fbpx
No Image

Семён данилович номоконов: биография, награды, память. снайперы великой отечественной войны

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Выстрел тщедушного «сапера»

В начале войны никто не мог и подумать, что Семена вскоре будут фотографировать для армейской газеты. Невысокий эвенк казался тщедушным, к тому же не очень хорошо говорил по-русски — ну как такого отправлять на передовую. Поэтому рядового Номоконова первоначально определили на кухню. Однако вскоре повар заявил, что солдат и там не справляется — все делает не так, неправильно режет хлеб.

В итоге солдата отправили служить в полевой госпиталь, где он выполнял обязанности санитара. Вскоре его часть попала в окружение. Погибли многие, но Семен Номоконов оказался в числе тех, кому удалось выбраться.

В новой части определили его в «саперы». Нет, он не постиг сложную науку обращения с минами — так в Красной армии тогда деликатно именовали похоронные команды. «Саперы» искали раненых, собирали и хоронили тела погибших. Однажды во время такого обхода поля боя Семен неожиданно для себя увидел немца, который целился в него. Номоконов резко вскинул винтовку и застрелил гитлеровца. Причем сделал это настолько молниеносно, что его сослуживцы испытали настоящее удивление — уж от кого, а от него этого не ожидали.

После этого случая, о котором говорила вся часть, выяснилось, что Семен Номоконов — не просто опытный охотник, а профессионал, занимающийся этим ремеслом всю жизнь.

Статья по теме

Дедушка-снайпер. Самому старому участнику Великой Отечественной было 88 лет

ОХОТА НА СНАЙПЕРА

Немудрено, что немцы устроили за Номоконовым настоящую охоту, даже доставили на передовую профессиональных снайперов. Но не так прост был таежный охотник.

Вообще, хамниган в переводе с одного из тунгусских наречий означает «лесной человек», который умеет прочитать след или разгадать обманные ходы зверя. И передвигался он в тылу или на ничейной полосе абсолютно бесшумно на специально изготовленных из конского волоса чунях.

К тому же каждый раз, собираясь на задание, он брал с собой в засаду свой «индивидуальный набор»: маленькие рогатки, шнурочки, амулеты, веревочки и кусочки зеркал. Кстати, колдовские обряды и обереги не раз спасали его: более 20 раз (!) пули, выпущенные в снайпера, проходили в миллиметрах от его тела, разрывая гимнастерку, пробивая телогрейку и маскировочный костюм, а один раз осколок оторвал каблук на его сапоге.

Колдовство, по словам самого Номоконова, помогало ему так маскироваться, что порой даже свои теряли его. А враги проходили в метре, не замечая снайпера, прикинувшегося то замшелым валуном, то снопом пшеницы, то трухлявым пнем…

Когда он обустраивался в засаде, всегда тщательно готовился, выбирая себе основную позицию и еще одну невдалеке: устанавливал в кустах каску или винтовку, которые дергал за веревочку, провоцируя противника на выстрел. Или с той же целью играл обломком зеркала. Именно такую «инсценировку» провел Номоконов в отношении немецкого снайпера, который два дня соревновался с ним в скрытности.

Заметив, что на чердаке полуразрушенной избы образовалась небольшая щелочка, которой раньше не было, он дернул за бечевку, привязанную к затвору спрятанной неподалеку винтовки. И точно: из щели в ответ вдруг полыхнула вспышка. Но Семен давно уже целил туда – осталось лишь выстрелить. И немецкий снайпер спекся.

Иногда Номоконов пробирался на место вражеской позиции, чтобы посмотреть, кто из снайперов на этот раз пытался его уничтожить. Каково же было его изумление, когда однажды он обнаружил в замаскированном окопчике убитую им немку…

Как бы то ни было, ни одному вражескому снайперу так и не удалось выиграть дуэль с ним. Тогда фрицы стали через громкоговоритель предлагать деньги самому Семену Даниловичу, зазывая его предать товарищей и перейти к ним. Но в ответ получали лишь очередных убитых – это была его дайн-тулугуй – священная война по-тунгусски.

