fbpx
No Image

Многополярность или «новая биполярность»?

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Проблемы с полюсами

Но вот тут-то мы и упираемся в главную проблему современного мироустройства: многополярность предполагает некое отличие полюсов друг от друга, а его не проглядывается. Поясню.

Европа, существуя в форме становящегося всё более одиозным Евросоюза, является неотъемлемой частью того самого коллективного Запада. Находясь в либеральной парадигме, европейцы чувствуют себя вполне в своей тарелке и покидать эту зону комфорта, несмотря на новомодные психологические тенденции, не собираются. А значит, и предложить какой-то другой путь развития, отличный от США, не только не могут, но и попросту не захотят. Так что вот вам минус один полюс.

Тогда, быть может, Китай? Там тебе до сих пор и коммунистическая партия, и красные флаги, и партийные съезды, и массовые народные шествия с шарами и транспарантами, ну, по крайней мере в докоронавирусную пору. Экономическое могущество и военная сила, ярко выраженные национальные интересы, чётко обозначенные приоритеты и прочерченные красные линии. На первый взгляд, идеальный кандидат, но только на первый.

Китай начисто лишён сантиментов, ему чужды христианские постулаты про любовь к ближнему, и, в отличие от тех же современных европейцев, он не обременён комплексом вины за проклятое прошлое. Так что ожидать от него гуманитарного подхода к решению мировых вопросов точно не стоит. Ну и главное, Китай ― это всегда вещь в себе, проблемы иных стран и народов, если они не затрагивают существование КНР, ему безразличны. И если использовать чужие слабости в личных интересах китайцы вполне готовы, то впрягаться за кого-то ради эфемерного всеобщего блага ― извините-подвиньтесь. Так что и тут мимо.

Остаёмся только мы, Россия, а значит, с многополярностью уже точно не задалось. Может, хоть с биполярностью срастётся? Но и на этот счёт у меня есть большие сомнения. И дело даже не в том, что современная Российская Федерация ― это далеко не Советский Союз или Российская империя ни по размерам, ни по военной или экономической мощи, речь о другом. До сих пор мы сами не можем понять, кто мы и куда идём. Как же в таком случае увлекать за собой остальных?

Альянс России и Китая

На уровне геополитики такой союз мог бы строиться на принципе «распределённого Хартлэнда». Классическая геополитика рассматривала глобальный баланс сил как противостояние континентальной Евразии (Land Power), представленной Россией, и атлантизма (Sea Power), представленного современным Западом, прежде всего — США. Но при переходе к многополярности Россия не может в одиночку эффективно противостоять Западу — это не удалось даже СССР. Следовательно, для сохранения своего геополитического суверенитета России жизненно необходимо распределить Хартлэнд, делегировать свою миссию другим потенциальным или реальным полюсам. Наиболее насущным и важным является распределение Хартлэнда в пользу Китая.

В этом случае Россия и Китай смогли бы создать стратегическое партнёрство, осознав себя главными носителями многополярного мира, противостоящего однополярному, в основе которого лежит геополитическая доминация атлантизма (Sea Power). Так Китай перестаёт быть «береговой зоной» и превращается в самостоятельный Хартлэнд — китайский Хартлэнд.

Отсюда вытекает императив построения единого континентального пространства, к которому примкнут другие страны: как находящиеся в орбите влияния КНР и РФ, так и полностью самостоятельные. В результате мы подходим к проекту Большой Евразии, о котором говорил президент России Владимир Путин. Прообразом такого проекта является Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). При этом естественный вектор расширения — дальнейшее развитие сотрудничества и с Индией, и с Японией (которые пока уклоняются и от евразийской интеграции, и от проекта «Один пояс, один путь»), и с исламскими странами, ряд которых открыт для БольшойЕвразии, с удовольствием поддерживая курс на многополярность (таковы Иран, Турция, Пакистан и ряд арабских государств).

