fbpx
No Image

Падение белого крыма: 100 лет финальной битве гражданской войны на юге россии и последнему крупному кавалерийскому сражению в мировой истории

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Без пощады

Это было сказано 15 ноября, а 26 большевики напали на махновское командование и войска в Крыму. Повод – анархисты якобы готовили восстание против советской власти. Махно, кроме того, обвинялся в том, что отказался идти на Кавказский фронт, собирал крестьян, готовя армию против советского правительства, и, вместо того чтобы воевать в Крыму с Врангелем, воевал в тылу с Красной армией.

В Симферополе Каретников был вызван советским командованием под предлогом военного совещания и по дороге убит. Начальник полевого штаба Гавриленко, члены штаба и некоторые командиры получили приказ прибыть для обсуждения оперативных дел армии и сразу же расстреляны. Штаб группы (40 человек) блокировали в Симферополе и полностью уничтожили. Фрунзе имел на руках телеграмму Ленина: «Всех анархистов арестовать, обвинив их в контрреволюционных преступлениях!»

Махновцы оказались зажаты в Крыму. Выход за пределы полуострова был отрезан. Командование повстанцами принял начальник кавалерии Марченко. Его части снялись с позиций у Евпатории и начали движение на север. Некоторые красные части, не желая воевать против боевых товарищей, которых они уважали за храбрость и силу духа, не только расступались перед ними, но и переходили на их сторону. Так, 28 ноября к махновцам присоединилась группа красноармейцев из 155-й дивизии, их соратников по переходу через Сиваш и боям на Литовском полуострове. Но на плечах повстанцев висели латышские части и красные курсанты. От них не было пощады никому. 

Автор идеи

Имя Нестора Махно в годы Гражданской войны было поистине легендарным. Не менее легендарным стало имя ближайшего его соратника Семёна Каретникова. Бывший крестьянин, партизан и анархист оказался одним из самых талантливых командиров, противостоявших Белой гвардии, имевший «выдающийся военный талант».  Немногословный,  собранный и основательный, он стал прекрасным заместителем вождя анархистов. Именно ему принадлежит идея манёвренной партизанской войны, столь успешно применявшаяся анархистами.

Он возглавлял специальную комиссию, через которую проходили пленные красноармейцы, и не одному из них крестьянская рассудительность Каретникова спасла жизнь. 25 октября 1920 года именно в его руки Махно передал руководство повстанческой армией, когда после заключения очередного соглашения с большевиками его армия пошла на Крым. В первых же боях была разбита большая группа врангелевцев, взято в плен около 4000 солдат. А в начале ноября махновцы вместе с красными войсками уже под Перекопом. 29 октября, продавив оборону марковской дивизии, группа Каретникова заняла Мелитополь. 

Культпросвет Крымской группы проводил идеи анархизма, распространяя листовки, устраивая собрания и митинги. Никто из махновцев, в том числе и сам Каретников, не верил в продолжительность и прочность соглашения с большевиками

Боевая задача ставилась жёстко: «Овладеть Крымским полуостровом атакой, открытой силой, не останавливаясь перед жертвами…» Плоский длиной 30 км перешеек, последние 7 км перед Турецким валом простреливались артиллерией. Огневая мощь укреплений дополнялась орудиями Черноморского флота, обстреливавшего наступающих с моря. 

Перекопская операция: разгром армии Врангеля

Герой В.С. Высоцкого в фильме «Служили два товарища», врангелевский офицер, описывая план этой операции, выразился так: «Ладно, я сошел с ума, а если большевики тоже?». План захвата Крыма действительно был немыслим с точки зрения классической военной науки, но убежденные люди осуществили его, не задумываясь.

8 ноября В.К. Блюхер начал атаку на перекопские укрепления

Его действия полностью завладели вниманием обороняющихся. Ночью того же дня две красные дивизии – около 6 тыс

человек – двинулись вброд через залив Сиваш. Он мелок, человек среднего роста может перейти его, не погружаясь с головой. Среди местных нашлись проводники. Но дно в Сиваше илистое, топкое – это существенно затрудняло передвижение.

Все найденные плавсредства – рыбачьи лодки, плоты, даже ворота – использовались исключительно для транспортировки боеприпасов. Ноябрь, даже в Крыму, – не лучшее время для купания. Люди шли по грудь и горло в воде по топкому дну «Гнилого моря». Если кто проваливался – тонули молча, без всплесков и криков о помощи. Одежда на бойцах обмерзала.

