fbpx
No Image

Слащёв, яков александрович

СОДЕРЖАНИЕ
0
03 января 2021

Последний рубеж

Несмотря на то, что удерживать Крым можно было сравнительно долго, на полуострове никто не сомневался, что это лишь временная отсрочка перед неминуемым провалом. Однако молодой, энергичный и азартный Слащёв считал, что ещё не все потеряно, и летом 1920 года сумел вывести свои войска из осаждённого красными Крыма, проведя несколько успешных военных операций. Однако П.Н. Врангель считал данные мероприятия лишними, в то время как войска, по его мнению, должны были быть заняты исключительно обороной полуострова. Направление, где Слащёв развил успех, было передано генералу Улагаю, который успешно провалил его, а Якова Александровича бросили на Каховку атаковать неприступный плацдарм Красной армии. Штурм не удался. В ответ Врангель с чувством глубокого удовлетворения отправил опасного конкурента, имеющего поддержку в войсках, в отставку. Яков Александрович был обвинён в разложении войск, которые в реальности находились в боевой готовности лишь благодаря поддерживаемой им железной дисциплине. Кроме того, лихой генерал был ярым монархистом, что не нравилось представителям Антанты.

Эвакуация

Незадолго до падения Крыма в семье Слащёва произошло одно загадочное событие. Во время его прорыва из Крыма летом 1920 года в руки сотрудников ВЧК попала его беременная жена. Казалось бы, женщину, чей муж являлся одним из лидеров Белого движения, должны были тут же расстрелять, либо шантажировать её жизнью самого Слащёва. Однако вместо этого Нину отправили в Москву, где она попала на допрос к самому Ф.Э. Дзержинскому. О чём они говорили, неизвестно, но после окончания беседы, женщину целой и невредимой отправили… через линию фронта к мужу. В это время П.Н. Врангель, планируя собственную эвакуацию, приказал Слащёву остаться в Крыму для организации партизанского движения. Однако опытный генерал, понимая, что это западня, прорывается в Севастополь, откуда вместе с женой уходит в Константинополь. В эмиграции Слащёв с резкой критикой обрушивается на П.Н. Врангеля, обвиняя его в провале Белого движения и сдаче Крыма. Однако, поскольку в белоэмигрантской среде Врангель продолжает оставаться влиятельной фигурой, Слащёв настраивает против себя офицерские круги.

↑ Первая Мировая война

В период Первой Мировой войны, Слащев был ранен пять раз и два раза контужен, но это никак не повлияло на то, что он всегда со своим полком во всех горячих точках оказывался в гуще событий. В 1915-ом году Слащев женился на дочери генерала Козлова, командира полка. Нельзя сказать, что этот брак был осуществлен не без меркантильных соображений Слащева. Просто в какой-то момент он понял, что только при помощи академии Генштаба, блестящей военной карьеры ему не сделать, потому и породнился с вышестоящим начальством.

Но уже в 1918-ом, Яков Александрович познакомился с весьма симпатичным юнкером по фамилии Нечволодов, который служил у него в ординарцах. Ординарец Нечволодов оказался восемнадцатилетней Ниной Нечволодовой, к которой Слащев воспылал любовью. Во время Гражданской войны, Нина всегда была рядом, несмотря на несколько ранений, так и не покинула своего генерала. Они официально оформили отношения в 1920-ом году. В том же году беременная Нина угодила в плен к большевикам, что дало Слащеву возможность оценить своих идеологических врагов по достоинству. Когда чекисты узнали в Нине жену одного из самых ярых противников Советской власти, женщину решили расстрелять, но вмешался Дзержинский, который, после допроса, поступил благородно: переправил ее за линию фронта, к мужу.

Слащева прозвали «Крымский», неспроста. Когда Деникин, теснимый «красными», отступал на Кавказ, Крым занял генерал Слащев, где организовал весьма эффективную оборону перешейков. Властвовал он на Крымском полуострове безраздельно. Вообще, Слащев также во время своего правления в Крыму снискал себе славу жестокого палача, из-за массовых казней. Однако Врангель ценил генерала, и именно он присвоил Слащеву наименование «Крымский». В 1920-ом году, как и многие другие офицеры, он эвакуировался в Константинополь, вытесненный из Крыма Красной армией.

Слащёв-Крымский

Слащёв был мастером по высадке десантов. В июне 1920 года благодаря его успешным операциям белая армия вышла из Крыма на оперативный простор. Но по политическим причинам Врангель в августе 1920 года поручил выполнение десанта на Кубани казачьему генералу Улагаю. Десант провалился.