Теория распределённого Хартлэнда позволяет переосмыслить многие моменты в самом положении России. Сегодня Россия слишком слаба, чтобы диктовать свою волю другим крупным игрокам. Демографически Индия и Китай намного сильнее, Китай многократно превосходит Россию и в сфере экономики, а активность социально-религиозного фактора исламского мира намного интенсивнее, чем православного. В этой ситуации российской гегемонии быть не может. Но это можно рассмотреть и как положительный фактор. Если Россия не может объективно претендовать на полную доминацию (что всё ещё может США, если сравнить их потенциал с отдельно взятыми странами потенциального многополярного клуба), это делает распределение Хартлэнда реальным и необратимым. Россия не может вернуться к двуполярности, а, следовательно, именно многополярность становится её судьбой. Россия слишком слаба, чтобы навязать свою волю соседям и в одиночку противостоять Западу, но она всё ещё достаточно сильна, чтобы помочь союзникам в сохранении их стратегического суверенитета, а тем самым надёжно защитить и свою цивилизацию. Поэтому союз с Россией в контексте Большой Евразии не представляет для тех, кто его выберет, никакой опасности. Прежде всего, это касается именно Китая.

Ничто не мешает Китаю и России заключить такой стратегический союз.

Сегодня две эти цивилизации, два этих народа, две эти страны — явно не враги. У них нет пересекающихся интересов, они не претендуют на территории друг друга. У России главным козырем является военное могущество и ресурсы, у Китая — экономика. У нас нет спорных моментов — мы скорее гармонично дополняем друг друга.

Но, чтобы стратегический китайско-русский союз стал надёжным, мы должны учитывать следующее.

Ни Россия, ни Китай не способны быть полноценным вторым полюсом в нынешних условиях. Поэтому следует быть крайне бдительными в тех случаях, когда те или иные силы извне и изнутри наших стран пытаются столкнуть нас друг с другом, обещая усилиться друг за счёт друга или пугая соответствующими угрозами. Россия и Китай должны действовать вместе с полным признанием прав другого как полюса, как самостоятельной цивилизации. При этом мы должны ориентироваться на создание многополярной модели 4+, то есть способствовать потенциальным полюсам стать сильными и независимыми (в том числе и от нас самих).

Буквально у нас на глазах Китай становится всё более открытым оппонентом Запада, а давление Запада на Россию также только возрастает. Эта ситуация ещё сильнее подталкивает нас к союзу

При этом важно помнить, что такой многополярный альянс не должен быть только двусторонним; мы должны согласиться с необходимостью, продолжая логику распределённого Хартлэнда, включать в него и других партнёров

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век
Материя Информация Мера 
(5/2)
Что несёт Расе-Руси-России “Конец” христианского “Света”-3 (ОКОНЧАНИЕ) 
(4/3)
Контакт с “тонким миром” 
(5/4)
Материя Информация Мера 
(5/2)
Смена вод (информации) в жизни общества 
(5/1)
Что несёт Расе-Руси-России “Конец” христианского “Света”-3 (ОКОНЧАНИЕ) 
(4/3)
Каких событий ждёт Дональд Трамп до 20 января 2021 года? 
(3.5/4)
Религиозность и её роль в жизни современного человека 
(1/1)
О деятельности Фонда концептуальных технологий “Алтай” после 18.06.2018 года 
(5/11)
Рабы пока немы: ОПГ против Глобального Родителя 
(5/7)
О создании фильма “Час Быка” 
(5/7)
Открытый код. Несколько слов о Концепции Общественной Безопасности 
(5/6)
Объяснятина вместо наделения Мерой, это признак управленческой безграмотности 
(5/6)
Сколько ещё будем праздновать День Победы 
(5/6)
“Священное” право вымирать? О том, как наследники Великой Победы плебеями стали 
(5/5)
Бросил пить. Что дальше? 
(5/5)
Чисто чтобы не забыть, первыми в космос вышли русские 
(5/110)
Центральный банк России работает на её уничтожение 
(5/64)
Ну, за самодержание!… 
(5/64)
7 советов от гениального врача Николая Амосова . 
(5/57)
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына: отчёт “победителям”? 
(5/52)
Другой взгляд на пенсионный вопрос или какое государство нам нужно 
(5/50)
Самые яркие примеры смекалки у советских солдат 
(5/46)
Смотрите ж: всё стоит она! 
(5/38)