И всякий раз фашисты открывали по его позиции плотный артиллерийский или минометный огонь. Иногда это приводило к печальным последствиям: Номоконов девять раз был ранен и не единожды контужен, но всегда возвращался в строй. А пока выздоравливал, обучал молодых стрелков снайперскому делу, выпестовав 150 учеников!

Детство и юность

Семен Данилович родился 12 августа 1900 года в Забайкальском крае. Его родной улус Делюн стоял на берегу озера, и населяли его тунгусы. Национальность Номоконова — хамниган, он является потомком бурят-монгольских племен. Ранние годы советского снайпера прошли в тайге, где тот в 7 лет научился держать в руках ружье, а 3 года спустя уже считался славным охотником, не уступающим в мастерстве взрослым.

Снайпер Семен Номоконов

Детство в те годы вообще было коротким: семья жила бедно, пропитание добывалось большим трудом. Образования мальчик не получил, вместо постижения грамоты он охотился в лесах на соболя, лося, кабана. Спустя много лет, уже будучи отцом, мужчина сядет за парту вместе с сыном и будет наверстывать упущенное в детстве. А в первые десятилетия ХХ века Семен приносил домой охотничьи трофеи и сам же сбывал их на ярмарках.

При советской власти кочевых разобщенных жителей начали объединять в поселки. Строительством домов, которых потребовалось немало, и занялся Номоконов, овладевший мастерством плотника. Так он и жил в селе Нижний Стан, промышляя охотой и строительством. Позже вступил в совхоз и созидал вместе с односельчанами светлое коммунистическое будущее, пока не пришла на русскую землю большая беда.

«Глаз коршуна»

Он родился в селении Делюн, в Забайкалье. Охота была промыслом всех мужчин рода, и отец начал брать Семена с собой в тайгу с девяти лет. Крупная дичь, мелкая — не имело значения, у молодого охотника все отлично получалось. В родных местах ему дали прозвище «Глаз коршуна».

К началу войны ему был 41 год, за плечами много всего пережитого. Женился в 19 лет, был счастлив, растили с супругой шестерых детей. Потом случилась беда — из шести детей пятеро умерли от скарлатины. Выжил только старший, Владимир, который потом уйдет на войну вместе с отцом. Жена не справилась с трагедией и тоже скончалась.

Он работал в совхозе плотником, ходил на охоту, все также успешно добывал зверя. Потом женился вторично, взяв в жены девушку на 16 лет моложе себя. Когда Семен уходил на войну, дома подрастали двое малышей.

За первые месяцы войны рядовой Номоконов успел насмотреться на то, что творят гитлеровцы. «Фашисты — не звери, они гораздо хуже», — повторял он.

«Пират», замаскированный под трубу

Когда история с застреленным немцем стала известна командованию, Номоконова было решено перевести в снайперский взвод.

Первые месяцы коллеги-снайперы поражались странностям Семена. Вместо винтовки с оптическим прицелом он использовал обычную «трехлинейку» Мосина (на винтовку с оптикой Номоконова убедят перейти только в 1942 году). При нем всегда были различные веревочки, шнурки, осколки зеркал. На ногах были сплетённые из конского волоса бродни, позволявшие быть бесшумным.

За этот набор и прозвали его «Таежным шаманом». Но ничего случайного в такой экипировке не было. Раньше при помощи таких приспособлений Семен обманывал зверей, теперь — нелюдей на двух ногах.

Он умел маскироваться так, что не только немцы, но даже свои не могли его обнаружить. Вот к примеру, поле пшеницы, в котором ждет свое часа снайпер. Или «валун», который на самом деле не валун. Или «пень», который внезапно начинает стрелять и валит зазевавшегося немецкого офицера наповал. А в конце войны, уже в Германии, Номоконов как-то замаскировался под… трубу сгоревшего здания.

Иногда на позиции он представал с повязкой на глазу, словно пират. Назначение у повязки было исключительно практическим. У снайпера сильнее устает глаз, который в течение долгого времени бывает зажмурен. Но если закрыть его темной повязкой, становится легче.