Слащёв же в это время был брошен на неподготовленный штурм укреплённого плацдарма красных у Каховки. Штурм тоже провалился. Врангель обвинил Слащёва в разложении войск и отстранил от командования. Увольнению был придан вид почётной отставки, причём Врангель позволил Слащёву прибавить к фамилии наименование Крымский.

Загадочная смерть

Впрочем, было бы ошибкой утверждать, что в СССР жизнь Слащёва была безоблачной. Красную армию возглавляли командиры, против которых всего несколько лет назад успешно воевал генерал. Простить ему этого, естественно, не могли. Однажды Слащёв публично попытался критиковать действия С. М. Будённого в Польскую кампанию. В ответ взбешённый командарм выстрелил в генерала из револьвера, но промахнулся. На это Яков Александрович опрометчиво заметил: «Как стреляете, так и воюете». Не удивительно, что арест Слащёва был вопросом времени, и репрессии 1930-х годов он бы не пережил. Но судьба распорядилась иначе. По официальной версии, 11 января 1929 года Слащёв был застрелен неким Лазарем Коленбергом. Мотивом для убийства явилась месть — в своё время по приказу Слащёва в 1919 году в Николаеве был повешен родной брат убийцы генерала. В ходе следствия Ко-ленберга признали невменяемым и отпустили. Вероятнее всего, руками убийцы со Слащёвым свели счёты руководители Красной армии, прошедшие через горнило Гражданской войны и не простившие белому генералу его подвигов. В то же время, проживи Слащёв до начала Великой Отечественной войны, он бы бесспорно приложил немало сил для организации успешных десантов в тылу врага, в чём не имел себе равных. Увы, этого не произошло…

Метки: СССР, война, Гражданская война, армия, Война и Отечество, Дзержинский, РККА, генерал, Крым, Слащёв, Врангель, Дмитрий Соколов

Генерал себя не щадил

Яков Александрович родился 12 декабря (по другой версии — 29 декабря) 1885 года в Санкт-Петербурге в семье потомственного военного полковника Александра Слащева и его супруги Веры Александровны. В 1903 году окончил одно из самых престижных средних учебных заведения столицы — Санкт-Петербургское реальное училище Гуревича, после чего поступил в Павловское военное училище и по выпуску (1905 г.) был определен в Лейб-гвардии Финляндский полк. Спустя 6 лет окончил Николаевскую академию Генерального штаба, но из-за низких оценок вернулся в родной полк и именно в нем провоевал всю Первую мировую войну, дослужив в ноябре 1916 года до полковника. При этом был пять раз ранен и дважды контужен.

Забегая вперед, могу сказать, что Слащев никогда себя не щадил. И в ходе Гражданской войны он был ранен еще как минимум четыре раза, причем из-за тяжелого ранения в живот (то, что он выжил — приравнивалось к чуду) снимал боль только с помощью уколов морфия, за что во врангелевском окружении его называли «наш наркоман».

Убедившись в том, что с помощью академии Генштаба карьеру не сделать, Слащев решил действовать испытанным способом, и в 1913 году женился на единственной дочери командира полка генерала Владимира Козлова (в гвардейском полку воинское звание командира было на ступень выше). Их дочь появилась на свет в самый разгар Первой мировой войны в 1915 году.

Слащёв-Крымский

Слащёв был мастером по высадке десантов. В июне 1920 года благодаря его успешным операциям белая армия вышла из Крыма на оперативный простор. Но по политическим причинам Врангель в августе 1920 года поручил выполнение десанта на Кубани казачьему генералу Улагаю. Десант провалился.

Слащёв же в это время был брошен на неподготовленный штурм укреплённого плацдарма красных у Каховки. Штурм тоже провалился. Врангель обвинил Слащёва в разложении войск и отстранил от командования. Увольнению был придан вид почётной отставки, причём Врангель позволил Слащёву прибавить к фамилии наименование Крымский.

↑ Возвращение в Советскую Россию

В Константинополе генерал Слащев, вместе со своей женой Ниной, занимался тем, что выращивал овощи для продажи на одном из рынков. Жили они в какой-то халупе на городской окраине. В политику Яков Александрович старался не лезть. Его недолюбливали белогвардейцы, памятуя о его строптивости и своевластии, а красноармейцы откровенно ненавидели из-за массовых расстрелов, которые он учинял в Крыму. И, кто знает, как бы сложилась судьба Слащева дальше, если бы не грянул гром, среди ясного константинопольского неба: Врангель воззвал о соглашении с Антантой.

