fbpx
СОДЕРЖАНИЕ
0
04 января 2021

Метод любовника: почему девушки попадают в ловушку

Преступники пользуются тяжелыми обстоятельствами, в которые попадают женщины и дети. Большинство жертв они сажают «на крючок» обещаниями стабильного заработка за границей (как правило, это Италия, Греция, Испания или Франция). Так, многие румынские девушки попали в ловушку, поверив в рассказы о работе в сфере услуг (рестораны и салоны красоты) или о модельной карьере в Париже и Риме. При этом дамам, которые уже занимаются проституцией, обещают работу, связанную с «безобидной» сексуальной деятельностью в клубах или массажных салонах.

Также торговцы пользуются объявлениями на сайтах брачных агентств: девушки выезжают из страны, убежденные в том, что выйдут замуж за того, кого они видели на фотографии или с кем разговаривали по телефону. В последние годы замечен рост числа румынских женщин, которые едут в Европу с целью заключить фиктивный брак, но попадают там в сексуальное рабство. Часть девушек румынские торговцы похищают и просто забирают насильно. Отмечаются также случаи, когда девушек, особенно несовершеннолетних, продают члены их семьи из-за крайне тяжелого финансового положения.

В последние годы широко используется и новый способ «вербовки». Преступники за небольшое вознаграждение нанимают симпатичных молодых мужчин, чтобы они знакомились с потенциальными жертвами. Их задача — создать иллюзию «конфетно-букетного» периода романтических отношений. Для знакомств часто используются социальные сети, в которых вербовщики говорят девушкам, что они уехали за границу и построили там карьеру, но настала пора завести семью. Затем поступает предложение приехать к своему «жениху» в одну из стран Западной Европы. Для подтверждения серьезности намерений мужчина высылает «возлюбленной» деньги на дорожные расходы. Только приехав в пункт назначения, жертва понимает цель визита. Подобную тактику называют «методом любовника».

Жертвы торговцев — безработные, бездомные, дети…

Трудно представить себе, чтобы преступление, приносящее колоссальные доходы и распространившееся по всему миру, обошло нашу страну, если принять за данность многомиллионную массу людей, живущих за чертой бедности, тех, для которых поиск средств к существованию — стратегия выживания. Именно они в первую очередь становятся мишенью преступников, предлагающих «гарантированную зарплату, крышу над головой, трехразовое питание и хороший климат».

Людям свойственно верить в хорошее, и сколько ни пиши, сколько ни предупреждай, трудные жизненные обстоятельства оказываются сильнее. По оценке Международной организации труда, в регионе Восточной Европы и Центральной Азии соотношение людей в подневольном положении, жертв торговли людьми и принудительного труда, в пересчете на 1 000 человек населения составляет 3,9. Кто они? Да те, кому не хватает средств ни на что, безработные, бездомные, дети — воспитанники и выпускники детских домов, люди с инвалидностью, одинокие старики, молодежь, лишенная социальных лифтов и возможности найти работу, трудовые мигранты — и россияне, и приезжие из стран СНГ, беженцы, переселенцы.

Фото colta.ru

Есть и жертвы торговли людьми из стран дальнего зарубежья, оказавшиеся в России по учебным визам, по приглашениям, по контрактам с частными фирмами. Как их защитить от вербовщиков? От «работодателей», для которых они — собственность, за которую заплачено? Как добиться правосудия, наказания виновных по всей цепи, включая вербовщиков и посредников, добиться компенсации нанесенного жертвам ущерба, восстановления прав и законных интересов? Ведь торговля людьми — не только тяжкое преступление против личности, это и нарушение прав человека, в том числе права на жизнь. Если этого не сделать, современное рабство станет нормой и будет и дальше угрожать верховенству закона, питать коррупцию, стимулировать организацию нелегальной миграции, отмывание денег, наркобизнес и еще многие и многие формы организованной преступности.

Рецепты давно известны и апробированы во многих странах, включая страны СНГ, а также в странах, ставших участниками Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми, этого действенного международного инструмента защиты прав потерпевших, к которому мы пока не присоединились — единственные из 47 членов Совета Европы: это законы о противодействии торговле людьми и о защите жертв этого преступления, это криминализация принудительного труда.

