fbpx
No Image

Неистовый гулаев. история самого эффективного летчика второй мировой войны

СОДЕРЖАНИЕ
0
04 января 2021

Немецкие асы

Советские летчики-асы

Точность и скрытность

Ну и как же не вспомнить таких прославленных бойцов, как снайперы? Здесь Советский Союз забирает заслуженную пальму первенства у Германии. Советские снайперы-асы Второй мировой войны обладали очень высокими послужными счетами. Во многом такие результаты были достигнуты благодаря массовой государственной подготовке гражданского населения по стрельбе из различного оружия. Значком «Ворошиловский стрелок» были награждены около 9 миллионов человек. Итак, какие же снайперы самые известные?

Имя Василия Зайцева пугало немцев и вселяло мужество в советских солдат. Этот обычный парень, охотник, убил из своей винтовки Мосина 225 солдат Вермахта только за месяц боев под Сталинградом. Среди выдающихся снайперских имен – Федор Охлопков, на счету которого (за всю войну) около тысячи гитлеровцев; Семен Номоконов, который убил 368 вражеских солдат. Среди снайперов были и женщины. Тому пример – знаменитая Людмила Павличенко, которая воевала под Одессой и Севастополем.

Немецкие снайперы менее известны, хотя в Германии с 1942 года существовало несколько снайперских школ, которые занимались профессиональной подготовкой кадров. Среди самых результативных немецких стрелков – Маттиас Хетценауэр (345 убитых), Йозеф Аллербергер (257 уничтоженных), Бруно Суткус (209 застреленных солдат). Также известным снайпером из стран гитлеровского блока является Симо Хайха – этот финн за годы войны убил 504 красноармейца (по неподтвержденным данным).

Главным оружием любого меткого стрелка была винтовка Мосина с оптическим прицелом, но, в зависимости от ситуации, также использовалась СВТ. Помимо основных особенностей своего оружия, изучались также дисциплины, необходимые для выживания – скрытность, умение ждать, находиться в полной неподвижности, а также ориентирование на местности.

Таким образом, снайперская подготовка Советского Союза был неизмеримо выше, чем у немецких войск, что и позволило советским бойцам носить гордое звание – асы Второй мировой войны.

Мастера подводной войны

[править] Различия в тактике и боевых задачах

Эрих Хартманн, — самый результативный ас в мире

Иван Кожедуб, — лучший ас союзников

У советских и немецких истребителей была принципиально разная тактика ведения воздушного боя и принципиально разные задачи на театре военных действий. Немецкие истребители в основном практиковали так называемую «свободную охоту» — свободным поиском одиночных, отбившихся или отставших самолётов противника и их истреблением, чаще всего объектами такой охоты становились не истребители, а штурмовики и бомбардировщики (Су-2, Ил-2, Ил-10, Пе-2 и т. д.), естественно, что в силу разных летных характеристик и вооружения истребителя и одиночного бомбардировщика/штурмовика исход поединка был не в пользу последних. Вторым основным предназначением истребительной авиации Люфтваффе видело освобождение неба от истребителей противника в направлениях главных ударов наземных войск для свободы действий бомбардировочной авиации. Схожие цели (истребление авиации противника и прикрытие своих бомбардировщиков) выполняли и советские истребители, но выполнение этих задач носило оборонительный характер, — прикрытие наземных войск патрулированием воздушного пространства над районами их дислокации и прикрытие штурмовиков и бомбардировщиков сопровождением их до места бомбардировки и обратно.

Такая разница в целях и задачах порождала соответствующие методики обучения истребителей и манеру их поведения в бою. Например, А.И Покрышкин отдавал дань импровизации тактики «свободной охоты», считал это (истребительскую импровизацию, смекалку) всего лишь одним из элементов в воздушном бою. Он сам придерживался другой тактики — целостного подхода к воздушным сражениям при котором отдавался приоритет к уничтожению наиболее сильных пилотов Люфтваффе (в пику наиболее легкой охоте за отставшими самолётами). Также основным законом советских истребителей был принцип строгой дисциплины боя и принцип «сам погибай — но товарища выручай» — истребительный бой велся группой, каждый член которой преследовал задачу не только сбить противника, но и обеспечить безопасность остальных самолётов, также ведомому при любых обстоятельствах было запрещено покидать ведущего, — взаимное прикрытие двух истребителей существенно повышало шанс сбить противника и выжить обоим летчикам.

Характерный пример поведения немецких истребителей представлен в мемуарах Гельмута Липферта:

— немецкие истребители в бою с превосходящим противником фактически поддались панике, выбрали тактику боя «каждый сам за себя» и при опасности предпочли покидать бой. Такое поведение существенно увеличивает вероятность нерационального поведения в бою. Выйдя из описываемого боя Липферт в режиме свободной охоты заметил отбившийся от группы штурмовик Ил и сбил его.

