fbpx
No Image

Пожар в гостинице «россия» (1977)

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Наказание «неотвратимо»

И тем не менее по советским законам следовало, что виновные должны были быть найдены и понести «заслуженное» наказание. Старший инженер и начальник участка слабых токов были взяты под стражу и после судебного слушания получили наказание в виде лишения свободы на 1,5 и 1 год соответственно. Мастер смены, который осуществлял дежурство в тот злополучный день, после общения со следователем вернулся домой, выпил спиртного и покончил жизнь самоубийством. Не избежали ответственности директор, главный инженер гостиницы и сотрудник пожарной инспекции, который подписал акт о госприемке здания.

Но потом советская Фемида проявила гуманизм в отношении этих лиц, и они были амнистированы.

Спасибо Райкину

Внизу толпы людей, как спасённых, так и ротозеев, сильно мешали пожарным. А в концертном зале сцену ещё не покинул Аркадий Райкин. К нему обратились из штаба с просьбой насколько возможно затянуть выступление, чтобы вышедшие на улицу несколько тысяч зрителей не помешали спасателям. Артист, ещё не зная толком о происходящем, к полному восторгу зрителей продлил концерт на полтора часа. После почти 5 часов героической работы пожарных и спасателей пожар был ликвидирован. Но огонь унёс жизни 42 человек. Большинство из них погибло от удушья и отравления продуктами горения, другие разбились, пытаясь самостоятельно спастись с верхних этажей гостиницы. Гораздо больше было раненых, обожжённых и иных пострадавших. Но точное число их никогда не было обнародовано — власти предпочли не распространяться об этом. В 2006 году гордость столицы гостиница «Россия» была демонтирована. Так закончилась её непростая история. В сентябре 2017 года на месте сгоревшего отеля открылся парк «Зарядье».

Самая большая гостиница в мире

Открытие гостиницы «Россия» бывшей на тот момент самой большой в мире состоялось через пять лет после начала работ по её возведению.

В семидесятых годах двадцатого века гостиничный комплекс удостоился включения в Книгу рекордов Гиннеса. Специалисты утверждают, что бывшая гостиница «Россия» занимает в настоящее время девятнадцатую строчку в списке самых больших отелей всех времён, куда входят как существующие сегодня здания, так и постройки, существовавшее когда-то. Рассказывают также, что главный архитектор чуть было не получил очередной нервный срыв, когда Хрущёв предложил ему сделать тринадцатиэтажное здание, вместо планировавшегося десятиэтажного. В итоге сошлись на двенадцати этажах.

Пожар

Вид на гостиницу «Россия» и Кремль, 2004 год

Вечером 25 февраля 1977 года на 13-м этаже здания гостиницы начался сильный пожар. Сигнал о возгорании поступил на пульт противопожарной охраны в 21:24, приняла звонок дежурная Нина Переверзева. Тогда же московская служба «01» получила около 50 сообщений о пожаре. В гостинице загорелись одновременно 5-й, 8 -ой, 9 -ый, 11-й, 12-й и 13-ый этажи северного корпуса, огонь и дым распространялись по Северной башне. Более 250 посетителей ресторанов на 17-м и 22-м этажах оказались отрезанными от выхода.

Борьба с огнём началась в 22:00, тушение велось водой и пеной. Дополнительные сложности в тушении создавало повторное возгорание уже потушенных участков. На место происшествия выехали значительные пожарные силы Москвы и Московской области — в общей сложности было задействовано около 1400 сотрудников пожарной охраны, в том числе 168 офицеров и 573 газодымозащитника, а также 35 автоцистерн с водой, 61 автонасос и другое пожарное оборудование. В 22:05 к гостинице прибыл начальник Управления пожарной охраны Мосгорисполкома генерал Антонов. Он объявил общую тревогу, после чего к горящему зданию стали подъезжать машины из пожарных частей Московской области. Изначально были задействованы 8 автолестниц, но они доставали лишь до седьмого этажа гостиницы, от 7 до 12 этажа была протянута «цепочка» из нескольких лестниц-штурмовок, благодаря этому удалось спасти 43 человека. Большинство из тех, кто попытался спуститься по лестнице внутри гостиницы, погибли в результате удушья. На тушение было потрачено четыре с половиной часа, пожару была присвоена высшая категория опасности.

