fbpx
No Image

Книппер-чехова, ольга леонардовна

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Восточный фронт

Когда нацистская Германия решил напасть на СССР, Геббельс поинтересовался у Чеховой, каковы перспективы у гитлеровских войск захватить Москву. Актриса, ничуть не смутившись, сообщила, что, по всей видимости, у них это не получится. Правда, добавила, что, быть может, она ошибается.

Тем временем, фашистская армия оккупировала и Крым. А в Ялте находилась т. н. «Белая дача», где в свое время жил писатель Антон Чехов. Говорят, что этот дом был не разрушен и не пострадал только потому, что актриса специально просила у нацистских лидеров сохранить это здание.

Война продолжалась. Ольга Константиновна Чехова, биография которой была очень не простой, приняла решение отказаться от выступлений на Восточном фронте. А когда она находилась в радиоэфире, исполняла не патриотические композиции, а только лирические. Также она продолжала гастролировать. Она была в Праге, Мюнхене, Вене.

По непроверенным источникам, контрразведка СССР собиралась привлечь актрису к покушению на фюрера. По невыясненным причинам коммунистический лидер Иосиф Сталин лично отменил этот план.

Многие считают, что Ольга Константиновна Книппер-Чехова вообще работала на советскую разведку. Так, Серго Берия на страницах своей книги пишет о том, что Чехова была агентом СССР. Но документальных подтверждений пока еще не представлено.

Быть может, было все именно так. Во всяком случае, есть информация, что в начале 1945-го Гиммлер был намерен допросить Чехову. Когда его бойцы приехали к актрисе, то увидели, что она мило распивает чай с самим фюрером. Таким образом, арест не состоялся.

А уже в конце апреля шла битва за немецкую столицу…

Театр

Мечтая об актерской карьере, Ольга дважды пыталась получить профессиональное образование. В первый раз девушка пробовала силы в студии актера и педагога Александра Ленского, но тот не разглядел в студентке будущую актрису. Вторая попытка тоже был неудачной: в 1895 году ее приняли в драматическую школу-студию Императорского Малого театра, но отчислили после первого несданного экзамена.

Василий Качалов и Ольга Книппер-Чехова в спектакле «Гамлет» / Википедия

Как потом выяснилось, «отчисление» было подстроено: на место Ольги взяли протеже некой высокопоставленной персоны. Это событие девушка очень тяжело переживала, и судьба, будто сжалившись, посылает артистке удачу. В том же году она поступает в драматическую школу при Московском филармоническом училище (ныне ГИТИС). Сокурсниками Ольги Книппер стали Всеволод Мейерхольд, Иван Москвин, Мария Германова и другие будущие звезды МХТ.

Наставником молодых дарований стал выдающий театральный деятель и драматург Владимир Немирович-Данченко. Он первым выпестовал талант своей студентки, и в 1898 году, после выпуска группы, он приглашает Ольгу в созданную им труппу Московского художественного театра. Более того, в первом спектакле МХТ «Царь Федор Иоаннович» по пьесе Алексея Толстого Ольге отведена главная роль – царицы Ирины. Дебютантка имела невероятный успех, и очередная главная роль оказалась не за горами.

Ольга Книппер-Чехова в роли царицы Ирины

В том же году труппа стала репетировать чеховскую «Чайку», в этой постановке Ольга Леонардовна получила роль Аркадиной. Треплева сыграл Мейерхольд, а Тригорина – Станиславский. Премьера спектакля состоялась под Новый год, и это был настоящий триумф, зал аплодировал игре актеров стоя. Вскоре «Чайка» стала легендарной визитной карточкой МХТ.

Антон Павлович после провальной премьеры «Чайки» в столичном Александринском театре не верил в успех московской постановки, но все же побывал на спектакле и был очарован игрой главной героини. Это впечатление и легло в основу их удивительной истории любви и последующего брака.