Крылья России – Истребители – Грозовые годы

Лучше Кожедуба, круче Хартмана

Имена советских асов Великой Отечественной войны Ивана Кожедуба и Александра Покрышкина известны всем, кто хотя бы поверхностно знаком с советской историей.

Кожедуб и Покрышкин — самые результативные советские летчики-истребители. На счету первого 64 вражеских самолёта, сбитых лично, на счету второго — 59 личных побед, и ещё 6 самолётов он сбил в группе.

Имя третьего по результативности советского лётчика известно лишь любителям авиации. Николай Гулаев в годы войны уничтожил 57 самолётов противника лично и 4 в группе.

Интересная подробность — Кожедубу на достижение своего результата потребовалось 330 боевых вылетов и 120 воздушных боёв, Покрышкину — 650 боевых вылетов и 156 воздушных боёв. Гулаев же добился своего результата, осуществив 290 боевых вылетов и проведя 69 воздушных боёв.

Более того, согласно наградным документам, в своих первых 42 воздушных боях он уничтожил 42 самолёта противника, то есть в среднем каждый бой завершался для Гулаева уничтоженной вражеской машиной.

Любители военной статистики подсчитали, что коэффицент эффективности, то есть соотношение воздушных боёв и побед, у Николая Гулаева составил 0,82. Для сравнения — у Ивана Кожедуба он составлял 0,51, а у гитлеровского аса Эриха Хартмана, официально сбившего больше всего самолётов за Вторую мировую войну, — 0,4.

При этом люди, знавшие Гулаева и воевавшие с ним, утверждали, что он щедро записывал многие свои победы на ведомых, помогая им получать ордена и деньги — советским лётчикам платили за каждый сбитый самолёт противника. Некоторые полагают, что общее число самолетов, сбитых Гулаевым, могло достигать 90, что, впрочем, сегодня подтвердить или опровергнуть невозможно.

СОЮЗНИКИ И ПРОТИВНИКИ

Из союзников советских летчиков лучшими были американский пилот Ричард Бонг и английский – Джонни Джонсон.

Ричард Бонг в годы Второй мировой войны проявил себя на Тихоокеанском театре военных действий. За 200 боевых вылетов с декабря 1942 г. по декабрь 1944 г. сбил 40 самолетов противника – все японские. Летчика в США считают асом “всех времен”, отмечая профессионализм и мужество. Летом 1944 г. Бонг назначается на должность инструктора, однако добровольно возвращается в свою часть летчиком-истребителем. Удостоен Почетной медали конгресса США – высшего знака отличия страны. Кроме Бонга, еще восемь пилотов ВВС США одержали 25 и более воздушных побед.

На боевом счету англичанина Джонни Джонсона – 38 сбитых вражеских самолетов, причем все истребители. В годы войны прошел путь от сержанта, летчика-истребителя до полковника, командира авиакрыла. Активный участник воздушной “Битвы за Британию”. Свыше 25 воздушных побед еще у 13 пилотов ВВС Великобритании.

Следует назвать также имя французского летчика лейтенанта Пьера Клостермана, сбившего 33 фашистских самолета.

В ВВС Германии лидером являлся Эрих Хартманн. Немецкий пилот известен как самый удачливый летчик-истребитель в истории воздушного боя. Практически вся его служба прошла на советско-германском фронте, здесь он одержал 347 воздушных побед, на его счету имеется и 5 сбитых американских – Р-51 “Мустанг” (всего 352).

Начал службу в люфтваффе в 1940 г., на Восточный фронт направлен в 1942 г. Сражался на истребителе Вf-109. В третьем же вылете его сбили.

Одержав первую победу (сбил штурмовик Ил-2) в ноябре 1942 г., был ранен. К середине 1943 г. на его счету 34 самолета, что не являлось каким-то исключением. Но 7 июля того же года вышел победителем в 7 поединках, а через два месяца довел счет своих воздушных побед до 95. 24 августа 1944 г. (по утверждению самого пилота) сбил 6 самолетов только за один боевой вылет, к концу того же дня одержал еще 5 побед, доведя общее количество сбитых самолетов до 301. Последнюю воздушную схватку выиграл в последний день войны – 8 мая 1945 г. В общей сложности Хартманн совершил 1425 боевых вылетов, в 800 из них вступал в бой. Дважды выбрасывался с парашютом из горящих машин.

В люфтваффе были и другие пилоты, которые имели солидные результаты: Герд Баркхорн – 301 победа, Гюнтер Ралль – 275, Отто Киттель – 267, Вальтер Новотный – 258, Вильгельм Бац – 237, Эрих Рудорфер – 222, Генрих Бер – 220, Герман Граф – 212, Теодор Вайсенбергер – 208.

