fbpx
No Image

Куда делись троянские сокровища?

СОДЕРЖАНИЕ
0
05 января 2021

Примечания[править | править код]

  1. , s. 10, 15.
  2. , s. 72—73.
  3. , s. 10.
  4. , с. 83—84.
  5. , с. 225—226.
  6. , с. 73—74.
  7. , s. 2, 14—15.
  8. , с. 212—213.
  9. , s. 20.
  10. , с. 213—214.
  11. , s. 17.
  12. , с. 215.
  13. , s. 21—22.
  14. , с. 237—244.
  15. , с. 251—253.
  16. , с. 80—81.
  17. , с. 254—255.
  18. , с. 263.
  19. , с. 267—268.
  20. , с. 141.
  21. , с. 453.
  22. , с. 453—454.
  23. , с. 216.
  24. , с. 217, 223.
  25. , p. 118.
  26. , с. 496—501.
  27. , с. 502—505.
  28. , с. 382—383.
  29. , с. 229—230.
  30. , с. 239—240.
  31. , с. 528—529.
  32. , с. 249—250.
  33. , с. 406.
  34. , с. 573—581.
  35. , s. 296.
  36. , p. 281—282.
  37. , s. 284.
  38.  (греч.). Who Is Who Greece (24.03.2013). Дата обращения: 27 мая 2020.
  39. ↑ , p. 282—283.
  40. , s. 285—288.
  41. , с. 304.
  42. , с. 572.
  43. , с. 265—266.
  44. , s. 286—287.
  45. . Γλυπτά της Αθήνας. Дата обращения: 27 мая 2020.
  46. , s. 283.
  47. . The American School of Classical Studies at Athens. Дата обращения: 25 мая 2020.
  48. .
  49. .
  50. .
  51. Μάρη Θεοδοσοπούλου.  (греч.). Το Βήμα — tovima.gr (24.11.2008). Дата обращения: 27 мая 2020.
  52.  (греч.). Εκδόσεις Καστανιώτη (6.07.2006). Дата обращения: 27 мая 2020.
  53. . Kirkus Reviews (26.09.1975). Дата обращения: 25 мая 2020.
  54. Peter Andrews. . New York Times (12.10.1975). Дата обращения: 25 мая 2020.
  55. . The Content Reader (4.02.2019). Дата обращения: 25 мая 2020.
  56. Nan A. Talese. . Goodreads, Inc. (1.07.1993). Дата обращения: 25 мая 2020.
  57. . Kirkus reviews (1.08.1993). Дата обращения: 25 мая 2020.
  58. . Xlibris (27.10.2005). Дата обращения: 25 мая 2020.
  59.  (англ.). IMDb. Дата обращения: 3 марта 2014.
  60. Peter Luley.  (нем.). Spiegel online (18.03.2007). Дата обращения: 3 марта 2014.
  61. , с. 315—316.

Клад Приама

Клад Приама. Фото: Википедия

Одним из самых ярких примеров «добросовестных» ошибок является клад Приама, найденный знаменитым археологом-любителем Генрихом Шлиманом во время раскопок древней Трои. Шлиман, начинавший мальчиком на побегушках в магазине и сколотивший миллионное состояние (кстати говоря, во многом благодаря торговле с Россией), мечтал найти легендарную Трою. Он выучил древнегреческий язык, чтобы читать Гомера в подлиннике, и буквально следовал описаниям «Илиады» в поисках исчезнувшего города-государства. Над ним посмеивались, но Шлиман действительно отыскал Трою.

В мае 1873 года он сделал в ходе раскопок сенсационную находку: множество драгоценностей, серьги, ожерелья, золотые диадемы, браслеты — всего около 10 тысяч предметов. Генрих Шлиман был абсолютно уверен в том, что этот клад принадлежал троянскому царю Приаму и, как описано в «Илиаде» Гомера, был спрятан во время осады Трои.

Он ошибался. К Приаму этот клад никакого отношения не имеет. Как установили ученые, найденные во время раскопок драгоценности датируются 2400−2300 годами до н. э., то есть были изготовлены за тысячу лет до царя Приама — если таковой, конечно, вообще существовал.

Возраст и происхождение

Как уже установлено, клад не имеет отношения к царю Трои Приаму. Он датируется 2400—2300 гг. до н. э., то есть существовал за тысячу лет до Приама.

