракитиным. Вишневский остался во Владивостоке. Кроме курирования оставшихся с ним добровольцев, он должен был ещё пытаться пополнить ряди «Милиции».

Пермь — Поход на Вятку[править | править код]

По приказу образованной в Уфе директории корпус Пепеляева перебрасывался на запад Сибири, а сам Анатолий Николаевич производился в генерал-майоры (10 сентября 1918), благодаря чему он становился самым молодым генералом в Сибири (27 лет).

С октября 1918 его части находились на Урале. В ноябре Пепеляев начал пермскую операцию против 3-й армии красных. Во время этой операции произошёл переворот в Омске, который привёл к власти адмирала Александра Колчака. Пепеляев сразу признал верховную власть адмирала, так как не поддерживал эсеров, входивших в директорию.

25 декабря 1918 войска Пепеляева заняли брошенную большевиками Пермь, взяв в плен около 20 000 красноармейцев, которых по приказу Пепеляева всех отпустили по домам. В связи с тем, что освобождение Перми пришлось, как раз, на 128-ю годовщину взятия крепости Измаил Суворовым, солдаты прозвали Анатолия Николаевича «Сибирским Суворовым». За взятие Перми был награжден орденом Святого Георгия 3 степени.

31 января Пепеляев был произведён в генерал-лейтенанты.

После взятия Перми части Пепеляева прошли ещё около 45 км на запад, но настали сильные морозы и фронт замер.

4 марта началось всеобщее наступление войск Колчака, и Пепеляев опять двинул свой корпус на запад.

К концу апреля он уже стоял на реке Чепца в районе деревни Балезино. 24 апреля произошло переформирование армий Колчака и Пепеляев стал командиром Северной группы Сибирской армии.

Тем временем, фронт опять замер и только 30 мая Пепеляев смог начать наступление на Вятку, на соединение с войсками Миллера. Пепеляеву единственному удалось в мае наступать — атаки остальных армий Колчака были отбиты красными.

2 июня Пепеляев взял Глазов. Но 4 июня группа Пепеляева была остановлена 29-й стрелковой дивизией 3-й армии в районе между Яром и Фалёнками. И уже к 20 июня он был отброшен примерно к линии фронта по состоянию на 3 марта.

10.50. Репетируют кражу драгоценного камня

Смена ещё только начинается, и на площадке все расслаблены, просто болтают между собой.

– Вы что, похудели? Что так плохо кушаете? Костюм вон висит…

– Вы поворачиваетесь с ними синхронно, за компанию, как в школе все просились в туалет…

– Можно народному артисту кофе попросить?

– У дверей стою уже десять дней и всё жду – где мой крупный план?..

– Бриллиант у нас какой-то жёлтый… но ничего, на цветкоре вытянут, никакой ювелир не отличит!

– Я как ни включу телевизор, там на всех каналах, включая «Энимал плэнет», – вы. Играете каких-то героев, подлецов, многодетных отцов…

– Юрия Леонидовича надо отчекрыжить немного, потому что Максима Александровича не видно…

И вот наконец всё стихает.

– Пр-ррр-риготовились к рр-репетиции! – разносится из динамиков властный голос Снежкина. – Вы отошли сюда. Вы встали здесь. Шамардин тут, в руках у него лист. Где лист?!.

Все забегали. Реквизит нашёлся. Репетиция сцены похищения бриллианта началась.

Начало военной карьеры

Его направили для прохождения службы в пулеметную команду. Это подразделение ротного уровня в царской армии состояло из 99 человек, имелся командир, 3 обер-офицера. Причем один из них был старше, а двое младших. Вот одним из таких младших обер-офицеров и начал свою карьеру подпоручик Анатолий Николаевич Пепеляев.

Такое подразделение имело на вооружении 9 пулеметов и полностью либо частично относилось к ротам или батальонам. Поэтому огромное значение уделялось вопросам взаимодействия. Спустя два года после начала прохождения службы в составе 42-го Сибирского стрелкового полка подпоручик Пепеляев сочетался узами брака с Ниной Ивановной Гавронской. Но счастью помешала надвигающаяся Первая Мировая война.

Незадолго до начала этой чудовищной трагедии Пепеляев получает повышение в звании поручика и новую должность – начальник команды разведчиков полка. Спустя три недели после объявления войны его полк был отправлен на Северо-Западный фронт.