Формирование многополярного мира


Потенциальные сверхдержавы по версии Википедии

Новый многополярный мир будет построен на принципах справедливости и уже по этой причине будет куда как устойчивее американской колониальной системы. При этом весьма отрадно то обстоятельство, что Россия не только входит в БРИКС, но и является (наравне с Китаем) одним из двух лидеров этой структуры. Тысячелетняя история нашей страны доказывает, что Россия сумеет справиться с принятой ответственностью наилучшим образом. Кроме того, в Евразии возник политический блок ШОС, а в Латинской Америке — союз УНАСУР, являющиеся региональными структурами без присутствия в них США.

Формированию многополярного мира активно противятся США и в целом англосаксы, так как это бьёт по их привилегированному экономическому и политическому положению в мире. Ограничение влияния на внешние рынки за пределами Северной Америки, дедолларизация мировой торговли и переход крупнейших стран на торговлю с использованием национальных валют — всё это создаёт почву для экономического краха США, Великобритании, а также других западных стран, погрязших в непомерных долгах и чрезмерно раздувших финансовый сектор своей экономики, оторвав его от реального производства.

Уже сейчас страны БРИКС представляют собой более половины мирового населения, Россия обладает примерно равным с США ядерным потенциалом и имеет мощную армию, а Китай также имеет мощную армию и в 2014 году обошел США по объёму экономики. В результате Сирийского кризиса и возникновения на Ближнем Востоке «Исламского государства» Россия и Иран, поддержав легитимное сирийское правительство в борьбе против ИГИЛ и спонсируемых Западом «оппозиционеров», расширили свое влияние в Западной Азии и резко ослабили влияние США в регионе. Так что у стран БРИКС есть неплохие шансы добиться в противостоянии с англосаксами более справедливого мироустройства.

Полюса: 4+

Именно в контексте теории многополярного мира и следует интерпретировать роль и место современного Китая. Если принять за основу то, что многополярный мир уже существует, то мы видим в нём уже три готовых полюса — три больших пространства.

Североамериканский полюс. В данном случае при переходе от однополярного мира к многополярному вопрос сводится к тому, чтобы глобальную гегемонию перевести в гегемонию локальную. Тезис Трампа «сделать Америку снова великой» означает оставить всех в покое и заняться собой.

Евразийский (российский) полюс. Россия рассматривается здесь не как страна, а как цивилизация, а евразийская интеграция предполагает вовлечение других государств в большое пространство. Сегодня это и происходит. С Путиным Россия переходит в состояние цивилизационного полюса как православная цивилизация с традиционными ценностями, суверенитетом, интегрирующая другие страны.

Китайский полюс. Можно утверждать, что он в настоящее время уже вполне оформился. Китай представляет собой вторую экономику мира, со своей зоной гегемонии, с суверенитетом и идентичностью, идеей и могуществом. Все признаки полюса у Китая уже есть.

Ближе всего к статусу ещё одного полюса подошёл Евросоюз.

Евросоюз имеет шансы на то, чтобы стать четвёртым полюсом многополярного мира. В таком случае, цивилизационная граница Европы должна проходить по Атлантике, а сама Европа должна получить не только экономическую и финансовую автономию, но и создать собственную европейскую армию, что неоднократно было заявлено Макроном и Меркель.

На очереди и другие потенциальные полюса. Если многополярность будет зафиксирована, а американское господство будет помещено в рамки своего региона, появляется шанс для других цивилизаций. Самым вероятным претендентом становится резко нарастившая своё могущество Индия, которая при Моди всё больше подчёркивает свою цивилизационную самобытность. На своём особом и резко отличающемся от западного мировоззрении настаивает исламский мир, где ясно определились несколько возможных лидеров: Иран, Турция и Саудовская Аравия, — которые претендуют на то, чтобы стать центрами исламской геополитики. В пределе можно предположить континентальную интеграцию Латинской Америки и Африканского континента.