Константин Станиславский и Ольга Книппер-Чехова в спектакле «Чайка»

Однако, даже связав свою судьбу с писателем, Ольга Леонардовна не уединилась с ним, уже тяжелобольным, в Ялте, а продолжала играть на сцене любимого театра. После успеха «Чайки» чеховские пьесы стали традиционными для сцены МХТ. «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад», «Иванов» – во всех этих постановках Ольга Книппер блистала в главных ролях.

Ольга Книппер-Чехова в спектакле «На дне» / История России до 1917 года

После смерти Антона Павловича актриса на долгое время уединилась, но, когда вновь вышла на сцену, ее игра преобразилась, став еще более глубокой и филигранной. В репертуаре Книппер появились новые роли и постановки. Артистка играла в гоголевском «Ревизоре», комедиях Александра Грибоедова и Мольера «Горе от ума» и «Мнимый больной», драмах Генрика Ибсена «Когда мы, мертвые, пробуждаемся» и Максима Горького «На дне» и многих других.

С наступлением революционных событий труппа МХТ уезжает на гастроли. С 1919 по 1922 годы Ольга Леонардовна с коллективом объездила южные города России, а также Европу и США. Отчасти эти творческие скитания были вынужденными – в родной стране шла Гражданская война, и артисты не имели возможности вернуться и работать как прежде.

Именно в этих поездках и родилась двойная фамилия артистки – Книппер-Чехова. По легенде, в хорватском Загребе, чтобы повысить интерес к выступлениям труппы, в афише решили написать Книппер-Чехова, упомянув фамилию знаменитого мужа актрисы. И трюк сработал – зрителей в зале было хоть отбавляй.

Ольга Книппер-Чехова

В Москву Ольга Леонардовна вернулась только в 1924 году. Но с этого момента ее репертуар уже не столь обширен, как прежде. Многие чеховские и другие классические спектакли убрали, к тому же в театр пришли молодые актрисы, которые заняли роли, закрепленные ранее за примой. Для артистки наступил период возрастных ролей: Хлестова в «Горе от ума», Надежда Львовна в «Бронепоезде 14-69», леди Маркби в «Идеальном муже», графиня Чарская в «Воскресении».

В 1937 году Ольга Леонардовна получила Государственную премию и звание народной артистки. Но то были награды за прошлые заслуги. В советском театре для бывшей примы не было ролей, она неуютно чувствовала себя в образах волевых, героических женщин и все реже появлялась на сцене родного театра. В последний раз актриса вышла на любимые подмостки в 1950 году в постановке «Воскресение».

Биография

Ольга Книппер родилась 9 (21) сентября  года в Глазове (по другим источникам — в селе Кокман, ныне в Красногорском районе Удмуртии), поскольку её отец Л. А. Леонард Книппер, подданный Пруссии, в то время работал инженером-технологом на Кокманском винокуренном заводе.

В 1871 году семья покинула Глазов и переехала в Москву.

Окончила частную женскую гимназию, и, по её словам, «жила барышней» довольно длительное время. Отец запрещал ей заниматься театром, мечтая чтобы дочь стала художницей или переводчицей. После внезапной смерти отца ей пришлось начать зарабатывать уроками музыки. «Это было время большой внутренней переработки, из „барышни“ я превращалась в свободного, зарабатывающего на свою жизнь человека, впервые увидавшего эту жизнь во всей её пестроте».

В 1885 году восемнадцатилетняя Ольга знакомится с братом своей подруги, молодым, но уже достаточно известным инженером Владимиром Григорьевичем Шуховым. Их роман продолжался более двух лет, однако из-за того, что Ольга не нравилась матери Шухова, брак, в котором были уверены все родственники, так и не состоялся.

