fbpx
No Image

«гитлер собрал самую мощную в истории армию вторжения и сумел дезинформировать ссср»

СОДЕРЖАНИЕ
0
02 января 2021

СССР накануне войны

Незадолго до начала войны был расстрелян Тухачевский. Вскоре та же участь ждала нескольких генералов. В 1941 году в живых осталось пять из восьми советских маршалов. В августе 1939 года был обнародован пакт о ненападении Германии на Советский Союз. Главы государств договорились об отсутствии каких-либо территориальных притязаний на протяжении последующих десяти лет. В дополнительном протоколе было также сказано о дележе независимых стран Европы.

Сталин контролировал теперь Восточную Польшу, Бессарабию, Литву, Латвию и Эстонию. Его стратегия была такова: создать несколько просоветских государств между СССР и Германией. Таким образом, Гитлер бы вел войну с западными государствами, что было в интересах вождя. Однако надежды Сталина на ограниченные войны развеялись уже год спустя.

В октябре 1940 года Гитлер обратил свой взор в сторону России. Согласно плану нападения фашистской Германии на СССР, оккупация отдельных территорий Советского Союза произойти должна была еще до окончания войны с Великобританией.

Сталин был уверен, что Гитлер никогда не начнет войну на два фронта. Жуков, Василевский и Тимошенко говорили ему о необходимости мобилизации. Но он не хотел их даже слушать. По мнению некоторых исследователей, даже в 1941 году, когда началось осуществление плана нападения Германии на СССР, кодовое название которого стало известно всей мировой общественности спустя годы, Сталин бездействовал. В течение нескольких дней он убеждал себя, что это не более чем провокация, авантюра каких-то генералов-отщепенцев, но не настоящее наступление немцев.

В 1939 году началась Вторая мировая война. В советских газетах не появилось ни одной заметки с критикой действий Гитлера. Кроме того, сведения о военных действиях в Европе излагали в искаженной форме.

Подготовка к нападению

Планируя напасть на СССР, у военно-политического руководства Третьего рейха были далеко идущие цели — ликвидировать советское государство, поработить его население, завладеть недрами страны («онемечивание» СССР) и, в конечном итоге, поработить весь мир.

Карта плана «Барбаросса»

Для победы был разработан «план Барбаросса» — предполагалось использовать тактику блицкрига («молниеносной войны») и разгромить СССР за 6-8 недель внезапным нападением на трех направлениях: на Ленинград (группы армий «Север»), на Москву («Центр») и на Киев («Юг»).

Фактически немцы приступили к реализации своего плана вечером 21 июня 1941 года, когда в Финском заливе были выставлены минные поля и весь Балтийский флот оказался парализован. Ранним утром 22 июня 1941 года имперский министр Риббентроп вручил послу СССР в Берлине ноту об объявлении войны. Нарушая принятые ранее договорённости, СССР были предъявлены обвинения в проведении подрывной политики против Германии и других стран, непосредственной военной угрозе от присутствовавших в больших количествах военных подразделений на границе страны.

Активное вторжение немецких войск в страну началось часом ранее: уже в 3 часа 06 минут 22 июня был отдан приказ открыть огонь на поражение по самолетам вермахта, которые вторглись далеко вглубь страны и бомбили мирные города. Это стало полной неожиданностью для всех. На фоне всеобщей неразберихи, паники и хаоса советская армия понесла ощутимые потери и начала отступление по всем фронтам. Еще большее число составили пленные красноармейцы.

Неудачи армии «Центр»

Бои за Москву и крах планов Гитлера

Немецким вермахтом предпринимались отчаянные попытки до наступления зимы захватить Москву. Но, из-за распыленности военной силы и особенной значимости Москвы для защитников столицы нашей родины, наступление на Москву захлебнулось. Героической обороне города помогали и знаменитые русские морозы, которые внесли значительные коррективы в планы фашистов. Хотя победа под Москвой далась нам немалой ценой, именно такие победы советской армии в это время помешали планам Гитлера, и коренным образом изменила ход дальнейшей войны: многие немецкие генералы с этого момента считали войну с СССР проигранной.