Обрести себя

И у нас есть на этот счёт какой-никакой опыт. Советская система, при всех её недостатках, на ранних этапах своего развития приобрела огромное количество поклонников и последователей по всему земному шару именно в силу своей непохожести, а во многом и полной противоположности привычным реалиям западного мира. И пусть построить общество всеобщего благоденствия на теперешнем этапе развития человеческой цивилизации, вероятнее всего, невозможно (слишком уж морально слаб и несовершенен человек), но это вовсе не означает, что к царству справедливости не нужно стремиться.

Да, мы не США, мы не можем и никогда не сможем позволить себе покупать союзников и вассалов, нам вообще чужда концепция «любви за деньги». Но мы вполне способны обрести авторитет и признание у огромного количества людей и даже государств, искренне уставших от либерального беспредела, насаждаемого во всём мире коллективным Западом. Но для этого придётся сначала обрести себя.

Алексей Белов, ИА Альтернатива

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей , а также Телеграм-канал FRONTовые заметки

Представитель Эрдогана слег с коронавирусом

Ловушка Фукидида

Два ярко обозначенных полюса альтернативного миропорядка: Китай Си Цзиньпина и Россия Путина, — рискуют вступить в прямой конфликт с Западом, когда холодная и торговая войны перерастут в полноценное масштабное столкновение. Этот сценарий описал американский эксперт Грэм Эллисон, назвав его «ловушкой Фукидида». Смысл этого концепта в том, что, когда рост державы становится слишком стремительным, война с ней того, кто ранее претендовал на роль гегемона, оказывается неизбежной. Именно такую ситуацию описывал древнегреческий историк Фукидид, описывая отношения Афин и Спарты.

Эллисон имел в виду, прежде всего, нарастающий системный конфликт между Китаем и США, но в полной мере это относится также и к России. Китай бросает вызов «однополярному миру» Pax Americana в сфере экономики, Россия — в сфере военной стратегии и природных ресурсов. Таким образом, Запад сегодня оказывает давление на Россию именно потому, что она претендует на статус полюса и тем самым объективно — хотя даже, возможно, не желая этого, — бросает вызов глобальной гегемонии, заставляет слабеть объём и режим американского контроля. За что и объявляется «врагом» для всего мира вообще и для «открытого общества» в частности. Во всех стратегических документах США содержится пункт о том, что нельзя допускать возникновения на территории Евразии государства с собственным суверенитетом, способным ограничить американские интересы. Поэтому ни один американский эксперт не готов признать Россию полюсом. Такое признание было бы равнозначно согласию с многополярным миром, то есть с утратой единоличной гегемонии США. Это и есть основа трений между Россией и Западом, который лишь прикрывается тем или иным предлогом. Запад не может допустить полноты геополитического суверенитета России. Это фактически и есть война.

То же самое справедливо и в отношении Китая. Китай виноват лишь в том, что он достиг в своём росте впечатляющих результатов, использовав открывшиеся в рамках глобализации возможности для продвижения своих интересов, но сохранив при этом власть в руках централизованной и независимой от каких‑либо внешних полюсов политической силы — КПК. Тем самым Китай нарушил правила глобализации: интеграция в мировую экономику должна оплачиваться отказом от политического суверенитета, то есть от статуса самобытной и независимой цивилизации. Это объясняет торговую войну с США.

Итак, ловушка Фукидида налицо. Но кто будет её жертвой? Россия и Китай? Или сам Запад?

Здесь практически всё зависит от того, удастся ли сделать прочным и нерушимым китайско-российский альянс. Если удастся, то российская военно-стратегическая мощь в сочетании с китайской экономикой будут способны дать отпор любым попыткам прямого силового давления и тем самым свести к минимуму риск третьей мировой войны. Но по отдельности Запад ещё способен в какой‑то мере нанести каждой из стран серьёзный ущерб, предотвратив окончательное становление их в качестве полюсов многополярного миропорядка.

Многополярный мир как искусство

У Китая есть своя мечта, у русских — евразийская мечта. Вместе мы можем сделать, чтобы наши мечты сбылись. Они разные, но прекрасно друг с другом гармонируют — мы хотим справедливости, покоя, традиции, суверенитета.