Это создание инфраструктуры по борьбе с современным рабством, куда входят государственная координация, независимый национальный мониторинг, позволяющий анализировать данные по всей стране и вырабатывать рекомендации по повышению эффективности принимаемых мер. Это постоянное повышение квалификации сотрудников правоохранительных органов, судейского корпуса и сотрудников прокуратуры — торговля людьми непрерывно эволюционирует, приспосабливается к новым обстоятельствам, широко использует новые информационные технологии, и нужно идти на шаг, на два шага вперед, чтобы справедливость восторжествовала.

Рецепты давно известны и апробированы во многих странах, включая страны СНГ, а также в странах, ставших участниками Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми: это законы о противодействии торговле людьми и о защите жертв этого преступления, это криминализация принудительного труда. Фото ru.delfi.lt

Это системное взаимодействие с институтами гражданского общества. Это подключение СМИ и информационные кампании по повышению осведомленности населения. Это активное взаимодействие с частным сектором по искоренению применения принудительного труда, в том числе в цепях поставок, и участие банковского сектора в отслеживании подозрительных транзакций, которые зачастую оказываются связанными с торговлей людьми. И это социальные меры, позволяющие снизить уязвимость наименее защищенных категорий населения. Вот такая неслабая палитра. Не панацея, конечно, но хорошая, проверенная стартовая площадка для борьбы с современным рабством.

Вера Грачева для «Независимой газеты»

Общество

Освобождение рабов в Америке[править]

Участь негров-рабов в южных штатах Северной Америки была хуже, чем где-либо, вследствие большой разницы между ними и белыми в культурном отношении и тесной связи рабства с материальным благосостоянием белых. Выгоды от плантаций хлопка и сахарного тростника и возраставшая цена рабов побуждали принимать всевозможные меры для охраны института рабства и для удержания рабов в возможно более подчиненном положении. Рабы находились фактически в полной власти своих хозяев. Например, в некоторых штатах обучение рабов письму наказывалось штрафом. Попытки насильственного освобождения или призывы к этому приравнивались к государственным преступлениям и т. д. В нравственном отношении рабская зависимость не могла не отражаться на неграх, развивая в них притворство, хитрость, раболепство, продажность. В году негры составляли 1/7 всего населения штатов: на 27 млн. белых насчитывалось 4 450 000 темнокожих (негров и мулатов), в том числе 3 954 000 рабов и 488 000 свободных.

Освобождение негров, не было ни поводом, ни целью войны между северными и южными штатами; оно явилось лишь неизбежным её следствием, необходимым вследствие ослабления южных штатов и привлечения на сторону союза миллионов освобожденных рабов. В первое время после войны, под влиянием недоверия к южанам, правительство Соединённых Штатов вызвало негров к деятельному участию в выборах и охотно смотрело на занятие ими мест в управлении. Но вскоре оказалось, что управление, составленное из менее культурных элементов, привело к отягощению южных штатов долгами и к разного рода злоупотреблениям. С последовавшим восстановлением мира, прекращением военного положения на Юге и возвращением полноправия белому населению усмиренных штатов, последнее получило возможность к более полному осуществлению самоуправления, которым оно и воспользовалось, прежде всего, для отстранения негров от участия в законодательной, судебной и административной деятельности. Для этого в ход были пущены всевозможные средства: повышение образовательного и имущественного ценза, материальная зависимость негров от белых, обман, насилие и т. п. До начала XX века при сплоченности белого населения, подобное положение сохранялось: негры хотя de jure и считались полноправными гражданами, но de facto почти полностью были исключены из участия в самоуправлении и составляли подобие низшей касты. Их не пускали в церкви, тем более — в общественные собрания, клубы, отели, рестораны; на железных дорогах для них были особые вагоны; у них имелись свои церкви, клубы, гостиницы, лавки, школы, богадельни, газеты, врачи, пасторы, адвокаты, учителя и т. д. Общее число темнокожих в Соединённых Штатах составляло менее 1/8 общего числа населения (по цензу года — 7 470 040 на 54 983 890 белых), но в бывших рабовладельческих штатах — Вирджинии, Северной и Южной Каролине, Джорджии, Флориде, Алабаме, Луизиане и Миссисипи, с общим населением (в г.) в 10 575 055, процент темнокожих значительно больше и в четырёх штатах (Южной Каролине, Миссисипи, Луизиане и Алабаме) даже превышал число белых.