Появление легенды

Большая слава о нем прошла в конце 1941 года, когда на Валдайских высотах он застрелил восьмерых немецких разведчиков, чем спас раненого командира.

Именно благодаря этому случаю Семен Данилович был зачислен во взвод снайперов лейтенанта Репина Ивана. Газета Северо-Западного фронта «За Родину» в декабре 1941 года опубликовала сообщение, что С. Д. Номоконов из Забайкалья ликвидировал 76 немцев. Но это были только официальные данные. Тунгусский снайпер являлся довольно скромным человеком. Историю о его подвиге слушали с пристрастием, не слишком доверяя показаниям невысокого бойца-снайпера. Недоверие сильно ранило его душу. Это принудило его уничтожать вражеских солдат и офицеров, не прибегая с строгой отчетности. Номоконов решил сообщать только о достоверных случаях. По сведениям капитана Болдырева, начальника штаба 695 стрелкового полка, С. Д. Номоконов за годы войны убил 360 фашистских солдат. О его меткости узнали и гитлеровцы, которые вели постоянную минометную и артиллерийскую охоту на Семена Даниловича. Однако советский снайпер тщательно выбирал свои позиции. Номоконов всегда придерживался правила, что цель может появиться в любой момент. Всегда нужно быть готовым укрыться и застыть на месте, собраться в комок. В такой ситуации голову следовало держать низко и «ворочать» только глазами. Снайпер мог поразить цель с 300–500 метров, а рекордным расстоянием, с которого он уничтожил цель, было 1000 метров. Номоконов в годы войны носил охотничью экипировку, поэтому на задании часто пользовался различными шнурками, веревочками, осколками зеркала, рогульками. Для бесшумного передвижения в нужный момент стрелок использовал бродни, сплетенные из конского волоса. В 1942 году на боевые позиции снайпер выходил уже с винтовкой с оптическим прицелом.

В апреле 1942 года на фронт прибыла читинская делегация во главе с секретарем обкома ВКП(б) Вороновым Г. И. В подарок прославившемуся земляку они преподнесли именные часы.

Согласно официальным сведениям, за годы войны Семен Данилович Номоконов ликвидировал 367 врагов, в числе которых были и немцы, и японцы. На своей трубке убитых противников он отмечал точками (солдаты) и крестиками (офицеры). Свое мастерство точного выстрела передавал молодому поколению, работая инструктором по стрельбе, снайперскому искусству научил более 150 солдат. Выдающимся учеником С. Д. Номоконова стал его земляк Т. С. Санжиев, который смог уничтожить 186 вражеских офицеров и солдат. За время службы Номоконов был неоднократно ранен, но избежал немецкого плена. Дважды был контужен и 8 раз перенес ранения, но не оставил службу. Неоднократно вражеская артиллерия открывала шквальный огонь, предпринимался минометный обстрел территории, где предположительно мог находиться советский стрелок. Фашисты таким образом пытались уничтожить Номоконова.

Став снайпером, Семен Данилович должен был вести учет уничтоженных офицеров и солдат противника. Трубка, которая всегда была при нем, стала своего рода свидетельством его боевых успехов.

Боевой путь знаменитый снайпер прошел от Валдайских высот и Карельского перешейка до Восточной Пруссии. Воевать также пришлось на Украине, в Литве, а во время советско-японской войны – в Маньчжурии. Службу проходил на 5 фронтах, 2 дивизиях и 6 полках. Наводил страх и ужас на вражеских захватчиков, почему получил прозвище «Таежный шаман».

Опытный охотник объявил гитлеровцам «дайн-тулугуй», что в переводе с его родного языка означало «беспощадная война». Он вышел победителем из всех снайперских дуэлей. Спустя много лет достижения выдающегося стрелка вдохновят режиссеров на создание кинокартины «Снайпер 2. Тунгус».

Снайпер «сибирский шаман»

Маленький, очень стесняющийся тунгус, никак не мог объяснить, как ему удается так метко стрелять? Не очень верили его докладам, что столько убил фашистов. Недоверие обижало Семена. Все хотели удостовериться в его способностях.