Слащев этого вытерпеть не мог и заявил во всеуслышание, что поддержит большевиков, и потребовал справедливого суда над Врангелем за измену. Реакция Врангеля была мгновенной: он разжаловал генерала Слащева до рядовых. Реакция Дзержинского также не заставила себя ждать: он пригласил Слащева вернуться на Родину из турецкого изгнания. Жена Слащева, вспомнив о том, как Феликс Дзержинский благородно отпустил ее когда-то из плена, и уговорила мужа вернуться, вступить в РККА, уверив супруга в благородстве «красных».

По возвращении Слащев стал преподавать в Военной Академии, где нещадно высмеивал военные кампании красноармейцев, когда те пытались взять Крым, который Слащев же и удерживал. Вскоре его перевели преподавать в школу «Выстрел», потому что выдержать генерала Слащева могли далеко не все слушатели и преподаватели Академии. Однажды Буденный чуть не пристрелил Слащева прямо во время лекции, когда тот, в свойственной ему иронично-издевательской манере, расписывал все тактические минусы одного из наступления, предпринятого Буденным. Тот, не выдержав насмешки, вскочил с места и пять раз выстрелил в Слащева, не попав в цель ни разу. На что Слащев, спокойно подойдя к Буденному, заметил, мол, вот так, как вы стреляете, так вы и воевали. В это же время Слащев сотрудничал с военным журналом, в котором публиковал блестящие статьи о военной стратегии.

Сочинения

  • Слащёв Я. А. Ночные действия. Спб., 1913.
  • Слащов Я. А. Крым в 1920 году // Белое дело: Избранные произведения. В 16 кн. Кн. 11. Белый Крым. М., 2003.
  • Слащов-Крымский Я. А. Белый Крым, 1920 г.: Мемуары и документы. М., 1990.
  • Слащов-Крымский Я. А. Требую суда общества и гласности (Оборона и сдача Крыма). Мемуары и документы. Константинополь, 1921.
  • Слащов Я. А. Операции белых, Петлюры и Махно на южной Украине в последней четверти 1919 года // Военный вестник. 1922. № 9 — 13.
  • Слащов Я. А. Действия авангарда во встречном бою // Военное дело.1922. № 14.
  • Слащов Я. А. Прорыв и охват (обхват) // Военное дело. 1922. № 15\16.
  • Слащов Я. А. Вопросы полевого устава // Военное дело. 1922. № 15\16.
  • Слащов Я. А. Значение укреплённых полос в современной войне // Военное дело. 1922. № 17-18.
  • Слащов Я. А. Манёвр как залог победы // Выстрел. 1926. № 3.
  • Слащов Я. А. Лозунги русского патриотизма на службе Франции. Период Деникина — Период Врангеля // Кто должник? К вопросу о франко-советских отношениях. М., 1926.
  • Слащов Я. А. Борьба с десантами // Война и революция. 1927. № 6.
  • Слащов Я. А. Мысли по вопросам общей тактики. М.;Л., 1929.

Примечания

  1. Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг.. — Сборник документов и материалов. — М.; СПб.: Летний сад, 2004. — С. 701. — 936 с. — 1000 экз. — ISBN 5-94381-135-4.
  2. Густерин П. В. Советская разведка на Ближнем и Среднем Востоке в 1920—30-х годах. — Саарбрюккен: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. — С. 11. — ISBN 978-3-659-51691-7.
  3. Кавтарадзе А. Военные специалисты на службе Республики Советов, 1917—1920 гг. / Отв. ред. В. И. Петров. — М.: Наука, 1988. — 276 с.
  4. Венчание 28 января 1909 г. в церкви лейб-гвардии Финляндского полка (ЦГИА СПб. Ф. 19.— Оп. 128.— Д. 1124.— Л. 298)
  5. И. Болгарин, В. Смирнов. Кн. 3: Милосердие палача. Кн. 4: Багровые ковыли // Адъютант его превосходительства (эпопея в 4 кн.). — Кызыл, Балашиха: АСТ, Астрель, 2004. — 655 с. — (Великая судьба России). — 5000 экз. — ISBN 5-17-019935-X.
  6. Карпенко В. В., Карпенко С. В. Врангель в Крыму (Исторический роман). — М.: СПАС, 1995. — 624 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-86339-032-8.
  7. . archive.is (5 сентября 2012). Дата обращения: 26 сентября 2019.