Во время тушения в концертном зале гостиницы выступал артист Аркадий Райкин. В разгар концерта Райкина вызвали к телефону, один из руководителей штаба по тушению пожара попросил «максимально продлить концерт». Впоследствии это решение объяснили тем, что зрителям в концертном зале опасность не угрожала, а организация эвакуации ещё 2,5 тысяч человек могла вызвать панику и осложнить работу пожарных служб.

Площадь распространения пожара составила около трёх тысяч квадратных метров. В нём погибли 42 человека (12 женщин и 30 мужчин), их тела доставили в морги института Склифосовского и РНИМУ имени Н. И. Пирогова. Ещё 52 человека, в том числе 13 пожарных, получили различные травмы, ожоги и отравления. Более 1000 человек было спасено из горящего здания.

Центральный комитет КПСС и Совет Министров СССР выражают глубокое соболезнование семьям, родственникам и близким погибших в результате несчастного случая — пожара в гостинице «Россия» в г. Москве 25 февраля сего года. Правительство СССР и местные органы принимают необходимые меры по оказанию помощи пострадавшим.

На «дурном месте»

Московское Зарядье с возвышающимся над рекой Боровицким холмом, называемым также Ведьминой горой, всегда пользовалось дурной славой. Здесь когда-то располагались два языческих капища и совершались страшные обряды, порой с принесением жертв. Здесь же Москва заполыхала во времена наполеоновского нашествия. В 30-е годы прошлого столетия в московском Зарядье было задумано возведение исполинского здания, предназначенного для Наркомата тяжёлой промышленности. Строительство ещё только начиналось, когда его инициатор Серго Орджоникидзе неожиданно покончил с собой, после чего проект тихо угас. О нём вспомнили уже после войны — теперь на этом месте планировалось возвести 275-метровый небоскрёб в стиле «сталинского ампира», в котором должен был разместиться административный корпус. Успели построить гигантский стилобат (многоуровневое основание, — прим. ред.) с бомбоубежищем, протянули туннель в Кремль, подняли стальной каркас до 8-го этажа. Но опять стройку остановила смерть, на этот раз — Сталина. Уже возведённый каркас был разобран и в дальнейшем лёг в основу стадиона, строившегося в Лужниках. А мощный стилобат так и остался в Зарядье. Когда он попал в поле зрения Никиты Хрущёва, тот предложил положить стилобат в основу будущего отеля, да такого, каких ещё не знала не только Москва, но и вся Россия. За проект взялся главный архитектор столицы Чечулин, по замыслу которого на 13 гектарах должны были вырасти четыре 12-этажных корпуса с 23-этажной башней, где помимо гостиничных номеров должны были разместиться большой концертный зал и кинотеатр. Гостиница, которая должна была стать одним из символов советской столицы, получила гордое имя «Россия».

Что там делал Аркадий Райкин

У самого популярного на тот момент в СССР артиста эстрады 25 февраля в концертном зале «России» шел концерт. По словам доктора искусствоведения Елизаветы Уваровой, личного биографа Райкина, был аншлаг – 2,5 тысячи зрителей. Артист, когда ему позвонили прямо во время выступления, продлил программу на полтора часа.
Любопытно, что существуют две абсолютно разные версии реакции Аркадия Райкина на информацию о пожаре.
Александр Карпов, работавший у Райкина в его Театре миниатюр, в том числе, и на том самом концерте (впоследствии актер сыграл роль ювелира в сериале «Гостиница «Россия»), вспоминал, что тогда пришли «люди в штатском» и «настоятельно порекомендовали» «удлинить» концерт насколько это возможно. Причем о причине такой просьбы артисту якобы не сообщали. Хотя концертный зал и находился вне зоны опасности, возможная паника зрителей могла привести к трагедии.
Елизавета Уварова утверждает, что наоборот, Аркадию Райкину якобы предложили прервать концерт в связи с пожаром в здании. Но он самостоятельно принял решение не делать этого, чтобы «не допустить Ходынки». По словам Уваровой, Райкин о пожаре знал и даже «чувствовал легкий запах гари».

