fbpx
No Image

Рлс “дон-2н”: тактико-технические характеристики

СОДЕРЖАНИЕ
0
02 января 2021

Тактико-технические характеристики

Рабочий диапазон — сантиметровый (длина волны 7,5 см).Угол обзора по азимуту — 360 градусов.Дальность обнаружения головной части МБР — 3700 км.Высота обнаружения цели — 40 000 км.Точность сопровождения цели:  по дальности — 10 м;  по угловым координатам — 0,6 угловых минут.Излучаемая импульсная мощность — 250 МВт.Время оповещения — 9 минут.

Особенности:

  • многофункциональность (дальний и ближний перехват баллистических целей, сопровождение противоракет, кодированный обмен информацией);
  • высокая помехозащищённость, основанная на высокой частотной избирательности и узкой диаграмме направленности антенны, широком частотном диапазоне, наличии автокомпенсаторов помех, возможности уменьшения чувствительности в направлении на источники помех, применении специальных структур зондирующих сигналов;
  • адаптация к тактической обстановке путём изменения режимов, темпов и рубежей обслуживания элементов баллистических целей (наличие большого набора зондирующих сигналов с различной энергетикой, несущей частотой, периодом следования, шириной спектра и длительностью, возможность мгновенного изменения ширины диаграммы направленности ФАР);
  • высокая точность измерения параметров траектории целей, отдельные каналы для пяти измерений координат цели;
  • способность находить и отслеживать цели, летящие с высокой скоростью;
  • способность обнаружения малозаметных целей;
  • высокая информативность сигналов;
  • модульность построения;
  • высокая степень автоматизации.

Система предупреждения о ракетном нападении в России

РЛС СПРН метрового диапазона «Воронеж-М» в Лехтуси под Санкт-Петербургом.

Печорская радиолокационная станция

По состоянию на 23 октября 2007, орбитальная группировка СПРН состояла из трёх спутников — 1 УС-КМО на геостационарной орбите (Космос-2379 выведен на орбиту 24.08.2001) и 2 УС-КС на высокоэллиптической орбите (Космос-2422 выведен на орбиту 21.07.2006. Космос-2430 выведен на орбиту 23.10.2007).
27 июня 2008 года был запущен Космос-2440.

Для обеспечения решения задач обнаружения стартов БР и доведения команд боевого управления СЯС (Стратегическим ядерным силам) предполагалось на базе систем УС-К и УС-КМО создание Единой космической системы (ЕКС).

В рамках госпрограммы развития вооружений проводится плановое развёртывание радиолокационных станций высокой заводской готовности (РЛС ВЗГ) семейства «Воронеж» с целью формирования замкнутого радиолокационного поля предупреждения о ракетном нападении на новом технологическом уровне с значительно улучшенными характеристиками и возможностями. На настоящий момент развёрнуты РЛС ВЗГ метрового диапазона в Ленинградской, Оренбургской и Иркутской областях, РЛС ВЗГ дециметрового диапазона в Калининградской области, Краснодарском, Красноярском и Алтайском краях. Планируется ввод в строй новых РЛС ВЗГ в Республике Коми, Амурской и Мурманской областях.

В 2012 году Генеральным конструктором национальной СПРН назначен С. Ф. Боев.

Станции российской СПРН за рубежом

Азербайджан

РЛС «Дарьял» вблизи города Габала эксплуатировалась до конца 2012 года на правах аренды. В 2013 году оборудование демонтировано и вывезено в Россию, строения переданы Азербайджану.

Белоруссия

РЛС «Волга» эксплуатируется на основе российско-белорусского соглашения от 6 января 1995 года, согласно которому узел связи «Вилейка» и РЛС вместе с земельными участками переданы России на 25 лет в безвозмездное пользование. Находится в ведении ВВКО.

Казахстан

Строительство РЛС «Дарьял» на стадии готовности 90—95 % было заморожено в 1992 году. В 2003 году была передана Казахстану. В 2010 году в ходе несанкционированного демонтажа здание приёмного центра обрушилось.

РЛС «Днепр» эксплуатируется на правах аренды и находится в ведении ВВКО.

Латвия

ОРТУ в Скрунде эксплуатировался на правах аренды. В 1994 году по требованию латвийского правительства был заключён двусторонний договор о выводе российских войск. В 1995 году недостроенная приёмная установка РЛС «Дарьял» была снесена, РЛС «Днепр» прекратили работу 31 августа 1998 года и были демонтированы к концу 1999 года.