Возвращение на родину

В сложившейся ситуации неожиданно из Москвы Слащёву тайно поступает невероятное предложение. По решению Политбюро, инициированного Ф.Э. Дзержинским, генералу дают возможность вернуться на родину без какого-либо дальнейшего преследования. Звучит невероятно, поскольку именно Слащёв прославился жесточайшими военными действиями против Красной армии и террором поддерживающего большевиков населения. Тем не менее, Яков Александрович соглашается на предложение Дзержинского и переезжает в Москву в 1921 году спустя год после бегства из Крыма. Более того, в столицу Красной России бывший белый генерал был доставлен в личном вагоне руководителя ВЧК. В Москве Слащёва не тронули, а в январе 1922 года за его подписью был опубликован манифест к белогвардейским офицерам с призывом последовать его примеру и вернуться на родину. Скорее всего, именно появление данного документа стало для Якова Александровича индульгенцией от уголовного преследования в Советской России. Манифест Слащёва имел широкие последствия. Многие бежавшие в Турцию и Польшу солдаты и офицеры вернулись в страну. Остальных лидеров белого движения чекистам пришлось похищать и тайно вывозить в СССР, где они предавались суду и расстрелу. В свою очередь сам Слащёв благополучно преподавал сначала в Военной Академии, а затем на высших курсах РККА для командного состава «Выстрел».

Выстрелы в упор

Но вернемся в январь 1929 года. Когда Яков Александрович не пришел и на следующий день, было решено приехать к нему на квартиру (адрес был засекречен, его знали только несколько человек). Слащева нашли мертвым. Как показала экспертиза, он был застрелен 11 января несколькими выстрелами из пистолета в упор.

Вскоре убийцу схватили. Им оказался 24-летний Коленберг, который заявил, что убил Слащева за расстрел брата, совершенный генералом в Крыму во время Гражданской войны. Это было принято оправдательной причиной. Вскоре Коленберга отпустили.

Но это трагическое происшествие вызвало массу вопросов. Во-первых, почему Слащева убил ярый «троцкист», а не кто-то иной? Во-вторых, как он узнал, где именно живет бывший белогвардейский генерал, если это была секретная информация? В-третьих, зачем Коленберга оправдали? И, наконец, почему Слащева не стало именно тогда, когда он стал очень неудобен (постоянно просился в строевую часть)? На Западе во всех грехах оказался виноватым Сталин. Но так ли все однозначно?

Так или иначе, одна из самых «закрученных» судеб начала ХХ века закончилась трагически. Она заинтересовала и такого мастера пера, как Михаил Булгаков. Именно со Слащева он списал генерала Романа Хлудова в пьесе «Бег»….

Драться, так драться

ОН РОДИЛСЯ 12 декабря 1885 года в семье потомственных военных. Его дед бился с турками на Балканах, а чуть позже в пылающей Варшаве усмирял чванливых шляхтичей. Отец дослужился до полковничьих погон и с честью вышел в отставку. В 1903-м Яков окончил одно из самых престижных средних учебных заведений северной столицы — Санкт-Петербургское реальное училище Гуревича, после чего был принят в Павловское военное училище и по выпуску распределен в лейб-гвардии Финляндский полк. На русско-японскую двадцатилетний подпоручик не успел. И, то ли от досады, то ли по совету старших, подал документы в Академию Генштаба. Там юношу, не принадлежавшего к блестящей столичной молодежи, приняли не слишком ласково: Слащев был умен, но при этом вспыльчив, болезненно самолюбив и весьма часто несдержан. Не найдя себе преданных друзей среди однокурсников, Яков не особо налегал на учебу, предпочитая тишине академических аудиторий и библиотек радости шумной петербургской жизни. Но именно тогда Слащев, скучавший над картами и схемами классических кампаний и сражений, впервые начал «баловаться» разработками необычных для своего времени ночных операций — эдакой смесью из действий партизанских отрядов и летучих диверсионных групп. Закончив учебу по «второму разряду», поручик Слащев не был причислен к Генеральному штабу и вернулся в родной полк, приняв под командование роту. Поняв, что за счет образования карьеру ему сделать не удастся, Яков Александрович, приложив все знания и умения столичного ловеласа, женился на дочери командира полка генерала Владимира Козлова. Так бы тихо-мирно и шло его продвижение по службе, если бы не грянула Первая мировая. Известие о начале войны генеральский зять встретил на дружеской пирушке за столиком кафешантана. Затушив сигарету в бокале шампанского и высыпав на поднос все содержимое портмоне, Слащев сказал: «Ну что ж, господа, драться, так драться. А то я начал подзабывать, как это делается», — и отбыл в свою часть, уже получившую приказ о выступлении на передовую.18 августа 1914 года лейб-гвардии Финляндский полк всеми четырьмя батальонами двинулся на фронт. Вместе с остальной гвардией он был зачислен в резерв Ставки Верховного главнокомандующего. Пусть слово «резерв» никого не вводит в заблуждение. Вплоть до июля 1917-го, когда практически все они полегли в боях под Тарнополем и на реке Збруч, финляндцы использовались как ударная сила в наступлениях, а в обороне и при отходах — для затыкания дыр на особо опасных участках.