А он не ради славы бил фашистов. Переживал, что они в тайгу придут. Зверю жить негде будет. Поэтому стал записывать только тех гитлеровцев, чья смерть была подтверждена. Говорят, что он уничтожил 360 солдат вермахта.

Семен Номоконов – тунгус из Забайкалья – стал известен врагам. Они открыли минометную охоту на него. Он же умело уходил с позиции от стрельбы в течении минуты. Так что минометы стреляли туда, где его уже не было. За время войны снайпер был ранен девять раз. Но фашистам он не достался.

«ТРУБКА СМЕРТИ»

Всего на боевом счету Семена Даниловича было 368 врагов, что подтверждали данные разведки и свидетели: 360 фашистов и 8 японцев из Квантунской армии! Но сам Номоконов отмечал количество уничтоженных им супостатов на своей курительной трубке, выжигая на ней точки (солдаты) и крестики (офицеры). Со временем она стала настоящим талисманом снайпера, и он всегда носил ее с собой. Однажды минометным огнем его ранило, а трубку разнес в дребезги осколок. Узнав об этом, командующий фронтом прислал ему другую – из слоновой кости.

Службу Семен Данилович Номоконов закончил на Большом Хингане бойцом Забайкальского фронта. Был награжден орденами Ленина, Красного Знамени и двумя – Красной Звезды, а также множеством боевых медалей.

Современники долгое время недоумевали, почему бойцу с такими боевыми достижениями не вручили Звезду Героя. Ведь даже именитые Герои Советского Союза из числа снайперов существенно недотягивали до его результатов. Например, на счету у Людмилы Павличенко было 309 гитлеровцев, а у Василия Зайцева – 242.

Наверняка сам герой ответил бы на это, что главное – громить врага, а не получать награды. К тому же Семен Номоконов был чрезвычайно скромным человеком. Да и с таким количеством ранений и контузий он не вылезал из госпиталей, после которых отправлялся туда, куда его назначали. В результате он за время войны сменил шесть полков, две дивизии и пять фронтов. Какой командир направит на вновь прибывшего бойца представление к Звезде Героя? Но даже если бы его и представляли к высшей награде, документы могли бы просто затеряться.

Самое удивительное, что Семен Данилович был настолько популярен в армии и ему так доверяли, что после победы над Японией и демобилизации его отпустили к себе домой (по его же просьбе) одного, подарив лошадь, новенький бинокль, снайперскую винтовку и дав разрешение на пересечение границы. Так он и добрался из Монголии в родной Шилкинский район Забайкалья, проехав сотни километров на гужевом транспорте – в повозке собственного изготовления.

После войны Номоконов трудился плотником в родном совхозе. Позже переехал в Бурятию к сыну и невестке. С супругой Марфой Васильевной у них было девять детей и полтора десятка внуков. И, конечно же, ему приходили тысячи писем от простых людей.

Однажды фронтовику написала женщина из Западной Германии, которая спрашивала его: «Не отмечали ли вы на вашей трубке смерть моего сына, Густава Эрлиха? И молились ли вы когда-нибудь о своих жертвах?»

Семен Данилович ответил просто и прямо: «Вполне возможно, что на моей трубке была отметка и о вашем сыне, я не запомнил всех грабителей и убийц, которые пришли к нам с войной, и фашистских гадов, которых я беспощадно уничтожал. Но если бы вы своими глазами увидели то, что натворили у нас ваши сыновья, вы бы их прокляли».

Виталий Карюков.

