fbpx
No Image

Русские и союзные войска вступили в париж 2021

СОДЕРЖАНИЕ
0
04 января 2021

Свободомыслие

Париж во все времена считался центром свободомыслия и новаторский идей. Побывав в столице Франции, русские, в основном крестьяне, увидели, что Европа живет иначе. Крестьяне и солдаты ожидали отмены крепостного права. Крепостники и власти были напуганы такими настроениями крестьян.

Правительственная реакция усилилась. Её возглавлял печально известный военный министр Аракчеев. Кроме того, заграничный поход дал возможность тысячам офицеров посмотреть на Европу. Париж хотя бы по разу посетили буквально все русские офицеры, находившиеся тогда в Европе. Воздух этого города, где манифестом русского императора разрешалась свобода слова, печати и собраний, где даже к нищему было принято обращаться «мсье» сыграл со многими злую шутку. Абстрактные до той поры «свобода», «равенство» и «братство» стали для русской дворянской молодежи призывом к действию. Поручики и корнеты, которым показали Европу, образовали в России ту «критическую массу», которая в 1825 г. рванула на Сенатской площади.

Париж челябинский и башкирский

Нравилось русским и само звучное слово «Париж»! Так нравилось, что вскоре после 1814 года появились на российской карте свои «Парижи». Так, в Чебинской области есть село Париж – в честь казаков-нагайбаков, что составляли в российской армии отдельный полк. Что интересно, местные жители и сейчас гордятся славным именем своего села: в 2005 году в селе Париж была торжественно открыта вышка сотовой связи, выполненная в виде, отдалённо напоминающем уменьшенную копию Эйфелевой башни. Южноуральская коллега в шесть раз меньше настоящей.

Село Париж есть и в Башкирии, в названии запечатлена роль местных стрелков во взятии французской столицы.

Страшные прогнозы

Молодые офицеры с удовольствием принимались в аристократических кругах Парижа. В числе других времяпрепровождений оказались и посещения гадального салона известной на всю Европу гадалки – мадемуазель Ленорман. Однажды вместе с друзьями в салон пришел прославленный в боях восемнадцатилетний Сергей Иванович Муравьев-Апостол. Обращаясь ко всем офицерам, мадемуазель Ленорман дважды проигнорировала Муравьева-Апостола. В конце концов, тот поинтересовался сам: «Что же вы скажете мне, мадам?» Ленорман вздохнула: «Ничего, месье…» Муравьев настаивал: «Хоть одну фразу!».

И тогда гадалка произнесла: «Хорошо. Скажу одну фразу: вас повесят!» Муравьев опешил, но не поверил: «Вы ошибаетесь! Я – дворянин, а в России дворян не вешают!» – «Для вас император сделает исключение!» – грустно проговорила Ленорман. Это «приключение» бурно обсуждалось в офицерской среде, пока к гадалке не сходил Павел Иванович Пестель. Когда он вернулся, то, смеясь, сказал: «Девица выжила из ума, боясь русских, которые заняли ее родной Париж. Представляете, она предсказала мне веревку с перекладиной!». Но ворожба Ленорман сбылась в полной мере. И Муравьев-Апостол, и Пестель умерли не своей смертью. Вместе с другими декабристами их повесили под дробь барабана.

Новые фамилии:

Существует легенда: после Отечественной войны 1812 года калмыки, возвращаясь домой, зачастую приводили в дом жен-француженок. Сначала их прозвали в народе «француз», затем образовалась фамилия Французов.

Утонченность чувств:

Пожалуй, самые яркие страницы тех лет в историю Парижа вписали казаки. Во время своего пребывания во французской столице русские кавалеристы превратили берега Сены в пляжную зону: купались сами и купали своих коней. «Водные процедуры» принимали, как на родном Дону – в нижнем белье или совсем нагишом

И этим, конечно же, привлекали немалое внимание местных

О популярности казаков и огромном интересе парижан к ним свидетельствует большое количество романов, написанных французскими писателями. Среди дошедших до настоящего времени роман известной писательницы Жорж Санд, который так и называется: «Казаки в Париже».