Позже всего освобождение негров-рабов последовало в Бразилии, где негры наиболее смешались с португальцами и индейцами. В г. (единственная перепись населения) здесь насчитывалось 3 787 тыс. белых, 1 954 тыс. негров, 3 802 тыс. помесей (метисов) и 387 тыс. индейцев; из негров около 1 1/2 млн. было рабов. Первый шаг к уничтожению рабства был сделан в году запрещением ввоза рабов. В году были освобождены рабы монастырей и некоторых учреждений; в году были объявлены свободными все дети, рождённые в Бразилии, освобождены все казённые и императорские рабы и учреждён особый фонд для выкупа ежегодно известного числа рабов. В году были освобождены все рабы, достигшие 60-летнего возраста. В году последовало окончательное освобождение остальных рабов, в числе около 740 000. Эта мера послужила одним из поводов к революции, низвергнувшей императора дона Педро (Педру) и его фамилию и провозгласившей республику. Свободным негритянским государством является республика Либерия.

Число рабов и место их применения

Трудно подсчитать общее число людей, ставших рабами за века расширения Римского государства: для этого просто нет достаточных данных.

Чаще всего источники сообщают об однократных событиях. Известно, что Квинт Фабий Максим Веррукоз Кунктатор в 209 году до н. э. продал в рабство 30 тысяч жителей Тарента — пожалуй, первый в римской истории случай массовой продажи в рабство побежденных.

Луций Павел Эмилий в 167 году до н. э. уничтожил 70 городов в Эпире и вывел оттуда 150 тысяч рабов. Марий обратил в рабство кимвров и тевтонов — целые небольшие народы, переселявшиеся в Италию — не менее 150 тысяч человек. Тит Флавий после взятия Иерусалима захватил 97 тысяч рабов.

По данным Плутарха, Юлий Цезарь обратил в рабство миллион галлов.

Жителей покоренных стран обращали в рабство и потом: при сборах налогов откупщиками-публиканами местные жители обращались в рабство в счет неуплаты налогов. Публиканы сознательно устанавливали неимоверно высокие налоги, которые большинство местных жителей заведомо не могли уплатить. Когда у Никомеда, царя Вифинии потребовали выделить отряд вспомогательных войск для римской армии, он ответил, что у него нет здоровых подданных, они все забраны в рабство римскими откупщиками налогов.

Обращение в рабство провинциалов. Рельеф из Смирны

По мнению знаменитого историка античности Мозеса Финли, в Италии в эпоху «расцвета» рабства было около 2 миллионов рабов.

По оценке историка П. Бранта, в Италии в ту эпоху было 2-3 миллиона рабов и еще 4-5 миллионов свободных граждан. В крупных городах — в Риме, в Помпеях, рабов могло быть до 40% или до половины населения.

Если распространить эту картину на ВСЮ Римскую империю, получаются совершенно фантастические цифры. Гиббон исходил из данных переписи императора Клавдия и считал, что в Римской империи жило 120 млн человек, из которых 60 млн были рабами.

Но даже применительно к Риму утверждение, что в «Риме рабов во много раз больше чем свободных», и что «все римляне имели рабов. Даже у самого бедного римского гражданина были слуги» можно отнести только к категории исторических анекдотов. Причем цель этих анекдотов — изобразить римлян «народом господ», угнетателями всех остальных.

Интересно, а у обитателей римских инсул тоже было много рабов?

За пределами Италии, Сицилии и некоторых областей Испании, рабов практически не было или они были в незначительном количестве; они не играли практически никакой роли в экономической и социальной жизни.