До учёбы в училище участвовала в любительских спектаклях. Поначалу пыталась поступить в студию к А. П. Ленскому, известному актёру Малого театра, но тот не разглядел таланта молодой ученицы и не принял в свой класс. В 1895 году была принята в Московское императорское театральное училище, но была отчислена, чтобы освободить место для родственницы одной из актрис Малого театра. Однако эта неудача обернулась удачей — в этом же году поступила в Музыкально-драматическое училище Московского филармонического общества (ныне — ГИТИС), где училась в классе Вл. И. Немировича-Данченко, окончив которое в 1898 году, сразу же была принята в только что созданную труппу МХТ, став вскоре партнёршей К. С. Станиславского. Первым спектаклем был «Царь Фёдор Иоаннович» А. К. Толстого, в котором исполнила роль царицы Ирины.

В 1919—1922 годах была в составе «качаловской группы», с которой гастролировала, сначала по югу России, затем принимала участие в двухгодичной общей поездке МХАТ по Европе и США (кроме своих прежних ролей играла Василису в «На дне» М. Горького, Живоедову в «Смерти Пазухина» М. Е. Салтыкова-Щедрина, Турусину в «На всякого мудреца довольно простоты» А. Н. Островского, Дарью Ивановну в «Провинциалке» И. С. Тургенева, Гортензию в «Хозяйке гостиницы» К. Гольдони).

Последний раз выходила на сцену 15 марта 1950 года («Воскресение» по Л. Н. Толстому).

В её обширном эпистолярном наследии особое место принадлежит переписке с А. П. Чеховым.

Умерла 22 марта 1959 года в Москве. Похоронена рядом с А. П. Чеховым на Новодевичьем кладбище (участок № 2).

Семья

  • Отец — Леонард Августович Книппер, подданный Пруссии, жил в Вене, был инженером-технологом. В 1864 году отправился работать на винокуренный завод в село Кокман Глазовского уезда
  • Мать — Анна Ивановна Книппер (урождённая Зальца) (1850—1919), камерная певица и музыкальный педагог, профессор Московского филармонического училища
  • Старший брат — Константин Леонардович Книппер (1866—1924), инженер-путеец
  • Младший брат — Владимир Леонардович Нардов (настоящая фамилия — Книппер) (1876—1942), оперный певец (тенор) и режиссёр оперного театра, заслуженный артист РСФСР (1933)
  • Племянники:
    • Ада Константиновна Книппер, учитель русского языка
    • Лев Константинович Книппер (1898—1974), композитор, народный артист РСФСР (1974)
    • Ольга Константиновна Чехова (урождённая Книппер) (1897—1980), русская и немецкая актриса театра и кино
    • Владимир Владимирович Книппер (1924—1996), журналист, мемуарист, руководитель молодёжных театров
  • Муж (с 1901) — Антон Павлович Чехов (1860—1904) писатель, прозаик, драматург

Письма, письма…

Они ежедневно пишут друг другу, обмениваются телеграммами.

Обычно очень сдержанный в своих чувствах, Чехов еще до их женитьбы (27 сентября 1900 года) пишет Ольге Леонардовне: «…А я не знаю, что тебе сказать, кроме того, что я уже говорил 100000 раз и буду говорить, вероятно, еще долго, то есть я люблю тебя, и больше ничего».

И позже: «Если бы мы с тобой не были теперь женаты, а были бы просто автор и актриса, то это было бы непостижимо глупо» (30 декабря 1902 года). «Я твои письма, как это ни покажется странным, не читаю, а глотаю» (8 января 1903 года). «Во вчерашнем письме ты писала, что подурнела. Не все ли равно? Если бы у тебя журавлиный нос вырос, то и тогда бы я тебя любил» (13 января 1903 года).

Находились люди, утверждавшие, что Чехов подолгу ждет ее писем, а потому тоскует. На самом деле все обстояло иначе. Если она пропускает хотя бы день, то не находит себе места «Я целую вечность не писала тебе, дорогой мой, милый, ненаглядный!» (20 декабря 1902 года). «Только день пропустила, а кажется, что целую вечность не писала тебе, дорогой мой, милый, ласковый мой» (18 января 1903 года).