Украина

С 1992 по 2007 годы действовал российско-украинский договор об использовании РЛС «Днепр» под Севастополем и Мукачевом. Станции обслуживались украинским персоналом, а полученная информация отправлялась в ГЦ ПРН (Солнечногорск). За эту информацию Россия ежегодно перечисляла Украине, по разным данным, от 0,8 до 1,5 млн долларов.

В феврале 2005 года министерство обороны Украины потребовало от России увеличить оплату, но получило отказ. Тогда в сентябре 2005 года Украина начала процесс передачи РЛС в подчинение НКАУ, имея в виду переоформление соглашения в связи с изменением статуса РЛС[источник не указан 2132 дня].

В декабре 2005 года президент Украины Виктор Ющенко сообщил о передаче США пакета предложений относительно сотрудничества в ракетно-космической сфере. После оформления соглашения американские специалисты должны были получить доступ на объекты космической инфраструктуры НКАУ, включая две РЛС «Днепр» в Севастополе и Мукачево. Так как Россия в таком случае не могла бы воспрепятствовать доступу американских специалистов к РЛС, ей пришлось ускоренными темпами разворачивать на своей территории новые РЛС «Воронеж-ДМ» под Армавиром и Калининградом.

В марте 2006 года министр обороны Украины Анатолий Гриценко заявил, что Украина не будет сдавать в аренду США станции предупреждения о ракетном нападении в Мукачево и Севастополе.

В июне 2006 года генеральный директор НКАУ Юрий Алексеев сообщил, что Украина и Россия договорились об увеличении «в полтора раза» платы в 2006 году за обслуживание в интересах российской стороны РЛС в Севастополе и Мукачево.

26 февраля 2009 года радиолокационные станции в Севастополе и Мукачево прекратили передачу информации в Россию и начали работать исключительно в интересах Украины.

В 2011 году руководство Украины приняло решение разобрать обе станции. Воинские части обслуживания станций были расформированы.

Опасная зона от РЛС “Дон-2Н”

Когда радиолокационная станция работает, пребывать около нее категорически запрещено. Вред для здоровья от РЛС “Дон-2Н” связан с сильным излучением. Говоря на бытовом языке, “Дон-2Н” можно сравнить с огромной микроволновой печью. Только вот нагрев происходит не внутри, а там, куда попадает излучатель – снаружи. При этом внутри находиться совершенно безопасно. Для тех, кто по каким-то причинам оказался снаружи, построены специальные защитные заслонки.

За десять минут до включения станции раздается сигнал, который свидетельствует о том, что сотрудникам необходимо покинуть прилегающую территорию. Санитарно-защитная зона для РЛС “Дон-2Н” составляет один километр. Однако населенных пунктов на таком расстоянии от станции нет. Под землей оборудован специальный тоннель, по которому можно покинуть работающую станцию, не выходя на опасную зону.

От неверия к взлету

На ДМЗ в качестве периферийных окончаний САПР были изготовлены и введены в строй десятки единиц автоматизированного стендового оборудования, включая спецвычислители для рабочих мест проверки аппаратуры, имеющих соизмеримые скорости обработки информации с создаваемыми изделиями.

В ходе работ мы наблюдали временные спады результативности, как тогда говорили утыки, что не могло не беспокоить. В один из тревожных моментов, когда уровень неверия в успех начал преобладать над реальной оценкой состояния дел, Анатолий Басистов, оставив дела, прилетел в Днепропетровск и сутки общался с разработчиками. Оценил полученные на комплексном стенде результаты обработки имитированных отраженных сигналов, методы и организацию проведения исследований, ожидаемые итоги и сроки их достижения. Разговор с генконструктором окрылил ученых. Басистов тоже остался доволен результатами визита.

Анатолий Георгиевич подытожил: разработчики верно понимают задачу, действуют в правильном направлении. Коллективу необходимо обеспечить все условия для завершения проекта, выделив его в самостоятельную структуру в составе “Вымпела”. Кроме того, необходимо поднять уровень ответственности руководителя работ, назначив Владимира Юрко заместителем главного конструктора МРЛС. Что вскоре и было сделано.