Обидно, что это исследования римского рабства первым уже давно провел наш соотечественник, историк античности и археолог Михаил Иванович Ростовцев. Но в СССР ничего не знали о Ростовцеве — эмигранте с 1918 года, участнике написания «Кембриджской истории древнего мира». Вместо блестящих исследований М.И.Ростовцева нас потчевали мочалкой из Карла Маркса и дилетантских бредней Сталина про «революцию рабов». Вывод о почти нулевом значении рабства вне Италии был неоднократно повторен при исследовании отдельных провинций — и самим Ростовцевым, и другими историками. В том числе и по отношению к такой близкой к Италии провинции, как Галлия.

Если принять за основу реальные данные, то получается: за время активного строительства Империи, со II века до н. э. по конец I века н. э. было превращено в рабов примерно 2-5% населения завоеванных Римом областей. И почти все рабы были сконцентрированы в Италии и в Сицилии.

Судьбы этих миллионов можно разделить на три типа.

  1. Попавшие на работы, предполагавшие быстрое истощение и гибель работника: на свинцовые рудники в Испании, каменоломни Северной Африки, золотые прииски в предгорьях Альп.
  2. Домашние рабы, которых изначально предполагалось использовать как личных слуг или как «интеллигентов». Ведь захватывали в плен и людей с очень высоким социальным статусом, и хорошо образованных. Когда такие люди овладевали латинским языком (а часто они уже его знали, пусть недостаточно), образованным рабам поручали выполнять функции секретарей, библиотекарей, а то и воспитателей детей хозяина. Марк Лициний Красс говорил, что образованные рабы — самая важная часть его богатства, и с этим мнением было согласно большинство.
  3. Основная масса рабов, ввезенные в Италию или в Провинции Римского государства для работы в сельском хозяйстве, в ремесленном производстве или на создании инфраструктуры.

Те, кто борется

Олег просит не называть место нашей встречи и даже регион. Дело происходит в промзоне небольшого городка. Олег «ведет» меня по телефону, а когда я дохожу до вывески «Шиномонтаж», говорит: «Жди, сейчас подойду». Приходит через 10 минут.

— Нелегко вас найти.

— На это весь расчет.

Разговор происходит за фанерной бытовкой. Вокруг — гаражи и склады.

— Бороться с рабством я начал в 2011 году, — говорит Олег. — Знакомая рассказала, как выкупала родственника с кирпичного завода в Дагестане. Я не поверил, но стало интересно. Поехал сам. В Дагестане с местными ребятами ходил по заводам, представляясь покупателем кирпича. Параллельно спрашивал у рабочих, есть ли среди них подневольные. Оказалось, да. С теми, кто не забоялся, мы договорились о побеге. Тогда удалось вывезти пять человек.

После освобождения первых невольников Олег разослал в СМИ пресс-релиз. Но тема интереса не вызвала.

— На связь вышла только одна активистка из движения «Лига свободных городов»: у них небольшая газета — человек двести, наверное, читают. Но после публикации мне позвонила женщина из Казахстана и рассказала, что ее родственницу удерживают в продуктовом магазине в Гольяново (район в Москве. — И.Ж.). Помните этот скандал? К сожалению, он был единственным, да еще и безрезультатным — дело-то закрыли.

О том, насколько тема торговли людьми волнует россиян, Олег говорит так:

— За последний месяц мы собрали всего 1730 рублей, а потратили около семидесяти тысяч. Мы вкладываем в проект свои деньги: я работаю на заводе, есть парень, который работает грузчиком на складе. Дагестанский координатор работает в больнице.

Олег Мельников в Дагестане. Фото: Vk.com

Сейчас в «Альтернативе» — 15 активистов.

— За неполных четыре года мы освободили примерно триста невольников, — говорит Олег.

По оценкам «Альтернативы», в России ежегодно в трудовое рабство попадает около 5 000 человек, всего в стране — почти 100 000 подневольных рабочих.