На фоне успехов под Москвой героически выглядит трагическая и знаменитая оборона Ленинграда. Оборона этого города имела большое значение — Ленинград считался «колыбелью революции». История этого города особенно трагична — за время блокады от голода из-за нехватки продуктов и артобстрелов погибло более 630 000 человек. Предпринималось много попыток разорвать вражеское кольцо вокруг города, но это стало возможным только 18 января 1943 года, а уже 27 января 1944 года город был полностью освобожден. Его оборона является символом непоколебимой стойкости и мужества.

Воодушевленная успехами под Москвой, Ставка стала строить планы масштабного наступления на других фронтах. В период лета-осени планировалось освободить всю территорию страны. В начале 1942 года должно было быть проведено несколько наступательных операций, но они оказались неэффективными, и армия понесла большие потери.

Оборона зданий в Москве

Театр военных действий переместился на юго-запад. Хотя до окончательной победы над врагом было еще далеко, для Германии ситуация стала угрожающей: немцы не планировали так долго воевать и их военная экономика не справлялась с нагрузками. Гитлер призвал на помощь союзников — на его стороне воевали 10 венгерских, 6 итальянских и 5 румынских дивизий.

Мнение эксперта
Федор Андреевич Брянский
Российский историк-источниковед, приват-доцент многих университетов, писатель, кандидат исторических наук.

Несмотря на это, советские войска одерживали победу за победой. Этому способствовала полная перестройка экономики: к лету 1942 года она полностью встала на военные рельсы. Провозглашенный призыв И.Сталина «Все для фронта! Все для победы!» обеспечил нашим воинам надежный тыл.

Коренной перелом в ходе Великой Отечественной Войны был еще впереди — он ознаменован героической обороной Сталинграда — ещё одной из самых славных страниц в победе над фашизмом.

Численность войск для реализации плана

Для того чтобы успешно начать операцию Барбаросса, план предполагал тайное стягивание сил вермахта к границам страны. Но перемещение 190 дивизий надо было каким-то образом мотивировать. Так как Вторая мировая война была в самом разгаре, Гитлер бросил все силы на то, чтобы убедить Сталина в первоочерёдности захвата Англии. И все передвижения войск объяснялись передислокацией для ведения войны с Западом. В распоряжении Германии было 7,6 млн. человек. Из них 5 млн. надо было доставить к границе.

Общее соотношение сил накануне войны показано в таблице «Соотношение сил Германии и СССР к началу ВОВ».

Соотношение сил Германии и СССР к началу ВОВ:

Германия СССР
Войска на границе 5 000 000 человек 3 000 000 человек
Численность всей армии 7 600 000 человек 5 700 000 человек
Танки 6 000 19 000
Самолёты 6 000 16 000
Орудия 72 000 120 000

Из приведённой таблицы видно, что перевес по численности техники был явно на стороне Советского Союза. Впрочем, реальную картину это не отражает. Дело в том, что экономическое развитие России в начале века было существенно приторможено гражданской войной. Это сказалось среди прочего и на состоянии военной техники. По сравнению с немецким вооружением она была уже устаревшей, но хуже всего то, что очень большая её часть физически пришла в негодность. Она была только условно боеспособной и очень часто нуждалась в ремонте.

Кроме того, Красная армия не была укомплектована для военного времени. Катастрофически не хватало личного состава. Но ещё хуже, что даже среди имевшихся бойцов, значительную часть составляли необученные новобранцы. А с немецкой стороны выступали ветераны, прошедшие реальные военные кампании. Учитывая это, становится понятно, что со стороны Германии нападение на Советский Союз и открытие второго фронта не было таким уж самоуверенным действием.

Гитлер учитывал и развитие России в начале века, и состояние её вооружения, и дислокацию войск. Его план врезаться вглубь советской армии и перекроить политическую карту восточной Европы под себя выглядел вполне осуществимым.

Дранг нах Остен!

Но всё было не так уж и плохо — на востоке от Германии находился Советский Союз. Украинские чернозёмы производили много зерна, а в 1940 году СССР добыл 31 млн тонн нефти. Сталин пока был не прочь продавать Берлину и нефть, и зерно, так что, казалось бы, проблема могла быть решена. Однако фюрер по совокупности военных и политических причин, щедро приправленных расовой теорией и ненавистью к большевизму, решил напасть на Советский Союз. Экономический подраздел плана операцииБарбаросса», так называемаяЗелёная папка», был предельно конкретен:Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании».