Ольга Леонардовна все чаще испытывает угрызения совести из-за того, что не может бросить театр и переехать в Ялту. «Мне надоело жить без тебя. Проклятая жизнь. Мне хочется негодовать и шуметь…» (8 января 1903 года).

А вот его ответ: «Ты, родная, все пишешь, что совесть тебя мучает, что ты живешь не со мной в Ялте, а в Москве. Ну как же быть, голубчик! Ты рассуди, как следует: если бы ты жила со мной в Ялте всю зиму, то жизнь твоя была бы испорченной, и я чувствовал бы угрызения совести, что едва ли лучше. Я ведь знал, что женюсь на актрисе, то есть когда женился, ясно сознавал, что зимами ты будешь жить в Москве. Ни на одну миллионную я не считаю себя обиженным и обойденным … Успокойся, родная моя, не волнуйся, а жди и уповай. Уповай, и больше ничего» (20 января 1903 года)

Сколько благородства и самоотречения в их посланиях друг к другу! Это ли не доказательство большой взаимной любви и привязанности!

Ее слезы, взрывы отчаяния, упреки судьбе — все это внезапно обрывается из-за боязни огорчить, разволновать его. Для нее это пора терпения, мужества, готовности нести свой крест. Живет в ней и тоска о ребенке, зависть ко всем матерям, какая-то горькая уверенность, что «маленького полунемца» не будет.

И вот наступает апрель 1904 года. Антон Павлович приезжает из Ялты в Москву. Неожиданно его здоровье резко ухудшается. Доктор рекомендует поездку на курорт в Баденвейлер, куда в начале июня и отправляются супруги. Первое время пребывания на курорте казалось, что Антон Павлович начинает поправляться. И хотя его мучит одышка из-за эмфиземы легких, он ходит понемногу пешком или вместе с Ольгой Леонардовной совершает прогулки в коляске среди ухоженных полей и лугов, мимо маленьких домиков с небольшими садами и роскошными цветами. Живописная природа радовала душу, поднимала ему настроение.

Вдруг наступает жара Антон Павлович начинает задыхаться, лежит в постели на пяти подушках, вдыхает кислород. На третий день последовало улучшение, но ненадолго. Пришедший доктор впрыснул камфару и велел подать шампанского. Больной взял полный бокал, улыбнулся Ольге Леонардовне и сказал: «Давно я не пил шампанского». Выпив его до дна, он повернулся на бок и сразу же перестал дышать, уснул тихо, как ребенок…

О многоликости счастья

Если она и позволяла себе иногда пожаловаться, то только Качалову, с которым в конце концов стала почти неразлучна. Это трудно назвать романом: все-таки оба были сильно пожилыми людьми. Скорее, это была нежная, трепетная дружба. Качалов, сняв пенсне и прикрыв глаза рукой, читал ей стихи. Дарил цветы. Водил ее, с некоторых пор полуслепую, на прогулки. Она рассказывала, как больно ее ранят обвинения в том, что она была Антону Павловичу плохой женой. Василий Иванович утешал: «Олюшка, как ты можешь расстраиваться из-за этих людей, неумных и несправедливых? Они говорят, что писателю нужна такая же жена, как и обыкновенным людям: чтоб смотрела за прислугой и разливала чай из самовара. Но Чехов недаром полюбил тебя, увидев на сцене. Он полюбил Актрису! До встречи с тобой Антон Павлович был одинок и холоден душой. Ты заставила его испытать страстную любовь, к тому же взаимную. Это ли не настоящее счастье? Вот у Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга». Ошибся Лев Николаевич! Счастье многолико».

С Василием Качаловым в спектакле «Иванов»

Ольга Леонардовна слушала и соглашалась. Ведь взять хотя бы ее саму: пережив две великие любви — к Чехову и к театру, лишившись и того и другого, она, ослепшая, больная, по-прежнему чувствует себя счастливицей. В конце концов, когда умер Антон Павлович, на Земле не осталось человека лучше Качалова, а он уже много лет преданно и верно любит ее — разве этого недостаточно?