Сам клад находился в серебряном двуручном сосуде. Он состоял из более чем 10 000 предметов.
Больше всего в нём было золотых бусин — около 1000. Причём бусины были очень разнообразными по форме — и мелкий бисер, и тонкие трубочки, и бусинки с расплющенными лопастями. Когда была выполнена реконструкция нагрудной пекторали, состоявшей из этих бусинок, получилось двадцать роскошных нитей ожерелья, к нижней из которых подвешивались 47 золотых стержней, а в центре располагался один совершенно особый — с тонкими нарезками.

Также в кладе находились серьги, в частности «дольчатые», выполненные в виде полукольца, свёрнутого из ряда проволочек (от 2 до 7), на конце сплющенных.
Имелись височные кольца — достаточно массивные украшения, которые, как было предположено учёными позднее, привязывались тонкими шнурами к ушам. Были в кладе и изящные серьги в форме корзиночки, к которой крепилась фигурка богини.
Также в кладе находились браслеты, налобная золотая лента, две золотые диадемы и массивная золотая ладьеобразная чаша весом около 600 граммов, использовавшаяся, вероятно, в ритуальных жертвоприношениях.

Специалисты отметили, что такие вещи могли быть изготовлены только с помощью увеличительных приборов. Позднее в последнем кладе были найдены десятки линз из горного хрусталя.

Кроме золотых вещей, в троянском кладе были найдены кости овец, быков, коз, коров, свиней и лошадей, оленей и зайцев, а также хлебные зерна, горох, бобы. Огромное количество орудий и топоров были каменными, но ни одного медного. Многочисленные глиняные сосуды были сделаны руками, а частью на гончарном круге. Некоторые из них стояли на трёх ножках, другие имели форму животных. Также в кладе находились ритуальные топоры-молоты, найденные в 1890 году. Совершенство их настолько велико, что некоторые учёные сомневаются в том, что их могли сделать в середине III тысячелетия до нашей эры. Все они хорошо сохранились, лишь один (сделанный из афганского лазурита) был повреждён, так как применялся в древности. В каком конкретно ритуале они участвовали, пока не установлено.

Авантюрист

Археология шла к тому, чтобы считаться академической наукой, несколько веков. В ее долгой истории были и охотники за сокровищами, и искатели приключений. На стыке науки и авантюры стоял Генрих Шлиман — искатель сокровищ и один из основателей современной археологии в одном лице.

Бурная жизнь немецкого купца была совсем не похожа на биографию ученого. Родившийся 6 января 1822 года в бедной семье, начинавший мальчиком на побегушках у бакалейщика, Шлиман в 24 года становится представителем известной амстердамской компании в Санкт-Петербурге, а еще через несколько лет — успешным купцом первой гильдии, российским подданным и одним из крупнейших поставщиков русской армии в Крымской войне. Авантюрная жилка проявлялась у него не раз. Еще в 19 лет он пытался отправиться в Венесуэлу, но потерпел кораблекрушение, а в 1850 году на несколько лет переселился в США в разгар золотой лихорадки и удвоил свое состояние, ссужая деньгами золотодобытчиков. Все это время он грезил мифами Древней Греции, но никогда не занимался наукой всерьез.

Лишь в 1858 году Шлиман кардинально меняет судьбу, за несколько лет ликвидирует свое предприятие и начинает вести жизнь интеллектуала-путешественника. В возрасте 44 лет он поступает студентом в Сорбонну, изучает филологию и литературу. 15 августа 1868 года, во время поездки по Греции, он встречает британского дипломата Фрэнка Калверта. Их объединяет не только страсть к греческим мифам и к великой «Илиаде» Гомера, но и сам подход к древнему тексту.

Обоих не смущало, что слепой поэт воспел осаду Трои примерно в конце VIII века до нашей эры, в то время как описанные события (если они вообще происходили), происходили на 500 лет раньше. Но Калверт и Шлиман подходили к тексту, который читали в оригинале, буквально. Для них это не поэтическое описание древних легенд, а таинственный ребус, содержащий подсказки, которые нужно только распознать и расшифровать, чтобы найти путь к настоящей Трое. Географические описания, данные в Илиаде, заставляли подозревать, что руины Трои могут быть сокрыты под холмом Гиссарлык на северо-западе современной Турции.

Шлиман взялся за дело с размахом. Начиная с апреля 1870 года он, заручившись разрешением османских властей, буквально прорезает Гиссарлык с яростью искателя сокровищ. Шлиман прокапывает прямо посреди холма огромный ров глубиной в 15 метров, полностью игнорируя верхние слои заселения.