Но они прошли и утром 9 ноября 1920 года врангелевцы столкнулись с необходимостью сражаться на два фронта. Через два дня Блюхер прорвал оборону Перекопа, а в прорыв подоспели маневренные отряды батьки Махно. Красноармейцы стремительно занимала новые территории, а Врангелю оставалось только позаботиться об эвакуации максимального количества своих сторонников.

К его чести, он сделал все, что мог, но немногочисленные суда не забрали всех. Переполненные транспорты уходили под французским флагом в Константинополь. Туда же затем отправился и сам Врангель. Значительную часть оставшихся врангелевцев расстреляли после взятия Крыма. Все завершилось до конца месяца.

Оболганный герой или несостоявшийся махновец

Борис Думенко — 30-летний иногородний крестьянин из хутора Казачий Хомутец Сальского округа Области Войска Донского в 1918 году стал организатором конных партизанских отрядов на Дону и Маныче, из которых впоследствии была сформирована 4-я кавалерийская дивизия, которая стала основной ударной силой 1-й Конной армии. В 1918-1919 годах во время битвы за Царицын (ныне – Волгоград) Думенко был первым начдивом 4-й кавдивизии. Затем он пошёл на повышение, став помощником начальника штаба 10-й армии по кавалерии, а дивизию принял его соратник Будённый. Думенко же в мае 1919 года выдвинул инициативу формирования первого в составе РККА конного корпуса из 4-й и 6-й кавдивизий. Он же должен был встать во главе этого кавалерийского объединения (впоследствии преобразованного в 1-ю Конную армию), но в одном из боёв с белогвардейцами на реке Сал Думенко был тяжело ранен и на несколько месяцев выбыл из строя. Вся работа по организации Конкорпуса, а затем Конармии, равно как и вся её слава досталась Будённому. Думенко же после излечения в сентябре 1919 года занялся организацией Конно-Сводного корпуса в составе 10-й красной армии. Для этого он объединил в составе одного оперативного объединения Отдельную кавалерийскую бригаду Дмитрия Жлобы и две кавбригады 37-й и 38-й стрелковых дивизий, укомплектованные казаками и крестьянами – добровольцами из Донской области и Астраханской губернии.

Командир Конно-Сводного корпуса Борис ДуменкоБоевое крещение Конно-Сводный корпус Думенко принял в октябре 1919 года под Царицыным. В ходе общего наступления войск Южного и Юго-Восточного фронтов Красной Армии в ноябре 1919 – начале января 1920 гг. конница Думенко нанесла поражение Донской армии ВСЮР и взяла Богучар, Миллерово, Каменскую, Лихую и столицу донского казачества Новочеркасск.

Вскоре после взятия Новочеркасска и выхода к Дону у конницы Думенко и у самого комкора начались серьёзные неприятности. С одной стороны, они были связаны с рядом военных неудач (во второй половине января и начале февраля 1920 года и 1-я Конная армия Будённого, и Конно-Сводный корпус Думенко понесли очень тяжёлые потери в сражениях с белыми казаками на левом берегу Дона и Маныче). С другой стороны, оставляло желать лучшего морально-политическое состояние личного состава.

Ранее News Front уже подробно писал о том, что представляла собой в этом отношении 1-я Конная армия. Примерно те же самые проблемы имели место и в корпусе Думенко. Правда, если в 1-й Конной Будённый находился под дружеской опекой со стороны членов Реввоенсовета армии, опытных большевиков с дореволюционным стажем Климента Ворошилова и Ефима Щаденко, то в корпусе Думенко между комсоставом и политработниками сложились весьма натянутые отношения. Последние устроили настоящую травлю комкора и членов его штаба, которая заключалась в написании доносов, где Думенко и его соратники обвинялись в партизанщине, контрреволюционности, нелюбви к коммунистам и комиссарам, грабежах, пьяных кутежах и бессудных расстрелах пленных.

