fbpx
No Image

Казнь русских в чечне

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Роковое интервью

Следующим громким преступлением Лазанской ОПГ стало убийство известного американского журналиста Пола Хлебникова, главного редактора русской редакции журнала Forbes. В 2000 году Хлебников наведался в Баку и взял у Амиева подробное интервью. Польщенный интересом со стороны прессы, авторитет поведал Полу о свой жизни, о деятельности в том числе и в Чечне, о планах на будущее. Публикация своих откровений виделась Амиеву некой исповедью борца за свободу, но вышло иначе: в 2003 году Хлебников выпустил книгу, где крайне негативно отзывался о респонденте, называя того не иначе как «варваром». Такого Амиев стерпеть не мог.

Американский журналист русского происхождения Пол (Павел) Хлебников

9 июля 2004 года Пол выходил из столичного офиса созданного им российского отделения Forbes, как вдруг из припаркованных неподалеку «Жигулей» раздалась автоматная очередь. В журналиста угодили четыре пули. Киллеры пытались добить упавшего на землю Хлебникова контрольным выстрелом в голову, но пуля в итоге прошла по касательной. Истекающего кровью, но находящегося в сознании Пола прибывшие на место медики доставили в больницу, где пытались поднять его в реанимацию, как вдруг лифт застрял. Не дождавшись помощи, Хлебников скончался.

Выйти на предполагаемого заказчика следствию не составило особого труда, и на Амиева была объявлена настоящая охота. Правда, безуспешная: объявленный в международный розыск авторитет, по некоторым данным, покинул Баку и скрылся в Европе. До сих пор достоверно неизвестно, жив ли Амиев. В 2005 году появились слухи, что он погиб вместе с отрядом боевиков, попавших в засаду в горах Дагестана. Однако опознали ли тело Амиева, официально объявлено так и не было.

Стоит заметить, что среди вероятных заказчиков убийства Хлебникова значился и российский олигарх Борис Березовский, про которого журналист в свое время тоже писал с негативным оттенком. Березовский, по некоторым данным, был связан с лазанской группировкой еще с конца 80-х годов. Вскоре из обычных плательщиков дани хитрый бизнесмен вышел в партнеры чеченцев, организовав продажу принадлежавших бандитам автомобилей через подконтрольный ему завод ЛогоВАЗ.

Жесткая иерархия у чеченцев

В постоянном противостоянии со славянскими группировками лазанская ОПГ год за годом продолжала наращивать свое могущество и силу. Секрет, видимо, в том, что внутри ОПГ практически не было конфликтов. Все участники четко знали свое место и беспрекословно подчинялись главарям, как правило, без стремления подсидеть друг друга и совершить «карьерный» скачок в преступной иерархии, чем откровенно грешили славянские группировки.

Занимались чеченцы традиционным рэкетом, постепенно подмяв под себя часть автобизнеса, множество гостиниц и ресторанов. При этом особой территориальности они не придерживались, совершая набеги на фирмы и предприятия, расположенные в разных округах Москвы. Действовали по четко отлаженной схеме: на первую встречу с потенциальными плательщиками приезжали лидеры группировки, которые ставили коммерсантов перед фактом, обозначая сумму и сроки выплат.

Договорились — хорошо. Нет? Тогда бандиты, пожимая плечами, уезжали восвояси, а пару дней спустя у предпринимателей появлялись новые гости — кавказские боевики. Редко кто из бизнесменов оставался невредим после их визита — те, кому удавалось сохранить свою жизнь, считались настоящими счастливчиками. И вскоре в коммерческой среде было усвоено правило: с чеченцами переговоры вести бесполезно. Если нет надежной крыши, лучше сразу согласиться на их условия.

Из всей полученной прибыли бандиты оставляли себе небольшую долю (которой, впрочем, хватало на безбедное существование), а остальное переправляли в страны Европы, где финансовыми операциями занимался эмигрировавший туда на ПМЖ брат Ахмеда Кутаева. Подчиняясь законам криминального мира, лазанские выбрали себе куратора из числа воров в законе — Тенгиза Марианашвили (Тенгиз Старый), но сами при этом воровские законы абсолютно не уважали.

