fbpx
No Image

Дутов, александр ильич

СОДЕРЖАНИЕ
0
02 января 2021

Николай Юденич

Биография

С по  гг. он преподавал в Оренбургском казачьем юнкерском училище. Своей деятельностью в училище Дутов заслужил любовь и уважение со стороны юнкеров, для которых сделал очень много. Помимо образцового выполнения своих должностных обязанностей, он организовывал в училище спектакли, концерты и вечера. В декабре 1910 г. Дутов был награждён орденом Св. Анны 3-й степени, а 6 декабря  г. в возрасте 33 лет произведен в войсковые старшины (соответствовавший армейский чин — подполковник).

В октябре  г. Дутова командировали командовать 5-й сотней 1-го Оренбургского казачьего полка в Харьков. По истечении срока командования Дутов в октябре  г. сдал сотню и вернулся в училище, где прослужил до  г.

Лавр Корнилов

Александр Ильич Дутов

Ушел добровольцем на Румынский фронт

Дутов Александр
Ильич (1879, г. Казалинск – 1921, Суйдун, Китай) –
военный деятель. Происходил из семьи отставного
генерал-майора. Учился в станичной школе, потом в
Оренбургском кадетском корпусе, где получил
среднее образование и перечитал всю рус.
классику, особо интересуясь историей. В 17 лет Дутов
поступил в Николаевское кавалерийское училище,
после его окончания служил в казачьем полку. Во
время службы в Харькове Дутов слушал лекции по
электротехнике в Технологическом институте и
экстерном сдал экзамены за курс Николаевского
инженерного училища. В 1904 Дутов поступил в Академию
Генштаба, но прервал занятия, будучи отправлен на
русско-японскую войну. В 1908 окончил курс Академии по
первому разряду и до 1914 служил преподавателем и
инспектором Оренбургского казачьего училища. В 1912 Дутов
в 32 года был произведен в войсковые старшины
(подполковник), что является показателем его
блистательной карьеры. С началом первой мировой
войны в 1914 Дутов ушел добровольцем и воевал на
Румынском фронте, был ранен и контужен. После
Февральской рев. 1917 был делегатом полка на
общеказачьем съезде в Петрограде, где был избран
фактическим председателем Совета союза казачьих
войск. Дутов участвовал в работе Предпарламента.
Будучи непримиримым противником большевиков, Дутов
стал начальником всех вооруженных сил
Оренбургского края. От Оренбургского казачьего
войска Дутов был избран членом Учредительного
собрания. В янв. 1918, потерпев поражение от
красногвардейцев, Дутов был вынужден оставить
Оренбург и уйти в Верхнеуральск. В июле Дутов
взял Оренбург, вошел в состав Комитета членов
Учредительного собрания (Комуч) и был назначен
его главноуполномоченным на территории
Оренбургского казачьего войска со званием
генерал-лейтенанта. В начале 1919 войска Дутова
стали частью армии А. В. Колчака. В
1920 Дутов бежал в Китай, где попытался продолжить
вооруженную борьбу. Чекисты предприняли
неудачную попытку похищения Дутова, во время
которой он был убит.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П.
Деятели отечественной истории. Биографический
справочник. Москва, 1997 г.

Советский взгляд:

Дутов Александр Ильич , один из главарей казачьей
контрреволюции на Южном Урале, ярый монархист,
генерал-лейтенант (1919). Окончил Николаевское кавалерийское
училище и Академию Генштаба (1908). Участник 1-й
мировой войны, помощник командира казачьего полка. После
Февральской революции при Временном правительстве был избран
председателем Всероссийского союза казачьих войск и в
июне 1917 г. возглавил контрреволюционный Всероссийский казачий
съезд в Петрограде. В августе 1917 г. Дутов готовил
выступление казачьих частей для поддержки
мятежа Корнилова. В сентябре 1917 г. избран председателем
войскового правительства и войсковым атаманом
Оренбургского казачьего войска. В ноябре 1917 г. поднял антисоветский мятеж в Оренбурге (см. Дутова мятеж 1917-1918).
С ноября 1918 г. Дутов командовал отдельной Оренбургской армией
в войсках Колчака. После разгрома колчаковских
войск и поражения Оренбургской армии (1919) бежал
сначала в Туркестан, затем в Китай, где был убит.

Использованы материалы Советской
военной энциклопедии в 8-ми томах, том 3.