Так, военный комиссар 2-й Горской кавбригады Конно-Сводного корпуса Георгий Пескарёв 9 декабря 1919 года писал члену РВС 10-й армии Михайлову о том, что Думенко якобы сорвал с груди орден Красного Знамени и бросил в угол со словами «не надо мне его от жида Троцкого, с которым мне всё равно придётся воевать» (Материалы следственного дела Думенко. ГАРФ. Ф. Р-1005. Оп.8. Д.7. Л.407 – прим. автора). Впоследствии, Пескарёв, правда, признал, что не был свидетелем этой истории, а якобы слышал её с чужих слов. Военком корпуса Ананьин в одном из донесений назвал Думенко «мелкобуржуазным выродком с больным самолюбием, мелким тщеславием, склонным к идеалам эсеровского народоправства» (ГАРФ. Ф. Р-1005. Оп.8. Д.7. Л.647). Член Реввоенсовета 9-й армии (которой некоторое время был подчинён Конно-Сводный корпус – прим. автора) Анисимов в письме своему соратнику Белобородову (один из организаторов расстрела царской семьи в 1918 г. – прим. автора) 11 января 1920 г. сравнил Думенко с Нестором Махно и предложил его как можно скорее арестовать (ГАРФ. Ф. Р-1005. Оп.8. Д.7. Л.13).

Боевые действия

Армия Врангеля состояла из Штаба и 5 корпусов. Ее численность к началу лета 1920 года достигла 25 тысяч человек.

Врангель, возглавив ВСЮР, приложил все усилия для возрождения Белого движения. Он активно боролся с разложением личного состава и мародерством, реорганизовал правительство и провел реформы в Крыму, сотрудничал с Францией. Энергичность Врангеля вселяла надежду на успех белых на юге.

В июне Русской армии удалось не только отбить атаки красных, но и вырваться из Крыма. Летом белые заняли земли Северной Таврии, необходимые для пополнения провизии, и двинулись в сторону Донбасса. Русскую армию поддерживали части «Армии возрождения России», а также некоторые отряды зеленых и петлюровцы.

Однако уже в августе успешное наступление армии Врангеля было приостановлено. Белые проиграли под Каховкой, а их попытка высадить десант на Кубани закончилась неудачей.

В начале осени 1920 года белогвардейцы начали последнюю крупную наступательную операцию, в ходе которой был освобожден Мариуполь. Но уже через несколько недель ситуация на фронте стала складывать не в пользу Врангеля.

В этот же период красные пытались атаковать Каховский плацдарм, но неудачно. Фрунзе, воспользовавшись временной передышкой, стянул резервы и с их помощью отбросил белых на Перекопский перешеек. Русская армия отчаянно защищала «вход» в Крым, но 9 ноября 10-тысячный отряд красных прорвал оборону.

В течение нескольких дней на севере Крыма продолжались кровопролитные бои, после чего белые отступили в портовые города (Керчь, Севастополь, Ялта и Феодосия). 13-16 ноября Русская армия была эвакуирована под прикрытием французских и английских кораблей. Красные, получившие ультиматум от иностранных государств, не мешали эвакуации.

Интрига, обезглавившая красную конницу

А теперь самое интересное: одним из главных доносчиков на Думенко был командир 1-й Партизанской кавбригады Дмитрий Жлоба, который рассчитывал в случае смещения комкора занять его место. Повод для расправы над Думенко вскоре был найден. В январе 1920 года в корпус прибыл новый военком Микеладзе. В отличие от своего предшественника Ананьина, который был в числе организаторов травли Думенко, Микеладзе быстро сошёлся со строптивым комкором. Между ними установились рабочие, даже дружеские отношения. Новый военком игнорировал доносы на Думенко и сдерживал его партизанские выходки, которые недругами комкора трактовались как проявление контрреволюционности. Однако в ночь со 2 на 3 февраля 1920 года Микеладзе был найден убитым. Созданная Реввоенсоветом 9-й армии Чрезвычайная следственная комиссия, состоявшая из давних недругов Думенко, однозначно пришла к выводу о том, что убийство Микеладзе совершено по указанию комкора.

В то же время своего апогея достигает конфликт между Думенко и Жлобой. 18 февраля последний был отстранён от командования бригадой за невыполнение приказа и панические настроения. Сдав бригаду своему заместителю, Жлоба немедленно отправился с жалобой на Думенко в РВС 9-й армии, где уже готовилась целая спецоперация по отстранению Думенко.