Вор в законе Тенгиз Марианашвили — Тенгиз Старый

К слову, с беспринципностью чеченцев самолично столкнулся и сегодняшний лидер преступного мира России, вор в законе Захарий Калашов (Шакро Молодой), уже в 90-е годы имевший большой вес в криминальной среде. Он попытался было урезонить непокорных чеченцев — но получил от одного из них «перо под ребро». Мстить кавказцам за их поступок никто в итоге не стал.

Подпольная империя

Разгорающийся чеченский конфликт пришелся Амиеву на руку. Он стал сподвижником мятежного «генералиссимуса ЧРИ» Джохара Дудаева, получил за это почетную награду — орден «Честь нации» — и занялся набиравшими в то время популярность мошенничествами с авизо (официальными извещениями об исполнении операции).

Сделать это в то время было проще простого: платежные документы из чеченских банков направлялись прямиком в Москву, где, учитывая то, что республика по-прежнему входила в состав России, они беспрепятственно обналичивались. А вот проверять подлинность бумажных носителей посредством командировки в Чечню никто не рисковал. В итоге было обналичено 485 авизо на сумму больше одного триллиона неденоминированных рублей.

Аслан Масхадов

«Царствование» Амиева продолжалось вплоть до прихода к власти в Чечне Аслана Масхадова, с которым у преступного «генерала» наблюдалась взаимная неприязнь. Амиев спешно отбыл в Азербайджан, где тоже даром времени не терял: на вырученные от афер с авизо и нефтью деньги открыл в Баку собственные предприятия, приумножив свое состояние в несколько раз. К слову, Амиев продолжал оказывать финансовую помощь и незаконным бандформированиям в Чечне, регулярно пересылая туда суммы в 20-25 тысяч долларов США.

Не упускал авторитет из виду и свои московские владения, где по-прежнему крепко держали власть его ставленники. И не только удерживали старые «объекты», но и активно прорабатывали новые. Например, в середине 90-х лазанские тихо проникли в структуру футбольного клуба «Спартак». Деятельность развили бурную: и напиток фирменный стали выпускать, и недвижимость под эгидой марки продавать, и даже планировали организовать сеть «спартаковских» заправок.

Но с последним вышла загвоздка: гендиректором клуба стала бизнесвумен Лариса Нечаева. Осмотревшись на месте и сообразив, что власть чеченцев идет «Спартаку» лишь в минус, Нечаева тут же принялась вставлять палки в колеса лазанским, чем, естественно, вызвала их гнев. Последней каплей стало увольнение ставленника Ахмеда Кутаева (он сам к этому времени уже покинул тюремные застенки и вернулся к преступным делам). Казнь непонятливого директора была назначена на 15 июня 1997 года.

14 июня после победы своего клуба Нечаева с близкой подругой Зоей Рудзате и братом Геннадием Сорокиным решили отметить успех на даче гендиректора в поселке Таратино во Владимирской области. Поскольку прибыли они туда уже ночью, празднование наметили на следующий день — и рано утром поехали в магазин за провизией. В момент, когда груженая продуктами иномарка Нечаевой двинулась в обратный путь, дорогу ей преградил «Москвич» красного цвета.

По свидетельствам единственного выжившего очевидца Геннадия Сорокина, Нечаева о чем-то побеседовала с владельцем автомобиля, а затем, ничего не объясняя подруге и брату, поехала на дачу. Туда же вскоре прибыл и «Москвич», где помимо водителя сидел еще один человек, — оба, как выяснилось позже, являлись киллерами Лазанской ОПГ. Вслед за хозяевами незнакомцы прошли в дом, где сразу же сообщили, что являются киллерами и прибыли по заказу устранять гендиректора.

Пока Нечаева переваривала полученную информацию, бандиты сообщили, что у нее есть шанс выкупить свою жизнь, заплатив 100 тысяч долларов. Она согласилась, попросив отсрочить выплату до возвращения в столицу. Наемники согласились, направились к выходу, но, остановившись в дверях, резко повернулись и открыли огонь на поражение. Зоя была убита на месте, раненая Лариса пыталась выбраться из дома, но была добита контрольным выстрелом в голову.

Геннадию повезло больше, чем женщинам: ему прострелили шею, и он лишился сознания. Киллеры тратить пули на Сорокина не стали и спешно скрылись, а пришедший в себя мужчина смог ползком добраться до соседей, которые вызвали ему скорую помощь. В итоге Сорокин стал ключевым свидетелем. Впрочем, наказать душегубов так и не удалось — их следы затерялись в Чечне.