План или качество

Три года продолжалось строительство «России», и все три года проектанты и строители находились под прессом сроков: впереди уже просматривался великий юбилей — 50 лет Октября. Поэтому стройка, проходящая под лозунгом «умри, но сделай», отличалась штурмовщиной сверх обычного. Строители знали, что недоделки в строительстве, тем более таком грандиозном, дело обычное. Когда-нибудь попозже их устранят, а пока главное — вовремя сдать объект. На этот раз акт приёмки не согласовала чуть ли не половина надзорных организаций, в том числе служба пожарной безопасности. Однако, несмотря ни на что, огромная гостиница (3200 номеров, рассчитанных на 5300 постояльцев), хоть и с недоделками, была сдана заказчику в срок. Новая гостиница поражала гостей своими масштабами и формами. В течение 10 лет её безбедного существования услугами отеля успели воспользоваться миллионы советских граждан и зарубежных гостей. Надо сказать, поселиться здесь было совсем не просто, для командированного или одиночки-туриста оказаться в «России» было несказанной удачей. Автору статьи, регулярно бывавшему в столице, удача улыбнулась. Запомнились уходящие за горизонт застеленные коврами коридоры и холлы, а также разбросанные по всем этажам буфеты, ассортимент и качество блюд в которых могли удовлетворить любого гурмана. Заполненная, как правило «под завязку» гостиница жила своей жизнью, и никто годами не вспоминал о многочисленных недоделках и не удосуживался их устранить. Пожарная инспекция исправно присылала грозные предупреждения, но от них отмахивались, как от назойливых мух. Последнее предупреждение пришло в дирекцию отеля утром 25 февраля 1977 года. До трагедии оставалось менее суток.