Литература

  • Артемьев Константин — Последний приют атамана Дутова.
  • Василенко С. Ю. Казачество в борьбе против большевиков в Семиречье и Синьцзяне в 1920—1922 гг. — Н. Новгород, 1998.
  • Ганин А. В. Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска А. И. Дутов // Кубанец: Magazine of Kuban cossack association / Изд. Кубан. казачьего союза. 2001. № 209. Февраль. С. 27-32.
  • Ганин А. В. Александр Ильич Дутов // Свой. Журнал Никиты Михалкова. 2008. № 3-4. С. 37-43.
  • Ганин А. В. Походный атаман всех казачьих войск (Александр Дутов) // Казачество великое, бесстрашное. СПб., 2008. С. 599—601.
  • Ганин А. В. Вожди антибольшевистского движения оренбургского казачества в Николаевской Академии Генерального Штаба, 1901—1914 гг.: Опыт историко-психологического исследования // Русский сборник. Исследования по истории России XIX—XX вв. Т. 1. М., 2004. С. 152—196.
  • Ганин А. В. Гибель атамана А. И. Дутова на территории Западного Китая в 1921 году // Новая и новейшая история. 2006. № 6. С. 162—174.
  • Ганин А. В. Атаман А. И. Дутов и «дело» полковника В. Г. Рудакова // Белое дело. 2 съезд представителей печатных и электронных изданий. Резолюция и материалы научной конференции «Белое дело в гражданской войне в России, 1917—1922 гг.». М., 2005. С. 226—239.
  • Ганин А. В. Рец.: Парамонов О. В. «Дутовки». Боны Оренбургского Отделения Государственного Банка в 1917—1918 гг. Каталог-исследование. М., 2005: Нумизматическая Литература. 400 с.; ил. // Вопросы истории. 2007. № 2. С. 169.
  • Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР — М., Политиздат, 1975 г.
  • Денисов С. В. Белая Россия. Альбом N-o 1 — Н.-Йорк, 1937 г.
  • Козубский К. Э., Ивлев М. Н. Теракт в Суйдуне: убийство Оренбургского атамана — в журнале «Простор», N-o 8 / 2004.
  • Милованов Н. Касымхан Чанышев — в сборнике «Незримый фронт. 1917—1967», Алма-Ата, «Казахстан», 1967.
  • Огаров О. Агония белых в Синцзянской провинции — в журнале «Военная мысль», N-o 2 / 1921.
  • Серебренников И. И. Великий отход. Рассеяние по Азии белых Русских Армий. 1919—1923 — Харбин, изд-во М. В. Зайцева, 1936.
  • Хинштейн А., Жадобин А., Марковчин В. Конец атамана — «Московский комсомолец» от 30 мая 1999.

Биография[править]

Родился в семье есаула Ильи Петровича Дутова и Елизаветы Николаевны, урождённой Усковой.

В 1889 году был принят на войсковую стипендию в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус. По выпуске из корпуса в возрасте семнадцати лет, в 1897 году был зачислен юнкером в казачью сотню Николаевского кавалерийского училища, неофициально именовавшуюся «царской сотней», и отправился в Санкт-Петербург.

11 февраля 1899 года на старшем курсе был произведён в унтер-офицеры и в портупей-юнкера. Окончил училище по первому разряду, в своём выпуске был в первом десятке, и 9 августа 1899 года был произведён в хорунжие и направлен в 1-й Оренбургский казачий полк, стоявший в Харькове.

1 октября 1903 года был произведён в поручики.

Едва поступив на младший курс Николаевской академии Генерального штаба, отправился добровольцем на войну с Японией и с 11 марта по 1 октября 1905 года находился в Маньчжурии. За «отлично-усердную службу и особые труды» во время боевых действий был награждён в январе 1906 года орденом Св. Станислава 3-й степени. После войны окончил Академию, но «без права на производство в следующий чин за окончание академии и на причисление к Генеральному Штабу».

В начале 1909 года выехал во «временную командировку» в своё родное Оренбургское казачье войско и занял должность преподавателя Оренбургского казачьего юнкерского училища. В сентябре 1909 года добился сначала перевода в училище помощником инспектора классов с переименованием в подъесаулы, а в марте 1910 года и зачисления в войско (к этому времени уже был есаулом). С 1909 по 1912 год и с по 1916 год прослужил в училище на разных должностях, временно исполнял должность инспектора классов.

В декабре 1910 года был награждён орденом Св. Анны 3-й степени, а 6 декабря 1912 года произведён в войсковые старшины, что соответствовало армейскому званию подполковника.