Самих казаков пленил город, правда, в основном красивые девушки, игорные дома и вкусное вино. Казаки оказались не слишком галантными кавалерами: по-медвежьи тискали ручки парижанок, объедались мороженым у Тортони на бульваре Итальянцев и наступали на ноги посетителям Пале-Рояля и Лувра. Русские французам виделись незлобливыми, но и не слишком деликатными в обращении великанами. Хотя популярностью у дам простого происхождения бравые вояки все же пользовались. Вот и учили их парижанки азам галантного обращения с девушками: ручку сжимать не сильно, под локоток взять, дверь открыть.

Ампир в архитектуре:

Еще до войны с Наполеоном император Александр получал от архитекторов Фонтена и Персье изображения новых сооружений и интерьеров в стиле ампир. Русская аристократия, привыкшая подражать французской моде, быстро перенимала новые веяния во всех направлениях. В 1814 году русский император получил французский альбом с рисунками различных проектов, который сыграл большую роль в распространении ампира в России. Александр пригласил Монферрана, будущего автора петербургского Исаакиевского собора, но в то время еще никому неизвестного архитектора, к себе на службу.

Любовь к письмам и мемуарам:

Не только кушали и пили русские в Париже, образованная часть русского войска с небывалым восторгом осматривала культурные ценности. Способствовал этому и сам российский император: он пресекал разбои и мародерства в захваченном городе, особо запрещалось покушаться на культурные памятник, в частности Лувр.

Франция всегда славилась своими литературными гениями, пробовали себя в художественном слове и практически все образованные парижане. А уж писать письма, на закате жизни рассказать в мемуарах о своем опыте или вести дневник – и вовсе считалось хорошим тоном. Именно поэтому после посещения русскими Парижа, в России мемуарный и эпистолярный жанры развились с особой силой. Многие из наших офицеров, обладали литературным талантом, а впечатлений от военных действий хватило бы на десятки книг. Благодаря запискам, письмам и дневникам участников военных действий 1812-1814 года в дальнейшем в России особое значение получит исторический роман и художественная литература о том героическом времени.

Что оставили после себя русские

Парижское восстание

В Париже уже три месяца шла агитация за французского короля, и влиятельные буржуа составили заговор против англичан во главе с советником Счетной палаты и официалом на английской службе Мишелем де Лайе. Другими руководителями были брат Мишеля адвокат Парламента Жан де Лайе, Пьер де Ланкра, Тома Пигаш, Никола де Лувье, Жак де Бержьер, Жан де Лафонтен, и другие. Для усыпления бдительности оккупантов они 15 марта принесли Луи де Люксембургу требуемую присягу, и Ришмон, чтобы избавить заговорщиков от опасений, направил им королевские грамоты об амнистии. Участники комплота рассчитывали на то, что парижане, неизменно державшие сторону герцога Бургундского, поддержат выступление, зная, что освобождать город вместе с французами идут и бургундские войска во главе с Вилье де Лиль-Аданом, прежним капитаном Лувра и губернатором Парижа.

Маршал де Лиль-Адан, захвативший столицу в 1418 году, а затем оборонявший ее от войск Жанны д’Арк, знал слабое место обороны города — отсутствие кругового пути с внутренней стороны стен, что делало невозможной быструю переброску войск на угрожаемые участки. Чтобы направить солдат от одних ворот к другим, требовалось пройти через центр города, где было всего четыре моста через Сену, которые с утра до вечера были заполнены народом. Не имя возможности оборонять разом все пятнадцать парижских городских ворот, оккупанты замуровывали от восьми до двенадцати, в зависимости от обстоятельств. Четверо ворот действовали почти всегда — Сен-Дени, Сент-Оноре, Сент-Антуан и Сен-Жак.

Утром 13-го заговорщики вышли на улицы, призывая горожан к оружию. Восстание мгновенно распространилось по городу, жители которого нацепили на себя белые французские кресты или красные бургундские кресты святого Андрея. Улицы перегородили цепями, чтобы еще больше затруднить гарнизону возможности для маневра. Англичане, в которых со всех сторон из окон летели стрелы, камни, поленья, не знали, куда бежать — подавлять ли им это внутреннее возмущение, или оборонять стены от угрозы извне.