Начало британской работорговли

Американские базы и несовершеннолетние жертвы

Маршруты трафика женщин чаще всего обусловлены географическим фактором, поэтому основным рынком сбыта остаются страны Европы. Однако случаи торговли румынскими девушками были зафиксированы даже в Камбодже, Канаде и Южной Африке. Внутри страны рабынь в основном перевозят из сельских районов с высоким уровнем безработицы в более крупные населенные пункты. В силу своего расположения Румыния также является транзитной страной для «живого товара» из Молдовы, Украины и азиатских стран.

Румынские пользователи социальных сетей упоминают и налаженный «маршрут» из Каракала прямиком в Девеселу — небольшую румынскую деревню с населением около 3000 человек, в которой на месте бывшей румынской военной базы в 2016 году была открыта американская.

Именно с ней румынская общественность связала похищения девушек Каракала в прошлом году. В июле 2019 года пропала 14-летняя Александра Мэчешану, которую похитили по дороге домой. На следующий день ей удалось дозвониться на линию службы спасения. Три раза в течение 45 минут жертва разговаривала по телефону с полицией, умоляя о помощи, однако никаких действий с их стороны не последовало: спецслужбы не только не смогли оперативно вычислить координаты, но и затем не решались войти в дом предполагаемого похитителя. Около 10 вечера локация, где злоумышленники держали девочку, была обнаружена. Однако до 6 утра следующего дня под предлогом отсутствия ордера полицейские не предпринимали ровным счетом ничего.

Утром полиция арестовала 65-летнего мужчину, который заявил, что убил девушку ночью и сжег ее тело в бочке во дворе. Но следов сожженных человеческих останков в ней обнаружено не было. Девочка оказалась племянницей Александру Кумпэнашу, работавшего на популярный румынский телеканал. Историю выпустили в эфир вместе с записью телефонных звонков Александры.

Кроме того, дядя девочки заявил, что в службу спасения в день похищения звонили и соседи предполагаемого похитителя, которые сообщали, что в его доме происходит «что-то странное». Только после этого власти Румынии начали имитировать видимость бурной деятельности и принялись за расследование. Этот инцидент буквально взорвал румынские СМИ — первые полосы местных газет занимала история Александры, а муниципальную выласть обвиняли в прикрытии преступных сетей торговли людьми.

Вскоре всплыло еще одно нераскрытое дело: другая румынская семья отчаянно пыталась найти свою дочь — восемнадцатилетнюю Луизу Меленку, которая пропала без вести в том же районе за два месяца до этого. Расследование затягивалось всеми доступными властям способами, а реальных попыток найти девушку не предпринималось. После пропажи Александры дела были объединены, а местному автомеханику Георге Динкэ предъявили официальные обвинения. Динкэ путался в показаниях, но в итоге вынужден был признать, что изнасиловал и убил обеих девушек.

Однако ДНК биологических останков, которые предположительно были останками Луизы Меленку, не совпал с пробами ее отца, что совершенно ожидаемо привело к еще одному скандалу. Семьи обеих девушек отказывались признавать их погибшими, полагая, что их украли для занятия проституцией — в связи с отсутствием тел и доказательств убийства они требовали объявить Луизу и Александру в международный розыск.

В скандале, связанном с сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних, была замешана и база «Михаил Когэлничану», расположенная недалеко от румынского черноморского порта Констанца.






Специфический спрос на несовершеннолетних румынок обусловлен высокой стоимостью этой категории «товара». Она варьируется в зависимости от страны назначения, цели покупки и физических качеств жертвы. Основной целью торговли детьми из Румынии является сексуальное и трудовое рабство, при этом девочек обычно продают для сексуальной эксплуатации, а мальчиков — для работы. Но был также зафиксирован случай, когда девочек, считавшихся в Италии слишком маленькими для занятия проституцией, продали в трудовую эксплуатацию в Македонию. В исследованиях о детях, похищенных румынами из соседней Молдовы, также упоминается особый интерес покупателей к девственницам и растущий спрос на создание материалов порнографического характера как особую форму сексуальной эксплуатации несовершеннолетних. Потенциальные клиенты находят поставщиков девочек через Интернет и частные клубы с ограниченным членством.