Подарок к юбилею

Проект суперотеля поручили тому самому архитектору Чечулину, который едва не слег с инфарктом в 1954 году после замораживания строительства выпестованного детища. Бывший главный зодчий Москвы специализировался на крупномасштабном административном домостроении, и гостиницы для него были делом новым. К тому же периметр стилобата диктовал определенные рамки и размеры, требовавшие строго определенной геометрии будущего отеля. Чечулин отправился в заграничную командировку, чтобы изучить опыт строительства отелей семейства «Хилтон» и хоть как-то адаптировать бетонного монстра к новым целям. Он как мог постарался перепрофилировать несостоявшийся «домтяжмаш» под жилое строение, но как ни бился, все равно выходило некое подобие «русского Пентагона» — конструктивистский параллелепипед с окнами-близнецами на всех этажах. Далекий от искусства Никита Хрущев поскреб в затылке и росчерком карандаша постановил нарастить размеры параллелепипеда еще на три этажа, чтоб уж точно не напоминал самое мрачное здание вероятного противника. Чечулина тогда чуть второй раз не хватил удар, но со стучащим башмаком главой государства он спорить не стал. Проект утвердили в виде комплекса из четырех 12-этажных корпусов с более высокой 23-этажной северной башней, концертным залом на 2500 мест и кинотеатром «Зарядье» в стилобате (общая площадь 250 тысяч квадратных метров). Уже тогда предполагалось, что самая большая в Европе гостиница, раскинувшаяся на 13 гектарах Зарядья, будет визитной карточкой не только Москвы, но и всего Советского Союза. Строительство началось перед самым снятием Хрущева со своих постов и продолжалось почти три года. Как шел сам процесс, можно только догадываться, ибо традиционная советская штурмовщина требовала, чтобы важнейший объект обязательно сдали к юбилею — 50-летию Советской власти. Впрочем, тут имел место еще один важный аспект, далекий от зодчества. Для не заставших советские времена читателей стоит пояснить, что тогда, в середине 1960-х годов, в стране обострилась внутрипартийная борьба между так называемыми комсомольцами — сторонниками бывшего первого секретаря ЦК ВЛКСМ, руководителя КГБ, а затем председателя Комитета партийно-государственного контроля ЦК КПСС и Совета министров СССР Александра Шелепина, которого прочили в генсеки вместо Леонида Брежнева, и старой партноменклатурой. Как раз к комсомольцам примыкал тогдашний глава Московского горкома партии Николай Егорычев, вступивший в разногласия с Политбюро по вопросам внешней политики и обороноспособности страны. В то же время бывший второй секретарь МГК Виктор Гришин, глава советских профсоюзов, как раз был в брежневской команде и прекрасно понимал, что с его энергией и напором необходим лишь эффектный ход к юбилейной дате, который стал бы последним шагом для претендента на уже ходившее ходуном под Егорычевым кресло главы МГК. Постройка «выставочной» гостиницы, которую было бы видно даже из Большого Кремлевского дворца, под кураторством профсоюзного лидера как раз и должна была стать тем самым шагом. Поэтому Гришин энергично взялся за знаковую новостройку, объявив ее задачей №1 для рабочих профсоюзов. Именно его усилиями и неуемной энергией менее чем за три года бешеной гонки вырос «русский Пентагон» на бывшей Ведьминой горе. Рабочие постоянно брали повышенные обязательства и неуклонно гнали план, подчас забывая о СНиПах и ГОСТах. Возвести столь значимый объект в кратчайший срок, да еще с соблюдением всех строительных норм, было немыслимо. Жертвовали качеством, понимая, что начальство, которому зачем-то понадобилась эта гонка, все равно прикроет и с кем надо договорится. А недоделки — обычное явление при советской штурмовщине: потом исправим. В итоге в начале 1967 года акт приемки комплекса не был согласован едва ли не с половиной надзорных инстанций. Набралось около десятка страниц с описанием недоделок. Не подписали акт и пожарные, отметив свое «особое мнение» по безопасности объекта. По свидетельству очевидцев, Гришин буквально вытолкал всех несогласных за дверь и отправился торжественно перерезать ленточку. А уже 27 июня въехал в горком на освободившееся место Егорычева. Включенная в «Книгу рекордов Гиннесса» как самая большая гостиница Европы (номерной фонд — 3182 номера на 5300 человек) «Россия» входила в историю с массой недоделок…

Последние годы существования гостиницы

В начале нового тысячелетия правительство Москвы поставило вопрос о сносе гостиничного комплекса с последующим строительством на этой территории современного отеля с подземным гаражом на несколько тысяч автомобилей.

При этом число этажей было решено сократить до шести, а само строение должно было соответствовать по стилю окружающему архитектурному ансамблю. Соответственно, количество гостиничных номеров сокращалось в несколько раз.

В 2004 году был проведён конкурс среди компаний, предлагавших свои услуги по реставрации гостиницы. Но выигравшей право проведения ремонтных работ не удалось достичь согласия по определённым вопросам с правительством Москвы. В итоге реконструкция была отменена, а сама гостиница через некоторое время закрылась для посетителей из-за аварийного состояния зданий.

Что случилось?