Советский железнодорожный состав с нефтью пересекает границу СССР и генерал-губернаторства. Перемышль, УССР, июнь 1940 года

Приняв решение, Гитлер обратился к своим экономистам, дабы те подсчитали, как скажется война с СССР на немецкой экономике — вот прямо сейчас, а не в исторической перспективе.

Идея напасть на СССР поверглаэкономический блок» Германии в ужас. Двадцать второго января 1941 года генерал Томас, глава военно-экономического управления вермахта, представил фюреру доклад, в котором указывались экономические последствияБарбароссы». В отчёте подчёркивалось: вторжение прервёт поставки таких цветных металлов, как марганец, который в тот момент поступал в Германию только из Советского Союза, и оставит экономику рейха без каучука, вольфрама, меди, платины, олова, асбеста и копры — идущих транзитом через советскую территорию, в обход британской блокады.

Германии доступен весь мир», немецкий журналСигнал», 1940 год. В основном благодаря советской дыре в блокаде

Любое крупное наступление, по мнению Томаса, привело бы к истощению и без того скудных немецких запасов топлива и резины. В то же самое время кавказские нефтепромыслы СССР находились настолько далеко на востоке, что их захват в ходе планированияБарбароссы» рассматривался в очень далёкой перспективе. Логистические вопросы доставки кавказской нефти в Германию даже не прорабатывались. Более того, по мнению немецких экономистов, захват Украины не решал продовольственную проблему Третьего рейха.

К слову, опыт оккупации Украины немцами в Первой мировой войне на практике подтверждал эти теоретические выкладки.

Впечатление от доклада было таким, что начальник Генерального штаба вермахта Гальдер пессимистически записал в своём дневнике:Операция „Барбаросса“: Смысл кампании не ясен. Англию этим мы нисколько не затрагиваем. Наша экономическая база от этого существенно не улучшится».

Ты начальник — я дурак.

Выводы специалистов на Гитлера не подействовали. Вскоре, в феврале 1941 года, он собрал очередное совещание, посвящённое будущему вторжению в СССР. И на нём откровенно заявил, что краткосрочные проблемы не повлияют на его стратегические решения. В 1940-м фюрера тоже предупреждали о неизбежном истощении немецких запасов, но его крайне рискованная стратегия блестяще оправдалась.

Это заявление фюрера чудесным образом заставило его подчинённых пересмотреть свои пессимистические прогнозы. Уже 20 февраля 1941 года генерал Томас подал Гитлеру доклад, полностью противоположный тому, что был представлен менее месяца назад. Согласно новой версии, немецкая армия в ходе первого же удара должна была захватить до 70% промышленного советского потенциала, что сделало бы долгосрочное сопротивление со стороны Красной армии бесполезным. Полный разгром и уничтожение вооружённых сил СССР западнее линии Днепр — Двина, заложенный в замысел операцииБарбаросса», должен был обеспечить оккупацию значительных территорий, включая кавказские нефтепромыслы, захват и эксплуатация которых были обязательной частью успешного продолжения войны Германией.

Ответ на вопрос о том, что же будет в случае, если Советский Союз не развалится после первого же удара и Красная армия продолжит своё сопротивление, несмотря на огромные потери, был дан всё тем же Георгом Томасом в 1941 году. Двадцать девятого ноября 1941 года он заявил Гитлеру, что в военно-экономическом смысле война уже проиграна. Тут можно лишь заметить, что немецкий генерал проиграл войну гораздо раньше — ещё в феврале 1941 года, прогнувшись перед авторитетом Гитлера и не решившись отстоять своё мнение.

Битва за Россию

Спустя шесть дней после начала вторжения Германии на территорию СССР в журнале «Таймс» появилась заметка под названием «Сколько продержится Россия?» Британские журналисты писали: «Вопрос о том, станет ли битва за Советский Союз самой важной в истории, задают немцы, но ответ на него зависит от русских». И в Великобритании, и в США в конце июня 1941-го считали, что Германии на взятие Москвы понадобится всего шесть недель

Эта уверенность оказывала существенное влияние на политику союзников СССР. Однако советско-английское соглашение о действиях в войне было подписано уже 12 июля. За два дня до этого началась вторая фаза наступательной кампании вермахта

И в Великобритании, и в США в конце июня 1941-го считали, что Германии на взятие Москвы понадобится всего шесть недель. Эта уверенность оказывала существенное влияние на политику союзников СССР. Однако советско-английское соглашение о действиях в войне было подписано уже 12 июля. За два дня до этого началась вторая фаза наступательной кампании вермахта.