НАШИ ЛЮДИ

Алена Полынь
Другое

парапсихолог, Председатель Союза ИСВ, Председатель ассоциации АСМ

Ylvis
Другое

комедийный норвежский дуэт из Бергена, состоящий из братьев Борда и Вегарда Илвисокера

XP Voodoo
Другое

один из родоначальников российского клубного, техно- и рейв движения

Wretch 32
Другое

английский репер и бывший грайм-мс из Тоттенэма, где он вырос сыном местного рэгги диджея

Wisin & Yandel
Другое

Хуан Луис Морера Луна и Льяндель Вегильa Малаве Саласар , взявшие себе творческие псевдонимы Wisin и Yandel

Timbuktu
Другое

«https://ru

TheHill88
Другое

YouTube-знаменитость, известная под ником TheHill88

The Doodler
Другое

Меткость охотников-хамниган

Пожалуй, одной из главных причин, почему С. Д. Номоконов стал таким легендарным снайпером, является его происхождение. Семён Данилович родился в семье потомственных охотников, принадлежавших к малочисленной этнической группе хамниган. Причем, когда легендарного снайпера называют тунгусом, в этом нет никакой ошибки. Дело в том, что большинство современных ученых относят хамниган к эвенкам, а тунгусы – это устаревшее название данного народа.

Малочисленный субэтнос, представителем которого был С. Д. Номоконов, имеет смешанное происхождение. Эвенки, буряты, монголы, баргуты, дауры – эти народы считаются наиболее близкими к хамниганам.

Большинство специалистов называют их эвенками, подвергшимися значительной ассимиляции со стороны бурятов. Хотя известный ученый-этнограф Дашинима Дамдинов, сам происходящий из рода ононских хамниган, в научных работах отстаивает бурятскую версию происхождения своего народа.

Долгое время охота была их единственным занятием и способом выживания в суровых условиях тайги. Мальчики-хамниганы с семи лет учились стрелять. Сначала это были луки, а с XIX века – охотничьи ружья. Шкурки пушного зверя обменивали у торговцев на все: еду, одежду, предметы домашнего обихода. Порой группы мужчин-охотников уходили в тайгу на месяц-два. Они сражались с дикими зверями, умели ориентироваться в лесной чаще.

Меткие стрелки всегда пользовались уважением в их среде. Например, в своей научной статье «Закаменские (армакские) хамниганы» Д. Г. Дамдинов упоминает знаменитого охотника Шагжи Сосорова, с которым этнограф познакомился в ходе научных исследований 1965-1967 годов. Ученого заинтересовала родословная всеми уважаемого человека. Д. Г. Дамдинов написал о нем: «…непревзойденный по меткости стрельбы и прославившийся в своем районе как Мэргэн Шагжи».

Кстати, прозвище «Мэргэн» так и переводится: «меткий стрелок, снайпер».

«Точки» и «крестики»

Та самая трубка Семена Номоконова, с которой он не расставался и попал на снимок с генералом Берзариным, была не только курительным прибором, но и «журналом боевых действий». На ней снайпер выжигал знаки — «точки» за убитых солдат, «крестики» — за уничтоженных офицеров.

Он объяснял — за такую «статистику» на прикладе винтовки можно получить и нагоняй от командования. А трубка — предмет личного пользования, так что точки и крестики на ней устав не нарушают.

22 июня 1942 года помощник командира взвода 529 стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии старший сержант Номоконов был награжден орденом Ленина. В представлении к награде говорилось: «Положив начало снайперскому движению в дивизии, с 12 марта 1942 года уничтожил 151 немецких солдат и офицеров, а подготовленные им ротные снайпера уничтожили 153 солдата».

Немцы предпринимали попытки ликвидировать «Таежного шамана», имя которого попадало не только в газеты, но и в сводки Совинформбюро.

26 июня 1942 года под Старой Руссой гитлеровцы убили ученика и друга Номоконова Тогона Санжиева. Бойца, на личном счету которого было 186 фашистов, сразил вражеский снайпер. Ранен был и сам Номоконов. Несмотря на это, он вынес тело друга с поля боя. А спустя несколько дней «Таежный шаман» выследил гитлеровского снайпера и уничтожил его.

Семен Номоконов и Тогон Санжиев из Бурятии. Санжиев погиб в 1942 году в дуэли снайперов у города Старая Русса. Фото: РИА Новости/ Петр Бернштейн

Подвиг

Семен Данилович был человеком скромным и молчаливым. Поэтому о его стрелковом таланте сослуживцы узнали далеко не сразу. Поначалу мужчину определили на полевую кухню, потом в санитарный взвод, затем к саперам. Везде неторопливый и погруженный в себя тунгус был на подхвате, серьезную и ответственную работу ему не доверяли. А хлеб порезать, костыли построгать — это пожалуйста.