Несмотря на это, уже через несколько минут на место пожара прибыли первые 19 расчётов и 3 автолестницы. Сразу стало ясно — положение чрезвычайное. Пламенем охвачен весь седьмой этаж отеля, а люди из открытых окон взывают о помощи. На этот момент в отеле находилось более 700 постояльцев и около 400 человек персонала. Быстрому распространению огня содействовал сильный ветер с Невы. Вскоре горел уже восьмой и девятый этажи, лестничные проёмы и лифты. Горящая пластиковая отделка выделяла токсичные газы. Прибывшие пожарные лестницы поднимались лишь на 40 м и до верхних этажей дотянуться не могли. Люди метались по коридорам в поисках спасения, задыхались в клубах ядовитого дыма. Кто-то пытался спуститься из окна по связанным шторам и простыням и разбился. Некоторым удалось воспользоваться не дотянувшимися до них лестницами. Среди таких счастливцев оказалась Марина Влади. 20 минут простояла она на подоконнике своего номера, прежде чем буквально прыгнула в руки стоящему ниже на верхней площадке автолестницы пожарному. В 4-часовой борьбе с огнём героически погибли 9 огнеборцев и один милиционер. В самом отеле было 6 жертв из числа постояльцев и служащих. Пожарные эвакуировали 253 человека, в том числе 36 вынесли на руках. Полностью выгорели седьмой, треть восьмого и часть девятого этажа.

Огнеборцы

Первый сигнал тревоги поступил на пульт пожарной охраны в 21:23. За ним пошёл непрерывный поток звонков от гостей и служащих гостиницы. Пожар в главной гостинице Союза, да ещё в прямой видимости Кремля, — это не просто пожар, это происшествие чрезвычайное. Буквально через 5 минут первые 14 пожарных машин подкатили к отелю, в северном корпусе которого дым сплошной стеной подымался от пятого этажа. С грохотом лопались и сыпались вниз оконные стекла. А у пожарных единственная прибывшая с ними автолестница не могла достать до окон выше седьмого этажа. Пожару сразу был присвоен пятый, наивысший, уровень опасности. Огнеборцы карабкались вверх, насколько позволяли им имеющиеся лестницы, мчались по этажам, стуча в двери всех номеров подряд и предупреждая людей о смертельной опасности. Многие обитатели гостиницы, почувствовав запах дыма, уже спешили самостоятельно покинуть свои комнаты. Однако были и такие, кто просто не мог поверить, что в этаком суперотеле возможно опасное для их жизни происшествие. Некоторые постояльцы, уже хорошо «принявшие на грудь», мирно спали, не чуя беды. Начальник дежурной пожарной части позже вспоминал: «Прибыв на пожар, я по выдвижной лестнице поднялся на седьмой этаж. Стучу в первую попавшуюся дверь. Долго никто не открывает, наконец появляется пьяный мужик в трусах. Кричу, чтобы выходил, а он: «Я не сгорю», и дверь захлопывает. Приказываю бойцам рубить замок. Оказывается, у него дама. Та быстро сообразила, что к чему, вещи в охапку и — чуть ли не ползком по коридору. А кавалер нацепил пиджак с медалями и качает права. Потом, когда его силой выволокли и он увидел трупы, вынесенные из горящего здания, стал всех пожарных целовать…» Немало людей, пытавшихся спастись, убегая по лестницам отеля или прячась в санузлах, погибло, задохнувшись продуктами сгорания. А перед отелем уже собрались толпы зевак, вскоре появились и обвешанные фототехникой репортёры, преимущественно зарубежной прессы. Пирующие в ресторане на 22-м этаже оказались в огненной западне. Метрдотель здесь распорядился забаррикадировать все двери в попытке защититься от огня и дыма. Но это особо не помогло — струи ядовитых газов обильно сочились через все щели, а окна были напрочь закрыты по случаю зимы. В зале возникла паника, с кем-то случилась истерика, кто-то терял сознание. Оркестранты пытались вскрыть окна с помощью мебели: бросали в них кресла, и те вместе с выбитыми рамами летели с 70-метровой высоты. Но через выбитые окна в помещения затягивался не столько воздух, сколько дым с горящих внизу этажей отеля. Один заметно подвыпивший гражданин громко запел «Варяга». Надо сказать, что нашлись и те, кто поддержал солиста, а зарубежная пресса, «не поняв юмора», позже писала: «Русские в горящем здании пели Интернационал».