Равнина Троады. Вид с Гиссарлыка. По мнению Шлимана, на этом месте располагался лагерь Агамемнона. Фото октября 2007 года, wikimedia.org

Докопавшись до основания холма, Шлиман понимает, что друг над другом лежат руины не одного, а сразу нескольких древних городов. Когда во втором слое снизу он находит остатки массивных крепостных стен и следы пожара, археологу-самоучке все становится ясно: это, конечно же, может быть только дворец Приама, царя Трои, а следы разрушений, как он уверен, прямо указывают на успешное нападение героев-ахейцев, скрывшихся в знаменитом троянском коне.

Странности «клада Приама»

Во-первых, поначалу Шлиман даже не мог назвать дату находки, только месяц. Неужели такое можно было бы забыть? Ведь, если верить его биографии, к этому дню он готовился с самого детства. Позже дата все-таки появилась: 27 мая 1873 года.

Во-вторых, сначала Шлиман заявил, что единственным свидетелем его находки была жена, Софья. Но потом выяснилось, что еще в начале мая госпожа Шлиман Турцию покинула. Прижатый к стенке этим фактом, Шлиман признался, что таким образом хотел, чтобы жена тоже была «автором» находки, вернее «соавтором», первооткрывательницей.

В-третьих, сомнения в подлинности клада происходит из того, что Шлимана всегда считали, мягко говоря, мистификатором. И в-четвертых, достаточно быстро стало известно, что он искал ювелиров, которые взялись бы изготовить копии найденных золотых украшений. К мастерам он предъявлял определенные требования. Эти люди должны были хорошо разбираться в древностях, не ставить на копиях своего клейма, брать за работу приемлемую цену и, самое главное, не выдавать заказчика.

Желание изготовить дубликаты Шлиман объяснял тем, что турецкое правительство вряд ли забудет о своей доле сокровищ. И, если половина находок будет ему отправлена, у Шлимана останутся копии. Но неизвестно, когда Шлиман вел эти переговоры — после находки клада или до? Вполне может статься, что «клад» — работа искусных ювелиров 19 века.

При этом довольно странно выглядело само утверждение, что найдены именно сокровища Приама. Ведь установить абсолютную датировку золотого, серебряного или медного изделия невозможно и в XXI веке. Можно попытаться сделать привязку к какой-то исторической эпохе, если на вещах есть надписи, имена названия, цифры. Но на изделиях, «найденных» Шлиманом, нет ни единой буквы. И это при том, что заявлено о находке более чем 8,5 тысяч предметов: бусин, цепей, пуговиц, застежек, каменных топоров и кинжалов со следами золотых накладок. Но были также золотые кубки и сосуды, домашняя утварь из бронзы и меди, 2 диадемы из золота и флаконы из серебра.

И, наконец, в-пятых. Очень подозрительной была и операция по вывозу «найденных» сокровищ из Османской империи. План этой операции был подготовлен заблаговременно и хранились в тайне. Сначала Шлиман упомянул, что клад в корзине с капустой вывезла его жена.

Потом появились сведения о настоящей контрабандной операции, выполненной с помощью британского консула Фрэнка Кэлверта, того самого, кто начинал раскопки. Причем вывозилось уже 6 ящиков. Сокровища из дома Кэлверта перевозят в бухту Карамлык-Лимани в 5 км севернее Гиссарлыка. Здесь ящики погрузили на зафрахтованное судно «Таксиархес». Затем уже на другом судне ящики доставили в Афины. Сейчас мы не будем говорить, сколько раз можно было ящики подменить.

Это была настоящая контрабанда — ведь, по условиям договора Шлимана с правительством половина всех найденных сокровищ принадлежала Османской империи. Шлиман с сокровищами расставаться не собирался, заявляя, что «невежественные» турки просто переплавили бы уникальные сокровища. Возможно, вся эта контрабанда была только обманным маневром. В ящики можно было упаковать что угодно — любые предметы, найденные на холме или рядом с ним, но не имеющие особой ценности.

Как бы то ни было, но холм Гиссардык, равно как и «клад Приама» стали отличной приманкой для туристов. И это было уже не поддельное, а самое настоящее золото.

Остается только удивляться силе стройной мадам Шлиман, которая вывозила ящики с золотом в корзине с капустой…

Видео по теме:

Если Карты Google существовали в 1930 году (обновлено)

 

Асунсьон, Парагвай (около 1809)

 

Регионы США и их центры: Возьмите 2

 

Карта поставок ленд-лизов США в СССР во время Второй мировой войны по маршруту

 

Карта войны за независимость Бостона – около 1775

 

Пересечения Сан-Хосе

 

Самые большие и маленькие районы Турции по площади и численности населения

 

Национальность Василия Захароффа, согласно Википедии.

