fbpx
No Image

Последний полет “большой анны”

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Партийный аппарат во главе со Сталиным не понимал реальной картины

По оценкам историков, после разгрома немцев под Москвой Сталин впал в теоретически осуждавшееся им “головокружение от успехов”, находился в плену аналогий с 1812 годом и считал войну практически выигранной.

Высшие военачальники не пытались вывести его из этого состояния. На совещании 5 января 1942 года командующие фронтами, как один, докладывали о грандиозных успехах и просили резервов, обещая немедленно кого-нибудь разбить. Результатом стало директивное письмо от 10 января, в котором ставилась задача “обеспечить полный разгром гитлеровских войск в 1942 году”.

Шапкозакидательским настроениям способствовали фантастические данные ГРУ, оценившего потери вермахта к 1 марта 1942 года в 6,5 млн человек, тогда как на деле они едва превысили один миллион.

“Инициатива теперь в наших руках. Потуги разболтанной ржавой машины Гитлера не могут сдержать напор Красной Армии”, – утверждал Сталин в праздничном приказе 23 февраля.

“В Ставке ослабло критическое отношение к обстановке, многое представлялось в слишком розовом цвете. Разрабатывая гигантские планы, Ставка не учитывала реальную действительность”, – писал после войны генерал-полковник Павел Белов.

“Многие из нас предполагали, что Красная Армия уже в состоянии немедленно выбросить захватчиков с советской земли”, – вспоминал маршал Москаленко.

“Ну, шапка была набекрень у всех тогда”, – заявил маршал Жуков в 1966 году на встрече с сотрудниками “Военно-исторического журнала”.

“Точно так же, как Гитлер при нападении на Советский Союз, теперь русское командование переоценило свои силы”, – указывал в мемуарах германский генерал Курт фон Типпельскирх.

Британский министр иностранных дел Энтони Иден 16-20 декабря 1941 года находился в Москве, чтобы подписать официальный договор о союзе в войне против Германии и послевоенном сотрудничестве. К его удивлению, Сталин практически не интересовался открытием второго фронта, а всецело сосредоточился на вопросе о признании Лондоном территориальных приобретений СССР по  пакту Молотова-Риббентропа. В результате Иден уехал ни с чем.

20 января 1942 года советский полпред в Вашингтоне Максим Литвинов запросил Москву, не следует ли, в связи со вступлением США в войну, поднять вопрос о втором фронте перед Рузвельтом. Молотов ответил: “Подождем момента, когда, может быть, сами союзники поставят этот вопрос перед нами”.

Изменил эту позицию только разгром под Харьковом. Когда Молотов, в те дни находившийся с визитом в Лондоне, сообщил, что Британия по-прежнему не готова включить в договор пункт о признании границ 1941 года, Сталин ответил: “Согласись без этого”. Документ был подписан 26 мая.

На переоценку своих сил наложился крупный стратегический просчет.

После поражения под Москвой и вступления в войну США Германия оказалась перед лицом затяжной войны, в которой решающую роль играют материальные ресурсы. Главной целью Гитлера стали кубанская пшеница и кавказская нефть.

“Москва как цель наступления совершенно отпадает”, – записал после совещания в ставке фюрера 28 марта генерал Вальтер Варлимонт.

Сталин до лета 1942 года не сомневался, что немцы повторят попытку захватить Москву, и считал южное направление второстепенным и отвлекающим. Основные силы Красной армии были брошены на то, чтобы оттеснить подальше от столицы группу армий “Центр”, и германское командование перемалывало их, уйдя на этом участке фронта в глухую оборону.

“Наступательными действиями мы изматывали свои войска во много раз больше, чем вражеские. Это изматывание было выгодно противнику, а не нам”, – писал в мемуарах маршал Рокоссовский. Фраза была вычеркнута цензурой и впервые вошла в издание 1990 года.

22 января был освобожден последний занятый немцами населенный пункт на территории Московской области – деревня Уваровка.

Но взять Ржев в 200 км к западу от Москвы удалось только в марте 1943 года. Потери в бесконечных боях за Ржев составили полмиллиона человек. Александр Твардовский посвятил им одно из самых пронзительных стихотворений во всей военной литературе: “Я убит и не знаю, наш ли Ржев, наконец?”

Общие потери Западного и Калининского фронтов Жукова и Конева с 8 января по 20 апреля 1942 года, когда наступление окончательно выдохлось, составили 776889 человек.

Однако и после этого Верховный продолжал гнуть свое.

“Всей Красной Армии добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев”, – писал он в первомайском приказе.