Хоза

К моменту вступления в Лазанскую ОПГ Хоза, что в переводе означает «воробей», значился уже бывалым бандитом. С его именем даже связывают первые упоминания 90-х о чеченских преступниках в столичном регионе. Занимался Хоза тем, что вместе с сообщниками в Южном порту грабил граждан, которые планировали приобрести или продать автомобили. Действовали варварскими методами: напрашивались с владельцами машины покататься, чтобы проверить товар в деле, а сами на полном ходу перехватывали руль и выталкивали водителей из салона.

Криминальный авторитет Николай Сулейманов — Хоза

Дошло до того, что Хозу и товарищей стали бояться их азербайджанские «коллеги», с одобрения которых чеченцы и появились в Южном порту. Немногим позже представители Закавказья исчезли с насиженного места, оставив заодно в распоряжении недавних протеже свою криминальную вотчину — ресторан «Узбекистан», ставший штаб-квартирой бандитов Хозы. К слову, покончив с авторазбоем, он все же сохранил любовь к автотранспорту: к 1990 году он был владельцем целого автопарка, состоящего преимущественно из машин марок Mercedes и BMW.

Амиев очень ценил Хозу за его организаторские способности: накануне очередной разборки последний мог за несколько часов собрать вокруг себя около 500 бойцов, которые уважали его за напористый и бесстрашный характер. При этом Хоза выступал не только предводителем, но и сам участвовал в битвах за передел сфер влияния, в одной из которых ему проломили череп пивной кружкой.

А биться было с кем: столичному засилью кавказских группировок активно противились славянские преступные авторитеты. Например, члены Бауманской ОПГ. Примечательно, что куратор бауманских — вор в законе Валерий Длугач (Глобус) — напротив был с чеченцами в рабочих отношениях и активно поддерживал единственного вора в законе этой национальности Султана Даудова. А вот подопечные Глобуса придерживались иных взглядов и крайне болезненно реагировали на любые успехи кавказцев на рэкетирском поприще.

Вор в законе Султан Даудов — Султан Балашихинский

За это они были атакованы в самый неожиданный момент: в декабре 1988 года в ресторан «Лабиринт» на Калининском проспекте, где спокойно ужинали четверо бауманских авторитетов и несколько рядовых бойцов, ворвались порядка тридцати вооруженных кинжалами чеченцев. Кавказцы столь стремительно напали на оппонентов, что те не успели даже достать оружие. В итоге чудом обошлось без трупов, а вот больничные отделения в этот вечер значительно пополнились пациентами с колото-резанными ранами.

Успели повоевать лазанские и с членами грозной солнцевской ОПГ. Поводом к бойне вышел конфликт одного из лидеров солнцевских с чеченскими головорезами. За это в начале 1991 года москвича огрели тяжелым предметом по голове, и он угодил в отделение нейрохирургии одной из московских больниц. Там его попытались было добить, но охрана оказалась на месте. В ответ на такую дерзость предводители солнцевской «братвы» в апреле этого же года забили чеченцам «стрелку» в Сокольниках. Ее исходом стали несколько трупов с обеих сторон.

Казнь военнослужащих боевиками

По приказу террориста амира Карпинского участники банды начали обыскивать село и близлежащую территорию. Попав под плотный огонь боевиков, старший лейтенант Ташкин и ещё четыре бойца заскочили в ближайшую постройку. За несколько секунд до этого здесь погиб сержант милиции Абдулкасим Магомедов. Строение было окружено боевиками, которые отправили к бойцам парламентёра с предложением сдаться. Сдавшимся чеченцы обещали сохранить жизнь, в противном же случае угрожали всех сжечь. «Решай, командир! Зачем зря умирать? Нам ваши жизни не нужны — накормим, обменяем потом на своих! Сдавайтесь!» После предупредительного выстрела из гранатомёта солдаты во главе со старшим лейтенантом Ташкиным вынуждены были выйти из строения и сдаться.