Лайе предпринял ловкую диверсию, захватив ворота Сен-Дени, чтобы создать впечатление, будто французы готовят атаку с этой стороны, и оттянуть на себя основные силы гарнизона. Центральный рынок стал другим центром сопротивления. Когда англичане были стянуты на правый берег, кварталы и ворота левобережья оказались без защиты солдат гарнизона.

Пока канцлер Луи де Люксембург, губернатор Парижа, безуспешно атаковал ворота Сен-Дени, а Уиллоуби штурмовал рынок, коннетабль соединился с пехотинцами, сидевшими в засаде в Нотр-Дам-де-Шан. Храня молчание, войска продолжали продвигаться к городу, а несколько факельщиков были посланы к Шартрё и воротам Сен-Мишель, чтобы узнать, что делать дальше. Те увидели на стене человека, махавшего им шапкой. Коннетабль подошел к воротам Сен-Мишель, но горожанин крикнул ему: «Идите к другим воротам, эти не откроются, вам надо к рынку». Ришмон двинулся к воротам Сен-Жак, сопровождаемый Вилье де Лиль-Аданом, несшим королевское знамя.

Наступление на Париж

В ночь среды Ришмон получил из Парижа сообщение о том, что к антианглийскому выступлению все готово, и когда армия подойдет к городу со стороны Сен-Марселя, ей откроют ворота. Операция была назначена на утро пятницы. Оставив в Сен-Дени своего лейтенанта сира де Ла-Сюза со всеми рутьерами и приказом довести осаду до конца, Ришмон в великий четверг отправился в Понтуаз к бургундцам. Оттуда он послал Маэ Морийона и своего брата Жоффруа с 400 пехотинцами, чтобы устроить засаду в деревне Нотр-Дам-де-Шан, затем продвинуться до Пуасси, чтобы перейти Сену и соединиться с частями Орлеанского бастарда.

Стянув все свои силы, Ришмон выступил из Пуасси вечером в четверг 12 апреля, чтобы после ночного марша подойти к стенам Парижа с первыми лучами солнца.

Литература

  • Бантыш-Каменский Д. Н. 41-й генерал-фельдмаршал князь Михаил Богданович Барклай де-Толли // Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов (рус.). — Rus-Sea, 2000. — В биографии содержатся извлечения из книги: Михайловский-Данилевский. «Описание похода во Францию в 1814 году». Ч. 2.
  • Рипол Классик: репринтное издание по технологии print-on-demand с оригинала 1963 года.
  • Богданович М. И. История войны 1814 года во Франции и низложения Наполеона I, по достоверным источникам (рус.). — СПб.: Тип. В. Спиридонова, 1865. — Т. I. — 654 с.
  • Гуссэ, Анри. Гл. XI: Кампания во Франции и крушение Империи. 1814 год // История XIX века (рус.) / Под ред. профессоров Лависса и Рамбо. Русское изд. под ред. Е. В. Тарле. — 2-е, доп. и испр. изд-е. — М.: «Соцэкгиз», 1938. — Т. 2. — С. 315–350. — 591 с. — 103 000 экз.

Предыстория[править | править код]

В первых числах января 1814 года войска союзников, состоящие из русских, австрийских, прусских и немецких корпусов, вошли на территорию Франции с целью свержения Наполеона, разбитого в битве под Лейпцигом в октябре 1813 года. Союзники наступали двумя отдельными армиями: русско-прусскую Силезскую армию возглавлял прусский фельдмаршал Блюхер, русско-немецко-австрийскую Главную (бывшую Богемскую) армию отдали под начало австрийского фельдмаршала Шварценберга.

В сражениях на территории Франции Наполеон чаще одерживал победы, ни одна из которых не стала решающей из-за численного превосходства союзников. Наполеон редко имел под рукой в одном месте более 40 тысяч солдат, в то время как его противники располагали 150—200 тысячами. Союзники несколько раз пытались двинуться на Париж, но Наполеону удавалось, сконцентрировав силы, отбросить фланговыми ударами армии Блюхера и Шварценберга на исходные позиции.