Харьковское сражение 1942

– боевые действия войск Юго-Западного и Южного фронтов под Харьковом во время Великой Отечественной
войны в период 12—29 мая. По
указанию Ставки в мае 1942 было
предпринято наступление войск
Юго-Западного фронта (командующий Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко,
он же главком Юго-Западного направления) с целью разгрома харьковской группировки противника, освобождения города и создания
условий для наступления на Днепропетровск. По замыслу операции войска фронта должны были
нанести два удара по сходящимся
направлениям на Харьков — с
Северо-Востока, из района Волчанска, и с
Юга, из барвенковского выступа.
Южному фронту (командующий генерал-лейтенант
Р.Я.Малиновский) надлежало
прочной обороной южного фаса барвенковского выступа обеспечить
главную ударную группировку Юго-Западного фронта с Юга Соотношение
сил и средств наших войск и
противника было примерно равным.
Противник также готовил наступательную операцию,
рассчитывая не только удержать Харьков,
но и овладеть местностью западнее реки Северный Донец,
юго-восточнее Харькова для последующего наступления на Восток.
Наступление Юго-Западного фронта началось
12 мая. За 3 дня ударные группировки фронта прорвали оборону противника и продвинулись
севернее Харькова на 18—25 километров (28-я армия)
и южнее — на 25—50 километров (6-я армия и оперативная
группа генерал-майора Л.В.Бобкина). Создались
выгодные условия для ввода в бой подвижных соединений с целью развития успеха,
однако командование фронта, введённое
в заблуждение данными разведки о сосредоточении в районе Змиева крупной танковой группировки противника, задержало ввод в бой танковых
корпусов. Наступавшие войска истощили
свои силы, и темп продвижения в последующие дни резко снизился. Только 17 мая командование фронта ввело в сражение 21-й
танковый корпус, но момент был упущен. Отсутствие активных наступательных действий на
других участках фронта позволило противнику беспрепятственно перебрасывать к местам прорыва свои резервы с других направлений. К 17
мая немецко-фашистское командование сумело создать
сильную ударную группировку у основания
барвенковского выступа против 9-й армии
Южного фронта. Действовавшие там войска
армейской группы «Клейст» (1-я танковая и 17-я армии)
превосходили 9-ю армию в пехоте в 1,5,
в артиллерии в 2, в танках в 6,5 раза. Командование
Юго-Западного направления и Южного фронта недооценило опасность возможного удара противника
в полосе 9-й армии и не приняло соответствующих мер. 17 мая немецко-фашистские войска перешли
в наступление и вышли в тыл главной ударной
группировки Юго-Западного фронта. Одновременно они нанесли контрудары с Севера и Юга по флангам ударной группировки 28-й армии. Войска
Юго-Западного фронта всё же продолжали наступление на Харьков, что ещё больше осложнило
обстановку. Только во 2-й половине дня 19 мая
главком Юго-Западного направления отдал приказ
войскам фронта перейти к обороне в барвенковском выступе, по это решение оказалось
запоздалым. 23 мая войска армейской группы
«Клейст» соединились южнее Балаклеи с войсками 6-й немецкой армии, перерезав советским войскам
пути отхода из барвенковского выступа за реку
Северный Донец. Попытка деблокировать их ударом
извне силами 38-й армии успеха не имела.
Небольшими группами они прорывались через фронт противника и переправлялись на восточный
берег Северного Донца. Из окружения вышли
около 22 тысяч человек.
Неудачный исход Xарьковского сражения явился результатом
неверной оценки командованием Юго-Западного
направления и Южного фронта оперативно-стратегической обстановки, отсутствия хорошо организованного
взаимодействия, запоздалого ввода в сражение танкового корпуса, недостаточного оперативного обеспечения и недочётов в управлении войсками

В результате Xарьковского сражения войска Юго-Западного
и Южного фронтов понесли большие потери в живой силе и технике, лишились важного оперативного плацдарма на Северном Донце и не смогли
осуществить намеченные на лето наступательные
операции. Всё это привело к дальнейшему
осложнению общей обстановки на Юго-Западном
направлении.Литература: История второй мировой войны

1939-1945. Т.5. М., 1975, с.126—131; Великая Отечественная война Советского Союза. 1941-1945. Краткая
история. Изд. 2-е. М., 1970, с.161—165.
Д.3.Муриев

Практически всесильный Кернес

Кернес руководил Харьковом, вторым по численности населения городом Украины, бессменно все последние десять лет. Геннадий Адольфович олицетворял собой уже ушедший из политической картины «незалежной» класс независимых политиков, которые опирались не на внешних кураторов и покровителей, а исключительно на себя — свою силу, свою выстроенную патрональную связь и, как ни странно, своих избирателей — жителей Харькова и Харьковской области.