Коррективы

Вскоре проект был доработан и получил некоторые коррективы. Нововведения касались главным образом оборудования, обрабатывающего сигналы. Специально для эксплуатации в составе “Дон-Н” был разработан и создан суперкомпьютер под названием “Эльбрус-2”. Даже с учетом того, то вычислительный комплекс станции оснащали самой совершенной на тот момент электроникой, оборудование занимало немногим более тысячи шкафов. Чтобы такое количество оборудования могло полноценно охлаждаться, инженеры предусмотрели особую систему, состоящую из теплообменников и водяных труб. Суммарная протяжность труб составила несколько сотен километров. Чтобы все части оборудования радиолокационной станции были соединены между собой, потребовалось около двадцати тысяч километров кабелей.

История создания

Разработка и принятие на вооружение в 1950-х годах межконтинентальных баллистических ракет (МБР) привели к необходимости создания средств обнаружения их запуска, чтобы исключить возможность внезапного нападения.

Советский Союз приступил к созданию системы предупреждения о ракетном нападении в середине 1950-х годов. Первые РЛС раннего предупреждения были развёрнуты в конце 1960-х — начале 1970-х. Основной их задачей было предоставление информации о ракетном нападении для систем ПРО, а не обеспечение возможности ответно-встречного удара. Надгоризонтные РЛС фиксировали ракеты после их появления из-за местного горизонта, загоризонтные «заглядывали» за горизонт, используя отражения радиоволн от ионосферы. Но предельная достижимая мощность таких станций и несовершенство технических средств обработки получаемой информации ограничивали дальность обнаружения двумя-тремя тысячами километров, что соответствовало времени оповещения 10—15 минут до подлёта к территории СССР.

Наземная РЛС с ФАР системы предупреждения о ракетном нападении (Аляска, США)

В 1960-х годах РЛС дальнего обнаружения типа AN/FPS-49 (разработка Д. К. Бартона) американской системы предупреждения о ракетном нападении «Бимьюс» были установлены на Аляске, в Гренландии и Великобритании. Они заменены на новые только спустя 40 лет службы.

18 января 1972 года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании интегрированной системы предупреждения о ракетном нападении, объединяющей наземные радиолокационные станции и космические средства. Она должна была обеспечить реализацию ответно-встречного удара. Для достижения максимального времени предупреждения предполагалось использовать специальные спутники и загоризонтные РЛС, позволяющие обнаружить МБР на активном участке полёта. Обнаружение боевых частей ракет на поздних участках баллистической траектории предусматривалось с помощью надгоризонтных РЛС. Такое разделение значительно повышает надёжность системы и снижает вероятность ошибок, так как для обнаружения ракетного нападения используются разные физические принципы: регистрация инфракрасного излучения работающего двигателя стартующей МБР спутниковыми датчиками и регистрация отражённого радиосигнала с помощью РЛС.

Госдеп встревожила «Дуга»

Очередным, более серьезным шагом стало создание в 1972 году комплекса автоматизированной проверки характеристик загоризонтных РЛС «Дуга» – имитатора радиоизлучения факелов стартующих МБР и измерителя параметров радиотрактов (условий распространения радиоволн) в направлении обзора ЗГ РЛС, тема 5Г93 (В03В). Вычислительные средства имитатора создали с помощью САПР «Рапира» и частично сквозной САПР «ПРАМ», что позволило получить конструкторскую и технологическую документацию на несколько десятков наименований аппаратуры первого и второго уровней интеграции (ячейка на многослойной подложке, блок). При этом были выявлены недостатки САПР и ограниченность технических данных об активной части элементной базы (ИС, БИС), представляемой поставщиками, что привело к погрешностям в разработке. Эти обстоятельства заставили совершенствовать систему, создавать собственные инструменты обследования элементной базы и формировать более достоверные их описания. Развернулись работы по созданию собственной системы проектирования более высокого уровня (САПР «Днепр»).

Разработка цифрового имитатора, выполненная коллективом Владимира Юрко в интересах тематики СПРН, получила высокую оценку военных и особое признание в профессиональной среде. Хотя во время первого включения при натурных испытаниях имитатора (они велись в зоне ответственности ЗГ РЛС «Дуга-1», Николаев) возник дипломатический казус. Американские средства контроля зафиксировали сигналы о массовом старте МБР (около 20 ракет) из района Балхашского полигона. Заявленный Госдепартаментом США протест очень быстро дошел до исполнителей. Были даны разъяснения с нашей стороны, внесены коррективы в методики проведения испытаний.