Дмитрий Жлоба

Удивительно, но факт! Пока Конно-Сводный корпус вёл тяжёлые бои с наступавшими на Новочеркасск деникинцами, которые в 20-х числах февраля нанесли свой последний мощный удар и даже на несколько дней отбили Ростов-на-Дону, коммунистические работники в штабе 9-й армии планировали, как лучше арестовать одного из лучших командиров красной конницы и его ближайших соратников по надуманному обвинению. Они реально боялись того, что души не чаявшие в Думенко кавалеристы могут поднять восстание. В ночь с 23 на 24 февраля 1920 года, когда наступление белых было отражено, Думенко был арестован и предан суду Реввоентрибунала Кавказского фронта. Свидетельские показания в пользу обвинения дали и его бывшие соратники по событиям 1918-1919 годов — нынешние члены Реввоенсовета 1-й Конной Будённый, Ворошилов и Щаденко, которые испытывали негативное отношение к славе Думенко. В результате Думенко и четверо членов его штаба были приговорены к смертной казни и 11 мая 1920 года расстреляны.

Ну а командование Конно-Сводным корпусом принял недруг и клеветник Думенко Дмитрий Жлоба. В марте 1920 года корпус Жлобы принял участие в операции по разгрому Вооружённых сил Юга России генерала А.И. Деникина на Северном Кавказе. В апреле-мае 1920 года он находился на переформировании и пополнении в районе Ставрополя, а к 25 июня 1920 года по решению Главного командования РККА был сосредоточен в районе Цареконстантиновки для нанесения удара по прорвавшимся из Крыма врангелевцам.

Другие статьи номера

Почтальон — не продавец

БАЛАХНИНСКИЙ городской суд Нижегородской области рассмотрел дело по иску
прокуратуры, который был заявлен в защиту прав почтальонов местного
почтамта. Об этом проинформировала пресс-служба судов общей юрисдикции
региона. Представитель надзорного органа попросил суд исключить из
должностной инструкции почтальонов обязанность по реализации продуктов.

Подозрительная пекарня


В редакцию информационного ресурса Вашгород.ру обратились жители села Красное Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области с жалобой на работу местной пекарни, которая располагается по адресу: ул. 40 лет Октября, д. 44.

Ковид-«ждун»

«СПРОС рождает предложение», подумали некоторые жители Магнитогорска
Челябинской области и в ответ на жалобы жителей на большие очереди в
местных поликлиниках стали размещать объявления в интернете с
предложениями за определённую плату «отсидеть» очередь.

Продукты — швах, а цены — космические

УЧАЩИМСЯ младших классов двух школ в Питкярантском районе Республики
Карелия дали на обед гнилые яблоки. Согласно меню, размещённому в
столовой одного из образовательных учреждений, фрукт стоит почти 11
рублей. Фотографии «полезного» перекуса и прейскуранта опубликовал
паблик «Нетипичная Питкяранта».

Не пора ли власть употребить?

После уборки стихийной свалки в одном из дворов Петрозаводска её устроили вновь на том же месте

ПОСЛЕ ТОГО как поступило обращение о несанкционированной свалке у контейнерной площадки на улице Лисицыной, оператор ООО «АктивПро» в короткие сроки вывез мусор, а МУП «ПетроГИЦ» в рамках муниципального контракта убрал прилегающую территорию, сообщили в мэрии Петрозаводска. Вроде бы навели порядок.

Чтить подвиг борцов за свободу!

В сквере микрорайона МЖК, у памятника Красным партизанам, погибшим в боях за освобождение Читы от белогвардейцев и японских интервентов в апреле 1920 года, состоялась церемония возложения цветов.

Помню молодогвардейца истинно советским

Как рождается настоящий, пожизненный интерес? В этом есть нечто необъяснимое. У меня вот так сложилось: будучи пионеркой, я настолько увлеклась историей комсомольского подполья «Молодая гвардия», что позднее стала знакомиться с родственниками погибших, сотрудничать со школьными молодогвардейскими музеями и писать о них в прессу.

Клерикально-финансовый пакт


Миллионы индийцев отвергают политику, в которой неолиберальные догмы соединились с национализмом. В серии выборов левые силы добились успеха, а ответом на рыночные реформы стали массовые протесты.