Впрочем, Ольга Леонардовна и Качалова пережила на долгих одиннадцать лет. В 91 год она уже почти не вставала с постели, что-либо разглядеть могла лишь с помощью огромной лупы, ей трудно было дышать, она была одинока, но выглядела нарядно и изысканно. Как ей это удавалось? Загадка! Впрочем, ей по-прежнему было ради кого наряжаться: Ольгу Леонардовну не забывали. На стареньком пианино для нее играл то Святослав Рихтер, то Лев Книппер — племянник, пианист и композитор (прославившийся песней «Полюшко-поле» — частью одной из его симфоний). До последнего дня гостей Ольга Леонардовна встречала бодрым и жизнерадостным: «Это кто же пришел? И прекрасно, очень рада!»

Государственная актриса

К 1936-му у Чеховой было много предложений из разных театров. У нее был поистине феноменальный успех. Наверное, именно по этой причине фюрер решил присвоить Ольге титул «государственной актрисы III Рейха».

В этом же году она обручилась с миллионером Марселем Робинсом из Бельгии. Однако и этот брак претерпел фиаско. Супруги расстались в 1938-м.

В 1937-м труппа МХАТа предприняла гастрольную поездку по Франции. Вдова Антона Чехова приняла участие в этих гастролях. Советские чиновники дали возможность ей заехать в немецкую столицу, чтобы увидеть свою любимую племянницу. Родственники не общались двадцать лет. В результате, Ольга Чехова устроила своей тёте блестящий приём. Но Ольга Леонардовна находилась в шоковом состоянии. Племянница решила представить ее нацистским лидерам. Геринг пожимал руку тете и радушно улыбался. Фюрер не присутствовал в этом рауте. Но он звонил ей и сильно извинялся, что он не сможет прибыть по причине неотложных государственных дел…

В начале осени 1940-го, во время сражения за Британию, актриса прибыла на базу Люфтваффе в Нормандии. Летчики решили устроить парад в честь любимой актрисы. А через месяц во французской столице вышел очередной номер одного из престижных изданий, где на первой полосе красовалась фотография Чеховой в окружении немецких солдат.

Кроме того, военные позвали ее в качестве гостя в гарнизонах Лилле и Брюсселе. Также она исполняла песни для раненых в госпитале Тюбингена.

А в конце 1940-го Чехова получила некую посылку от фюрера. Там была фотография Гитлера с дарственной надписью. Немецкий вождь в очередной раз восхищался ее талантом.

Личная жизнь

Хотя знакомство театральной примы МХТ и выдающегося литератора произошло на репетициях спектакля «Чайка», Чехов еще раньше увидел Ольгу в постановке «Царь Федор Иоаннович» в роли царицы Ирины. О своем впечатлении от актрисы он писал своему издателю:

Ольга Книппер-Чехова и Антон Чехов

Более близко Ольга и Антон Павлович стали общаться после премьеры «Чайки» в 1899-м. В том году писатель посетил дом актрисы, а она в свою очередь побывала в его имении в Мелихове. Затем, находясь на расстоянии, пара стала переписываться. Эпистолярный роман перерос в предложение руки и сердца. В 1901 году Чехов и Книппер обвенчались. Для обоих это был первый брак. В юности у Ольги был только один роман – с известным русским инженером Владимиром Шуховым.

Однако и после венчания супруги виделись урывками. Его болезнь требовала постоянного нахождения в тепле – на юге, а ее призвание тянуло на московскую сцену. Однако сам Чехов никогда не винил ее в этом и как мог успокаивал жену в своих теплых и трогательных письмах:

Портрет Ольги Книппер-Чеховой. Художник Сергей Малютин / Советские художники

Письма были единственным средством связи между влюбленными. Именно их любовная переписка, наряду с литературным творчеством, считается бесценным наследием писателя. Тем не менее в свете осуждали поведение Книппер и даже приписывали ей несуществующие измены знаменитому мужу. Особенно усилилось неприятие жены Антона Чехова после его смерти в 1904 году.