В —1915 годах состоял действительным членом Оренбургской учёной архивной комиссии. Будучи членом комиссии, собирал материалы о пребывании в Оренбурге А. С. Пушкина.

20 марта 1916 года ушёл на фронт — в уже знакомый ему 1-й Оренбургский казачий Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полк 10-й кавалерийской дивизии. В конце мая был контужен.

1 октября под деревней Паничи в Румынии был вторично контужен и вдобавок ранен осколком снаряда, в результате чего на некоторое время лишился зрения и слуха и получил трещину черепа. Однако уже после двух месяцев лечения в Оренбурге вернулся в полк, причём в качестве командира.

К февралю 1917 года за боевые отличия был награждён мечами и бантом к ордену Св. Анны 3-й степени и орденом Св. Анны 2-й степени.

6 марта 1917 года в качестве делегата от своего полка прибыл в Петроград на первый общеказачий съезд.

В мае 1917 года вместе с А. Н. Грековым добился аудиенции у военного и морского министра А. Ф. Керенского.

31 августа 1917 года был вызван в Зимний дворец к Керенскому, но на сей раз сказался больным и не поехал.

30 сентября 1917 года был избран кандидатом в депутаты Учредительного собрания от Оренбургского казачьего войска, а 1 октября, тайным голосованием, — войсковым атаманом Оренбургского казачьего войска и председателем войскового правительства. В октябре был утверждён в атаманской должности и произведён в полковники.

26 октября (8 ноября) 1917 года вернулся в Оренбург и в тот же день подписал приказ по войску № 816 о непризнании насильственного захвата власти большевиками в Петрограде, что было одобрено даже оренбургским Советом рабочих и солдатских депутатов.

В конце ноября 1917 года был избран депутатом Учредительного собрания от Оренбургского казачьего войска.

25 июля 1918 года был произведён Комучем в генерал-майоры.

За взятие Орска по решению Войскового Круга 1 октября 1918 года был произведён в генерал-лейтенанты.

20 ноября 1918 года признал верховную власть А. В. Колчака и вошёл в его оперативное подчинение, а 1 декабря направил атаману Г. М. Семёнову (одному из своих бывших воспитанников) письмо, в котором призвал его также признать Колчака.

В марте 1920 года со своими сторонниками вынужден был покинуть Родину и отступить в Китай через ледниковый перевал Кара Сарык (на высоте 5800 м).

6 февраля 1921 года около 18 часов был смертельно ранен советскими агентами под руководством Касымхана Галиевича Чанышева в своём доме в Суйдине и 7 февраля в 7 часов утра скончался от обильной кровопотери.

Петр Краснов

После Октябрьской революции Петр Краснов, являвшийся командующим 3-м конным корпусом, по приказу Александра Керенского двинул войска не Петроград. На подступах к столице корпус был остановлен, а сам Краснов арестован. Но затем большевики не только освободили Краснова, но и оставили его во главе корпуса.

После демобилизации корпуса уехал на Дон, где продолжил антибольшевистскую борьбу, согласившись возглавить восстание казаков после захвата и удержания ими Новочеркасска. 16 мая 1918 года Краснов был избран атаманом Донского казачества. Вступив сотрудничество с немцами, Краснов провозгласил Всевеликое Войско Донское как самостоятельное государство.

Однако после окончательного поражения Германии в Первой Мировой войне Краснову пришлось срочно менять политическую линию. Краснов согласился на присоединение Донской армии к Добровольческой, и признал верховенство Деникина.

Деникин, однако, сохранил недоверие к Краснову, и заставил его подать в отставку в феврале 1919 года. После этого Краснов уехал к Юденичу, а после поражения последнего перебрался в эмиграцию.

В эмиграции Краснов сотрудничал с РОВСом, был одним из основателей «Братства Русской Правды» — организации, занимавшейся подпольной работой в Советской России.

22 июня 1941 года Петр Краснов выступил с воззванием, в котором говорилось: «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих Русской кровью. Да поможет Господь немецкому оружию и Хитлеру! Пусть совершат они то, что сделали для Пруссии Русские и Император Александр I в 1813 г.»

В 1943 году Краснов стал начальником Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии.

В мае 1945 года Краснов вместе с другими коллаборационистами был захвачен англичанами и выдан Советскому Союзу.

Военной коллегией Верховного суда СССР Петр Краснов был приговорен к смертной казни. Вместе со своими подельниками 77-летний гитлеровский приспешник был повешен в Лефортовской тюрьме 16 января 1947 года.