В 1973 году еще три комплекса имитатора В03В введены в эксплуатацию и успешно использовались при испытаниях ЗГ РЛС «Дуга-2» (Чернигов, Комсомольск-на-Амуре), что позволило избежать больших затрат на пуски реальных ракет. Спустя время в журнале Aviation Week & Space Technology появилась статья о докладе ЦРУ на эту тему и о том, как русские обманули американцев, подсунув имитатор вместо пусков, давалась высокая оценка русским гениям, создавшим такое средство.

Потенциал

Основное количество информации о способностях и особенностях службы станции “Дон-2Н” остается засекреченным. Поэтому сведения о комплексе, как правило, скудны и отрывочны. Тем не менее даже на основе имеющейся информации можно сделать соответствующие выводы. Возможность сопровождения сотни целей одновременно говорит о способности РЛС идентифицировать ограниченный ядерный удар по защищаемому району.

Обнаружив цели, станция сама может навести на них ракеты. По разным данным, их количество колеблется от 25 до 30. Таким образом, ввиду отсутствия достаточного количества ракет, в настоящее время защитный потенциал РЛС не может быть использован сполна. Но это лишь предположение, основанное на имеющихся данных. А точная информации о ПРО Москвы была и остается засекреченной.

Новые решения

В начале 1966 года инженеры РТИ начали работать над проектом под названием “Дон”. В его рамках планировалось построить пару радиолокаторов, действующих в разных диапазонах. Дециметровую систему планировали оформить в виде двух вариантов: наземном и корабельном. Это позволило бы не только наблюдать за космическим пространством со своей территории, но и отслеживать позиционные районы ракет врага с помощью кораблей, находящихся у его берегов и оборудованных РЛС.

Сантиметровая РЛС предполагалась только в стационарном наземном варианте. В спектр ее задач, кроме обнаружения вражеских ракет, вошло также наведение ракет для перехвата. В первых версиях проекта предполагалось, что сантиметровая станция будет отслеживать сектор шириной 90 градусов. Следовательно, чтобы обеспечить круговой обзор, нужно было построить четыре таких станции.

На момент завершения эскизного варианта проекта сантиметровой станции работы по системе дециметрового диапазона прекратили, так как в ней уже не было необходимости. Инженеры сумели объединить в одной масштабной наземной станции все необходимые решения и обеспечить выполнение всех требований. С 1968 года инженеры разрабатывали аппаратуру, функционирующую сугубо в сантиметровом диапазоне. Для станций раннего предупреждения о ракетной атаке выбрали метровые волны.

Начало работ

В 1963 году Московский Радиотехнический институт (РТИ) при Академии наук Советского Союза получил задание создать РЛС обнаружения целей для перспективного проекта противоракетной обороны. Так началась история РЛС “Дон-2Н”. Изначально предполагалась, что будущая станция будет работать в дециметровом диапазоне. Однако вскоре после запуска проекта конструкторы поняли, что характеристики такой системы будут слишком скудными. Станция, работающая в дециметровом диапазоне, не сможет обеспечить высокоточное обнаружение целей. В реальных условиях это может привести к фатальным последствиям.

Уже в начале 1964 года Радиотехнический институт занялся разработкой сантиметровой приставки. Планировалось, что это оборудование позволит станции получить новые, вполне приемлемые характеристики, а также обеспечит удобную и сравнительно простую эксплуатацию. Приставка должна была действовать в составе системы, сконструированной с применением самых последних наработок и технологий. Но и в этот раз решение конструкторов сочли бесперспективным.

Необходимо было создать совершенно новую РЛС, которая не только покрыла бы тогдашние потребности, но и значительно опередила свое время. В этой связи до конца 1965 года сотрудники РТИ занимались разработкой сразу пяти различных вариантов перспективной радиолокационной станции. Но и на это раз, несмотря на все старания инженеров, проект не был одобрен, так как не дал практически применяемых решений.

Все пять предложенных вариантов имели отдельные недоработки и не рекомендовались к продолжению разработок. Благодаря анализу проделанной работы и выдвинутых технических решений, появился еще один вариант конструкции перспективной радиолокационный станции. Несколько позже именно он стал основной для РЛС “Дон-2Н”.

Назначение

Контроль космического пространства России и стран Содружества, обнаружение атак баллистических ракет, их сопровождение и наведение противоракет.