Сомнения в аутентичности[править | править код]

Немецкий писатель Уве Топпер в своей книге «Фальсификации истории»[источник не указан 617 дней] высказал предположение о том, что клад Приама был изготовлен по заказу Шлимана одним из афинских ювелиров. Подозрительным с его точки зрения является достаточно упрощённый стереотипный стиль, в котором выполнены изделия из золота: сосуд для напитков Приама в 23 карата напоминает соусницу XIX века. Другая теория фальсификации Шлиманом клада утверждает, что все сосуды были просто куплены.[источник не указан 617 дней] Эти предположения были отвергнуты подавляющим большинством учёного мира.[источник не указан 617 дней] В последние десятилетия сомнения в аутентичности клада высказываются всё шире. Но последние исследования подтверждают подлинность находок Шлимана.

Чьи на самом деле эти сокровища?

Через какое-то время после находки Шлимана, был проведен еще один ряд исследований другими историками и археологами. Они пришли к весьма неожиданному выводу и сказали, что сокровища, которые были найдены их немецким коллегой в конце девятнадцатого века, не совсем соответствуют Троянским сокровищам. Такое заявление они объяснили тем, что золоту, которое нашел Шлиман, гораздо больше лет, чем царю Приаму и Трое.

Мнение эксперта
Эксперт Даниил Родионов

историк, лауреат Госпремии СССР, доктор исторических наук

Богатства старше города и соответственно правителя, как минимум на тысячу лет. Учитывая это, к сокровищам все равно привязалось название «Сокровища царя Приама».

Ни опытные историки, ни археологи не могут дать точный ответ на вопрос «Чье же это золото?». Возможно Шлиман просто ошибся, а поэма Гомера — выдумка. Либо может при повторных исследованиях совершили ошибку. А может сокровища передавались в наследство, о котором никто не знает, поэтому они старше Приама и Трои? Верного ответа не знает никто…

https://youtube.com/watch?v=Bf6uN0H2NAU

Все клады[править | править код]

В процессе всего периода раскопок Шлиман в Трое нашёл 19 или 21 клад или комплекс находок. Клад Приама — это клад A, найденный в 1873 году. В последний сезон раскопок 1890 года был обнаружен клад L, куда входили и четыре полированных топора-молотка.

Клады хранятся в Стамбульском Археологическом музее, Афинском Национальном Археологическом музее и в других собраниях. В Музее имени Пушкина до 90-х скрывались предметы из клада A, и кладов B, D, E, F, H-a, H-b, J, K, L, N, O, R, а также отдельные предметы. Эти 13 кладов входили в число 19 кладов, хранившихся до 1945 года в Берлине. Также в Эрмитаже имеются некоторые недрагоценные вещи из Трои.

Литература[править | править код]

  • Богданов И. А. Генрих Шлиман. Русская авантюра. — М.: АСТ: Олимп, 2008. — 415 с. — ISBN 978-5-17-050352-0.
  • Богданов И. А. Генрих Шлиман. Торжество мифа. — М.: АСТ: Олимп, 2008. — 351 с. — ISBN 978-5-17-051023-8.
  • Ванденберг Ф. Золото Шлимана / Пер. с нем. Е. П. Лесниковой, А. П. Уткина, В. В. Ток, Л. И. Некрасовой, под ред. М. В. Ливановой. — Смоленск: Русич, 1996. — 592 с. — ISBN 5-88590-462-6.
  • Мейерович М. Шлиман / Научн. ред. и послесл. Я. А. Ленцмана; Предисл. К. Андреева; Рис. Г. Епишина. — М.: Детская литература, 1966. — 192 с.
  • Стоун И. Греческое сокровище: биографический роман о Генрихе и Софье Шлиман / Пер. с англ. В. Харитонова, М. Литвиновой. — М.: АСТ, АСТ-Москва, 2009. — 538 с. — ISBN 978-5-17-057444-5.
  • Шлиман Г. Илион. Город и страна троянцев / Пер. с англ. Н. Ю. Чехонадской. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2009. — Т. 1. — 543 с. — ISBN 978-5-9524-4574-1.
  • Шлиман, София // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. — Т. XXXIXa: Шенье — Шуйский монастырь. — 1903. — С. 705.
  • Штоль Г. Генрих Шлиман: Мечта о Трое / Сокр. пер. с нем. А. Попова и А. Штекли. — М.: Молодая Гвардия, 1991. — 432 с. — ISBN 5-235-01552-5.
  • Coulmas D. Schliemann und Sophia : eine Liebesgeschichte : . — München : Piper Verlag GmbH, 2001. — 302 S. — ISBN 3-492-23699-5.
  • Κουλμάση Δ. Σλήμαν & Σοφία. Μια ιστορία αγάπης : . — Αθήνα : Εκδόσεις Καστανιώτη, 2006. — 344 p. — ISBN 960-03-4189-3.
  • Traill D. Schliemann of Troy: Treasure and Deceit. — N. Y.: St. Martin’s Press, 1995. — xiv, 365 p. — ISBN 0312140428.