Что такое командир роты, а потом и комбат три года сражающегося полка? Вряд ли требуются дополнительные пояснения к этой строчке в служебной характеристике Слащева. Скажем только, что Яков Александрович со своими гвардейцами участвовал в штыковых атаках в Козеницких лесах, вел за собой батальон во всех встречных боях Красноставского сражения. В 1916 году под Ковелем, когда уже готово было захлебнуться наступление русской пехоты, именно он поднял в самоубийственную атаку цепи финляндцев. И, пройдя через болота, положив две трети личного состава, штыками добыл победу на участке прорыва дивизии, заплатив за это двумя своими ранами. Всего же в госпиталях Слащев оказывался пять раз. Две контузии перенес на ногах, не покидая расположения батальона. Февральскую революцию встретил полковником и заместителем командира полка, кавалером ордена Св. Георгия 4-й степени и обладателем Георгиевского оружия.Летом 1917 года в Петрограде взбунтовались солдаты запасных рот, не желавшие отправляться на фронт. Чтобы не допустить повторения подобного инцидента в других городах, Временное правительство отозвало с фронта нескольких энергичных и волевых офицеров и поставило их во главе гарнизонов и гвардейских полков, остававшихся в столицах. Слащев оказался в их числе: 14 июля он принял под свое начало Московский гвардейский полк и командовал им вплоть до декабря семнадцатого года.

А потом неожиданно исчез…

Примечания

  1. Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг.. — Сборник документов и материалов. — М.; СПб.: Летний сад, 2004. — С. 701. — 936 с. — 1000 экз. — ISBN 5-94381-135-4.
  2. Густерин П. В. Советская разведка на Ближнем и Среднем Востоке в 1920—30-х годах. — Саарбрюккен: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. — С. 11. — ISBN 978-3-659-51691-7.
  3. Кавтарадзе А. Военные специалисты на службе Республики Советов, 1917—1920 гг. / Отв. ред. В. И. Петров. — М.: Наука, 1988. — 276 с.
  4. Венчание 28 января 1909 г. в церкви лейб-гвардии Финляндского полка (ЦГИА СПб. Ф. 19.— Оп. 128.— Д. 1124.— Л. 298)
  5. И. Болгарин, В. Смирнов. Кн. 3: Милосердие палача. Кн. 4: Багровые ковыли // Адъютант его превосходительства (эпопея в 4 кн.). — Кызыл, Балашиха: АСТ, Астрель, 2004. — 655 с. — (Великая судьба России). — 5000 экз. — ISBN 5-17-019935-X.
  6. Карпенко В. В., Карпенко С. В. Врангель в Крыму (Исторический роман). — М.: СПАС, 1995. — 624 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-86339-032-8.
  7. . archive.is (5 сентября 2012). Дата обращения: 26 сентября 2019.

Последние статьи

  •   Что сделала женщина с урной с прахом, которую «случайно» купила как ретро-сувенир за 1 дол 27.12.2020, 21:02
  •   Где и как в Российской Империи появилась первая станция Скорой помощи, которая работает и по сей день 27.12.2020, 17:47
  •   О чём рассказывают новогодние картины русских и советских художников 27.12.2020, 16:08
  •   Чем пришлось пожертвовать основательнице легендарного балета «Тодес» ради карьеры: Алла Духова 27.12.2020, 13:56
  •   Безумные монархи: Величайшие правители в истории, которые сошли с ума 27.12.2020, 12:16
  •   Как добились успеха 7 миллиардеров, которые начинали свою жизнь в бедности 27.12.2020, 10:34
  •   Кому Владимир Высоцкий посвятил песню «Скалолазка» – красавице-актрисе или бесстрашной альпинистке? 27.12.2020, 09:25
  •   Правда ли что величайшие художники Возрождения были родственниками: Мантенья и Беллини 26.12.2020, 23:45
  •   Как выглядят до и чем занимаются дочери первых красавиц советского кино в наши дни 26.12.2020, 20:37
  •   Как в Ирландии «падших женщин» превращали в рабынь: Дома Магдалины 26.12.2020, 17:43