Дислокация и силы Красной армии

К началу войны с Германией войска Красной армии располагались вдоль государственной границы согласно существующему на тот момент так называемому «плану прикрытия». По плану войска были распределены между военными округами: Ленинградский (командующий генерал-лейтенант М. Попов), Прибалтийский (командующий генерал-полковник Ф. Кузнецов), Западный (командующий генерал армии Д. Павлов), Киевский (командующий генерал-полковник М. Кирпонос) и Одесский (командующий генерал-полковник Я. Черевиченко).

Реальная численность войск Красной армии, размещенных вдоль западной границы на 22 июня 1941 г., составляла до 170, нередко частично укомплектованных, дивизий (около 3 млн чел.), при поддержке 35—37 тыс. орудий и минометов и более 1,8 тыс. тяжелых и средних танков. Кроме того, на этот момент в войсках находилось большое количество легких танков устаревших конструкций. Поэтому в некоторых источниках можно встретить цифру 10 и даже 13 тыс. танков. Численность советской авиации, по различным оценкам, доходила до 5—6 тыс. боевых самолетов, однако только около 1,5 тыс. из них были новой конструкции.

Дата германского наступления

10 июня 1941 г. в своем распоряжении главнокомандующий сухопутными войсками Германии В. фон Браухич указал срок нападения на Советский Союз. В нем сообщалось, что: «Верховное главнокомандование вооруженных сил назначило для приготовления к военным действиям следующие сроки: днем “Д” операции “Барбаросса” предлагается считать 22 июня». При этом Браухич указывал, что в час дня 21 июня 1941 г. в войска будет передан один из двух сигналов: «Дортмунд», означающий, что наступление, как и запланировано, начнется 22 июня, или «Альто-на» — наступление переносится на другой срок. При получении сигнала «Дортмунд» 22 июня 1941 г. в 3 ч 30 мин сухопутные войска перейдут в наступление при поддержке авиации. Если же метеорологические условия задержат вылет авиации, то сухопутные войска должны будут начать вторжение самостоятельно.

Обращение к советскому народу

22 июня 1941 г. по радио прозвучало историческое выступление народного комиссара иностранных дел СССР, заместителя председателя Совнаркома СССР, члена Политбюро ЦК ВКП(б) В. Молотова, было призвано воодушевить советских граждан на борьбу с агрессором: «Сегодня, в 4 часа утра… без объявления войны, германские войска напали на нашу страну… Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством… Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!». Слова, завершающие выступление Молотова, стали крылатыми и в дальнейшем неоднократно использовались в средствах массовой информации и в агитационно-пропагандистских материалах с целью воодушевить народ и армию на борьбу с агрессором.

Историческая речь В. Молотова была напечатана во всех газетах Советского Союза

Форт Эбен Эмаэль

Форт Эбен Эмаэль

На самой границе с Германией был бельгийский форт Эбен Эмаэль – это целый укрепленный район с подземными ходами, бункерами, бетонными казематами, стальными колпаками, вращающимися орудийными башнями.

Все эти укрепления были на уровне земли, заросли травой, так что совсем были незаметны. Все там было пристрелено, все сектора обстрела выверены, все пути подхода перекрывались орудийным огнем – абсолютно неприступная крепость, способная выдержать мощный долговременный штурм.

Форт охранял мосты и, в случае чего, мосты должны были быть взорваны, чтобы противнику нельзя было по ним переправиться. Солдаты в полной боевой готовности были на своих боевых постах. Все было готово к отражению врага.

И хотя майская ночь и короткая, и не слишком темная, но совершенно неожиданно из темноты ночи один за другим на территорию этого форта бесшумно и стремительно начали садиться планеры. Их самолетами над Германией разогнали и отпустили в свободный и, подчеркнем, абсолютно бесшумный полет.