Корона из ведра

Реконструкция «княжеской короны» 1838 год (слева) и Средневековое ведро с металлической обшивкой (справа). Фото: dw.com

Бесценная находка Шлимана все равно вошла в историю, пусть и с некоторой корректурой. А вот нотариус Филипп Хоубен, для которого археология тоже была любимым хобби и находка которого украсила плакат выставки, сегодня может вызвать разве что насмешку. В 1838 году Хоубен нашел во время раскопок в Ксантене захоронение эпохи раннего Средневековья, а в нем, среди прочего, — череп, круглую зубчатую ленту из меди и рядом — изогнутую медную дужку. Хоубен сделал реконструкцию погребального инвентаря и объявил, что нашел могилу убитого в бою князя и его корону. Но уже довольно скоро — благодаря находкам в других захоронениях — выяснилось, что на самом деле нотариус-археолог нашел металлические части обыкновенного ведра, хотя и действительно средневекового. Дерево истлело в земле, а металлическая обшивка с ручкой сохранились.

Посмеяться можно было бы и над курьезным «открытием», которое сделал известный естествоиспытатель и бургомистр Отто фон Герике, систематизируя ископаемые останки, найденные в 1663 году в Гарце, в известняковой пещере недалеко от Кведлинбурга. Он собрал из костей скелет единорога — животного, которое упоминается в мифологии разных народов. Правда, значительная часть позвоночника отсутствовала, но очень хорошо сохранились череп и рог — прямой, конусообразный, около метра длиной.

Тот «ископаемый» единорог был совершенно не похож на стройную, красивую лошадку с маленьким рогом во лбу, которая стала одним из популярнейших персонажей современной поп-культуры, героиней мультфильмов, растиражированной производителями мягких игрушек, книжек-раскрасок и так далее.

Как бы там ни было, но Герике оказался неважным палеонтологом. Как выяснилось гораздо позже, кости, которые он собрал в скелет единорога, были костями разных животных: мамонтов, древних медведей, оленей… А рог был, скорее всего, частью бивня мамонта.

В общем, единорог так и остался мифическим персонажем. Впрочем, на популярность его это никак не повлияло.

История[править | править код]

Находкаправить | править код

Генрих Шлиман обнаружил клад 31 мая 1873 года. Как описывал сам Шлиман, он заметил предметы из меди и объявил рабочим перерыв, чтобы самостоятельно выкопать клад вместе со своей женой. В действительности супруга Шлимана при этом событии не присутствовала. Из-под шаткой древней стены Шлиман одним ножом откопал различные предметы из золота и серебра. Клад находился под пылью тысячелетий и тяжёлой крепостной стеной в своеобразном каменном ящике.

Шлиман ошибочно принял находку за легендарные сокровища троянского царя Приама.

Золотая диадема из клада Приама

Афины и Берлинправить | править код

Шлиман опасался, что столь ценные сокровища могут быть конфискованы местными османскими властями и станут недоступными для дальнейшего научного изучения, и поэтому вывез их контрабандой в Афины. Высокая Порта потребовала от Шлимана возмещения ущерба в размере 10 000 франков. Шлиман предложил 50 000 франков при условии, что эти деньги пойдут на финансирование археологических работ. Шлиман предложил молодому греческому государству возвести в Афинах за собственный счёт музей для экспозиции клада при условии, что при жизни археолога клад останется в его собственности и что ему будут предоставлены разрешения на проведение масштабных археологических раскопок в Греции. По причинам политического характера Греция отклонила это предложение, по финансовым и политическим причинам отказались от клада Шлимана также музеи Лондона, Парижа и Неаполя. В конце концов о желании принять клад в Античное собрание заявили Пруссия и Германская империя.

Москваправить | править код

В конце Второй мировой войны в августе 1945 года клад Приама сохранялся в бункере под Берлинским зоопарком. Профессор Вильгельм Унферцагт (нем. Wilhelm Unverzagt), опасаясь разграбления клада, передал его вместе с другими произведениями античного искусства советской комендатуре, после чего клад Приама был перевезён в СССР. При правлении Н. С. Хрущёва в конце 1950-х годов правительству ГДР было отдано 3/4 вывезенных в СССР ценностей. С этого момента судьба клада была неизвестна, и он считался утраченным. В Советском Союзе «трофеи» из Берлина хранились в режиме особой секретности, и только в 1992 году правительство России объявило, что сокровища Трои находятся в Москве — гриф секретности сняли. Лишь 16 апреля 1996 года, спустя 51 год, клад Приама был выставлен в Пушкинском музее Москвы. Вопрос возврата ценностей в Германию не решён до настоящего времени.