Кернес держал руку на пульсе всех событий в его владениях. Он был подлинным хозяином Харьковщины. Показательно, что горожане отвечали своему хозяину взаимностью.

Степень доверия местных жителей наглядно продемонстрировали последние для Кернеса выборы городского головы, которые он блестяще выиграл, не вставая с койки в Charite. Гепа получил 60,34% голосов, в то время как кандидат от «Оппозиционной платформы — За жизнь» Александр Фельдман набрал 14,32%, а баллотировавшийся от «Слуги народа» и опиравшийся на поддержку офиса президента Украины Алексей Кучер «наклянчил» какие-то совершенно невразумительные 7,24%.

Созданная городским головой Харькова партия «Блок Кернеса — Успешный Харьков» получила полный контроль как над городским советом города-миллионника, так и над областным советом. И это все было проделано в условиях прямого противостояния Кернеса с президентом Украины Владимиром Зеленским и всесильным главой украинского МВД Арсеном Аваковым!

Ставленника Зеленского, председателя Харьковской областной госадминистрация Кучера, Кернес публично обозвал «ничтожеством», а затем «размазал» во время выборов городского головы. Провал Кучера получился столь оглушительным, что раздосадованный Зеленский позже даже уволил «ничтожество» с должности председателя ХОГА.

С Аваковым же у Кернеса был личный конфликт, тянувшийся еще с тех пор, как первый при Викторе Ющенко был харьковским губернатором, а затем при Викторе Януковиче «бодался» с Гепой за кресло городского головы. К слову, выборы те Аваков проиграл — и затем до декабря 2012 года был вынужден скрываться в Италии от заведенных на него не без участия Гепы уголовных дел.

После госпереворота на Украине Аваков возглавил МВД страны. А 28 апреля 2014 года во время пробежки по Белгородскому шоссе городской голова Харькова Кернес получил пулю, навсегда приковавшую его к инвалидному креслу. Версий о том, кто стоял за покушением, озвучивалось много, но сам Гепа на 100% был уверен, что к попытке убийства причастны министр внутренних дел Украины и его соратник, глава Харьковской обладминистрации Игорь Балута.

И все же, несмотря на инвалидность, Кернес удержал и пост, и владения! Ни Петр Порошенко, ни Зеленский, ни Аваков ничего с Гепой, вцепившимся мертвой хваткой в Харьков, поделать не могли, так что он, действительно, занимал уникальное место в украинском политикуме.

Он мог пропускать встречи с главой государства, игнорировать указания из администрации, а потом и офиса президента, шпынять назначенного Киевом губернатора — он мог все! На Харьковщине Кернес был практически всесилен.

Предательство ради кресла

При взгляде из России образ городского головы Харькова наиболее близок к собирательному образу «крепкого хозяйственника», и Кернес, действительно, показал себя весьма умелым управленцем. Вместе с тем он не боялся телекамер, свободно вступал в публичные дискуссии и выходил из них победителем. Гепа, безусловно, был авторитарным руководителем: своей волей он создавал, подчинял и ломал ситуации, обстоятельства и людей.

Не удивимся, если у кого-то в России Кернес даже вызывал симпатию — вот, мол, сильный и уверенный в себе мужик, который всего добился сам!.. Только не стоит при этом забывать, что именно «крепкий хозяйственник» Гепа на пару с Допой, в Харькове 2014-го замкнувшие на себя все рычаги возможного сопротивления и пытавшиеся усидеть на всех стульях разом, «слили» город-миллионник в обмен на свое личное место под солнцем.

Напомним, что в 2013 году украинские «регионалы» из «Партии регионов», чьим лидером, и одновременно президентом страны, являлся Виктор Янукович, сформировали «Украинский фронт» — организацию, очевидной целью которой было создание в Харькове центра сопротивления на случай захвата майдановцами власти в Киеве. Таким образом, Харьков должен был стать политическим центром востока Украины. Должен был — но не стал. Причиной этого оказалась позиция Геннадия Кернеса.

22 февраля 2014 года в Харькове собрались на съезд депутаты востока. Туда же приехал и Янукович. Предполагалось объявить о переезде в Харьков правительства и о создании в городе альтернативного — на самом деле, главного — политического центра государства. Реализация этой затеи позволила бы под политической платформой Антимайдана сформировать целый блок, куда вошли бы все области юго-востока и частично даже центра Украины.