Рабский труд, земледелие и роскошь

Как и цена на другие товары, цены на рабов зависели от множества факторов. Экономическая конъюнктура античного мира ничуть не уступала нынешней по своей непредсказуемости и динамике. Древнеримская история продолжалась более тысячи лет, и не все её периоды хорошо отражены сохранившимися источниками, поэтому мы не знаем, сколько точно стоили рабы в первые 400−500 лет существования «вечного города».

Цена, судя по всему, была довольно умеренной, торговцы ориентировались на развитые средиземноморские рынки, в первую очередь в Греции и Карфагене. Кроме того, Рим ещё не был достаточно богат и не особо нуждался в большом количестве рабов, что также сдерживало цены.

До второй пунической войны (218 — 201 гг. до н. э.) основу римской экономики составлял труд свободного гражданина-земледельца. Крестьянин и члены его семьи обыкновенно обрабатывали 2−3 га земли — больше не могли физически.

Рабы же, в которых превращали пленников из побеждённых племён, были немногочисленны и в основном выполняли роль домашних слуг и помощников в работе, но они имелись далеко не в каждом хозяйстве и редко более одного на ферме. Свободный труд преобладал.

Масштабные завоевания и развитие экономики увеличили богатство римлян, увеличивались и средние размеры земельных наделов. Через допущение аренды просторных «общественных полей» (т.е. государственных) и через ростовщичество земля концентрировалась в руках богачей. Ко времени братьев Гракхов (Тиберия и Гая) этот процесс зашёл настолько далеко, что вызвал острые социальные конфликты.

Беднота стекалась в города, в сельской местности росла доля невольничьего труда. Обработка 30, 40, 50 га и более не под силу одному человеку, нужны наёмные работники и крепкие рабы. Соответственно, рос спрос на них. В период расцвета республики и империи (II в. до н. э. — II в. н. э.) в Италии основной формой землевладения и организации производства продовольствия стали виллы, на которых трудилось по несколько десятков рабов.

В то же время знать пристрастилась к роскоши, и всё больше рабов требовалось и в качестве городских слуг. Число их пополнялось за счёт нищих, но ещё больше — за счёт естественного воспроизводства и войн. «Сколько врагов, столько рабов», — так тогда говорили, а ведь прежде, когда ценился выше всего свободный крестьянин, в ходу была иная пословица — «сколько рабов, столько врагов».

В I в. н. э. рабов стало так много, что их число по меньшей мере сравнялось с числом свободных (несколько миллионов человек). После восстания Спартака и других бунтов это обеспокоило сенат. Патриции при императоре Тиберии обсуждали идею обязать невольников носить особую одежду, чтобы их проще было отличить. Однако от этого замысла пришлось отказаться. Как указывал Сенека (4 г. до н. э. — 65 г. н. э.), сенаторы «сочли большей опасностью данную рабам возможность подсчитать наше число» — рабам в специальной одежде стало бы слишком очевидно, что их — не меньше, а то и больше, и какую силу они представляют.

Нападение на Польшу

В 1498 году Крымское ханство объединилось с Молдавией – христианским вассальным государством османов. Это татаро-молдавское войско, насчитывавшее 100 000 человек, напало на Польшу и Литву с целью получения добычи и захвата рабов.

Поначалу вторжение не встретило большого сопротивления. Армия с легкостью захватила города Ярослав, Пшеворск и Пшемысль. Также татары атаковали важный город Львов, но польские защитники смогли его отстоять. Прежде чем вернуться в Крым, татары разорили множество близлежащих деревень, убили и угнали в рабство тысячи человек. По некоторым оценкам, 100 000 поляков были захвачены в ходе этого нападения.

Судьбы рабов

Попавшие в плен к османам рабы-мужчины становились, как было отмечено, или частью османской армии, или же рабочей силой. Перед угнанными в рабство женщинами тоже лежало два возможных пути: или тяжелый рабский труд, или гарем султана. Разумеется, в гарем могли попасть лишь молодые и привлекательные девушки.