В 20-х числах марта 1814 года Наполеон решил пройти к северо-восточным крепостям на границе Франции, где рассчитывал деблокировать французские гарнизоны, и, значительно усилив ими свою армию, принудить союзников к отступлению, угрожая их тыловым коммуникациям. Французский император надеялся на медлительность союзных армий и их страх перед его появлением в их тылу.

Однако союзные монархи, вопреки ожиданиям Наполеона, 12 () марта  года одобрили план наступления на Париж. В пользу такого решения послужила информация о брожении в Париже и усталости французов от войны, в связи с чем снимались опасения ожесточённых боёв с вооружёнными горожанами на улицах полумиллионного города. Против Наполеона выслали 10-тысячный кавалерийский корпус под началом российского генерала Винценгероде при 40 орудиях с тем, чтобы ввести Наполеона в заблуждение относительно намерений союзников. Корпус Винцингероде был разбит Наполеоном 26 марта, но это уже не повлияло на ход дальнейших событий.

Возведение фортификационных сооружений вокруг Парижа началось лишь 23 марта, так как губернатор города Жозеф Бонапарт не имел соответствующих полномочий, а Наполеон долго не подписывал предлагаемые им планы. Он был в бешенстве, узнав, что Жозеф настаивает на подписании мира любой ценой («бессмысленная и преступная идея» по его мнению) и требовал от жены, находившейся с наследником во дворце Тюильри, держаться подальше от брата.

25 марта союзные войска двинулись на запад, на Париж, и в тот же день под Фер-Шампенуазом столкнулись с отдельными французскими частями, которые спешили на соединение с армией Наполеона. В бою французские корпуса маршалов Мармона и Мортье были разбиты и откатились к Парижу.

29 марта союзные армии подошли вплотную к передовой линии обороны столицы.

Когда 27 марта Наполеон узнал о наступлении на Париж, то высоко оценил решение противника: «Это превосходный шахматный ход. Вот никогда бы не поверил, что какой-нибудь генерал у союзников способен это сделать». На следующий день он от Сен-Дизье (прим. 180 км восточнее Парижа) бросился со своей небольшой армией на спасение столицы, однако прибыл слишком поздно.

Новые впечатления

Французов в свою очередь пугали азиатские конные полки в составе русской армии. Они ужасались почему-то при виде верблюдов, которых привели с собой калмыки. Французские барышни падали в обморок, когда к ним приближались татарские или калмыцкие воины в своих кафтанах, шапках, с луками через плечо, и с пучком стрел на боку. Зато парижанам очень понравились казаки. Если русских солдат и офицеров нельзя было отличить от пруссаков и австрийцев (только по форме). То казаки были бородатые, в шароварах с лампасами, прямо такие же, как на картинках во французских газетах. Только реальные казаки были добрые.Восхищенные стайки детей бегали за русскими солдатами. А парижские мужчины вскоре стали носить бороды «под казаков», и ножи на широких ремнях, как у казаков.

Положение в Париже

Время для нападения на город было самым благоприятным, так как парижане, страдавшие от нехватки продовольствия, в этот момент ненавидели англичан, как никогда ранее. С середины января в городском дворце постоянно заседала комиссия, составленная из купеческого прево Юга Лекока, двух членов Парламента, двух — Большого совета, и такого же количества от Счётной палаты и Шатле, и пытавшаяся найти средства для исправления ситуации.

Спешно призванный на помощь канцлер Луи де Люксембург под угрозой самых суровых наказаний заставлял горожан приносить присягу на верность Генриху VI. Текст этой клятвы был получен в столице 15 марта, но еще 18 февраля для сведения жителей был опубликован ответ Филиппа Бургундского на запрос Большого совета, имевший целью показать населению, что ему нечего рассчитывать на герцога. Эти меры не принесли результата, так как парижане не хотели приносить присягу и знали о том, что герцог Бургундский перешел на сторону французского короля. В городе началась подготовка к восстанию, сигналом для которого должно было стать появление под стенами Парижа французских войск.

Ход сражения

Оборона заставы Клиши в Париже в 1814 году Картина О. Верне, который сам был участником обороны Парижа.