Десантники высадились прямо на территорию форта, на натурных макетах которого, в свое время, они тренировались и учились действовать. Поэтому они быстро разоружили и уничтожили охрану; мешки по 50 кг взрывчатки клали прямо на бронеколпак, поджигали бикфордов шнур, а сами – в сторону, в укрытие. Колпаки были такие прочные, что даже такой заряд их не пробивал, но создавалась столь мощная ударная волна, что убивала или тяжело контузила людей, находящихся в бетонном бункере.

Меньше, чем за час, крепость, построенная по последнему слову техники, казавшаяся ее создателям и защитникам неприступной, была полностью захвачена.

Командир форта звонит узнать, что там происходит и слышит в ответ сочное немецкое ругательство. Мосты не успели взорвать, и германские танковые дивизии по этим мостам стальной лавиной стремительно двинулись вперед по европейским дорогам.

Вот в чем дело: немцы оказались на голову выше своих врагов, вырвались вперед в гонке вооружений, были на качественно другом уровне по сравнению с самодовольной, вооруженной до зубов и готовой к сражению Европой.

Нужно отметить, что англичане быстро поняли стремительность германского наступления, но даже не попробовали его остановить, хотя были в полной боевой готовности, а стали спешно эвакуировать свой корпус обратно в Англию. И ставят себе в заслугу, как «героически» перевезли свою армию назад в Англию. Но фактически они дезертировали, удрали с поля боя, не только бросили своих союзников, но и открыли левый фланг французской армии.

Так вот, я хочу подчеркнуть, что хотя в Европе война не была внезапной, Европа была покорена за сорок дней. Когда французская армия капитулировала, германская армия приняла капитуляцию в том же Компьенском лесу, где в Первую мировую войну была принята германская капитуляция, в том самом вагоне, и акт о капитуляции был подписан той самой ручкой.

Реализация плана

План «Барбаросса» и подготовка Германии к войне

Нападение на СССР Германия осуществляла на основании плана «Вариант Барбаросса». Он был подписан Гитлером 18 декабря 1940 года, а основные моменты были разработаны полугодом ранее.

Согласно этому плану, в атаке на СССР должны были участвовать практически все силы вермахта (за исключением осуществлявших оккупационные функции в Западной и Центральной Европе). Германия рассчитывала и на поддержку союзников, в первую очередь Румынии, Финляндии, Словакии, Венгрии. В результате по СССР должен был быть нанесен одновременный массовый удар по всей протяженности его западной границы. Мощным танковым клиньям предстояло взломать оборону, а пехотным соединениям – не допустить отхода боеспособных частей вглубь территории. Часть советской техники должна была быть уничтожена бомбовыми ударами еще до пересечения границы наземными частями.

Война должна была вестись в режиме «блицкрига», то есть быстро. Гитлер отводил одну кампанию на выход к рубежу Архангельск – Волга – Астрахань. Хотя в гитлеровском руководстве и велись разговоры о необходимости продвижения до Урала, но эту задачу относили на счет неопределенного будущего.

Подготовка к войне велась в обстановке строгой секретности. Внешне Германия придерживалась положений договора о ненападении, подписанного 23 августа 1939 года. Однако советская разведка сумела получить некоторые сведения о готовящемся нападении. В частности, такую информацию передал легендарный разведчик Рихард Зорге.

В чём заключался план Барбаросса

Суть одобренного плана «Барбаросса», который фюрер подписал в декабре 1940 года, заключался в молниеносном прорыве через советскую границу, быстром разгроме основных вооружённых сил и оттеснении деморализованного остатка подальше от стратегически важных для обороны точек. Гитлер лично выбрал кодовое название германскому командованию. Операция получила название план Барбаросса или директива 21. Конечная задача – полностью разгромить Советский Союз за одну кратковременную кампанию.

Два немецких танка Pz. Kpfw. II переправляются через реку

Основные силы Красной армии были сосредоточены на западной границе. Предыдущие военные кампании доказали эффективность использования танковых дивизий. И концентрация красноармейцев была на руку вермахту. Танковые клинья врезались в ряды противника, как нож в масло, сея смерть и панику. Остатки противника брались в окружение, попадая в так называемые котлы. Солдат либо вынуждали сдаться, либо добивали на месте. Гитлер собирался продвигать наступление широким фронтом сразу по трём направлениям – южному, центральному и северному.