Фото А. Г. Шкуро, сделанное МГБ СССР после ареста. Фото: Commons.wikimedia.org

Товарищ Жак

Возглавил новую службу загадочный «товарищ Давыдов». Так и было обозначено в публичных сообщениях об учреждении ИНО. До того он был известен под другой фамилией — Давтян. Яков Давтян работал в наркомате иностранных дел. До революции много лет он провел в Европе, в эмиграции, и там его хорошо знали в кругах социалистов под партийным псевдонимом «Молодой Жак». В Брюсселе он познакомился с Инессой Арманд — ближайшей сотрудницей Владимира Ленина — и с тех пор их дружба не прерывалась.

В Россию Давтян вернулся в 1918 году — и по протекции Арманд сразу активно занялся переговорами с французами и англичанами. Стал одним из первых советских дипломатов

При создании ИНО ВЧК Дзержинский обратил внимание на Давтяна, учитывая его связи за рубежом, в европейском социалистическом движении, знание языков, конспиративные таланты и изворотливый ум. К тому же Давтян был общителен, обаятелен, обладал даром убеждения, чувствовал себя как рыба в воде и среди французов, и среди китайцев..

Сам поймешь, наверное-1

Регистрационная карточка жандармского управления на Инессу Арманд, 1912 год

Фото: wikimedia.org/regsamarh.ru

При этом некоторое время он продолжал работать и в наркомате иностранных дел — под своей армянской фамилией. Это тоже имело значение. Первые советские резидентуры создавались, как правило, по дипломатической линии. Давтян предложил разбить новый отдел на несколько направлений деятельности: одни сотрудники должны заниматься только франкоязычными странами, другие — англоязычными, третьи — Скандинавией, четвертые — Китаем и так далее. Дзержинский согласился. И система заработала.

Именно Давтян разработал структуру отдела и план его работы на несколько лет вперед. С небольшим перерывом он возглавлял службу до августа 1921 года — и справлялся со своими обязанностями вполне эффективно. Помогал «идеологический ресурс» — коммунистов, социалистов и всяческих деятелей левых убеждений хватало и в Европе, и на Востоке. Все они были потенциальными союзниками революционной республики, а значит, и возможными агентами новой спецслужбы. И работали они, как правило, не за деньги, а ради идеи. Правда, провокаторов и двойных агентов в этой среде тоже хватало.

Владимир Каппель

Антон Деникин

Генерал Антон Деникин, являвшийся одним из соратников генерала Корнилова по попытке переворота лета 1917 года, оказался в числе тех, кто был арестован, а затем выпущен на свободу после прихода к власти большевиков.

Вместе с Корниловым он отправился на Дон, где стал одним из создателей Добровольческой армии.

К моменту гибели Корнилова при штурме Екатеринодара, Деникин был его заместителем и принял на себя командование Добровольческой армией.

В январе 1919 года при реорганизации сил белых Деникин стал командующим Вооруженных сил Юга России — признанным западными союзниками «номером два» в Белом движении после генерала Колчака.

Наиболее крупные успехи Деникина пришлись на лето 1919 года. После серии побед в июле он подписал «Московскую директиву» — план взятия столицы России.

Захватив большие территории южной и центральной России, а также Украины, войска Деникина в октябре 1919 года подошли к Туле. Большевики всерьез рассматривали планы по оставлению Москвы.

Однако поражение в Орловско-Кромском сражении, где громко заявила о себе конница Буденного, привела к столь же стремительному отступлению белых.

В январе 1920 года Деникин получил от Колчака права Верховного Правителя России. При этом дела на фронте шли катастрофически. Начатое в феврале 1920 года наступление закончилось неудачей, белые были отброшены в Крым.

Союзники и генералитет требовали от Деникина передачи власти преемнику, в качестве которого был выбран Петр Врангель.

4 апреля 1920 года Деникин передал все полномочия Врангелю, и в тот же день на английском миноносце навсегда покинул Россию.

В эмиграции Деникин отошел от активной политики, занявшись литературой. Им были написаны книги по истории Русской армии дореволюционных времен, а также по истории Гражданской войны.

В 1930-х годах Деникин, в отличие от многих других лидеров белой эмиграции, выступал за необходимость поддержки Красной армии против любого иностранного агрессора, с последующим пробуждением русского духа в рядах этой армии, который, по замыслу генерала, и должен свергнуть большевизм в России.