Юность и становление русского офицера Пепеляева

Личность и биография генерала Пепеляева, к сожалению, мало известны широкому кругу лиц. Его незаслуженно забыли и старались не упоминать в советские времена. Но история и существует, для того чтобы не только помнить, но и извлекать уроки.

Родившись в семье русского офицера, мальчик с детства знал, что посвятит свою жизнь служению Отечеству. Он появился на свет в Томске 15 июля 1891 года. Семья была большой: две сестры и пятеро братьев. Отец, генерал-лейтенант Николай Пепеляев, отправил учиться сына в Омский кадетский корпус. Преподаватели находили Анатолия добрым, вспыльчивым, гордым, упрямым, но правдивым. Отмечались случаи проявления дерзости по отношению к преподавателям. Но по всему было видно, что мальчишке нравилось кадетство. Впрочем, все сыновья, исключая старшего, получили прекрасное военное образование.

Наступил 1908 год и Анатолий поступает в Павловское военное училище в Санкт-Петербурге. Его полностью поглотила учеба: тактика, военная история, иностранные языки, химия, военная топография – это далеко не весь список изучаемых дисциплин. В училище он стал серьезнее относиться к обучению, но дисциплина по-прежнему хромала.

Будущий генерал умудрился за два года получить 16 взысканий. Если судить по характеристике, которую оставили преподаватели, то выходит, что юнкер Пепеляев очень легко попадал под влияние товарищей, пользующихся дурной славой. При этом юноша неплохо обращался со стрелковым оружием и был физически развитым и крепким, а его натура требовала кипучей деятельности.

Даже имея огрехи по дисциплине, он умудрился окончить училище в звании подпоручика. То есть он был выпускником 1 разряда. А для этого необходимым условием было набрать не менее 8 баллов из 10 возможных по военным дисциплинам, а в знании строевой службы получить не менее 10 баллов. Обучение в училище заняло 2 года и юный подпоручик Анатолий Николаевич Пепеляев с триумфом вернулся в родной Томск в 1910 году.

Мастер зимних кампаний

Анатолий Николаевич с одобрением встретил Февральскую революцию, надеясь, что падение самодержавия приведёт к взрыву патриотических настроений. Действительность оказалась иной: разложение армии и выход России из войны вселили в его сердце «чувства тоски и безнадежности». Пепеляев вернулся в Томск, где в феврале 1918 года вступил в ряды нелегальной офицерской организации. Мятеж чехословацкого корпуса дал толчок к выступлению антибольшевистских сил Сибири, Урала и Поволжья. 27 мая группа Пепеляева свергла Советскую власть в Томске, а после того, как Временное Сибирское правительство приступило к формированию собственной армии, Анатолий Николаевич встал во главе им же созданного 1-го Сибирского стрелкового корпуса. В короткое время отряд из нескольких сотен добровольцев и мобилизованных офицеров превратился в войсковое соединение, которое сумело овладеть Красноярском, Иркутском, Верхнеудинском, Читой и соединиться с казаками атамана Семёнова. Однако осеннее контрнаступление большевиков заставило их противников оставить Поволжье. Пытаясь перекрыть проходы в Уральских горах, белые образовали несколько фронтов, один из которых — Лысьвенский — возглавил Пепеляев. В декабре 1918 года в 40-градусный мороз его 15-тысячный корпус перевалил через Уральский хребет и, прорвав линию фронта, обрушился на Пермь. В городе располагались штаб 3-й армии красных, две дивизии (29-я и 30-я), артиллерийская бригада, а также склады с боеприпасами и обмундированием. Белые стремительно атаковали с разных сторон и, овладев центральными улицами, повели наступление на вокзал. Лыжники полковника Зинкевича налетели на позиции артбригады, захватили около 30 орудий и, развернув их, открыли огонь по красным. После захвата Перми Пепеляев ещё три недели наносил удары по отступающим дивизиям противника. Численность 3-й армии красных за это время сократилась с 35 до 11 тысяч. Лишь прибытие подкреплений и комиссии в составе Сталина и Дзержинского помогли стабилизировать линию фронта. Пермская операция принесла Пепеляеву широкую известность, но исход борьбы на Восточном фронте решился не под Пермью, а гораздо южнее. В июне 1919 года войска Фрунзе форсировали реку Белую. Колчаковский фронт зашатался, и хотя Пепеляев на севере, в свою очередь, захватил Глазов, этот локальный успех не мог спасти белых от катастрофы… В критической ситуации Колчак назначил Пепеляева, ставшего к тому времени генерал-лейтенантом, командующим 1-й Сибирской армией. Пепеляев пытался организовать контрнаступление на реке Тобол, но операция захлебнулась из-за массового дезертирства насильно демобилизованных крестьян. На хвосте у него повисла 5-я армия Тухачевского, с флангов атаковали партизанские отряды, а союзники-чехи начали тайные переговоры с красными. К этому добавились, внутренние неурядицы. С подачи старшего брата Виктора (назначенного новым главой сибирского правительства) Анатолий Николаевич арестовал командующего колчаковскими войсками генерала Сахарова и потребовал от Верховного правителя создать «кабинет общественного доверия». Склока закончилась примирением братьев Пепеляевых с Колчаком. А красные напирали…