Торговый отдел

«Черный параллелепипед» советского конструктивизма было задумано возвести на месте, которое еще в средневековой Белокаменной играло роль огромного торгового центра. Имидж у места был неважным, ибо в дохристианские времена на Боровицком холме, называемом тогда Ведьминой горой, располагались сразу два языческих капища — богов Велеса-Святобора и Купалы. С известным набором языческих обрядов волхвования и принесения жертв. Усилившееся на Руси православие древнюю веру на Ведьминой горе опасалось сразу притеснять, капище не палило, а лишь на этом месте воздвигло собор святого Уара — единственного в христианстве покровителя некрещенных. Он простоял до середины XIX века. Саму гору по имени Святобора переименовали в Боровицкий холм и постепенно заселили торговцами. Близость к Москва-реке сначала сделало это место на холме стихийным портовым торжищем, а после возведения стены Китай-города вдоль ее берега хаотические прилавки были упорядочены складами и лавками ремесленников, земцев, мелких негоциантов. Находившийся за основными торговыми рядами вдоль Москворецкой улицы район получил наименование Зарядье. Неслучайно именно отсюда, с Солянки и Яузского моста, начался знаменитый пожар Москвы 1812 года — факт достаточно символичный в свете будущей трагедии, случившейся 165 лет спустя. Полыхавшее Зарядье однажды уже стало своеобразным символом дореволюционной Москвы. Выгоревшее в 1812 году дотла Зарядье вновь обстроилось лавками и домами торговцев и еще целый век оставалось огромным столичным супермаркетом площадью в несколько десятков гектаров. В 1930-е годы здесь возникло несколько проектов перестройки Зарядья с возведением циклопического, самого высокого в Европе, Дома наркомата тяжелой промышленности: 32 этажа, 3780 комнат, 2 миллиона квадратных метров. Но у страны в тот момент оказались более важные задачи. К тому же сам нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе покончил с собой, дабы не угодить в проскрипционные списки земляка, а без него проект просто был положен под сукно… Сразу после войны к идее суперстроений вернулись. За нее взялся главный архитектор Москвы Дмитрий Чечулин. Согласно его плану реконструкции сильно пострадавшей от бомбежек Москвы, приземистые каменные домишки портных, сапожников, картузников, скорняков, кошелевщиков, пуговичников и прочих предстояло снести, освободив пространство к Москве-реке, а на этом месте возвести сталинскую высотку — 275-метровый 32-этажный административный колосс на 2 тысячи кабинетов. Проект был одобрен. К памятной дате 800-летия основания Москвы в 1947 году ее начали планомерно разрушать. «Чечулинский утюг» прошелся по Зарядью, сравняв с землей все, что чудом уцелело после наполеоновского пожара Москвы (тогда сохранились только несколько церквей на Варварке и Старое английское подворье). На месте будущего монстра возвели грандиозный цоколь-стилобат с двухъярусным бетонным бомбоубежищем (готовились к ядерной войне) и подземным ходом в Кремль и к Москве-реке. К весне 1953 года корпуса выросли до восьмого этажа. Но тут строительство прервала еще одна смерть — на этот раз уже идейного вдохновителя советских небоскребов Сталина. Строительные процессы были остановлены, железные конструкции несостоявшегося небоскреба в Зарядье были перенесены в Лужники и пошли на возведение главного стадиона страны. Однако грандиозный стилобат в центре города остался. Демонтировать его железобетонные «ноги» со всегда актуальным бомбоубежищем и подземными ходами было и нерационально, и сложно по техническим соображениям. Тем более в начале 1960-х годов резко обострилась внешнеполитическая обстановка, и мир завис на грани ядерной войны с непредсказуемым исходом. Поэтому Никита Хрущев, лично распорядившийся остановить стройку после смерти Сталина, теперь уже отдал приказ возобновить строительство на готовом стилобате, но уже здания крупнейшей в Европе гостиницы. Аккурат в последний год собственного правления, в 1964 году.

Официальное расследование

Видя, какой стала гостиница «Россия» после пожара в 1977 году, власти просто обязаны были отреагировать и дать указание провести следственную проверку, что, собственно, и было сделано.