О меткости мужчины узнали по чистой случайности, но, проверив умение таежного охотника управляться с винтовкой, сразу определили в снайперский взвод. Уже в декабре 1941-го о забайкальце впервые написали в газете, сообщив, что тот уничтожил 76 противников, один из которых носил звание генерала. Год от года эти цифры множились, а о Номоконове продолжали публиковать статьи во фронтовой периодике.

Мужчина продолжал совершенствовать снайперское мастерство, для которого одной только меткой стрельбы недостаточно: нужно еще терпеливо переносить часовые ожидания, становясь невидимым, забывать о снеге и дожде, сливаясь в единое целое с местом засады. О дальнострельности Семена ходили легенды: тот без промаха попадал в цель с дистанции 500 м. Случалось, противник находился от него на расстоянии в километр, но и это не оставляло врагу шансов на жизнь.

Сибирский шаман-снайпер Семен Номоконов

К концу военной службы на счету Таежного Шамана числилось 368 немцев, которых тот уничтожил прицельными ударами из трехлинейной винтовки Мосина. Собственному умению Номоконов обучал молодых бойцов, в числе которых оказался Тогон Санжиев — прославленный бурятский снайпер, ставший причиной смерти 168 врагов.

Несмотря на внушительность подвига, Семен Данилович не стал Героем Советского Союза. Золотая звезда не нашла адресата, который прошел через 5 фронтов, 2 дивизии и 6 полков. Бюрократическая машина просто не могла уследить за стремительно перемещающимся между частями снайпером, чтобы отметить его офицерскими званиями и высокими наградами. А скромный Номоконов молча следовал туда, куда посылали, и продолжал делать свое дело. Война закончилась для мужчины в Большом Хингане, откуда тот отправился домой, чтобы продолжать неприметную жизнь плотника в родном селе.

ГЛАЗ КОРШУНА

В родословной Семена Даниловича, родившегося в забайкальской тайге, действительно были шаманы, ведь по национальности он был эвенком, точнее – шилкинским (по названию района) хамниганом. За меткость соплеменники назвали его, потомственного охотника, Глазом Коршуна. С семи лет он промышлял зверя в тайге, а в пятнадцать крестился, после чего и получил имя Семен.

С образованием колхозов он стал плотником в коммуне «Заря новой жизни» (а затем и в совхозе), но охоту не бросил. А после начала войны вступил в Красную армию добровольцем.

Правда, на первое время его определили в запасной полк. Да и на фронте, куда он попал осенью 1941 года, место Номоконову поначалу нашлось лишь в санчасти. Ведь Семену Даниловичу шел на тот момент уже 42-й год!

А в снайперы он попал совершенно случайно. Как всегда, после сражения его похоронная команда собирала раненых с поля боя. Вдруг своим острым зрением Номоконов заметил фашиста, готового выстрелить по бойцам.

Мгновенно среагировав, Семен схватил винтовку раненого красноармейца и, что называется, слету сразил врага. Именно после этого случая охотника сразу же определили в снайперский взвод. Только за месяц службы Номоконов уничтожил 76 солдат и офицеров противника, и даже генерала.

Произошло это на валдайском направлении. Семен Данилович вышел на очередную охоту, замаскировавшись на нейтральной полосе, и стал наблюдать за окопами противника, находящимися на расстоянии более километра от его позиции.

В какой-то момент его внимание привлекло обилие высокопоставленных офицеров вермахта, сновавших туда-сюда по передовой. Интуитивно Номоконов почувствовал, что это неспроста, и не прогадал

Вскоре в центре свиты появилась важная шишка – снайпер понял это по тому, что все внимание штабных было обращено к этому немцу в одежде с мехами. Тянуть дальше не было смысла, и Семен, выстрелив, «прищучил» фрица

Уязвленные гитлеровцы устроили настоящий артиллерийский шквал, пытаясь уничтожить снайпера. В ту же ночь наши разведчики притащили языка-офицера, который признался, что Номоконов застрелил нацистского генерала, присланного из ставки Гитлера для инспекции и подробного изучения обстановки на передовой.