Пульс планеты

НЬЮ-ЙОРК. Генеральная Ассамблея ООН поддержала предложение МАГАТЭ
по созданию сети лабораторий для раннего выявления природно-очаговых
инфекций, чтобы помочь подготовиться к пандемиям, с которыми мы
наверняка столкнёмся в будущем.

Вирус прячется в мехах


«Активисты указывают на опасность заражения коронавирусом от норок. В результате меховая промышленность может усложнить разработку вакцины», — пишет немецкая газета «Тагесцайтунг».

Все статьи номера

Победа, едва не ставшая…

Подводя итоги июньского наступления Русской Армии, стоит отметить следующее. В целом, операция по прорыву из Крыма увенчалась успехом. В течение двух недель ожесточённых боёв врангелевцы сумели занять обширные, богатые хлебом и другими видами продовольствия районы Северной Таврии. Так, на александровском (запорожском) направлении белым удалось продвинуться приблизительно на 200 километров. Советской 13-й армии было нанесено тяжёлое поражение. Многие входившие в её состав воинские части понесли тяжелейшие потери. Тем не менее, окружить и полностью уничтожить её белые не смогли. 13-я армия сохранила свою боеспособность и даже готовилась к нанесению контрудара.

Карта сражения

Даже на фоне успешно развивавшегося советского наступления на польском фронте потеря наиболее хлебных южных районов Новороссии и создавшаяся угроза всероссийской кочегарке – Донбассу стала для Советской России очень тяжёлым ударом. Для нейтрализации этой угрозы командование Юго-Западного фронта решает привлечь свою наиболее грозную силу в лице доказавших свою эффективность крупных кавалерийских соединений. Однако 1-я Конная армия Будённого в это время была задействована на польском фронте. Перебросить её в Новороссию не представлялось возможным как по военным, так и по политическим соображениям. Руководство Советской России по-прежнему отдавало приоритет наступлению на Запад, которое по представлению коммунистических идеологов могло разжечь «мировой пожар» революции в Европе. Да и вывод 1-й Конной с польского фронта мог бы свести на нет все ранее достигнутые успехи. Несмотря на поражение под Киевом и отступление на Волынь, поляки были ещё достаточно сильны и способны переломить ход войны (что впоследствии и произошло под Варшавой и Львовом). Поэтому основная задача по окружению и разгрому врангелевской армии в Северной Таврии была поручена «младшему брату» 1-й Конной армии – Конному корпусу Дмитрия Жлобы, имевшему в своём составе почти 6700 сабель при 115 пулемётах и 24 орудиях.

К 25 июня 1920 года Ударная группа Жлобы, в состав которой помимо конного корпуса вошли 40-я стрелковая и 2-я кавалерийская дивизия имени Блинова, сосредоточилась в районе станции Цареконстантиновка (ныне Камыш-Заря в Запорожской области). План красного командования заключался в следующем – силами Ударной группы разгромить действовавший на бердянском направлении Донской казачий корпус генерала Абрамова (около 5300 штыков и сабель) и выйти к Мелитополю, ликвидировав тем самым угрозу наступления белых в Донбасс.

После этого входившие в состав 13-й армии 52-я и Латышская стрелковая дивизии должны были переправиться через Днепр у Каховки и стремительным ударом выйти к Перекопскому и Чонгарскому перешейкам, отрезав основные силы белогвардейской армии от Крыма. Врангель оказался всего в нескольких шагах от убийственного «котла» в таврийских степях.

Однако всё гладко было только на бумаге…

(продолжение следует)

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей , а также Телеграм-канал FRONTовые заметки

Стерненко обиделся на государство, которое «топчет честь и достоинство»

Переход через Сиваш и миф о героическом штурме Турецкого вала

Согласно плану командования Южного фронта, главный удар наносила 6-я армия Августа Корка, которой были приданы 2-я Конная армия Филиппа Миронова и махновская Повстанческая армия Семёна Каретникова. В ночь на 8 ноября махновцы совместно с красноармейцами из 15-й и 52-й стрелковых дивизий по грудь в ледяной воде под огнём противника преодолели несколько километров, отделявших материковую часть Новороссии от Крымского полуострова и выбили слабые заслоны белогвардейской 2-й Кубанской дивизии генерала Михаила Фостикова с Литовского полуострова. В то же время утром 8 ноября 51-я стрелковая дивизия Василия Блюхера после мощной артиллерийской подготовки начала лобовой штурм белогвардейских укреплений на Турецком валу. Две атаки на Турецкий вал были отбиты корниловцами и дроздовцами.