Была сформирована специальная комиссия, которая свыше шести месяцев «разбиралась» в этой запутанной истории. Но ощутимых результатов в расследовании достигнуто не было. Предположительно, причиной возгорания стал «невыключенный» паяльник в радиоузле гостиницы. Однако данная версия так и не стала официальной. Да и эксперты засомневались в ее истинности. Дело в том, что в действительности пожар возник сразу в нескольких частях гостиницы одновременно, а не в какой-то одной точке.

Кто виноват?

О причинах ЧП спорят до сих пор. Официально причиной пожара назван вспыхнувший трансформатор телевизора «Рекорд» в номере, который занимали сотрудники шведского телевидения. Существует и криминальная версия — отель подожгли, чтобы скрыть убийство корреспондента «Огонька» Марка Григорьева, труп которого с травмой черепа был найден в номере гостиницы. И хотя медики сочли, что череп мог лопнуть от высокой температуры, многие и сегодня считают, что преступники хотели в огне скрыть следы преступления. Много позже арестованный по делу Юрия Шутова некто Гимранов признался в своём участии в убийстве журналиста и поджоге отеля. Однако следователи не нашли этому подтверждений.

Метки: огонь, СССР, Россия, Москва, гибель, пожар, Историческая правда, Ленинград, гостиница

Дорога жизни из штурмовых лестниц

У прибывших пожарных расчётов единственный 62-метровый лестничный марш вышел из строя практически сразу, а имеющиеся в арсенале короткие лестницы, достигали лишь 7 этажа и выглядели издёвкой. Спасательных вертолётов у Москвы не было.

Спасаясь от огненного ада, люди выбивали стёкла, сквозняк моментально затягивал пламя в номера.

Были и те, кто хладнокровно закрывал проёмы мокрым текстилем, ложился на пол со смоченными масками на лицо.

Кто-то вообще не мог сообразить, что происходит. Спасатели рубили замки и вытаскивали на себе постояльцев по внутренним лестницам.

Многие пытались спуститься вниз по простыням. Отчаявшиеся прыгали, обрекая себя на смерть.

Глядя в горькой беспомощности на гибель людей, пожарные решились на беспрецедентный манёвр — соединили четырёхметровые штурмовки в вертикальную дорогу, связавшую 7 этаж с верхними. По зыбкому «пути жизни» удалось спасти 43 человека из ресторана.

В концертном зале в это время подходило к концу выступление сатирика Аркадия Райкина. Чтобы не парализовать спасательный процесс, артиста убедили продолжить представление.

Райкин, не зная причин, лишних 1,5 часа веселил ничего не подозревающую публику.

Почти пять часов пожарные боролись с огнём. Тысячи постояльцев удалось спасти. Погибло 42 человека, пострадало 52, из них 13 пожарных. Сотни номеров с 4 по 17 этаж выгорели полностью.

Гулливер и лилипуты

Комплекс гостиницы «Россия» в Москве включал в себя зал для проведения концертных мероприятий и кинотеатр, находившийся этажом выше. Концертное помещение могло одновременно принять до двух с половиной тысяч зрителей, а кинозал был рассчитан на полторы тысячи посетителей. Искусствоведы определяют архитектурное решение, в котором была построена «Россия», как интернациональный стиль. Современный гигант, бесспорно, имел определённую историческую и культурную ценность. Но, вследствии неудачно выбранного для постройки места, комплекс вызывал негативную реакцию у определённой части населения столицы. Воздвигнутая в самом сердце Москвы, гостиница подавляла своим гигантским видом впечатление от сохранившихся вокруг неё памятников старинного зодчества. Ряд храмов и зданий шестнадцатого-девятнадцатого веков постройки проигрышно смотрелся на фоне монолита огромных размеров

Гигантское здание, ворвавшись в архитектурный ансамбль исторического центра Москвы, благодаря своим размерам отвлекал внимание стороннего наблюдателя от памятников архитектуры, которые по праву должны являться архитектурной доминантой центра города

Комментировать
0