Женщина сумела пережить это отношение, а вскоре и завоевала уважение тем, что до последнего оставалась верной памяти боготворимого ею Антона Павловича. Замуж женщина больше не вышла и остаток дней провела в уединении.

Седая красавица

Ольга Леонардовна исчезла из театра на несколько месяцев, жила затворницей, писала письма своему мертвому мужу… А потом ее жизнелюбивая натура стала понемногу брать свое. После того как Книппер — по-прежнему изящная, нарядная — в первый раз появиласьна репетиции, давний друг и партнер Василий Иванович Качалов прислал ей гигантский букет с веселой записочкой, где признавался в любви и просил руки (в шутку? всерьез?). Впрочем, Ольга Леонардовна предпочла считать это шуткой — точно так же, как и в десятках других случаев, когда ее потом звали замуж. «Я никого не могу представить себе на месте Антона», — объясняла она.

Она старела, но ей удивительно шла ее серебристая седина. Глаза же оставались молодыми и задорными, походка — легкой, талия — тонкой, платья (по-прежнему «от Ламановой») — элегантными, пальцы, державшие то веер, то папироску, были унизаны перстнями с сапфирами и бриллиантами. Вадим Шверубович, сын Качалова, вспоминает, как во время скитаний «качаловской труппы», покинувшей Россию после революции, Ольга Леонардовна сидела в грязной и тесной теплушке на своем чемодане, поставив второй на попа — на манер стола. «На нем была постелена белая кружевная салфетка, стоял стеклянный пестрый подсвечник с огарком свечи, лежала книга в парчовом футляре, ножик слоновой кости торчал из книги. Ноги Ольги Л. были закутаны в одеяло из лисьих шкур. Она спокойно полировала ногти замшей и напевала: «Уж вечер, облаков померкнули края». Кругом грязь, кровь, вши, ревет норд-ост, орут беженцы, где-то стрельба, а она…»

Вернувшись в Москву, Ольга Леонардовна скоро обнаружила, что для социалистического театра не годится: рожденная для драматургии Чехова, Шекспира, Гамсуна, она совсем не умела играть простых женщин. Пришлось уйти со сцены. В 1940 году Немирович-Данченко возобновил «Трех сестер» и позвал на премьеру свою бывшую приму. Машу теперь играла Алла Константиновна Тарасова, и играла замечательно! Книппер аплодировала ей горячее всех, а потом, в антракте стояла, прислонившись лбом к знакомой стене, и плакала: «Все прошло, все прошло…» Это был первый и последний раз, когда ее — такую лучезарную, такую жизнерадостную — видели в унынии и тоске.

Книппер и шестидесятилетняя кружила головы. И свой последний страстный роман пережила именно в этом возрасте. Причем ее возлюбленный был младше на… 30 лет! Литератор Николай Дмитриевич Волков был известен как автор театральных инсценировок (в том числе знаменитой «Анны Карениной» во МХАТе). К несчастью, их тайный роман скоро стал явным. И жена Николая Дмитриевича, эстрадная певица Казароза покончила жизнь самоубийством.

С тех пор роман Книппер и Волкова был обречен, и в конце концов они действительно расстались. Но имя Ольги Леонардовны снова склонялось на каждом углу, и снова обвинениям не было конца… Ну и конечно, ей снова стали припоминать «брошенного» ею в Ялте Чехова, одинокого и якобы с ней несчастливого…

Со Станиславским в «Чайке». Аркадина

Детство и юность

Ольга Книппер родилась 21 сентября 1868 года в городе Глазове Вятской губернии. Отец Леонард Книппер – обрусевший эльзасский немец, уроженец Пруссии, работал инженером-технологом на винокуренном заводе. Мать Анна Ивановна Зальца – музыкант, обладала прекрасным голосом и виртуозно играла на фортепиано.