В городе Кафе 70 % захваченных рабов отправлялись в столицу османов – Стамбул. Турки осматривали корабельный груз в поисках самых красивых девушек – потенциальных наложниц для султана. Другие привлекательные рабыни становились своеобразной обменной валютой между мусульманскими правителями.

Многие турецкие наложницы часто становились довольно влиятельными женщинами в Османской империи, например, венецианка София (Сафие) и украинка Роксолана (Хюррем-султан).

Хюррем, проданная татарами в гарем султана Сулеймана Великолепного, сумела добиться огромного влияния и власти, фактически управляя государством вместе с султаном. Именно благодаря Хюррем, в истории Османской империи был период так называемого Женского султаната, когда в руках женщин сосредотачивались нити власти в Стамбуле. Многие из них были из числа европейских христиан.

Противостояние с Литвой

Набеги крымских татар были обычным делом в 16 веке. Чаще всего эти нападения были успешными: никто не мог противопоставить силы, достаточные для их сдерживания. Крымские мусульмане захватывали тысячи рабов из числа русских, украинцев, поляков и литовцев.

Однако в 1520-х годах в рядах татар наметилась брешь. Им не хватало централизованной власти, к тому же у них были противоречия с их собственными союзниками. В этот период Крым стал более уязвимым.

Этим воспользовались литовцы. Когда татары предприняли очередной набег, литовские войска сумели одержать крупную победу под Ольшаницей. После этого татарам пришлось договариваться о мире и идти на уступки.

“Должны заработать сами”: мама решила не покупать детям подарки на Рождество

Простые средства в борьбе за чистоту кухонной плиты: гель для посуды и пылесос

Снег засыпал американский город Бингемтон: жители делятся фото пейзажей за окном

От рабства к сегрегации

На территории современных Соединённых Штатов рабство существовало почти два с половиной столетия. 

Также по теме

«Расовый вопрос не изменился»: почему Вудро Вильсон не остановил линчевание темнокожих

26 июля 1918 года президент США Томас Вудро Вильсон обратился к соотечественникам с призывом прекратить массовое линчевание…

По словам историков, Война за независимость изначально не изменила положение рабов в США на государственном уровне. Если северные штаты в начале XIX века отменяли рабство местными нормативными актами, то на юге страны оно только развивалось. В 1860 году на территории Соединённых Штатов жили около 4 млн рабов африканского происхождения.  

В середине XIX века отношения между северными и южными штатами США обострились. Южные регионы страны взяли курс на выход из единого государства. Это вылилось в Гражданскую войну. Одним из лозунгов северян стала отмена рабства. Северные штаты победили, и в 1865 году была провозглашена 13-я поправка к Конституции, которой рабство было официально запрещено.

«Сразу после Гражданской войны центральные власти проводили достаточно жёсткую политику в отношении южных штатов. Они были фактически оккупированы войсками северян», — рассказал в беседе с RT политолог-американист Дмитрий Дробницкий.

По его словам, сохранение жёсткого курса в отношении Юга могло привести к новому обострению противоречий, поэтому Белый дом решил пойти на уступки южанам.

  • Беглые рабы из южных штатов США
  • globallookpress.com

«В конечном итоге в отношении южан не стали устраивать охоту на ведьм, их не обвинили в государственной измене, не судили за их позицию. Инфраструктура Юга была сохранена. А через некоторое время в южных штатах стали принимать так называемые законы Джима Кроу — нормативные акты, направленные на установление расовой сегрегации», — отметил в разговоре с RT главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев.

По словам директора Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрия Рогулёва, сегрегация базировалась на особой политико-правовой формуле.

По словам историков, ситуация усугублялась тем, что в США, в первую очередь в южных штатах, действовали неофициальные нормы расового этикета, отступление от которых рассматривалось как нарушение общественного порядка. Согласно этим нормам, темнокожие обязаны были уступать дорогу белым, снимать перед ними головные уборы.

Нормы о раздельном образовании, здравоохранении, общественном питании, досуге, рабочих местах, а также о запрете межрасовых браков действовали официально. Их нарушение пресекалось как правоохранительными органами, так и членами радикальных группировок, например ку-клукс-клана. Кроме того, темнокожие больше страдали от безработицы.