Технические возможности позволяют обнаруживать малоразмерные головные части баллистических ракет на рубеже Северного и Баренцева морей со временем предупреждения около 8—9 минут, сопровождать с большой точностью в автоматическом режиме до 100 элементов сложных баллистических целей (СБЦ), выделять (селектировать) головные части на фоне всего комплекса средств преодоления ПРО (тяжёлых и лёгких ложных целей, дипольных отражателей, станций активных помех). При этом во взаимодействии с командно-вычислительным пунктом (КВП) обеспечивается наведение до 20 противоракет ближнего перехвата и 16 — дальнего (по другим данным — до 100 противоракет).

Технологичная пирамида

Согласно договору об ограничении систем ПРО, заключенному между СССР и США в 1972 году, страны имели право лишь на защиту своих столиц, а также мест базирования пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. Радиус действия противоракетного комплекса не должен был превышать 150 км. СССР приступил к разработке своей системы ПРО, получившей известность как А-135 («Амур»), уже в 1971 году. Генеральным конструктором проекта был Анатолий Басистов.

Одним из основных элементов комплекса А-135 стала радиолокационная станция Дон-2Н, призванная контролировать воздушное пространство над Москвой и Центральным промышленным районом страны. Опыта разработки технологий такого уровня в СССР не было, это потребовало от конструкторов и инженеров решения сложнейших задач научного, технического и организационного порядка. В начале 1980-х году началась установка станции, в конце 1980-х она была принята на вооружение и лишь в 1996-м заступила на боевое дежурство.

На строительство РЛС Дон-2Н было израсходовано 32 000 тонн металла, 50 000 тонн бетона, 20 000 километров кабеля, сотни километров трубопроводов. Станция была построена в форме четырехгранной усеченной пирамиды с длиной сторон 140 метров и высотой 33 метра. Фазированные антенные решетки, размещенные на каждой стороне пирамиды, имеют диаметр 18 метров.

Самое непосредственное участие в разработке РЛС Дон-2Н принимал ученый-радиотехник Дмитрий Зимин, в то время заместитель главного конструктора. Позднее он стал известен как основатель торговой марки оператора сотовой связи «Билайн». По словам Зимина, каждая фазированная решетка станции содержит 60 000 излучателей, ее задача – заставить вращаться луч при неподвижной антенне.

Благодаря своему преимуществу – возможности одновременно генерировать несколько лучей – РЛС способная отслеживать до 30 целей. Разработчики уверяют, что радар Дон-2Н может обнаружить объект размером с мячик для настольного тенниса летящий со скоростью свыше тысячи километров в час на расстоянии до 800 км, что делает его устройством, не имеющим аналогов в мире. Американские РЛС сегодня способны увидеть объект диаметром не меньше 10 см.

Аванпроект

В 1969 РТИ получил задачу разработать аванпроект станции “Дон-Н”. В нем необходимо было объединить все наработки, полученные из опыта работы над прошлыми программами радиолокационных станций. При этом заказчик в лице министерства обороны Советского Союза выдвинул довольно много требований к проекту РТИ. Проблема заключалась в том, что заданные в задании характеристики высоты и дальности полета сопровождаемых целей были слишком большими для электроники того времени. В конце семидесятых годов прошлого столетия даже самое новаторское оборудование не могло с большой долей точности отслеживать, а также сопровождать баллистические цели, находящиеся на расстоянии более двух тысяч километров.

Для выполнения поставленной задачи необходимо было провести ряд фундаментальных исследований, а затем испытаний. Тогда появилось предложение сделать систему противоракетной обороны более простой, поделив ее на два эшелона, каждый из которых получит свой тип ракет. В таком случае возведение одного радиолокатора с системой наведения для двух типов ракет было вполне приемлемым и экономически целесообразным. Чтобы определить окончательный облик и компоновку будущей радиолокационной станции, конструкторам потребовалось еще некоторое время. Лишь в середине 1972 года была запущена полноценная реализация проекта.

Чтобы РЛС соответствовала всем требуемым характеристикам, ее предложили оборудовать вычислительным комплексом нового поколения, разработки которого начались одновременно с полноценным проектированием системы “Дон-Н”. Вскоре многофункциональная радиолокационная станция кругового обзора сантиметрового диапазона обрела основное количество черт, сохранившихся до настоящего времени. В частности, сотрудники РТИ окончательно определились с конструкцией здания: усеченная четырехгранная пирамида с фазированными антенными решетками на каждой из граней и отдельными антеннами квадратной формы для управления противоракетами. Благодаря правильному расчету расположения антенн был обеспечен полный обзор верхней полусферы. Поле зрения радиостанции могло ограничиваться разве что особенностями распространения радиолокационного сигнала и рельефом местности.