Союзники спешили овладеть Парижем до подхода армии Наполеона, поэтому не стали дожидаться сосредоточения всех сил для одновременного штурма со всех направлений. В 6 часов утра 30 марта наступление на Париж началось с атаки селения Пантен в центре русским 2-м пехотным корпусом принца Евгения Вюртембергского. Одновременно генерал Раевский с 1-м пехотным корпусом и кавалерией Палена 1-го пошёл на штурм высот Роменвиля. Как обычно, гвардия оставалась в резерве.

Французы предприняли сильную контратаку на Пантен, так что Евгений Вюртембергский, потеряв только убитыми до 1500 солдат, запросил подкреплений. Барклай-де-Толли послал две дивизии 3-го гренадерского корпуса, которые помогли переломить ход боя. Французы отступили от Пантена и Роменвиля к селению и возвышенности Бельвилю, где могли рассчитывать на прикрытие сильных артиллерийских батарей. Барклай-де-Толли приостановил продвижение, ожидая вступления в дело запоздавших Силезской армии Блюхера и войск кронпринца Вюртембергского.

В 11 часов утра Блюхер смог атаковать левый фланг французской обороны. По воспоминаниям генерала Мюффлинга силезская армия запоздала с началом штурма из-за канала Урк, который не был нанесён на карты и который пришлось с трудом форсировать.

К укреплённому селению Лавилет приблизились прусские корпуса Йорка и Клейста с корпусом Воронцова, русский корпус Ланжерона пошёл на Монмартр, господствующую возвышенность над Парижем. Увидев с Монмартра превосходство вражеских сил, формальный командующий французской обороной Жозеф Бонапарт решил покинуть поле боя, оставив Мармону и Мортье полномочия для сдачи Парижа ради спасения города.


Сражение при Париже в 1814 г.худ. Б. Виллевальде (1834)

В 1 час дня колонна кронпринца Вюртембергского перешла Марну и атаковала крайне правый фланг французской обороны с востока, пройдя через Венсенский лес и захватив селение Шарантон. Барклай возобновил наступление в центре, и вскоре пал Бельвиль. Пруссаки Блюхера выбили французов из Лавилета. На всех направлениях союзники выходили непосредственно к кварталам Парижа. На высотах они устанавливали орудия, дула которых смотрели на столицу Франции.

Желая спасти многотысячный город от бомбардировки и уличных боёв, командующий правым флангом французской обороны маршал Мармон к 5 часам дня отправил парламентёра к русскому императору. Александр I дал такой ответ: «Он прикажет остановить сражение, если Париж будет сдан: иначе к вечеру не узнают места, где была столица».

Прежде чем условия капитуляции были согласованы, Ланжерон штурмом овладел Монмартром, за что Александр I вручил ему орден Андрея Первозванного. Командующий левым флангом французской обороны маршал Мортье также согласился на сдачу Парижа.


Маршал Мармон вручает ключи от Парижа российскому императору Александру I

Капитуляция Парижа была подписана в 2 часа утра 31 марта в селении Лавилет на условиях, которые составил полковник Михаил Орлов, оставленный заложником у французов на время перемирия. Глава русской делегации Карл Нессельроде следовал инструкции императора Александра, предполагавшей сдачу столицы со всем гарнизоном, однако маршалы Мармон и Мортье, найдя такие условия неприемлемыми, выговорили право отвести армию на северо-запад.

К 7 часам утра, по условию соглашения, французская регулярная армия должна была покинуть Париж. В полдень 19 () марта  года эскадроны кавалерии во главе с императором Александром I триумфально вступили в столицу Франции. «Все улицы, по которым союзники должны были проходить, и все примыкающие к ним улицы были набиты народом, который занял даже кровли домов», — вспоминал Михаил Орлов. В последний раз вражеские (английские) войска вступали в Париж в XV веке во время Столетней войны. В предместьях народ встречал войска союзников подавленно, однако с продвижением к церкви Мадлен настроение менялось: в аристократических кварталах союзникам уже бросали цветы, и кое-где появились белые кокарды роялистов.

Итоги и последствия сражения

А. Кившенко. Вступление русских войск в Париж

Участник кампании и историк Михайловский-Данилевский в своем труде о заграничном походе 1814 года сообщил такие потери союзных войск под Парижем: 7100 русских, 1840 пруссаков и 153 вюртембергца, всего свыше 9 тыс. солдат. На 57-й стене галереи воинской славы храма Христа Спасителя указано более 6 тысяч русских воинов, выбывших из строя при взятии Парижа, что соответствует данным историка М. И. Богдановича (более 8 тыс. союзников, из них 6100 русских).