Начало борьбы с большевиками

В Томск Пепеляев прибыл в начале марта 1918 г. Там он встретил своего давнего друга, капитана Достовалова, который ввёл Пепеляева в тайную офицерскую организацию, созданную 1 января 1918 г. и возглавляемую полковниками Вишневским и Самароковым. Пепеляев был выбран начальником штаба этой организации, которая планировала свержение большевиков, захвативших власть в городе 6 декабря 1917 г.

26 мая 1918 года готовившийся к антибольшевистскому восстанию отряд А.Н. Пепеляева, скрывавшийся в Иоанно-Предтеченском монастыре города Томска, неожиданно столкнулся с «визитом» практически всего личного состава губернского ВЧК, прибывшим для репрессий монахов и реквизиции монастырских ценностей. В ходе вспыхнувшего боестолкновения пепеляевцы полностью уничтожили отряд чекиста Д.И. Кривоносенко. На следующий день руководители томского губернского совдепа (Н.Н. Яковлев и его соратники) спешно покинули Томск на нескольких пароходах, вывозя собранные на них реквизированные ценности «томской буржуазии». На период с 28 мая по 2 июня власть в губернской столице никем не осуществлялась. Со 2-го июня 1918 года власть принимает на себя интеллигенция Сибирской областной думы («потанинцы»), формируется «Временное Сибирское правительство» (ВСП) под руководством Петра Вологодского. В последующие дни новое правительство региона поддержано населением, вооружёнными формированиями офицерства Русской армии и выступлением корпуса пленных чехословаков, находившихся на всём протяжении сибирской части Транссиба. Томским офицерством и формированием военной власти командовал подполковник Анатолий Пепеляев, который создал 13 июня 1918 года 1-й Средне-Сибирский корпус ВСП, который сам и возглавил.

С осени 1918 года власть в Сибири перешла к колчаковскому правительству.

Со своим корпусом А.Н. Пепеляев двинулся по Транссибу на восток, чтобы освобождать Сибирь от большевиков.

18 июня был взят Красноярск, 11 июля — Иркутск, 20 августа его войска вошли в Верхнеудинск.

Западнее Читы части корпуса Пепеляева соединились с забайкальскими казаками Семёнова. Встреча самих военачальников произошла в конце августа / начале сентября на станции Оловянная.

За этот поход Пепеляев был произведён в полковники.

Революции 1917-го

Февральская революция застала Пепеляева на фронте. Несмотря на постепенное разложение армии, он держал свой отряд в постоянной боевой готовности и при этом не впадал в немилость у своих солдат, как это было во многих других частях. При Керенском он был произведён в подполковники. Кроме того, Анатолий Николаевич был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени и именным Георгиевским оружием. После Октябрьской революции совет солдатских депутатов батальона, которым к тому времени командовал Пепеляев, избрал его командиром батальона. Этот факт говорит о большой популярности Пепеляева среди солдат.

Но даже части Пепеляева подверглись разложению — виной тому был Брест-Литовский мир, оканчивавший военные действия. Осознавая бесцельность своего дальнейшего пребывания на фронте, Анатолий Николаевич уехал в Томск.

Комментировать
0