Контуженный и сильно обгоревший механик-водитель БМП Алексей Паранин вышел к дому Г. Джапаровой. Рассказывает жительница Тухчара Гурум Джапарова:

Алексея Паранина боевикам выдали местные жители-чеченцы. Гурум Джапарова безрезультатно пыталась его отстоять. Паранина увели в окружении десятка ваххабитов в сторону окраины села.
Из показаний подсудимого Тамерлана Хасаева:

По приказу Умара Карпинского пленных отвели на поляну рядом с блокпостом. Пленников сначала продержали в разрушенном КПП. Потом полевой командир приказал «казнить русаков». В бою за высоту 444,3 отряд Эдилсултанова (амира Карпинского) потерял четверых боевиков, у каждого из убитых в отряде нашлись родственники или друзья, на которых теперь «висел долг крови». «Вы взяли нашу кровь — мы возьмем вашу!» — сказал Умар пленным. Дальнейшую расправу скрупулёзно зафиксировал на камеру оператор боевиков. К бетонному парапету пленных выводили поодиночке. Четверо «кровников» поочерёдно перерезали горло российскому офицеру и трём солдатам. Еще один вырвался, пытался бежать — «сплоховал» боевик Тамерлан Хасаев. Полоснув жертву клинком, Хасаев выпрямился над раненым солдатом — от вида крови ему стало не по себе, и передал нож другому боевику. Истекающий кровью солдат вырвался и побежал. Один из боевиков стал стрелять вдогонку из пистолета, но пули прошли мимо. И лишь когда беглец, споткнувшись, упал в яму, его хладнокровно добили из автомата. Шестого Умар Эдилсултанов зарезал лично.

Вместе со старшим лейтенантом Ташкиным Василием Васильевичем (29.08.1974 — 05.09.1999) были убиты:

  • Анисимов Константин Викторович (14.01.1980 — 05.09.1999)
  • Липатов Алексей Анатольевич (14.06.1980 — 05.09.1999)
  • Кауфман Владимир Егорович (07.06.1980 — 05.09.1999)
  • Эрднеев Борис Озинович (06.07.1980 — 05.09.1999)
  • Полагаев Алексей Сергеевич (05.01.1980 — 05.09.1999)

На следующее утро, 6 сентября, глава администрации села Магомед-Султан Гасанов получил у боевиков разрешение забрать тела. На школьном грузовике трупы старшего лейтенанта Василия Ташкина и рядовых Владимира Кауфмана, Алексея Липатова, Бориса Эрднеева, Алексея Полагаева и Константина Анисимова были доставлены на Герзельский блокпост.

Остальным солдатам в/ч 3642 удалось отсидеться в своих укрытиях в селе до ухода бандитов.

Суд над участниками убийства

Ризван Вагапов

Вагапов был задержан 19 марта 2007 года в селе Борзой Шатойского района Чечни. В 2013 году его дело было направлено на рассмотрение в Верховный Суд Дагестана. 12 ноября 2013 его приговорили к 18 годам колонии.

Арби Дандаев

Арби Дандаев, 1974 года рождения, является исполнителем убийства старшего лейтенанта Василия Ташкина. 3 апреля 2008 года был арестован сотрудниками милиции в Грозном. Согласно материалам следствия он явился туда с повинной и признался в совершённых преступлениях. В Верховном суде Дагестана, однако, он свою вину не признал, заявив, что явка состоялась под принуждением, и отказался от дачи показаний. Тем не менее суд признал его прежние показания допустимыми и достоверными, поскольку они были даны с участием адвоката и никаких жалоб на следствие от него не поступало

В суде была исследована видеозапись казни, и, хотя узнать Дандаева в бородатом палаче было сложно, суд принял во внимание, что на записи было отчётливо слышно, как произносится имя Арби. Были допрошены также жители села Тухчар, один из которых узнал Дандаева

Дандаеву были предъявлено обвинение по ст. 279 «Вооруженный мятеж» и ст. 317 «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов».

В марте 2009 года Верховный суд Дагестана приговорил Дандаева к пожизненному сроку, несмотря на то, что государственный обвинитель просил для подсудимого 22 года лишения свободы. Кроме того, суд удовлетворил гражданские иски родителей четверых погибших военнослужащих по возмещению морального вреда, суммы по которым составили от 200 тысяч до 2 млн рублей. Позднее Дандаев пытался обжаловать приговор, но Верховный суд РФ оставил приговор без изменения.