Французские потери оцениваются историками в более 4 тыс. солдат. Союзники захватили 86 орудий на поле боя и ещё 72 орудия достались им после капитуляции города,М. И. Богданович сообщает о 114 захваченных орудиях.

Русские в Париже. Французский юмор 1814 года.

Решающая победа была щедро отмечена императором Александром I.
Главнокомандующий русскими войсками генерал Барклай-де-Толли получил чин фельдмаршала. 6 генералов удостоились ордена Св. Георгия 2-й степени. Исключительно высокая оценка, если учесть, что за победу в крупнейшем сражении Наполеоновских войн под Лейпцигом орден Св. Георгия 2-й степени получили 4 генерала, а за Бородинское сражение был удостоен только один генерал. Всего за 150 лет существования ордена 2-ю степень вручали лишь 125 раз. Отличившийся при взятии Монмартра генерал от инфантерии Ланжерон удостоился высшего ордена Св. Андрея Первозванного.

Наполеон узнал о капитуляции Парижа в Фонтенбло, где поджидал подхода своей отставшей армии. Он сразу же решил стянуть все имеющиеся войска для продолжения борьбы, однако под давлением маршалов, учитывающих настроения населения и трезво оценивающих соотношение сил, 23 марта (4 апреля)  года Наполеон отрёкся от трона.

10 апреля, уже после отречения Наполеона, на юге Франции произошло последнее сражение в этой войне — битва под Тулузой. Англо-испанские войска под командованием герцога Веллингтона сделали попытку овладеть Тулузой, которая оборонялась маршалом Сультом. Тулуза капитулировала только после того, когда вести из Парижа достигли гарнизона города.

В мае был подписан мир, вернувший Францию в границы 1792 года и восстановивший там власть династии Бурбонов. Эпоха Наполеоновских войн закончилась, только вспыхнув в 1815 году при знаменитом кратковременном возвращении Наполеона к власти (Сто дней).

Итоги

22 апреля, по решению капитула Нотр-Дам, состоялась большая процессия, чтобы вознести благодарность Господу за вступление коннетабля в Париж. Она продолжалась не менее четырех часов, несмотря на непрерывный дождь. Затем в течение трех столетий, до 1735 года, изгнание англичан отмечалось как национальная победа. Ежегодно в апреле купеческий прево, эшевены, члены Парламента участвовали в торжественной мессе и процессии.

Освобождение Парижа не привело к быстрому улучшению экономического положения столицы, пришедшей в упадок при англичанах. В первые годы французской власти население продолжало сокращаться. В центре города пустовала каждая вторая лавка. Французская блокада сменилась английской, когда войска Толбота в январе 1437 вновь захватили Иври, 13 февраля — Понтуаз, а в апреле взяли Монтаржи. В самом Париже был раскрыт заговор, участники которого собирались открыть ворота Толботу, как до этого Ришмону. Осенью французы перешли в контрнаступление и штурмом взяли Немур и Монтеро.

12 ноября 1437 Мишель де Лайе поднес Карлу VII в Сен-Дени ключи от города, после чего король вступил в свою столицу. Он пробыл там всего три недели, обложил Париж большим налогом, и посещение города монархом оставило у населения неприятные впечатления. Военные действия шли неблагоприятно для французов: в июле 1438 коннетабль не решился атаковать Понтуаз, а осенью англичане захватили Сен-Жермен-ан-Ле. Изнурительные кампании в Иль-де-Франсе и Верхней Нормандии продолжались несколько лет. В 1440 году Ришмону удалось взять Мо, что облегчило доставку продовольствия в Париж, а в декабре был отбит Сен-Жермен-ан-Ле. В следующем году королевские войска перешли в наступление. В мае был взят Крей, в июне Бомон-ле-Роже, а 19 сентября после трех месяцев осады сдался Понтуаз, в результате чего Париж был деблокирован, а Иль-де-Франс полностью перешел под власть французского короля.

Комментировать
0