Однако случилось иначе. Янукович спешно вылетел в Донецк, а потом и вовсе покинул территорию страны. Затем на Украине заполыхала гражданская война, одной из главных причин которой стала позиция Кернеса, в ключевой момент вместе с Добкиным отказавшего Януковичу в поддержке.

О причинах внезапной смены Кернесом политических ориентиров можно только гадать. Возможно, негативную роль сыграла нерешительность Януковича, в котором Гепа увидел человека, не готового бороться до конца. А может, Кернес получил, как говорят, из-за океана предложение, от которого не смог отказаться…

В тот самый роковой день 22 февраля 2014 года в популярном украинском политическом ток-шоу «Шустер live» Гепа обратился к депутату Игорю Мирошниченко, который лично участвовал в демонтаже памятника Владимиру Ленину в Ахтырке, со следующими словами:

Когда же через полгода, в ночь с 28 на 29 сентября, памятник Ленину в центре Харькова был все же снесен украинскими националистами, Гепа этому никак не помешал. Последующее свое обещание восстановить памятник Кернес тоже не выполнил.

После того как Гепа не помог Януковичу и «умыл руки», в Харькове начались самые настоящие уличные бои между прибывающими в город на «поездах дружбы» неонацистами и местными пророссийскими активистами.

2 мая 2014 года в Одессе полыхнул Дом профсоюзов. Через короткое время после этого Харьков погрузился в пучину гражданской войны. По городу прокатился вал государственных репрессий против политических противников нового режима: аресты, похищения и чинимые радикалами внесудебные расправы, курируемые и направляемые СБУ. Эта трагедия ударила по харьковчанам очень сильно, ведь это был русский город с очень сильной характерной региональной идентичностью, которую из Киева стирали репрессиями и террором несколько лет.

Кернес силами подконтрольной ему городской полиции пытался удержать ситуацию под контролем, чтобы волна насилия не захлестнула обывателей, но террор не прекращался. И ответственность за эту катастрофу следует возложить именно на «крепкого хозяйственника», украшавшего собой кресло харьковского городского головы.

Заметим, что сохранив это самое кресло ценой предательства Януковича, как политический деятель Гепа в итоге проиграл. Харьков из конкурентного независимого политического центра страны стал городом пусть с сильной, но конечной автономией, закончившейся вместе с сообщением о смерти Кернеса.

Две фазы советских наступлений под Харьковом в 1942 году

Далее, до 28 февраля и до 11 мая 1942 года (рисунок 22), положение Барвенковского выступа не меняется. Не меняется и операционно-тактическая ситуация в нем – многочисленные советские армии исключительно наступают, немецкие части находятся в обороне

При этом можно обратить внимание, что на 1 марта 1942 года внутри Барвенковского выступа четыре советские армии Юго-западного фронта: 6-я, 9-я, 12-я, 57-я (рисунок 23)

 Рисунок 22. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 28 февраля 1942 года – советские наступления в районе Барвенковского выступа полностью остановлены.

Рисунок 23. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 1 марта 1942 года – четыре советские армии, действующие внутри Барвенковского выступа.

Первая фаза. В период с 21 января по 1 марта 1942 года можно наблюдать многочисленные советские наступления в двух направлениях: Запорожья, и почти одновременно на Азовское море. 

Вторая фаза. С 6 марта 1942 года начинается вторая фаза советского наступления в районе Барвенково ‒ Изюм  ‒ Харьков, – наступление начинает развиваться в направлении Харькова (рисунок 24). Это лишний раз доказывает то обстоятельство, что советское командование не представляет себе вообще, с какими силами оно имеет дело.

Таким образом, вторая активная фаза советского наступления в районе Барвенково ‒ Изюм  ‒ Харьков, начинается не 12 мая 1942 года, как нам сообщает официальная российско-советская историография, а 6 марта 1942 года, – за 68 дней до начала «официальной» даты советско-российской историографии.

 Рисунок 24. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 6 марта 1942 года – начало операции по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

Наступление по двойному охвату немецких частей в районе Харькова советские части (части РККА) проводят весь март 1942 года. Поскольку динамика сражения за март месяц 1942 года не меняется к изменению положению сторон, то для наглядности представляются четыре карты группы армий «Юг», датируемые мартом 1942 года. За 9 марта, за 15 марта, за 20 марта и за 31 марта (рисунки, соответственно с 25 по 28).

 

Рисунок 25. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 9 марта 1942 года – части РККА проводят операцию по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

Рисунок 26. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 15 марта 1942 года – части РККА проводят операцию по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

Рисунок 27. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 20 марта 1942 года – части РККА продолжают проводить операцию по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

Рисунок 28. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 31 марта 1942 года – части РККА продолжают проводить операцию по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

Направление советских наступлений не меняется и в апреле 1942 года. Об этом также наглядно можно наблюдать по немецким картам (рисунок 29 – 31).