Все статьи

Вражда с Врангелем

Генерал Врангель в своих воспоминаниях рисует портрет генерала Слащёва как быстро деградировавшей личности. «Его пристрастие к вину и наркотикам было хорошо известно, – писал он. – Я видел его последний раз под Ставрополем, он поразил меня тогда своей молодостью и свежестью. Теперь его трудно было узнать… Его фантастический костюм, громкий нервный смех и беспорядочный отрывистый разговор производили тягостное впечатление».

Врангель писал свои «Записки» уже после того, как Слащёв изменил Белому движению и вернулся в советскую Россию. Видевшие Слащёва потом, в «красной» Москве, отзываются о нём как об адекватном и интересном человеке. Врангель явно переборщил, пытаясь нарисовать отталкивающий облик своего популярного соперника. Все знали, что ещё в белом Крыму между двумя военачальниками возникли непримиримые разногласия.

Лихой рубака

В наши дни мало кому известно, что прототипом легендарного генерала Хлудова из произведения М.А. Булгакова «Бег», прикрывавшего эвакуацию белоэмигрантов из Крыма, являлся генерал Я.А. Слащёв. Вот только в книге, а затем в её экранизации, показана жизнь военачальника на исходе Гражданской войны и в иммиграции, оставив за скобками наиболее интересные повороты судьбы этого человека. Родился Яков Александрович Слащёв 12 декабря 1885 года в Санкт-Петербурге в семье потомственного военного. В 1903 году после окончания модного в те годы Санкт-Петербургского реального училища Слащёв поступил в Павловское военное училище. После его окончания молодой человек попал в Лейб-гвардии Финляндский полк, а из него в Николаевскую академию Генерального штаба. Казалось бы, после столь блестящей подготовки Якова Александровича ждала великолепная карьера военного. Увы, в академии он учился из рук вон плохо, в связи с чем был возвращён в родной полк, где провоевал всю Первую мировую войну. Необходимо отдать должное военному таланту этого человека. Недолюбливая учебники, воевал он лихо, смело и даже безрассудно. За годы войны его пять раз ранило и дважды контузило, однако к 1916 году Слащёв был произведён в полковники и числился на хорошем счету у руководства. В то же время, как кадровый офицер, верный присяге, Слащёв не любил большевиков. Зная это, Керенский именно ему доверил подавление беспорядков в Москве во время июльского кризиса 1917 года, поставив командующим Московским гвардейским полком. Слащёв отлично справился с поставленной задачей, зарекомендовав себя жестоким, но справедливым командиром.

Белый генерал

После Октябрьской революции 1917 года Слащёв, отстраненный от всех должностей, присоединился к Добровольческой армии. В её рядах с Яковом Александровичем произошёл первый невероятный случай, сыгравший заметную роль в его судьбе. В 1918 году Слащёву назначили ординарца по фамилии Нечволодов, имевшего невероятно симпатичную внешность. Однако вскоре выяснилось, что на поверку очаровательный юнкер оказался девушкой Ниной Нечволодовой, родной племянницей командующего артиллерией Красной армии. Проверять, является ли шпионкой юная особа, не стали. Вскоре у Слащёва с Ниной завязался роман, переросший в семью. Однако, несмотря на романтику отношений с любимой женщиной, в руководстве военными частями Слащёв прослыл крайне жестоким человеком, вешая и расстреливая по малейшему поводу за нарушение дисциплины или приказа. Красных Яков Александрович также не щадил. Впрочем, солдаты Слащёва любили, называя «генерал Яша». Первой крупной победой Слащёва в Добровольческой армии стало взятие Ставрополя совместно с партизанами полковника А.Г. Шкуро. В свою очередь генеральское звание Яков Александрович получил за взятие весной 1919 года Коктебеля в ходе великолепно организованной десантной операции. Ему же было поручено организация обороны Перекопского перешейка. Именно полководческий талант Слащёва позволил белым неоднократно успешно отбивать атаки Красной армии, дав возможность в течение года спокойно эвакуироваться белоэмигрантам. В это время за генералом утвердилась слава защитника Крыма, а барон Врангель официально разрешил Слащёву к своей фамилии добавить приставку Крымский.