Мы не хотим навязывать друг другу представления о мире. Что‑то мы должны взять из китайского опыта — к примеру, как гибко, тонко и результативно вести политику. Мы часто говорим о войне и экономике, но забываем об этике — а это важнейший момент. У России в этом также можно поучиться, если знать, что искать. Но сегодня сила России, прежде всего, в готовности отстаивать суверенитет любой ценой и в наличии для этого достаточного военно-стратегического и ресурсного арсенала.

Огромную роль для глобальной многополярности имеет Индия и её индийская мечта, сегодня лишь едва проступающая в индийском обществе, так и не сумевшем до сих пор освободиться от эпохи колонизации. Индия, обладающая грандиозной духовной культурой, лишь начинает по‑настоящему отдавать себе в этом отчёт и делает первые шаги в том, чтобы вернуть своим цивилизационным основам их всемирный масштаб и значение. В этом смысле исламские общества намного более активны и демонстрируют волю защищать свои традиции и свою веру. Эта исламская мечта также должна учитываться в многополярном мире — по ту сторону зловещих карикатур, в которые используемые Западом для провокационных целей экстремистские фанатические группировки пытаются превратить ислам с его бесценными сокровищами. Ислам должен стать одной из опор многополярного мира.

Искусство построения такого мира должно быть комплексным, поскольку эта модель создаётся из очень сложного и тонкого сочетания элементов. Особенно жёсткими в многополярном мире должны быть требования, предъявляемые к элите. Представлять цивилизацию и управлять ею должны гармоничные: не только с точки зрения практических навыков, но и этики, философии, эстетики, — личности. Только истинные представители своих культур смогут правильно выбрать и сочетать основы этического авторитета («ван дао», 王道) с необходимыми подчас силовыми методами («ба дао», 霸道), стараясь по возможности следовать именно высоким и духовным идеалам Традиции.

Предельно важно сегодня уйти от закодированности нашего сознания западными либеральными моделями. Эта дань колонизации препятствует органичному развитию и становлению многополярности

Нам необходима многополярная философия, многополярная этика, многополярная культура, бережно включающие в себя всё многообразие человеческих обществ, у каждого из которого есть своя мечта. Так, следует вводить в теории международных отношений традиции разных народов и цивилизаций. И для этого важно использовать в международном обиходе не только западные (прежде всего английские) термины и концепты, но китайские, русские, индуистские, исламские и т.д. Чем больше мы используем наши термины, тем более многополярными становятся международные отношения.

Таким образом, многополярность — это ещё и эпистемологическая проблема, проблема структурирования знаний. Представление о строительстве многополярного мира должно быть искусством, результатом теоретического и эпистемологического усилия. И в этом случае мы подберём адекватный язык, на котором каждая цивилизация сможет выразить свою собственную мечту. Но сегодня всё зависит от России и Китая. Если нам удастся превратить сближение наших цивилизаций, стран и народов в нечто большее, нежели ситуативный альянс, мы отстоим право на достойное будущее, на возможность осуществить мечту не только для китайцев и русских, но и для всего человечества.

Детсадовский полицейский

В последнее время со всех сторон слышны разговоры о неминуемом закате эры однополярного мира: мол, гегемон уже не тот, потерял хватку и выглядит скорее, как разжиревший кот, чем как грозный тигр. И, сколько бы кот ни скалил зубы, вместо оглушительного рыка всё чаще звучит лишь противное и совершенно нестрашное «мяу», а потому неугомонные мыши мало-помалу стали пускаться в пляс, уже не стесняясь присутствия хищника. Впрочем, это проблемы «кота», и уж совершенно точно не нам жалеть о потере им авторитета и дееспособности. Но если серьёзно, то всё не так уж безоблачно.

Человечество ― как большой детский сад: убери оттуда добрую нянечку и строгую воспитательницу и детишки разнесут всё по камешкам. И, пока в послевоенном мире работал этот педагогический симбиоз, всё было более-менее тихо и спокойно. Но потом нянечку уволили, а может, это она сама по глупости уволилась, или, как сейчас модно говорить, самовыпилилась, не суть. Главное, что порядки в «детсаду» круто изменились.