  • Сегрегация в США

«В армии США из темнокожих формировались отдельные подразделения, которым поручались самые неблагодарные задания. Солдаты из числа афроамериканцев считали, что, выполнив свой долг, они должны получить гражданские права, но этого не происходило. Возвращаясь с войн, они оставались людьми второго сорта. Более того, даже в северных штатах в первой половине ХХ века отношение к темнокожим ухудшилось. Они соглашались работать на заводах за меньшую плату, чем белые рабочие, и это приводило к расовым беспорядкам, перерастающим в побоища», — рассказал в беседе с RT заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ имени Плеханова Андрей Кошкин.

История[править]

Древностьправить

В древние времена рабы-негры вывозились в Египет, Переднюю Азию, Грецию, Рим. Позже арабы и мавры стали вывозить их в северную Африку, Аравию, Турцию, Персию. В конце XIX века главным центром арабской работорговли стали Занзибар и Египет. Отсюда работорговцы отправлялись с вооруженными отрядами вглубь Африки — в страны по верховьям Нила и Конго и в область Великих озёр, производили там опустошительные набеги (рацции), основывали, местами, укрепленные станции и доставляли рабов к прибрежным пунктам восточной Африки. Запрещение работорговли в Египте, утверждение немцев в тропической восточной Африке и меры, предпринятые со стороны государства Конго, прервали эту деятельность арабов. Некоторые исследователи отмечают, что участь рабов-негров на Востоке была не столь тяжёлой, как, например, в Америке. На Востоке рабы часто составляли подобие младших членов семьи, нередко отпускались на волю и не изнурялись особенно тяжелой работой.

Западная Европаправить

Работорговля в Западной Европе осуществлялась на всем протяжении Средних веков, в частности ей занимались скандинавские викинги. Итальянские купцы (генуэзцы и венецианцы), владевшие торговыми факториями на Черном и Азовском морях, покупали рабов (славян, тюрок, черкессов) у татаро-монголов и продавали их в страны средиземноморского бассейна, как мусульманские, так и христианские. Рабы славянского происхождения отмечаются в XIV веке в нотариальных актах некоторых итальянских и южнофранцузских городов (Руссильон).(См. также Генуэзские колонии в Северном Причерноморье).

В Западную Европу рабы из Африки стали вывозиться прежде всего португальцами, в середине XV века, а с начала XVI века испанцы начали доставлять их в Вест-Индию, португальцы — в Бразилию. В течение XVI—XVII веков торговля рабами составляла королевскую привилегию, передававшуюся частным лицам, большей частью как монополия, с обязательством доставить в колонии определённое количество рабов в определенное время. Расцвет торговли неграми последовал с основанием больших торговых компаний в Голландии, Франции и Англии (— г.г.), получивших привилегии на вывоз рабов из западной Африки, на пространстве от тропика Рака до мыса Доброй Надежды.

Северная Америкаправить

В североамериканских колониях, особенно в Вирджинии, англичане сначала использовали в качестве рабов шотландских и ирландских военнопленных. Негры были впервые ввезены в году, причем английское правительство навязало их колониям, введя монополию. Постепенно развилась целая система негроторговли. Охота за неграми или покупка их за бесценок у прибрежных племен стала особой профессией. Рабы выводились к берегу караванами, связанные по рукам и с наложенными на шеи деревянными развилками; затем их нагружали массами на корабли и доставляли в американские порты. Большое количество их погибало от тесноты, болезней, плохого питания. Всего в британские колонии в Северной Америки, и позднее в США, было доставлено около 13 миллионов рабов из Африки, но на каждого живого раба приходилось по 3-4 погибших во время “охоты на людей” и их транспортировки. Общие демографические потери африканского континента от работорговли оцениваются в 80 миллионов человек. Негры в британских колониях Северной Америке, и позднее в США, использовались преимущественно в плантационном хозяйстве, например, при выращивания хлопка.

Комментировать
0