Не за страх, а за совесть?

Но вернемся к событиям Гражданской войны. Еще до ее начала, во время июльского кризиса 1917 года (в Петрограде против Временного правительства восстали анархистски настроенные солдаты) Керенский очень боялся, чтобы волнения не перекинулись в Москву. А потому во главе Московского гвардейского полка и был поставлен весьма жесткий Слащев. Его сместили с должности комполка только после социалистической революции, а в декабре 1917 года он уже присоединился к Добровольческой армии.

В 1918 году Слащев познакомился с симпатичным юнкером Нечволодовым, который был у него в ординарцах. Неожиданно выяснилось, что под этим именем скрывается 18-летняя Нина Нечволодова, по иронии судьбы родная племянница начальника артиллерии РККА. Но любовь сильнее родственных чувств. Три года Гражданской войны Ниночка не покидала своего полковника (а потом генерала), была несколько раз ранена, и только в 1920 году они официально оформили свои отношения. Именно Нина в дальнейшем и сыграла определенную роль в судьбе мужа…

Кстати, Яков Александрович впервые оценил своих идеологических противников летом 1920 года, когда беременная Ниночка попала в руки большевиков. Узнав, что перед ними супруга одного из самых отъявленных врагов Советской власти, местные чекисты не решились расстрелять Нину, а отправили ее в Москву, где ее допрашивал сам руководитель ВЧК. Дзержинский поступил по отношению к беременной женщине благородно — не только не разрешил ее расстреливать, но и переправил через линию фронта, к мужу…

Как я уже говорил, генерал-лейтенант Слащев был достаточно жестоким человеком, и его имя было некоторое время связано с массовыми казнями. Но Врангель его ценил и даже присвоил ему наименование Крымский. И только значительно позже барон в своих воспоминаниях о Якове Александровиче вдоволь измазал его черной краской. Но тогда были совсем иные обстоятельства…

Сочинения

  • Слащёв Я. А. Ночные действия. Спб., 1913.
  • Слащов Я. А. Крым в 1920 году // Белое дело: Избранные произведения. В 16 кн. Кн. 11. Белый Крым. М., 2003.
  • Слащов-Крымский Я. А. Белый Крым, 1920 г.: Мемуары и документы. М., 1990.
  • Слащов-Крымский Я. А. Требую суда общества и гласности (Оборона и сдача Крыма). Мемуары и документы. Константинополь, 1921.
  • Слащов Я. А. Операции белых, Петлюры и Махно на южной Украине в последней четверти 1919 года // Военный вестник. 1922. № 9 — 13.
  • Слащов Я. А. Действия авангарда во встречном бою // Военное дело.1922. № 14.
  • Слащов Я. А. Прорыв и охват (обхват) // Военное дело. 1922. № 15\16.
  • Слащов Я. А. Вопросы полевого устава // Военное дело. 1922. № 15\16.
  • Слащов Я. А. Значение укреплённых полос в современной войне // Военное дело. 1922. № 17-18.
  • Слащов Я. А. Манёвр как залог победы // Выстрел. 1926. № 3.
  • Слащов Я. А. Лозунги русского патриотизма на службе Франции. Период Деникина — Период Врангеля // Кто должник? К вопросу о франко-советских отношениях. М., 1926.
  • Слащов Я. А. Борьба с десантами // Война и революция. 1927. № 6.
  • Слащов Я. А. Мысли по вопросам общей тактики. М.;Л., 1929.

Боевой путь

В Первую мировую войну Слащёв дослужился до полковника, был пять раз ранен, награждён орденом св. Георгия и Георгиевским оружием за то, что лично водил войска в атаку. Боль от множества ран (в Гражданскую войну их прибавилось ещё несколько) способствовала формированию у него пристрастия к наркотикам, что использовали против него его личные враги.

Незадолго до Октябрьской революции Слащёв вышел в отставку, видя, как разваливается армия. Но он собирался бороться с большевиками и выехал на Дон, где принял участие в создании Добровольческой армии. В 1918 году помогал кубанскому партизану полковнику Шкуро. Их лихой казачий отряд громил тылы красных, освободил город Ставрополь и соединился с армией генерала Деникина.