Солдаты вермахта во время операции «Барбаросса», 1941 год.

Для успешного выполнения плана была чрезвычайно важна внезапность, скорость продвижения и достоверные подробные данные о расположении советских войск. Поэтому начало войны было отложено на конец весны 1941 года.

«Гитлер знал, что британцы не пошлют на континент ни одной дивизии»

— Все-таки враг у Германии в Европе оставался — это Великобритания. Почему Гитлер решился на захват СССР, не сокрушив британцев?

— Англия уже не была соперником Германии по факту. Не имея, по сути, сухопутной армии, она была вынуждена ограничиться морской и воздушной обороной своего острова и испытывать страх перед возможным вторжением нацистов на Британские острова. Чем, кстати, Гитлер и пользовался в те годы в целях дезинформации и некоей большой игры, готовя нападение на СССР. А говорить, что у него оставался второй фронт в лице Англии…

Понимаете, Гитлер не считал, что такой фронт существует. Он же знал, что ни одной дивизии британцы на континент не пошлют, а если пошлют, то он их тут же выгонит, не затратив для этого никаких серьезных сил. Другое дело, что Гитлер не принудил Великобританию к какому-то компромиссному миру после ее изгнания из Дюнкерка летом 1940 года. Он очень этого хотел, но этого не произошло.

Однако отказ британцев заключить мир не означал для Гитлера, что он может сидеть и чего-то ждать.

Сама логика подсказывала Германии некий цейтнот: если ждать, пока противники будут накапливать силы, то соотношение сил изменится в пользу Великобритании, СССР и маячившими и уже совершенно очевидно готовившимися выступить на стороне англичан США. А кроме того, общие экономические потенциалы сторон были таковы, что у Гитлера могла быть ставка только на блицкриг, а она могла сработать или не сработать.

А если еще и ждать, то было понятно, что и Сталин усилится, и Британия усилит свою авиацию. Поэтому Гитлер считал, что проще выступить против СССР сейчас, чем ждать непонятно чего еще пять-десять лет. И кроме того, экономика Германии несла огромные расходы на армию, что требовалось как-то восполнять. Таким образом, коридор возможностей для нападения на Советский Союз был не очень велик.

— Можно ли говорить, что среди германского генералитета не было противников нападения на СССР?

— Конечно, после войны некоторые гитлеровские генералы в своих мемуарах вспоминали о том, что они боялись нападать на Советский Союз, и в этом смысле они были противниками. Но говорить, что они были противниками разгрома СССР, нельзя. Генералитет мог бояться выступить и против Австрии, и против Чехословакии в конце 30-х, но таких колеблющихся среди генералов по мере побед немцев в Европе становилось все меньше, хотя поход на СССР был совсем других масштабов. Конечно, задним числом генералы могли сказать и написать все что угодно — я, мол, предупреждал и так далее, но, изучая процесс планирования нападения, видишь, как все немецкие службы — и военные, и те, кто занимался планами по захвату экономических объектов СССР, послушно и охотно включились в тщательную обработку плана.

Никто в Вермахте не занимался саботажем плана «Барбаросса» и никто не пытался отговорить Гитлера. Наоборот, в работу включились все, и все считали, что разгромить Советский Союз удастся.

И кроме того, все считали, что захват СССР означает решение экономических трудностей Германии (в частности, продовольственных) через захват промышленных и сельскохозяйственных ресурсов. И считали, что время заставляет выступить именно сейчас, потому что это дает шанс воевать в будущем и выдержать спор за мировое господство еще и с США.

«Немцы и сами не ожидали, насколько действенными окажется Вермахт как инструмент войны»

— На чем строилась уверенность Гитлера и его соратников в быстром и беспроблемном захвате СССР?

— На идеологической доктрине нацистов, которая говорила, что немцы — это главное порождение западноевропейской культуры. В силу этого немцы смотрели на все остальные народы как недоразвитые, нецивилизованные — к таковым они относили и народности России.

Но с другой стороны, уверенность нацистам придавал и разум, а не только мифология о собственном национальном превосходстве.

Созданный Гитлером Вермахт продемонстрировал к декабрю 1940 года свою эффективность: соотношение потерь и скорость проведения операций в Польше и потом во Франции были таковы, что даже сами немцы этого не ожидали. Не ожидали, насколько действенными окажется Вермахт как инструмент войны.