«Заначка» Приама

Исследуя Трою с апреля 1870 года, Шлиман руководствовался в основном интуицией. Раскопки продолжились и на второй год, и на третий, когда в нижней части культурного слоя обнаружились мощные фундаменты со следами пожара. Казалось бы, цель достигнута, но наступило обычное в таких случаях душевное опустошение и угнетённое состояние. Он уже собирался отказаться от дальнейших исследований, как вдруг получил неожиданный подарок судьбы!
Со слов археолога, дело было так. 14 июня Генрих и его жена Софья наблюдали за завершением раскопок. Он спускается в глубокую траншею, чтобы ещё раз осмотреть стены и убедиться в правоте своих выводов. Неожиданно на глубине 8,5 метра прямо перед ним… отваливается кусок земли, и Шлиман видит в стене покрытый зеленью странный предмет, под которым сверкает… золото! Давайте теперь представим это событие. Золото появляется перед человеком, который одержим идеей доказать открытие легендарного города. Происходит это прямо перед ним и именно в тот момент, когда он осматривает стены раскопа. И больше никто эту находку не видит. Мистика! Разве такое бывает в жизни? Оказывается, бывает.
Прожжённый коммерсант сразу же понимает значение находки и смотрит наверх. К счастью, никто из многочисленных рабочих не обращает внимания на небольшой обвал внизу. Он сразу же принимает решение и распускает рабочих по домам. В качестве предлога объявляет, что сегодня у него праздник — день рождения, который он собирается отметить. Все удивлены — всего лишь 8 часов утра, раскопки только начались. Но когда Софья заявляет, что все получат деньги за полный рабочий день, рабочие с поздравлениями расходятся по домам, не подозревая о сокровищах. Тайну открытия удалось сохранить, что само по себе тоже поразительно!
Супруги остаются вдвоём и осматривают обвал. Вещи находятся в твёрдом, как камень, слое красной золы, а прямо над ними возвышается мощная крепостная стена высотой 6 метров. Рискуя жизнью, Генрих Шлиман залезает под стену и начинает расчистку. Первым он достаёт странный медный предмет, который оказывается овальным щитом длиной в полметра. Затем находки появляются как из рога изобилия: золотые и серебряные кубки, вазы, чаши и слитки, медные топоры, кинжалы и ножи…

Сокровища царя Приама

Листовое золото, тисненый орнамент из кованых проволочек, подвески сложных форм, 50 сантиметров цепочек из драгоценного металла и 12271 колечко с золотыми тиснениями и изображениями так называемых «идолов».

Тест о первом русском императоре

Что вы знаетео Петре I?

Большая диадема – одна из самых известных находок «Атласа троянских древностей», которую, как и все остальные находки, Генрих Шлиман вывозил с раскопок контрабандным морским путем, в ночное время суток. Фотография греческой супруги Софии в этой диадеме стала своеобразной визитной карточкой троянской коллекции.

Кстати, в Пушкинском музее сегодня хранится большая и самая ценная часть коллекции – в основном это золотые изделия. Остальные предметы – в других музеях мира: Музее Университета Пенсильвании в США, Археологическом музее в Стамбуле и Музее первобытной и ранней истории в Берлине, где оно хранилось до начала Второй мировой войны.

В 1945 году троянская коллекция Шлимана, в том числе и «Сокровище Приама», была вывезена из капитулировавшей Германии в Советский Союз в качестве частичной компенсации за ущерб, нанесенный нашей стране нацистскими оккупантами. До 1994 года «Золото Трои» искалипо всему миру.

О том, где находится бесценная коллекция, был осведомлен только узкий круг сотрудников Пушкинского музея – и, конечно, директор Ирина Александровна Антонова.

Причем изделия, которые попали в Россию, отличаются особенным декором и тончайшей, поражающей воображение работой: здесь, к примеру, можно найти крошечную булавку из золота, верхнюю часть которой украшают шесть миниатюрных сосудиков высотой 7 миллиметров.

При этом каждый из элементов такой амфоры спаян из отдельно выполненных частей – венчика, горла, тулова, профилированных ручек и донца, а значит, троянским мастерам была знакома технология использования увеличительных линз.

Кстати, позже, уже в другом кладе, были найдены и они – увеличительные стекла из горного хрусталя, которые помогали рассмотреть предмет в увеличении более чем в 2,5 раза.