“Опыт, сын ошибок трудных”

Разработка “Серванта” шла непросто – недоставало опыта в создании уникальных композиций, были задержки в выпуске спецсплавов (материалов молекулярной чистоты).

На одном из совещаний у замминистра радиопрома СССР рассматривали ход работ по 5Н20: выполнение планов разработки документации на составные части МРЛС, подготовку производства, продвижение создания новой элементной базы и компонентов. Дошла очередь до передатчика и положения дел с “Сервантом”, где наметилось серьезное отставание от графика.

Представитель саратовцев, нарушив традицию, выложил на стол перед ведущим совещание несколько деталей производства ДМЗ с признаками несоответствия КД (на них были небрежно сняты заусенцы), намекая на причину отставания. Представитель ДМЗ, выслушав положенное, напомнил, что саратовцам, кроме деталей, лежащих на столе, поставили еще сотни таких же, к которым претензий не было.

Это побудило более глубоко вникнуть в причины буксования темы “Сервант”. Дальнейший детальный контроль разработки поручили руководству Первого главного управления МЭП (И. Т. Яковенко).

Был момент, когда главному конструктору разработки “Серванта” предъявили “неполное служебное соответствие”, что означало завуалированное предложение отстранения от должности.

Значительными усилиями коллектива кризис преодолели, и очередной результат был достигнут. Помогли в работе не столько угроза увольнения и оргвыводов, сколько накопленные к тому времени знания и трезвая оценка результатов.

Параллельно в РТИ и ДМЗ (С. А. Дулидов, В. Р. Черный, В. М. Беседин) отрабатывали элементы конструкции передающего модуля 6ДГУ и модулятора 6ДГМ с очередным макетным образцом “Серванта”.

По мере продвижения вперед отработки параметров “Серванта” в составе передающего модуля на головном стенде ДМЗ и комплекта передающей аппаратуры (6ДГУ + 6ДГМ) потребовалось проведение серьезных доделок аппаратуры, что заняло достаточно много времени.

К середине 1981 года создание передающего комплекта подошло к концу, получение заданных параметров было подтверждено успешной непрерывной работой (суточным прогоном). Очередной этап завершился. Настало долгожданное время запуска в производство “Серванта” и всей аппаратуры передатчика на ДМЗ. Но представитель заказчика посчитал, что этого недостаточно, и потребовал провести пятисуточный прогон, хотя такое требование техдокументацией не предусматривалось. После бесплодных дискуссий (хотя все понимали, что “заказчик всегда прав”) аппаратура передающего комплекта безукоризненно проработала пять суток!

Правы были и саратовские ученые, и разработчики РТИ, создавшие этот высоконадежный шедевр радиотехники.

Прав главный конструктор, который поверил в их теоретические доводы почти десятилетием раньше, предвидя ожидаемый результат.

Правы все, кто упорно работал и добился успеха.

На следующий день после завершения испытаний были организованы “дружественные шашлыки” на водной станции завода на Днепре. Все были рады и горды полученными результатами.

Пришли представители фирм, участвовавших в финальных работах по созданию штатной ячейки передающей ФАР МРЛС “Дон-2Н”: представители РТИ (Москва), завода и КБ “Тантал” (Саратов), НИИ “Феррит” (Ленинград), ЮРЗ и КБ ЮРЗ (Желтые Воды), КБ ДМЗ и ДМЗ (Днепропетровск) и заказчика.

При ближайшем знакомстве оказалось, что эти парни-разработчики со своими “спектрами внеполосных” и “набегом фаз”, а компанейские и интересные собеседники, общительные и остроумные люди, запросто цитирующие “в ответку” Хэма, Хайяма или Ильфа.

Мы крепко подружились и твердо поверили, что нам все по плечу.

Впереди были изготовление комплекта аппаратуры для четырех АФАР МРЛС и комплексные работы на объекте заказчика по вводу аппаратуры в эксплуатацию. Но это уже другая тема.

Сотрудничество с Америкой

На первых порах, а точнее до 1992 года, существование и характеристики станции особо не разглашались. Но в указанном году СССР договорился с Америкой о сотрудничестве в области исследования возможностей обнаружения и сопровождение объектов, находящих на орбите Земли. Программа была названа Orbital DEbris RAdar Calibration Spheres (ODERACS), что переводится как «Орбитальные шары для калибровки радиолокационных систем, отслеживающих космический мусор».