Греков М.Б. Штурм Перекопа (фрагмент диорамы)

Впоследствии, в советской исторической литературе укрепится миф о решающем штурме и героическом взятии Турецкого вала войсками Блюхера в ночь с 8 на 9 ноября 1920 года. Родился он на основании донесений и оперативных сводок штаба 51-й стрелковой дивизии и затем активно поддерживался ветеранами этого соединения. В частности, сам Блюхер писал в статье, посвящённой 15-летию разгрома Врангеля: «Около 200 орудий белых да 400 пулемётов поражали наши части, располагавшие только 90 орудиями… Вновь бросаем изнурённые части на штурм, и около 3 час. 9 ноября неприступный Перекоп пал». В изданной в 1939 году книге бывшего начальника штаба 51сд Датюка «Штурм Перекопа», описанию «ожесточённого боя» «наших доблестных пехотинцев» и «отчаянному сопротивлению офицерских частей» посвящены две с половиной страницы. При этом в ней ни разу (!) не упоминается имя начдива 51-й Блюхера, который в 1938 году был объявлен «врагом народа», арестован и трагически погиб в застенках НКВД. Невозможно найти в ней упоминания и о Корке, Уборевиче, Миронове и других репрессированных красных военачальниках, принимавших участие в операции по взятию Крыма.

Отметим, что опровергается миф о героическом взятии Турецкого вала как советскими, так и белогвардейскими мемуаристами. После того как перешедшие Сиваш махновцы и красноармейцы 15-й и 52-й стрелковых дивизий продвинулись вглубь Литовского полуострова и заняли деревню Караджанай, выйдя в тыл перекопским укреплениям белых, те дождались наступления темноты и поспешно оставили Турецкий вал, отступив на юшуньские позиции. Когда около 2 часов ночи 9 ноября части 51-й стрелковой дивизии пошли на третий приступ Турецкого вала, то им уже никто сопротивления не оказал. «Противник безнаказанно ушёл», — констатировал в написанных год спустя после событий воспоминаниях командующий 6-й армией Корк.

Таким образом, на преодоление «неприступных» перекопских укреплений у красных ушло менее суток. Оставался последний рубеж обороны, за которым открывался путь на главный железнодорожный узел Крыма Джанкой и далее на Евпаторию, Симферополь и Севастополь. Пролегал он в районе села Юшунь (Ишунь). В районе Юшуни разыгралось последнее крупное сражение Гражданской войны на Юге России.

Почему красные не преследовали противника?

Преследование отходящего противника командующий Южным фронтом Михаил Фрунзе возложил на 1-ю и 2-ю Конные армии. При этом армии Будённого, отдыхавшей после тяжёлых боёв в Северной Таврии, было приказано двигаться в направлении на Джанкой – Симферополь – Севастополь. 2-й Конная Миронова должна была преследовать отступающих белых в направлении на Феодосию – Керчь. Основная задача заключалась в том, чтобы уничтожать живую силу противника и не допустить его эвакуации из Крыма.

12 ноября войска 2-й Конной армии выдержали свой последний бой у Джанкоя и станции Курман–Кемельчи (ныне – Урожайная), где были разбиты и пленены остатки двух полков Марковской дивизии.

В то же время организовать преследование противника и помешать его эвакуации из Крыма красная конница не смогла. Советские историки объясняли это усталостью и большими потерями среди частей (это при том, что 2-я Конная находилась в боях за Крым всего лишь два дня, а 1-я Конная вступила на полуостров уже после окончания активных боевых действий и с момента тяжёлых сражений в Северной Таврии имела достаточно времени для отдыха, пополнения и приведения в порядок наиболее потрёпанных частей), а также опасениями, что отступающие белые имитацией поспешного отступления специально хотят заманить красную конницу вглубь полуострова, чтобы там кружить её и уничтожить. Ещё одним фактором называлось «предательское поведение» Повстанческой армии Каретникова, которая занялась грабежами и тем самым внесла дезорганизацию. На наш взгляд, последнее и было главной причиной. Вот только грабежами и дезорганизацией занимались не только махновцы, но и вполне регулярные части Красной Армии, в том числе конармейцы, которые должны были преследовать и громить противника.