Но, увы, сказать, что из претендентов на роль новой «нянечки» выстроилась очередь, никак не получится. По сути, выбор невелик: Китай, Россия или объединённая Европа. Только они наряду с США обладают врождённой потребностью к мессианству. И по идее, если бы каждый из претендентов нашёл в себе силы взяться за эту тяжёлую работу, мы получили бы поистине многополярный мир, где прочие страны, больше всё-таки склонные к роли ведомых, нежели ведущих, нашли бы себе «центр притяжения» по вкусу.

БРИКС

Страны БРИКС: , Россия, , Китай и

БРИКС — союз ряда крупнейших незападных мировых держав: , , , и (англ. BRICS — Brazil, Russia, India, China, South Africa).

Американоцентричная система несправедлива и, следовательно, неустойчива. При столкновении институтов Западного мира с институтами БРИКС будут выигрывать институты БРИКС: как более адекватно отражающие реальный расклад сил.

В 2014 году Соединенные Штаты окончательно пошли вразнос. Они фактически объявили войну России и Китаю — события в Киеве (Евромайдан) и в Гонконге («революция зонтиков») ясно показали, что на «мягкую посадку» американцы не готовы, они будут цепляться за власть до последнего, провоцируя цветные революции в странах, пытающихся уйти от американского влияния. И в качестве ответного шага Россия с Китаем резко ускорили работу по превращению БРИКС из рыхлой группы дружественных стран в полномасштабный экономический блок.

О мировой полярности

— Недавно в очередной раз “умирал” Ким Чен Ын, а потом он появился на открытии завода. И сейчас состоялось заседание Центрального военного комитета трудовой партии Кореи с личным присутствием лидера КНДР Ким Чен Ына. Живой и здоровый. Возможности объединения с Южной Кореей так никогда и не будет? Так и будут эти фейки про “товарища Кима”, всегда это будет горячей точкой?

— Это фейк, придуманный СМИ. Никаких фотографий не было. Кто-то распространил фальсификат, и кто-то решил, что это близко к правде. Это даже не просто мировая эпидемия, это просто переоценка ситуации в мире. Конфликт между однополярным миром, которого хотят американцы и между мировым анклавом 1945 года.

В итоге победят либо они — и додавят Северную Корею, либо сформируется многополярный мир. Тогда скорее всего Северная Корея подчинит Южную — у южных корейцев не будет поддержки со стороны США, съедут базы американские. То есть Северную Корею к Южной присоединяют США, а Южную к Северной присоединяют Северная Корея, Китай и Россия, потому что мы заинтересованы в границах 1945 года.

— Раньше был биполярный мир, были США и СССР, которые договаривались. Потом с 1990-х он был однополярным. Ряд экспертов говорил, что многополярный мир — опасная вещь. Даже G7 — проблема, тем более G20, когда с каждым надо договариваться

А если еще учитывать внимание маленьких стран, то весь мир может запутаться: в какую сторону ходить и когда применять оружие, когда что строить, когда что рушить

— Я исхожу из того, что человечество вывело правила жизни за миллионы лет развития, на жесточайшей крови, войнах и испытаниях.

Поэтому правило многополярного мира — правило исторического проживания человека. Остались двести наций, а когда-то было бессчетное количество племен. И все это были модели многополярности, уважения к человеку. Любые другие проекты — когда кто-то хочет верховодить под предлогом мифического мирового правительства. НАТО и так далее.

— Вся история человечества — это войны, кровь и дележка территорий.

— Вся история живого мира — это дележка территории и грызня. Это и есть жизнь! В ней надо побеждать. И наши предки умели это делать. И в победах создали самую большую в мире страну, одну шестую часть человечества она занимала по площади. Это же был результат беспрерывных побед в этих войнах. Во времена Романовых из трехсот лет войн не было только три года. Да, но это жизнь. Вот она так устроена.

Нам повезло. Нам деды оставили государство, которое умеет воевать, и поэтому с ним никто не хотел драться. До последнего дня. Как только мы проявили слабость, у нас все пошло не так. Мы начали сдаваться.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте “Правду.Ру” в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в или в

Добавьте “Правду.Ру” в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во , Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках…

Комментировать
0