Первый эксперимент должен бы пройти зимой 1992 года, однако в связи с техническими трудностями он не состоялся. Лишь спустя два года исследование провелось. В ходе эксперимента под названием ODERACS-1R американский шаттл Discovery выбросил в открытый космос шесть шаров из металла. Два из них имели диаметр 5 см, два – 10 см, и еще два – 15 см. На протяжении нескольких месяцев они находились на орбите Земли. Все это время за ними наблюдала РЛС “Дон-2Н” и американские радары. В ходе исследования, шары диметром 10 и 15 сантиметров были замечены как американскими, так и русскими исследоватеями. А вот шарики диметром пять сантиметров обнаружила только русская РЛС.

В ходе следующего исследования ODERACS-2 в космос было выброшено 3 шара и 3 дипольных отражателя. По результатам эксперимента, российская РЛС вновь показала себя с лучшей стороны. Ее радиолокатор находил самые мелкие цели на расстоянии до двух тысяч километров.

Взлет ДМЗ

Участие Днепровского машзавода в создании суперлокатора “Дон-2Н”, детища Виктора Слоки, обстоятельно изменило облик предприятия, интеллектуальный состав коллектива и структуру производственных мощностей. По ряду направлений оно вышло на уровень лучших в отрасли, было готово к реализации аппаратуры грядущих поколений РЛС, создаваемых институтами “Вымпела” для систем ВКО. Следующим качественным шагом в развитии завода стало изготовление “твердотельной” аппаратуры РЛС “Волга”.

Днепровцы были особо горды тем:

  • как ученые заводского КБ решили поставленную сверхзадачу, создав спецвычислитель с фантастическими характеристикам быстродействия и надежности;
  • что общими усилиями РТИ, “Тантала” и ДМЗ создано высоконадежное мощное передающее устройство сантиметрового диапазона, являющееся основой АФАР МРЛС “Дон-2Н”;
  • что с созданием уникального инструмента разработки цифровой аппаратуры – САПР “Днепр” выполнена еще одна созидательная миссия: на предприятиях “Вымпела” утвердилась новая философия разработки и организации производства радиоэлектронной аппаратуры по безбумажным технологиям. К концу 90-х годов значительная часть технологических процессов изготовления цифровой аппаратуры велась на автоматизированных средствах производства и контроля качества: печатные платы и ячейки – около ста процентов, СВЧ-подложки и изделия на их основе – около 80, механообработка – более 50, наладка и испытания – около 70 процентов.

Несколько позже генеральный директор ЦНПО “Вымпел” Николай Михайлов скажет: “Все это было на грани чуда. И источником этого чуда были сверхзадачи, решение которых поручалось ЦНПО “Вымпел” и его предприятиям. Именно сверхзадачи, подкрепленные ресурсами и эффективной системой организации и управления, стали мощнейшим стимулом развития и предприятий, и целого направления оборонных технологий”.

Дать более точную оценку результатам работы орденов Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени Днепровского машиностроительного завода и всем коллективам “Вымпела”, волею судьбы принимавшим участие в создании средств ВКО страны, включая суперРЛС “Дон-2Н”, нельзя.

В знак глубокого уважения главному конструктору и оценки его вклада в развитие потенциала ПО “Днепровский машиностроительный завода” портрет Виктора Карловича Слоки размещен на Доске почета в Зале истории завода наряду с корифеями отечественной науки Александром Львовичем Минцем, Григорием Васильевичем Кисунько, Александром Андреевичем Расплетиным и Анатолием Георгиевичем Басистовым.

Прошло время, многое стерлось из памяти, многое видится и оценивается по-другому.

В моих воспоминаниях не исключены некоторые погрешности…

Но бесспорно то, что создание признанной в мире суперРЛС “Дон-2Н”, шедевра радиотехнического искусства, непревзойденного спустя десятилетия, наше общество обязано таланту и целеустремленности выдающегося инженера, ученого и организатора науки, главного конструктора локатора, Героя России Виктора Карловича Слоки.

Владимир Костржицкий, главный инженер ДМЗ (1984–1999), лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, почетный радист СССР

Газета “Военно-промышленный курьер”, опубликовано в выпуске № 41 (804) за 22 октября 2019 года

Комментировать
0