Прежде всего речь шла о танковых и механизированных соединениях немецкой армии. Ведь, несмотря на равенство сил с Францией и даже количественное превосходство французов, последние проиграли войну за месяц. И не скажешь, что они не хотели воевать. Они хотели, но просто немецкие генералы действовали во Франции гораздо более эффективно, чем противная сторона. И вот когда гитлеровские генералы увидели соотношение потерь (немцы потеряли убитыми 30 тысяч, а французы — более 90), когда они увидели, что разгромлена великая держава, то они поверили в то, что создали некий меч-кладенец, который позволит им повергнуть любого противника на суше. В том числе Красную Армию, которую они недооценивали.

А почему недооценивали? Одним из факторов недооценки была финская кампания 1939—1940 годов. Немцы посчитали, что армия СССР неэффективна, поскольку целых три месяца воевала с маленькой Финляндией и не могла прорвать «линию Маннергейма». Этот вывод был ошибочный: природно-климатические условия и театр военных действий на севере был совершенно несопоставим с тем, какими были условия для войны на остальной территории Советского Союза. И это было ошибкой гитлеровских генералов.

Кроме того, немцы были слишком уверены в своих экономических расчетах, которые подтверждали правоту ставки на блицкриг.

Немецкие планировщики исходили из того, что основные производственные мощности СССР, в том числе и промышленности вооружений, и топливно-энергетической промышленности, были легко достижимы для захвата. Мол, все же они не на Урале и в Сибири, а здесь, рядом. Захватим Донбасс — и СССР останется без угля, захватим Харьков или Ленинград — и русским негде будет производить танки, разбомбим Баку, и противник останется без нефти. Но практика создания советских заводов-дублеров на Урале и возможный перевод туда многих заводов не были раскрыты немецким руководством.

Таким образом, они считали, что блицкригом они захватят Москву и Ленинград, Сталин мобилизует мужиков из Казахстана и Сибири, но воевать им придется уже только палками и кольями. Казалось бы, ставка разумная, но то, что СССР может произвести эвакуацию из многих районов, находившихся под немецкой угрозой, как квалифицированной рабочей силы, так и оборудования, в мозгу у немцев не укладывалось. Да мы и сами до сих пор этому удивляемся, ведь до того времени никто никогда подобного в нашей истории не делал.

Сорвался ли план Барбаросса

«Никто не смог заметить, что произошло с СССР за десять предвоенных лет»

— Можно сказать, что немцев в их недооценке потенциала СССР подвела разведка?

— Экономическая и политическая разведка немцев, конечно, сработала плохо. Но кто сработал тогда хорошо? Англичане тоже считали, что СССР продержится три месяца.

— Согласен — та же военная разведка предполагала, что у СССР может быть только 40 боеспособных дивизий, а их оказалось больше в пять раз, как мы знаем.

— Дело даже не в количестве людей, которых мог выставить СССР. Вопрос больше заключался в том, сколько в этой армии современных танков, самолетов, артиллерийских орудий и есть ли боеприпасы для вооружения этих дивизий.

И тут опять же все сводится к недооценке немцами уже упомянутого мною экономического потенциала Советского Союза, именно она сыграла с ними злую шутку.

На смену разбитым дивизиям приходили не толпы партизан, а обученные дивизии с новыми танками, орудиями и так далее. Никто, получается, на самом деле не смог заметить, что произошло со страной за десять предвоенных лет с начала сплошной коллективизации и сплошной индустриализации.

— Но ведь не являлось государственной тайной то, что строил СССР в 30-е годы, — ту же Магнитку…

— Но государственной тайной были реальные экономические показатели, то есть рост выплавки стали, проката и всего остального и количество вооружений, которые можно из всего из этого произвести. Да, индустриализация была и при царе, но первая мировая война показала, что Россия все-таки уступает в производстве вооружений своим противникам и вынуждена их заказывать и покупать за границей.

— Вернемся к плану «Барбаросса». Известно ли о каких-то спорах и разногласиях немецких генералов о том, как осуществлять захват СССР до необходимой им линии Архангельск — Волга — Астрахань? Не был ли авантюрен этот план?