Штаб махновцев. В центре — командующий Повстанческой армией Семён Каретников (будет арестован и расстрелян большевиками через две недели после взятия Крыма)

Поспешно отступая, врангелевцы бросали военное имущество, снаряжение, продовольствие, фураж. В оперативной сводке 2-й Конной армии за 12 ноября 1920 года читаем: «Разбитый противник в панике бежит. Дороги устланы обозным имуществом. За день пока выяснено: взято свыше 4000 пленных, до 200 груженых вагонов, 3 восьмидюймовых тракторных орудия, 17 лёгких орудий, большое количество пулемётов и прочая военная добыча». В другом не менее интересном документе находим, что на станции Джанкой конармейцами захвачено аж 4 санитарных поезда с полным оборудованием и медицинским персоналом. А без чего уж точно нельзя обойтись в санитарном поезде? Разумеется, без спирта! А что может быстрее алкоголя превратить и без того слабо дисциплинированных и политически несознательных бойцов в неуправляемую и небоеспособную массу? Как в известном анекдоте про Василия Ивановича Чапаева, когда на захваченной цистерне со спиртом по предложению умного Фурманова написали химическую формулу С2Н5(ОН), чтобы никто из бойцов не догадался, что в ней находится. Наутро весь личный состав дивизии был в стельку пьяным, а на вопрос, как они всё-таки узнали о содержимом цистерны один из бойцов заплетающимся языком ответил: «Мы попробовали, и правда ОН!»

Впрочем, не в одном пьянстве дело. Как писал командарм 2-й Конной Миронов: «Сотни мешков муки, крупы, фуража, ящики с чаем, табаком, мылом и другими товарами обозначали путь отступления на десятки вёрст. Испытывавших постоянные проблемы со снабжением конармейцев такие богатства явно не могли оставить равнодушными, что признавал и сам Миронов. Говоря о взятии частями 2-й Конной армии станции Курман-Кемельчи командарм упоминал о «любителях «барахла» — людях, избегающих опасных моментов, но всегда сопровождающих армию». По его словам, такие лица «создали минутное замешательство в рядах дравшихся бойцов».

13 ноября 2-я Конная армия вступила в Симферополь. На следующий день туда же зашли будёновцы. 14 ноября 21-я кавдивизия 2-й Конной армии вошла в Бахчисарай, а части 1-й Конной и 6-й армий 15 ноября заняли Севастополь. 16 ноября Советская власть была восстановлена в Керчи, а 17 ноября – в Ялте. Крым был полностью очищен от белогвардейцев.

О том же, как происходил исход врангелевской армии из Крыма, последствиях и уроках этой общерусской трагедии, которые, к сожалению, не теряют актуальности и век спустя, несмотря на то, что никого из её участников давно нет в живых, мы расскажем в одной из следующих публикаций.

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей , а также Телеграм-канал FRONTовые заметки

Украинские боевики открыли гранатометный огонь по югу ДНР

Черный барон Белой гвардии

В 1920 г. белое движение в России заметно ослабело. Его международная поддержка почти прекратилась: на западе убедились в нежелании своих солдат воевать с красноармейцами и в популярности большевистских идей и решили, что дистанцироваться от Российского государства будет проще.

Красная армия одерживала одну убедительную победу за другой: неудача в войне с Польшей весенними и летними месяцами 1920 г. ничего принципиально не изменила. Добровольческий отряд генерала Деникина, ранее контролировавший весь юг страны, отступал. В начале 1920 г. его территория фактически ограничивалась Крымским полуостровом. В апреле Деникин ушел в отставку, его место лидера белогвардейцев занял генерал П.Н. Врангель (1878-1928 гг.).

Это был представитель древнего дворянского рода. Среди родственников генерала числились А.С. Пушкин и знаменитый полярный исследователь Ф.П. Врангель. У самого Петра Николаевича было инженерное образование, он участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах, получил заслуженные награды, в том числе Георгиевский крест. Его кандидатура в качестве преемника Деникина единогласно одобрена политическими лидерами белого движения. Прозвищем «черный барон» Врангель обязан любимой одежде – темной казацкой черкеске.