Удивительный ювелирный экспонат коллекции – золотые сережки – корзиночки, над которыми работал древний ювелир III тысячелетия до н. э., используя техники тиснения, гравировки и ковки, а также золотой браслет и булавка с напаянными спиралями, золотой сосуд-соусник для ритуальных церемоний.

Одним из самых ценных экспонатов своей коллекции Генрих Шлиман считал четыре топора – молота, выполненных из лазурита и нефритоида, причем ни одного полностью аналогичного произведения современная археология так и не обнаружила до сих пор.

Как отмечает Владимир Петрович Толстиков, в XX веке нередко выдвигались теории о том, что три топора являются подделкой, или что сам археолог решил повысить значимость своей находки и заказал копии у греческих камнерезов, однако исследования этих топоров-жезлов с помощью галогенового источника света показало, что в углублениях их рельефного декора сохранились остатки тончайшего слоя золота – признак их подлинности.

Тест о первом русском императоре

Что вы знаетео Петре I?

Генрих Шлиман умер в 1890 году в Неаполе, твердо убежденный, что он открыл ту самую, гомеровскую Трою, и рассказал миру о сокровищах царя Приама, шестого и последнего царя легендарного города.

Обнаруженный им клад «А» так и остался под именем «Сокровище царя Приама», которое ошибочно присвоил ему первооткрыватель. А он хранится в Москве, в зале №3 ГМИИ имени А. С. Пушкина, который обычно пробегают торопливые, жадные до Рафаэля поклонники музеев. И откуда только их столько внезапно взялось?

А что они, собственно, знают о Трое? Кадры из крупнобюджетных голливудских драм с Брэдом Питтом в роли Ахиллеса, где герои, одетые в доспехи, картинно и отрепетировано позируют оператору?

В жизни получается так, что герои не носят никаких доспехов, кажется, не репетируют перед выступлением и просят убрать камеру, потому что «экспонаты» боятся вспышек. Владимир Петрович Толстиков – хранитель коллекции, единственный человек, которому сегодня дозволено своими руками прикасаться к золоту навсегда утраченной Трои.

Просто представьте: целой эпохи, от которой остались только стихи, золото и легенды.

За организацию уникальной экскурсии в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина мы благодарим Елену Евгеньевну Наумову и Владимира Петровича Толстикова.

Корреспондент Надежда Сережкина.

Ранняя биография. Замужество

София Энгастромену — дочь греческого купца Георгиоса Энгастроменоса и Виктории Энгастромену — кузины епископа мантинейского Теоклетоса Вимпоса, который был учителем Генриха Шлимана по древнегреческому языку. Шлиман, приехав в 1868 году в Афины, и предполагая в дальнейшем обосноваться в Греции, и вести археологические раскопки, попросил епископа Вимпоса подыскать ему греческую жену. В частности, он писал:

Вимпос серьёзно отнёсся к предложению эксцентричного миллионера, и отправил Шлиману несколько фотографий, среди которых было изображение Софии. 26 апреля 1869 года Шлиман ответил Вимпосу, вложив в письмо чек на 1000 франков. Среди прочих подробностей Шлиман сообщал, что его смущает значительная разница в возрасте — 30 лет, а также сомнения в собственной мужской состоятельности: после разрыва с русской женой он в течение шести лет не имел сексуальных отношений. Архиепископ постарался развеять его сомнения и даже прислал фотографии ещё двух кандидаток, в том числе молодой вдовы. Переписка продолжалась, но Шлиман, видимо, продолжал колебаться. Уже в июле, находясь в Нью-Йорке, он спрашивал совета своих американских друзей, следует ли ему жениться на гречанке.

Прибыв в Афины, Шлиман пожелал лично встретиться с кандидатками, чьи портреты посылал ему Вимпос, и не изменил заочно составленного мнения. Встречи с Софией проходили в присутствии её родственников, когда же, наконец, Генрих прямо спросил её, почему она хочет выйти замуж (это было 15 сентября 1869 года), то последовал прямой ответ — «Такова воля моих родителей; мы бедны, а вы человек богатый». Подавленный Шлиман отправил письмо следующего содержания:

Свадебная фотография

Получив послание, Энгастроменосы переполошились — жених-миллионер был единственным шансом вернуть семье положение в обществе и погасить долги. Софию заставили написать письмо — один исписанный лист и 19 чистых, вложенных в конверт в спешке. Ответ Шлимана был сухим, но с этого началась их переписка с Софией. Уже через неделю — 23 сентября — состоялась свадьба (венчались в церкви св. Мелетия в Колоне), её поспешность, по-видимому, объяснялась желанием родственников скорее привязать Шлимана к новой семье. Однако Шлиман заставил Софию и её отца подписать соглашение, что они не будут претендовать на его состояние, если только это не будет оговорено в завещании, но на свадебные расходы не поскупился. Г. Энгастроменос попытался позднее истребовать калым за Софию бриллиантами в 150 000 франков стоимости и ещё кредит в 40 000 франков на развитие своего дела. Шлиман категорически ему отказал, обвинив в желании продать дочь, но взамен сделал управляющим афинским отделением одного из принадлежавших ему предприятий и оставил ему открытый кредит на спасение своего дела.

Через два дня супруги отправились в свадебное путешествие — пароходом до Сицилии, через Неаполь и Рим во Флоренцию, Венецию и Мюнхен. Путешествие завершилось в Париже. Шлиман всячески просвещал молодую жену, водил её по музеям, нанял учителей итальянского и французского языков, чтобы она могла общаться с его друзьями. Были и казусы: в галерее Мюнхенского дворца он увидел портрет молодой женщины в греческом головном уборе, на следующий день Шлиман велел Софии надеть аналогичный и повёл её в галерею, чтобы посетители могли убедиться, что живой образ не хуже живописного; она разрыдалась и убежала. Потрясение Софии оказалось слишком тяжело, она медленнее, чем хотел Генрих, адаптировалась к новому образу жизни. В Париже у неё развилась депрессия, сопровождаемая мигренями и тошнотой, врачи рекомендовали вернуться в привычную обстановку. 19 февраля 1870 года супруги вернулись в Афины. В Афинах Шлиман купил дом возле площади Синтагма, где и поселился с Софией.

Одиссея троянских сокровищ

В дальнейшем Генрих Шлиман продолжал исследования ещё 16 лет — до 1890 года. Кроме Гиссарлыка, он вёл раскопки в Микенах, на острове Итака, в Орхомене и Тиринфе. И вновь невероятное везение. В 1876 году в «златообильных», по определению Гомера, Микенах он делает не менее поразительные открытия: среди прочего находит пять шахтообразных гробниц с массой драгоценностей. Древнее золото измеряется килограммами. Эти находки Шлиман по традиции приписывает известным участникам Троянской войны — царю Агамемнону и его спутникам

Только простое перечисление обнаруженных в Микенах сокровищ занимает 206 страниц убористого текста.
И теперь — внимание. Всего лишь за 20-летнюю научную деятельность Г

Шлиманом было найдено 129 кладов! В среднем по 6 кладов в год. В них находилось более 40000 находок! Можно с уверенностью утверждать, что это феноменальное достижение в мировой археологии, которое невозможно объяснить только одним везением. И что самое поразительное: он не ставил перед собой цели найти клады, но они с завидной регулярностью открывались ему во время раскопок! Несмотря на великие открытия XIX и XX веков, ни один археолог не находил такого количества кладов с золотыми изделиями и уникальными произведениями искусства.
Судьба троянских сокровищ, открытых Шлиманом, оказалась поистине драматичной и представляет собой настоящий детектив, написанный самой жизнью. Сам первооткрыватель был не прочь до конца жизни любоваться ими в собственном доме в Афинах, но прекрасно понимал, что их дальнейшая судьба может быть непредсказуемой.
Первое, что приходит ему в голову — предложить «золото Трои» Греции. Но по вполне понятным политическим причинам (клад был нелегально вывезен из Турции) Греция отклоняет это лестное предложение. Тогда исследователь пытается продать свои находки в Лувр, Британский музей и Эрмитаж. Он ведёт переговоры с музеями Неаполя, Мюнхена и даже маленького немецкого городка Шверина. Но всякий раз встают различные финансовые и дипломатические проблемы. Англия медлит. Франция холодно принимает предложение и не отвечает. Россия резко отказывает. Италия выжидает развития событий. Спустя век в этих странах горько пожалеют о своей щепетильности, а между некоторыми из них развернётся нешуточная борьба за наследие археолога-миллионера.
С 1877 по 1890 год выставка «Золото Трои», включавшая почти 4,5 тысячи предметов, экспонировалась в лондонском музее Виктории и Альберта. Все шло к тому, что эти находки останутся в Туманном Альбионе. Но их владелец принимает неожиданное для многих решение: он приносит сокровища в дар Германии. В результате в 1881 году Германия получает одно из крупнейших собраний гомеровской эпохи. Вплоть до 1939 года оно было выставлено в берлинском Музее первобытной и древней истории.

Комментировать
0