— Честно говоря, я не очень себе представляю эти споры. Главная проблема немцев заключалась в театре военных действий, то есть обсуждалось, нужно ли равномерно наступать по трем направлениям, либо наносить где-то главный удар. Но это были не совсем разногласия, а обычный рабочий момент, когда вырабатываются варианты военных действий, из них принимается оптимальный и дальше этот вариант отрабатывается на специальных военных играх.

Но проблема-то немцев была в том, что они ничего не понимали в действиях противостоящей стороны, то есть армии СССР. Они не понимали, будет ли Сталин отводить свои войска вглубь страны, желая избежать окружений и разгрома, или все-таки русские постараются принять сражения в приграничных районах.

Впрочем, и наши военачальники тоже, сидя в Генштабе, не знали, что будут делать немцы, если разразится война — куда они будут наступать и так далее.

Поэтому, когда мы пытаемся сказать, что план «Барбаросса» был авантюрным, потому что что-то в нем было спланировано неправильно, мы в этом смысле неправы. Все-таки у немцев были основания считать, что они сделали все от них зависящее, — собрали самую мощную в истории армию вторжения и скрыли свои намерения от СССР, проведя кампанию дезинформации. И провели ее так, что Сталин до последнего был в неведении относительно их планов.

«Программа выхода Германии из кризиса уже содержала в себе войну»

— Юрий Александрович, когда вообще у Гитлера созрели первые серьезные планы по захвату территории Советского Союза? Вряд ли ведь можно говорить, что именно в 1940 году?

— Если исходить из той логики, в которой этот вопрос исследовал Нюрнбергский трибунал, то из материалов процесса и приговора трибунала следует, что он не считал нужным доказывать вину нацистской клики, исходя только из обстоятельств 1939 года или 1941 года и нападений на Польшу или СССР.

Трибунал доказал, что вся предвоенная история Германии, начиная с прихода нацистов к власти (и даже история нацистской партии до захвата власти) содержит в себе подтверждение наличия преступных замыслов Гитлера в отношении СССР.

Конечно, в самом Нюрнберге звучали попытки гитлеровских вождей оправдаться насчет таких замыслов, и нечто подобное звучало в Германии и после работы трибунала от некоторых ревизионистов — мол, сложились некие обстоятельства, которые вынудили Гитлера осуществить военное нападение на СССР, но трибунал-то уже твердо установил, что программа, с которой нацисты пришли к власти, — программа выхода Германии из кризиса и превращения ее в господствующую силу в мире — уже содержала в себе войну как инструмент для реализации этих планов.

Поэтому замысел с захватом Советского Союза у нацистов был всегда, ибо они считали, что без войны они не смогут обеспечить свое доминирование на континенте, и они знали, что им придется воевать. Гитлер говорил сторонникам: «Мир так устроен, что в нем постоянно идет борьба и никто не может уклониться от борьбы, если не хочет погибнуть!», и они в этом социал-дарвинизме были с ним согласны. Единственные разногласия, которые существовали в гитлеровском руководстве по вопросам войны, — были чисто тактическими, то есть где начинать нападать, на кого нападать и когда нападать.

Гитлер уже после начала Второй мировой войны говорил в одном выступлении, что я, мол, не для того создал Вермахт, чтобы он не наносил ударов. А создавался Вермахт практически сразу после прихода Гитлера к власти, и когда-то же он должен был нанести свои удары.

А про Советский Союз нацисты сразу же после прихода к власти говорили, что он, как и Польша, — это пространство для колонизации, для «развития» немецкой нации. И вот в 1940 году, после разгрома Франции, враг на Западе для немцев исчез, и летом военному руководству Гитлером были даны указания, говорящие о том, что следующая задача — поворот на Восток и разгром СССР.

Неожиданный союзник

22 июня 1941 г. премьер-министр Великобритании выступил по радио с заявлением в поддержку СССР. И хотя, как говорилось в его речи: «Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма. У него нет никаких устоев и принципов, кроме алчности и стремления к расовому господству…», Черчилль считал, что «все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает». Развивая эту тему, британский премьер сказал: «У нас лишь одна единственная неизменная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы его нацистского режима… Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь… Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем…»

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль (1874-1965)

Поделиться ссылкой

Комментировать
0