Рисунок 29. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 1 апреля 1942 года – части РККА продолжают проводить операцию по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

Рисунок 30. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 4 апреля 1942 года – части РККА продолжают проводить операцию по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

Рисунок 31. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 14 апреля 1942 года – части РККА продолжают проводить операцию по двойному охвату немецких войск в районе Харькова.

29 апреля в главном штабе OKX проходит утверждение предстоящего проведения Operation „Frederikus“ силами группы армий «Юг» (рисунок 32). На утверждении операции представляются данные службы радиотехнической разведки 6-й и 17-й армий Вермахта за период конца марта – апреля 1942 года. Немцы прекрасно знают направления советского наступления, которое планируется на вторую неделю мая 1942 года. Для этих целей, части 6-й армии Вермахта будут имитировать отход, тогда как части 17-й армии Вермахта, нанесут удар под основание выступа.

Рисунок 32. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 29 апреля 1942 года – общее утверждение Operation „Frederikus“ для частей 6-й и 17-й армий Вермахта.

Начало мая с 1 по 9 проходит также в постоянных наступательных операциях (рисунки 33 и 34).

Рисунок 33. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 1 мая 1942 года – части РККА штурмующие Харьков.

Рисунок 34. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Süd“ за 9 мая 1942 года – части РККА продолжающие штурмовать Харьков по тем же направлениям, что и в предыдущие месяцы.

Литература

  • Абатуров В. В., Португальский Р. М. Харьков — проклятое место Красной Армии. — М.: Яуза; ЭКСМО, 2008. 539 с.
  • Быков К.В. Последний триумф вермахта: Харьковский «котёл». — 2-е. — М: Яуза-Пресс, 2009. — 480 с. — (Солдат Третьего Рейха). — 3000 экз. — ISBN 978-5-9955-0064-3.
  • Габов С. А., Доманк А., Португальский Р. М. Весной сорок второго под Харьковом. // «Военно-исторический архив». — 2002. №№ 5—9.
  • Алексей Исаев. Наступление маршала Шапошникова. История ВОВ, которую мы не знали.. — М.: Яуза, 2005. — 332 p. — ISBN 1-699-43532-0.
  • John Erickson. Road To Stalingrad (англ.). — London: Cassell Military, 2003. — 608 p. — ISBN 9780304365418.

Расстановка сил

В операции принимали участие войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов. Юго-Западный фронт имел в своём составе четыре общевойсковых армии (6-ю, 21-ю, 28-ю и 38-ю) и 5 танковых корпусов, 3 из которых ещё не участвовали в боях, а также 13 отдельных танковых бригад. Брянский фронт включал пять общевойсковых армий — 3-ю, 13-ю, 48-ю, 40-ю и 61-ю (всего 29 стрелковых, 7 кавалерийских дивизий (6 КК (26 кд, 28 кд, 49 кд, 106 кд), 5КК (60 кд, 34 кд, 30 кд)) , 11 стрелковых бригад); 2 танковых корпуса и 9 отдельных танковых бригад. В полосе фронта находился резерв Ставки: 5-я танковая армия (480 танков) и 17-й танковый корпус. На момент начала майского наступления силы Красной Армии на харьковском участке составляли 640 тыс. солдат и офицеров и 1200 танков.

Руководство с советской стороны осуществляли: Главнокомандующий войсками Юго-Западного направления маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, начальник штаба — генерал-лейтенант И. X. Баграмян, член Военного совета — Н. С. Хрущёв. Южным фронтом командовал генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский.

С немецкой стороны им противостояли силы группы армий «Юг», в составе: 6-я армия (Паулюс), 17-я армия (Гот) и 1-я танковая армия (Клейст) под общим командованием фельдмаршала Бока. Немецкий план окружения группировки войск Красной Армии под Харьковом в 1942 получил название «Операция „Фредерикус“».

Барвенковский плацдарм

В январе 1942 войска Юго-Западного фронта успешно провели наступление в районе Изюма, в результате которого был создан плацдарм на западном берегу реки Северский Донец в районе Барвенково, открывавший возможность дальнейшего наступления на Харьков и Днепропетровск. Была захвачена главная база снабжения 17-й армии в Лозовой и перерезана железнодорожная линия Днепропетровск-Сталино, по которой проходило снабжение 1-й танковой армии вермахта. С началом весенней распутицы наступление было остановлено.

Комментировать
0