Мансур Ражаев

Является исполнителем убийства рядового Бориса Эрднеева. Вину не признал, заявил, что просто подошёл к нему с ножом. На видео действительно видно, что Ражаев подходит с ножом к Эрднееву, но само убийство Эрднеева не показано, далее показаны кадры после убийства. 31 января 2012 года Верховный суд Дагестана признал Ражаева виновным и приговорил к пожизненному лишению свободы.

Тамерлан Хасаев

Уроженец села Дачу-Борзой Грозненского района. Является исполнителем покушения на убийство рядового Алексея Липатова. После чего Липатов пытался бежать, но его догнали и расстреляли. В басаевском отряде Хасаев оказался в начале сентября 1999 года — один из друзей соблазнил его возможностью заполучить в походе на Дагестан трофейное оружие, которое потом можно было бы выгодно продать. Так Хасаев оказался в банде амира Карпинского.

Ещё до того, как его разыскали правоохранительные органы, Хасаев был осуждён на восемь с половиной лет за похищение человека в декабре 2001 года и отбывал срок в колонии строгого режима на территории Кировской области, когда следствию благодаря видеоплёнке, изъятой в ходе спецоперации, удалось установить, что именно он — один из тех, кто участвовал в резне. Отпираться Хасаев не стал. Тем более что в деле уже имелись показания жителей Тухчара, уверенно опознавших Хасаева. Хасаев выделялся среди облачённых в камуфляж боевиков белой футболкой.

25 октября 2002 года судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан 32-летний Хасаев был признан виновным в совершении данного преступления. Вину признал частично: «Признаю участие в НВФ, оружие и вторжение. А солдата я не резал… Я только подошёл к нему с ножом. До этого зарезали двоих. Когда я увидел эту картину, то отказался резать, отдал нож другому».

За участие в вооружённом мятеже боевик Хасаев получил 15 лет, за хищение оружия — 10 лет, за участие в НВФ и незаконное ношение оружия — по пять. За посягательство на жизнь военнослужащего Хасаев, по мнению суда, заслужил смертную казнь, однако в связи с мораторием на её применение была избрана альтернативная мера наказания — пожизненное лишение свободы. Вскоре после этого он скончался в колонии.

Умар Эдилсултанов (Амир Карпинский)

Являлся исполнителем убийства рядового Алексея Полагаева и руководителем убийства всех остальных военнослужащих. Эдилсултанов был убит спустя 5 месяцев, в феврале 2000 года при попытке прорыва из Грозного. (см. Операция «Охота на волков»)

Предыстория

Потерпев в августе поражение в Цумадинском и Ботлихском районах, ваххабиты Хаттаба и Басаева предприняли новую попытку вторжения в Дагестан, на этот раз в Новолакском районе. Операции ваххабиты присвоили наименование «Имам Гамзат-бек». Планируя данную операцию, Басаев и Хаттаб рассчитывали на то, что главные силы российских войск втянуты в боевые действия на территории Кадарской зоны. По заявлению Басаева, операция «Имам Гамзат-бек» была предпринята чеченскими боевиками с целью ослабить давление российской армии на их дагестанских «единоверцев» — ваххабитских мятежников Кадарской зоны.

Село Тухчар расположено в Новолакском районе, на самой границе с Чечнёй. За мелкой речкой Аксай на чеченской стороне расположено село Ишхой-Юрт, к югу от него — другое чеченское село, Галайты. Дорогу от чеченской границы к Тухчару прикрывал блокпост, на котором служили дагестанские милиционеры. В самом селении находился немногочисленный отряд местных дагестанских ополченцев. Высоту 444,3 над селом занимал отряд 22-й отдельной бригады оперативного назначения Внутренних войск МВД, в/ч 3642, г. Калач-на-Дону, состоявший из 12 солдат и 1 офицера при поддержке 1 БМП-2. На высоте 444,3 российскими солдатами были вырыты окопы в полный рост и капонир для БМП.

Власти против кавказских ОПГ

Зато власти взяли дерзкую группировку «на карандаш»: вопреки их ожиданиям, лазанские не только не сделали кавказских бандитов более управляемыми, но еще больше разожгли криминальную войну в Москве. Вскоре Лазанская ОПГ формально была обезглавлена: на рэкете попались Амиев, Кутаев и Хоза. Последний основательно замарался в деле о вымогательстве 2,5 миллиона рублей у директора небольшого издательского дома в Красногорске. Действовал Хоза по старинке — напористо и безжалостно.