Пара воспитала троих детей – Константина, Ольгу и Владимира. В 1871 году семья Книппер переехала в Москву. Дети благодаря матери росли в творческой атмосфере: к праздникам неизменно готовили музыкальные спектакли, сами шили костюмы, рисовали декорации, разучивали песни и выступали.

Ольга Леонардовна Книппер

Так родилась в юной Ольге тяга к артистической деятельности, но отец мечтал о дочери-художнице и всячески поощрял ее занятия живописью. Также Ольга с детства изучала иностранные языки, в совершенстве владела английским, французским и немецким. Но работать девушке не пришлось. По окончании частной женской гимназии она долгое время «жила барышней».

Все изменила смерть отца в 1894 году. Материальное положение семьи резко ухудшилось. Тут пригодилось музыкальное образование Анны Ивановны, она давала частные уроки, а через некоторое время стала профессором пения при школе Филармонического училища. Ольга и Владимир как могли помогали матери. Константин в то время служил на Кавказе.

Театр

Ей все чаще вспоминаются любительские спектакли, в которых она с удовольствием играла в детстве и ранней юности, все настойчивее становится желание играть на сцене. Тайком от матери Ольга поступает в драматическую школу при императорском Малом театре. Но всего через месяц (после «проверочного экзамена») ей предложили покинуть школу, правда, с правом поступления на следующий год, так как ее место потребовалось более влиятельной претендентке. Как оказалось, Ольга была единственной среди четырех учениц, принятой без протекции. Легко представить, каким ударом это стало для девушки, страстно мечтавшей о театре!

Мать, до этого категорически возражавшая против ее артистической карьеры, видя, как переживает дочь, через своих знакомых определяет ее в драматическую школу. Ольга попадает в класс В.И. Немировича-Данченко и А.А. Федотова.

Три года учебы пролетели незаметно. Перед самым окончанием школы зимой 1897/1898 года на спектакль Гольдони «Трактирщица», в котором играла молодая Книппер, пришел К.С. Станиславский, которому захотелось посмотреть на воспитанников Немировича-Данченко.

В то время по Москве ходили неясные слухи о создании им и Немировичем-Данченко нового театра. В июне 1898 года Книппер. окончившая драматическую школу с высшей наградой, и еще двое выпускников школы — М.Г. Савицкая и В. Э. Мейерхольд были приглашены в труппу Художественного театра. Именно они стали ее партнерами в первых постановках чеховских пьес на сцене этого театра.

Одной из пьес, которую репетировали артисты, была «Чайка». Читая ее, будущие исполнители недоумевали, можно ли ее вообще играть: так непохожа она была на другие. Но постепенно, под влиянием Немировича-Данченко, влюбленного в эту пьесу, молодые артисты постигали высшую художественную простоту и музыкальность этого произведения.

Память

Экспозиция музея в Гурзуфе, на стене портрет хозяйки дачи.

В архивах ЦТ сохранилась запись съёмки с 50-летнего юбилея МХАТ, где Иван Козловский и Сергей Лемешев дуэтом исполняют арию «Я люблю вас, Ольга» из оперы «Евгений Онегин», дополненной и перефразированной в честь Ольги Книппер-Чеховой — единственной из основателей театра, дожившей до юбилея.

В каждом из филиалов Крымского литературно-художественного мемориального музея-заповедника — Доме-музее А. П. Чехова (Ялта) (Белая дача), Музее «Чехов и Крым» на даче Омюр  есть тематические экспозиции посвящённые О. Л

Книппер-Чеховой, но наибольшее внимание ей уделено в музее Дача А. П

Чехова и О. Л. Книппер в Гурзуфе (Гурзуф, ул. Чехова, 22). Будучи по смерти Чехова владелицей дачи она сохранила права на дом и после революции, последний раз бывала в нем в 1953 году.

Комментировать
0