Вторая Мировая война застала Деникина на территории Франции. После нападения Германии на СССР он несколько раз получал от гитлеровцев предложение о сотрудничестве, но неизменно отвечал отказом. Бывших единомышленников, вступивших в союз с Гитлером, генерал именовал «мракобесами» и «гитлеровскими поклонниками».

После окончания войны Деникин выехал в США, опасаясь, что может быть выдан Советскому Союзу. Однако правительство СССР, зная о позиции Деникина в годы войны, никаких требований о его выдаче союзникам не выдвигало.

Антон Деникин умер 7 августа 1947 года в США в возрасте 74 лет. В октябре 2005 по инициативепрезидента РФ Владимира Путина останки Деникина и его жены были перезахоронены в Донском монастыре Москвы. Кстати справа захоронение русского философа Ивана Александровича Ильина (1883—1954) и его супруги Натальи Николаевны (1882—1963), которые были перевезёны в Москву для захоронения в Донском монастыре, а в середине захоронен генерал Каппель.

Пётр Врангель. Фото: Public Domain

Дебютные партии

Необходимость разведки

Почему именно на исходе 1920 года руководство почувствовало необходимость во внешней разведке? Во-первых, закончилась Гражданская война, и безопасность государства, образовавшегося на обломках Российской империи, требовала нелегальной работы «за кордоном». С другой стороны, к этому решению подтолкнул большевиков неудачный польский поход Красной армии. Войска Тухачевского и Буденного потерпели поражение во многом именно из-за слабой разведывательной работы. Из Франции к Варшаве была переброшена 70-тысячная армия генерала Юзефа Халлера, изменившая расстановку сил на фронте, а стратеги Красной армии проглядели этот маневр. «Железный Феликс», отчасти считавший себя виновником поражения, без промедления принялся разрабатывать план новой структуры ВЧК, которая бы профессионально занималась внешней разведкой. В декабре план утвердили в Политбюро.

Сам поймешь, наверное-3

Феликс Дзержинский (в центре) и работники ВЧК, 1919 год

Фото: РИА Новости

Конечно, чекисты занимались «закордонной» разведкой и до организации ИНО. Первый — и весьма успешный — вывод сотрудника ВЧК в зарубежную командировку состоялся еще в начале 1918 года. Тогда Феликсу Дзержинскому удалось привлечь к сотрудничеству бывшего банкира и издателя газеты «Деньги» Алексея Филиппова, «закоренелого буржуя», которого трудно было заподозрить в симпатии к большевикам. С секретной миссией он прибыл в Финляндию и, пользуясь своим влиянием, убедил командование кораблей Балтийского флота, находившихся в финских портах, перейти на сторону советской власти. Но системной разведывательной работы за рубежом Советская Россия не вела — и это могло плачевно сказаться на военно-политическом положении страны, у которой хватало противников.

Исчезновение головы

Однако история на этом не закончилась. В первую же ночь после похорон неизвестные отсекли от трупа Дутова голову и унесли «трофей» с собой. Александр Смирнов, автор издания «Казачьи атаманы», предполагал, что убийцам атамана необходимо было предъявить в иностранном отделе ВЧК «вещественное доказательство» выполненного задания, в качестве которого они и прихватили голову Дутова. Вот только никаких документальных подтверждений того, что этот акт вандализма действительно совершили агенты ЧК, не существует: чекисты, безусловно, были намерены сохранить похищение головы атамана втайне. Но сделать это им не удалось.

Так, Вадиму Гольцеву, автору книги «Терновый венец атамана Дутова», посчастливилось найти свидетелей, некоторые из которых хоть и пожелали остаться неизвестными, но подтвердили, что голова и в самом деле была «изъята» сотрудниками определенных органов. Однако этим занимался вовсе не Чанышев, а уже начальник Джаркентской милиции по фамилии Джунусов. Как пишет Гольцев, данное свидетельство больше походит на правду, потому что отделять голову от тела в ночь после похорон было бы слишком рискованно. Логичнее было действительно подождать до того момента, пока страсти улягутся.

Награды

Советские:

  • Герой Социалистического Труда (1982)
  • два ордена Ленина (1955, 1982)
  • орден Октябрьской Революции
  • четыре ордена Красного Знамени (в т.ч. 6.08.1944, 1950)
  • орден Богдана Хмельницкого 2-й степени (31.05.1945)
  • ордена Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985)
  • ордена Отечественной войны 2-й степени (24.08.1943)
  • орден Трудового Красного Знамени
  • три ордена Красной Звезды (в т.ч. 11.01.1943, 1945)
  • орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени
  • медали СССР

Иностранные:

  • орден Красного Знамени (МНР)
  • орден Возрождения Польши (ПНР)
  • орден «9 сентября 1944 года» (БНР)
  • военный орден «За заслуги перед народом и Отечеством» (ГДР)
  • и другие.