А русского снайпера, по словам пленного, «хитрого, как лиса, и жестокого, как Чингисхан», на этом участке фронта хорошо знают в гитлеровских окопах и давно уже нарекли сибирским шаманом и колдуном, который курит «трубку смерти». И каждый немецкий солдат мечтает подкараулить его и убить, чтобы получить отпуск домой и огромную премию, которую назначило за голову Семена нацистское командование.

Личная жизнь

Женился Семен совсем молодым: 19 лет было охотнику, когда тот привел в дом молодую супругу. Женщина родила ему 5 сыновей и дочку, но нежданно семью постигло горе: в то время как Номоконов ходил по тайге и добывал дичь, жена с детьми заболели скарлатиной. В живых остался только сын Володя, и пришлось охотнику начинать личную жизнь с чистого листа.

Трубка Семена Номоконова

Вторая супруга, Марфа Васильевна, родила мужу сыновей Прокопия, Ивана, Михаила, Василия, Юрия. Также появились на свет 2 дочки: Люба и Зоя. Поднимать детей Марфе пришлось почти в одиночку, когда 40-летний супруг ушел на фронт. За старшего остался первенец Владимир, который и в совхозе работал, и за братьями-сестрами приглядывал. Но к концу войны Володю призвали в армию. Он дошел до Берлина и заработал ордена и медали. Как и отец, сын стал снайпером.

Дети Номоконова подарили родителям 30 внуков. Так что семья у героя войны была большая и дружная.

Боевые награды

За боевые заслуги Семен Данилович неоднократно удостаивался государственных наград: орденов и медалей, а также ценных вещей.

Первую награду – орден им. В. И. Ленина – за уничтожение 151 гитлеровца и подготовку 16 снайперов Номоконов С. Д., находившийся в звании старшего сержанта, получил в июне 1942 года. За ликвидацию более 250 вражеских солдат и офицеров в декабре 1943 года советский снайпер был удостоен ордена Красной Звезды.

221-я стрелковая дивизия 34 стрелкового корпуса 34 армии стала последним местом службы Номоконова С. Д. В марте 1945 года его наградили орденом Красного Знамени за подготовку 99 снайперов и ликвидацию 294 немецких солдат и офицеров.

Факты о легендарном снайпере

До 1931 года использовалось название «тунгусы», после чего общепринятым этнонимом стали «эвенки». По официальным документам, Номоконов С. Д. значился как «тунгус из рода хамнеганов», поэтому земляком его считают и буряты, и эвенки. “Хамнеган” на русский язык переводится как «лесной человек».

Семен Данилович начал учиться читать в возрасте 32 лет, вместе с сыном Владимиром.

В годы войны Номоконов Владимир также был снайпером, уничтожил около 50 гитлеровцев. Отец и сын воевали на соседних участках фронта, однако их встреча состоялась лишь после окончания войны.

Знаменитая винтовка Семена Даниловича находится в музее истории войск ордена им. В. И. Ленина Сибирского военного округа.

Подвиги участников Великой Отечественной войны продолжают привлекать внимание исследователей. Многие из них явились прототипами героев военных кинолент

Не стал исключением и Номоконов Семен Данилович. Биография его была положена в основу фильма «Снайпер 2. Тунгус». События также разворачиваются в годы Великой Отечественной войны, в 1943 году, и рассказывают о буднях военного времени, трудностях выполнения боевых заданий и самопожертвовании.

Номоконов в подарок часто получал трубки. Например, командующий фронтом, которому стало известно о снайперских дуэлях Номоконова, лично подарил ему трубку, изготовленную из слоновой кости. В настоящее время одна из них передана на хранение в московский музей, другая – в читинский, третья – в ачинский.

Комментировать
0