Сначала его головорезы сильно избили предпринимателя, у которого попросту не оказалось требуемой суммы, а затем Хоза предложил своей жертве самой выбрать способ расправы — пуля в голову, похороны живьем или распятие на кресте. «В гробу карманов нет», — взывал к разуму бизнесмена Хоза. Для предпринимателя все кончилось хорошо: он остался жив. А Хоза не только не смог выбить из него деньги, но и получил срок. Правда, сравнительно небольшой — четыре года; причем отсидел авторитет всего половину срока, выйдя по УДО.

После освобождения Хоза двинулся в Чечню, где выступал на стороне оппонента Дудаева — Руслана Лабазанова, был пленен, выкуплен, а затем вернулся в Москву. Впрочем, это его не спасло — в 1995 году Хоза был расстрелян.

Джохар Дудаев

Что до Амиева и Кутаева, то они оказались за решеткой за попытку улучшить свое финансовое положение за счет владельца колбасного цеха в подмосковном Можайске. С коммерсанта по фамилии Дащян требовали 50 тысяч рублей в качестве единоразового платежа, а затем приказали приносить ежемесячные взносы в бандитскую казну. Рэкетиры никак не ожидали, что покладистый с виду Дащян обратится в милицию. После ареста Амиев и Кутаев привлекли к своей защите лучших адвокатов.

Юристы даже раздобыли справку, согласно которой во время описываемых событий подзащитные находились в Чечне, где якобы ежедневно посещали мечеть. Но несмотря на все усилия защитников, «крестных отцов» чеченской мафии приговорили каждого к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в колониях строгого режима.

Амиева этапировали в колонию в Хабаровском крае, а спустя несколько месяцев, в ноябре 1991 года, в учреждение заявились полицейские из Чечни и увезли Амиева в республику якобы для участия в следственном эксперименте. О том, что документы, представленные кавказцами, являются поддельными, руководство колонии узнало в момент, когда Амиев уже пересек границу Чечни, которая к тому времени уже была объявлена независимой Чеченской республикой Ичкерией (ЧРИ). Годом позже Верховный суд и вовсе отменил приговор.

Бой на высоте 444,3

Утром 5 сентября отряд боевиков под предводительством террориста Умара Эдилсултанова, амира Карпинского джамаата (район г. Грозный), перешёл границу с Дагестаном. Террорист Эдилсултанов, амир Карпинский подчинялся лично бригадному генералу террористов Абдул-Малику Межидову, командиру Шариатской гвардии Ичкерии. Одна группа боевиков численностью в 20 человек переправилась через пограничную реку Аксай южнее высоты 444,3 и, зайдя в село Тухчар с тыла, смогла сходу взять поселковый отдел милиции. Тем временем вторая группа, возглавляемая лично Эдилсултановым — тоже человек в двадцать-двадцать пять, — напала на милицейский КПП у окраины Тухчара. Чеченские боевики коротким ударом заняли КПП, на котором находилось 18 дагестанских милиционеров, и прикрываясь могильными плитами мусульманского кладбища, стали подбираться к позициям мотострелков. Одновременно с этим первая группа боевиков также начала обстрел высоты 444,3 из стрелкового оружия и гранатомётов с тыла, со стороны села Тухчар.

Вспоминает выживший участник боя, рядовой Андрей Падяков:

Со стороны села капонир БМП не имел никакой защиты, и лейтенант Ташкин приказал механику-водителю вывести машину на гребень высоты и маневрировать, ведя огонь по боевикам. Несмотря на это, через полчаса боя, в 7:30, БМП была подбита выстрелом из гранатомёта. Наводчик-оператор погиб на месте, а механик-водитель был тяжело контужен.
Рассказывает боевик и террорист Тамерлан Хасаев, участвовавший в бою за высоту 444,3:

На третьем часу боя у российских солдат стали заканчиваться боеприпасы. На запросы о помощи лейтенанту Ташкину было приказано держаться своими силами. Дело в том, что в это же время боевиками был атакован районный центр с. Новолакское, где были блокированы сотрудники Новолакского РОВД и отряд Липецкого ОМОНа (см. «Захват боевиками Новолакского»), и все силы были брошены на их освобождение. После этого лейтенант Ташкин принял решение отходить с высоты 444,3. Российские бойцы, унося с собой оружие, раненых и погибшего, смогли пробиться к дагестанским милиционерам, занявшим круговую оборону на втором блокпосту, на окраине села Тухчара. Увидев бегущих к ним солдат, милиционеры прикрыли их огнём с блокпоста. После непродолжительной перестрелки наступило затишье. К этому времени в село уже вошло до 200 боевиков, начавших грабежи и погромы. Боевики прислали к обороняющимся старейшин села Тухчар с предложением сдаться, но получили отказ. Было решено прорываться из окружения через село. Лейтенант милиции Ахмед Давдиев, командир отряда дагестанских милиционеров, производя разведку, попал в засаду боевиков. В ходе боя Давдиев уничтожил двух боевиков, но сам был убит пулемётной очередью. После этого солдаты и милиционеры рассредоточились по селу и стали пытаться врассыпную выйти из окружения, однако все улицы села были плотно блокированы боевиками.

«Она была чертовски хороша»

Существует немало свидетельств очевидцев, подтверждающих, что «белые колготки» – это не миф. Журналист Александр Невзоров в книге «Поле чести» рассказывал, что однажды в Приднестровье лично разглядел на той стороне фронта женщину-снайпершу.

«Я её увидел в глазок оптического прицела и не смог выстрелить: она была чрезвычайно, чертовски хороша. И в Чечне я наткнулся на её же следы. Не буду говорить, как это произошло, это не для печати, – признавался Невзоров. – Её нет в живых больше. Погибла она в Чечне. То, что определённая часть команды латвийских и эстонских биатлонисток участвовала в очень многих конфликтах, это ни для кого не секрет. Участвовали и за деньги, и из какой-то патологической ненависти ко всему русскому».

Судя по отрывочным сообщениям российских военных, из отряда «белых колготок» пойманы и убиты были лишь единицы.

В 1994 году Сергей Степашин, тогда руководитель Федеральной службы контрразведки, заявил, что из двух недавно застреленных снайперов один оказался «лицом прибалтийской национальности». Позднее Степашин добавил, что в Чечне воюют «порядка 40 женщин».

31 декабря 1994 года во время радиопереговоров с чеченским полевым командиром замполит 131-й Майкопской бригады, бравшей Грозный, заявил, что его бойцы поймали снайпершу. Русские солдаты тут же устроили над женщиной кровавый самосуд.

Полковник Асташкин рассказывал, что в январе 1995 года эстонки-биатлонистки прятались в доме No4 на улице Малгобекской в чеченской столицы. В разговорах с местными жителями ни называли себя радистками и санитарками.

Милита Тралкаутене и другие

Ни одну прибалтийскую биатлонистку «федералы» так и не показали общественности – возможно из-за того, что с ними расправлялись на месте. Тем не менее, одно имя всё же известно – Милита Тралкаутене (Транкаутене). На её счету было 18 убитых российских солдат. По сообщениям СМИ, десантники казнили спортсменку, сбросив её с вертолёта. Однако в Литве существование биатлонистки с такими паспортными данными не подтвердили.

Единственный раз предполагаемую снайпершу журналистам показали в 2000-м году в следственном изоляторе Чернокозово. Но это была не латышка или эстонка, а украинка – Наталья Филиппенко. О характере её работы говорили синяки на плечах и скулах. Сама Наталья отрицала участие в боевых действиях, уверяя, что приехала в Чечню, чтобы спасти сестру. Тогда же сообщалось о задержании ещё 15 украинок, якобы состоявших в националистической организации УНА-УНСО.

Таким образом, хотя «белые колготки», скорее всего, реально существовали, в масштабах Чеченской войны их военная роль была незначительной. Почему же истории о прибалтийских снайпершах оказались столь популярны, прочно войдя в армейский фольклор? Прежде всего, налицо сексуальный подтекст – среднего русского солдата, по-видимому, будоражила сама мысль о «разрешённом» насилии над женщинами-блондинками. Другая причина – психологическая. Участникам войны было «комфортнее» осознавать, что они воюют не с чеченским народом, а с неким «русофобским интернационалом», подпитываемым из-за границы.

Комментировать
0