Рыцари разведки

Советским «бойцам невидимого фронта» предстояли и неизбежные опасности их непростой работы, и недоверие со стороны своих, и удачи, и поражения. Вторая мировая война сменилась холодной, а после эйфории времен перестройки и начала 1990-х пришло трезвое понимание того, что новой России придется еще долго существовать в не менее враждебном окружении, чем республике рабочих и крестьян столетие назад. И всё это время, несмотря на любые изгибы политического курса, несли свою нелегкую вахту разведчики. Их имена часто становились известными широкой публике лишь спустя годы после смерти — но те, о ком стало можно рассказать, вошли и в народную молву, и в списки героев Отечества. Более 700 сотрудников разведки получили в разное время высокие звания Героев Советского Союза и Героев России. О многих из них мы не знаем и сегодня.

Сам поймешь, наверное-6

Расстрел советского разведчика финским солдатом, 1942 год

Фото: wikipedia.org/hs.fi

О подвигах разведчиков не сообщают газеты. О них молчит телевидение. Даже во всезнающем интернете почти вся информация об их работе, скорее всего, не имеет ничего общего с реальностью. В этой профессии секретность будет соблюдаться всегда, в противном случае не избежать провалов. Но всё равно страна тайно гордится своими героями невидимого фронта — даже если и не знает их имена.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Андрей Шкуро

Смерть[ | код]

7 февраля 1921 года был убит в Суйдуне агентами ВЧК в ходе спецоперации, целью которой было либо похитить его и вывезти его в Джаркент, либо убить. Руководил операцией Касымхан Чанышев — выходец из богатой татарской купеческой семьи, начальник Джаркентской уездной милиции. Группа состояла из 9 человек (все, кроме Чанышева и дунганина Джамаза, являлись уйгурами).

Чанышев, используя свои связи среди белых и выдавая себя за противника Советской власти, способного поднять восстание в Джаркентском уезде, в октябре 1920 года добился встречи с А. Дутовым. Во время этой встречи он смог втереться в доверие к атаману, а также отметил усталый вид и определённый скепсис Дутова к его сообщениям и великолепную осведомлённость о делах в Семиречье, что говорило об отличной работе дутовской разведки и контрразведки. Через месяц Чанышев повторно съездил к Дутову, на этот раз добившись полного доверия.

Существует версия, что подготовка к похищению шла полным ходом, когда внезапно Чанышеву перестали доверять и дорога к атаману стала для него закрыта. Чекисты, в свою очередь, начали подозревать в Чанышеве двойного агента, арестовали его и взяли в заложники всех его ближайших родственников. Ему, якобы, был поставлен ультиматум: либо он убивает Дутова (о похищении речь уже не шла), либо всех его родственников расстреляют.

В ночь с 31 января на 1 февраля 1921 года диверсионная группа перешла государственную границу. 2 февраля, находясь в Суйдуне, Чанышев написал Дутову записку, что к восстанию всё готово и нужно немедленно начинать выступление: «Господин атаман. Хватит нам ждать, пора начинать, все сделано. Готовы. Ждем только первого выстрела, тогда и мы спать не будем» и отправил её со своим курьером Махмудом Ходжамьяровым. В штабе курьера знали по предыдущим визитам, поэтому пропустили прямо к Дутову в кабинет, где помимо самого атамана был его адъютант, сотник Лопатин. Ходжамьяров передал пакет и, как только А. Дутов начал читать, в упор расстрелял и дострелил его и Лопатина. Одновременно был убит часовой. Вся диверсионная группа без потерь вернулась обратно.

11 февраля из Ташкента была отправлена телеграмма об исполнении задания председателю Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК, члену Реввоенсовета Туркестанского фронта Г. Я. Сокольникову, а копия телеграммы — в ЦК РКП(б). Члены группы были награждены Ф. Э. Дзержинским, а в 1930-е годы все стали жертвами политических репрессий. Последний участник операции проживал на территории Оренбургской области (куда он был сослан) вплоть до своей смерти в 1968 году.

А. Дутов и убитые вместе с ним двое казаков были похоронены с воинскими почестями в предместье Суйдуна, на католическом кладбище. Через несколько дней после похорон могила атамана была осквернена: неизвестные выкопали тело и обезглавили его.

Комментировать
0