Весной и летом 1920 года барон Врангель предпринял несколько попыток вывести войска из Крыма и расширить свое влияние на Южную Украину. Но бесстрашная оборона красными Каховского плацдарма (потом в СССР пели про Каховку как про «этап большого пути») сорвала эти планы. Он пытался заключить союз с С. Петлюрой, но он в этом году уже не представлял реальной силы.

Последняя атака Врангеля

Апогей сражения пришёлся на 11 ноября 1920 года, когда красные переправили на южный берег Сиваша 2-ю Конную армию Миронова, подчинив ей махновцев Каретникова. Врангель, в свою очередь, бросил в бой последний резерв – Конный корпус генерала Ивана Барбовича. В районе Карповой Балки разыгрался жестокий бой между белой и красной конницей.

Командующий Конным корпусом Русской армии генерал И.Г. Барбович

Накал этого последнего крупного боя русской Гражданской войны и одного из последних кавалерийских сражений в мировой истории описал в поэме «Перекоп» его участник, казачий подъесаул и один из самых известных поэтов Белого движения Николай Туроверов:

…В определённый момент для красных сложилось весьма тяжёлое положение. Возникла угроза прорыва белых к Армянску и выхода в тыл основным силам 6-й армии. Спасли ситуацию махновцы, которые сначала помчались навстречу неприятельской коннице, а затем молниеносно развернувшись на 180 градусов, ударили по белым из 250 пулемётов, установленных на тачанках. Передовые эскадроны корпуса Барбовича были сметены ураганным огнём и начали отступать. К вечеру 11 ноября 2-я Конная и Повстанческая армии заняли станцию Воинка, а части 51-й и Латышской стрелковых дивизий – Юшунь. Юшунские укрепления белых были прорваны. Путь в Крым для красных был открыт.

Несколько менее драматично развивались события при штурме войсками 4-й красной армии Владимира Лазаревича чонгарских укреплений.

В ночь на 11 ноября полки 30-й стрелковой дивизии 4-й армии под огнём неприятельской артиллерии и бронепоездов «Офицер» и «Единая Россия» начали переправу через Чонгарский и Сивашский перешейки. В течение упорного боя, продолжавшегося около суток, советские войска нанесли поражение частям белогвардейского Донского корпуса, заняли Тюп-Джанкойский полуостров и станцию Таганаш (ныне – Солёное Озеро), захватив подбитый и брошенный белыми бронепоезд «Офицер», 8 орудий и множество других трофеев.

Команда белогвардейского бронепоезда «Офицер», 1919 г

Таким образом, вся белогвардейская оборона Крыма рухнула в течение четырёх дней. В соответствии с приказом главнокомандующего Русской армией Петра Врангеля защищавшие перешейки войска начали отход по направлению к крымским портам для погрузки на корабли и эвакуации.

Смели в минуты

Едва ли не решающим моментом Крымской операции стал разгром пулемётным полком Кожина последней надежды Врангеля – кавалерийского корпуса генерала Барбовича. Опубликованные в годы советской власти воспоминания участников Гражданской в Крыму  замалчивают участие в этом бою махновцев. Но постоянно упоминаемые ими 250 пулемётных тачанок, решивших исход сражения, почти точно совпадают с численностью 1-го пулемётного полка Кожина. Кроме того, у красных никогда не было таких пулемётных соединений – изобретения народного умельца Каретникова. Наконец, тактические подробности боя – не что иное, как «приём имитации встречной атаки», – традиционная тактика махновцев.

При столкновении с кавалерией Барбовича у Карповой Балки Каретников поставил за красной конницей Миронова полк Кожина. И, когда до конной лавы белых оставалась тысяча шагов, мироновцы разъехались, подставив её под огонь пулемётного полка. 250 одновременно открывших огонь пулемётов в минуты смели белую кавалерию, а короткая дистанция сделала спасение невозможным. Разгром довершила беспощадная махновская конница. 

Итоги и следствия

Разгром барона Врангеля осенью 1920 года, произошедший на территории Крыма, фактически положил конец массовой Гражданской войне, далее сопротивлялись только басмачи в Средней Азии да атаманы на Дальнем Востоке. Можно сколько угодно жалеть жертв Красного террора, но врангелевская контрразведка с революционерами тоже не церемонилась – такое было время. История последней крупной операции того времени стала заметной вехой в развитии военного искусства. А переход к мирной жизни, пусть и высокой ценой, можно только приветствовать.

Комментировать
0