В Вооружённых силах Юга России Слащёв получил генеральское звание за успешную десантную операцию весной 1919 года в районе Коктебеля, после которой белые освободили от красных Крым. Звёздный его час настал в январе 1920 года, когда его сборные, плохо вооружённые части отбили атаки красных на Перекопском перешейке.

Как-то раз войска Слащёва дрогнули и уже подались назад. Генерал приказал развернуть знамёна, оркестру – заиграть марш, и лично повёл войска в «психическую атаку» на красных. Тут уже противник не выдержал и побежал.

От Слащева всего можно было ожидать

Преподаватели начали прикидывать, что же могло произойти с Яковом Александровичем. Только самый глухой мог не слышать, что Слащев был одной из самых колоритных фигур в школе комсостава. Бывший генерал-лейтенант врангелевских войск, один из самых отчаянных защитников Крыма от Рабоче-Крестьянской Красной Армии. В ходе сражений Гражданской войны слащевцы порубили отнюдь не «сотню юных бойцов из буденовских войск», не гнушались и казнями красноармейцев и мирных жителей. Уже одно то, что весной 1918 года Яков Александрович был начальником штаба партизанского отряда знаменитого Шкуро, а потом командиром белогвардейской бригады и корпуса — ставило в тупик недостаточно подкованных в идеологическом плане красных командиров. Самый отъявленный враг, и на тебе — учит нас уму-разуму…

Да разве только рядовых краскомов? Однажды школу комсостава посетил самый любимый народом советский военачальник Семен Михайлович Буденный и решил попенять Слащеву, мол, били мы вас, аж пух и перья летели. В ответ его оппонент предложил разобрать действия буденовских войск в Польше в 1920 году. Начали «разборку» вроде бы на нормальных тонах, но как только Слащев по «косточкам» разобрал неправильные действия руководства 1-й Конной армии Буденного, Семен Михайлович выхватил револьвер и произвел несколько выстрелов в сторону бывшего белогвардейского генерала. Промахнулся. И тут же услышал язвительное: «Как вы стреляете, так вы и воевали».

В общем, от Слащева всего можно было ожидать. Поэтому решили подождать до завтра, вдруг ситуация прояснится…

На фронтах Первой мировой и Гражданской

За храбрость

Яков Александрович Слащёв. 1918 год. Нашивки на левом рукаве обозначают число ранений

26 декабря я получил приказ Деникина… отходить в Крым… Командование, видимо, смотрело на Крым, как на приговоренную к сдаче территорию, рассчитывая задерживать натиск красных на Дону или где-нибудь в его районе и около Буга с тем, чтобы оттуда вновь перейти в наступление, действуя по внешним операционным линиям и одним своим движением заставляя красных бросить осаду Крыма или очистить его, если они его займут.Вступаю в командование войсками, защищающими Крым. Объявляю всем, что пока я командую войсками – из Крыма не уйду и ставлю защиту Крыма вопросом не только долга, но и чести

Слащев в Крыму

На фронте льется кровь борцов за Русь Святую, а в тылу происходит вакханалия. Лица же офицерского звания пьяными скандалами позорят имя добровольцев; в особенности отличаются чины дезертировавших с фронта частей. Вдобавок спекуляция охватила все слои общества. Между тем, забывшие свою честь, видимо, забыли и то, что наступил серьезный момент и накатился девятый вал. Борьба идет на жизнь и на смерть России… Мне приказано удержать Крым, и я это выполню во что бы то ни стало, и не только попрошу, а заставлю всех помочь… не послушаетесь – не упрекайте за преждевременную смерть

«Бег». Владислав Дворжецкий в роли Хлудова

Погоны позорить нельзя никому

Штаб Слащева в Крыму, март 1920 года. Справа налево: есаул Сосинский, унтер-офицер Нина Нечволодова – его жена, генерал-лейтенант Слащев-Крымский, генерал Дубяго, полковник Орлов, штабс-капитан Смолин , поручик Брусенцов

Невзирая на казниЯков Александрович пользовался популярностью среди всех классов населения полуострова, не исключая рабочих. И разве могло быть иначе, если генерал везде был лично: сам входил без охраны в толпу митингующих, сам разбирал жалобы профсоюзов и промышленников, сам поднимал цепи в атаку. Да, его боялись, но при этом еще и надеялись, точно зная: Слащев не выдаст и не продаст. Он обладал удивительной и для многих непонятной способностью внушать доверие и преданную любовь войскам

Комментировать
0