106 пилотов германских ВВС уничтожили более чем по 100 самолетов противника каждый, в сумме – 15547, а 15 лучших – 3576 самолетов.

Гюнтер Ралль (Gunther Rall)

[править] Приписки сбитых самолётов

Одной из попыток объяснить разницу в числе побед в разных методах учёта сбитых самолётов. Современный анализ документации обеих сторон показывает, что несоответствия числа сбитых в рапортах и отчётах в большую сторону были и у немецкой, и у советской стороны. Часто такие приписки были обусловлены желанием оправдать высокие потери со своей стороны (обычно заявлялось сбитых больше чем собственных потерь), либо зачислением на счёт «сбитым» просто подбитого самолёта, вышедшего из боя и впоследствии благополучно добравшегося до аэродрома (когда пилот искренне считал самолёт сбитым), или просто припиской несуществующих «сбитых». Необходимо еще раз подчеркнуть, что такие несоответствия в сравнении заявленных одной стороной побед и отчётов о реальных потерях другой, наблюдались с обеих сторон, но не повсеместно и не постоянно.

Однако, не вызывает сомнение, что способ учёта сбитых самолётов с советской стороны был намного строже, — требовалось подтверждение сбитого самолёта наблюдателем поста ВНОС либо наземными службами, впоследствии эти требования были слегка упрощены под влиянием предложений А. И. Покрышкина, который приводил примеры перехвата глубоко за линией фронта его группой истребителей крупных соединений бомбардировщиков, уничтожение которых не засчитывалось. Упрощение включало в себя лишь «зачёт» фотоснимков (хотя фотоаппаратура на советских истребителях фактически отсутствовала до 1944 года) и доклады о сбитом не менее трёх различных экипажей .

В то время для подтверждения победы немецкого истребителя было достаточно его слова и слова второго истребителя, а иногда титулованным лётчикам верили на слово:

Всего 120 патронов для того чтобы сбить бронированный Ил-2, с учётом промахов, слишком заниженная цифра, чтобы быть правдой. Не вызывает сомнение, что схема учёта сбитых самолётов вела к большему преувеличению побед с немецкой стороны.

Асы Люфтваффе Второй Мировой Войны

Асы Люфтваффе Второй Мировой Войны. www.voenvideo.ru

[править] Разница в числе самолётов

Потенциально у немецких истребителей было больше возможностей сбить самолёт противника, чем у советских, так как советские ВВС на советско-германском фронте всю войну имели большее число самолётов чем Люфтваффе, причем с 1943-го — многократно, а в 1945-м — на порядок. Такое положение вещей, когда проигрывающая в войне сторона имеет более результативных асов-истребителей может быть характерной для того периода времени. Это прослеживается с Первой мировой Войны, — немецкий ас Манфред фон Рихтгоффен имел на своём счету 80 сбитых самолетов союзников, и это был самый высокий результат среди летчиков-истребителей 1914—1918 гг. Схожая ситуация наблюдается и на Тихом океане в 1941—1945 гг. Тетцуго Ивамато сбил 202 самолета лично, 26 — в группе, и имел 22 неподтвержденные победы, Хиройоши Нишизава сбил 103 американских самолета. В то же время самый результативный американский летчик на Тихом океане и в истории США, — Ричард Айра Бонг, сбил всего 40 самолётов противника.

Генерал, друживший с Высоцким

Награды Гулаева в Центральном музее Вооружённых Сил в Москве. Фото: wikipedia.org

Несмотря ни на что, в 1950 году Николай Гулаев окончил Военно-воздушную академию имени Жуковского, а ещё через пять лет — академию Генштаба.

Командовал 133-й авиационной истребительной дивизией, располагавшейся в Ярославле, 32-м корпусом ПВО во Ржеве, 10-й армией ПВО в Архангельске, прикрывавшей северные рубежи Советского Союза.

У Николая Дмитриевича была замечательная семья, он обожал свою внучку Ирочку, был страстным рыбаком, любил угощать гостей лично засоленными арбузами…

Он тоже посещал пионерские лагеря, участвовал в различных ветеранских мероприятиях, но всё-таки оставалось ощущение, что наверху дано указание, говоря современным языком, не слишком пиарить его персону.

Собственно, причины для этого были и в то время, когда Гулаев уже носил генеральские погоны. Например, он мог своею властью пригласить на выступление в Дом офицеров в Архангельске Владимира Высоцкого, игнорируя робкие протесты местного партийного руководства. Кстати, есть версия, что некоторые песни Высоцкого о лётчиках родились после его встреч с Николаем Гулаевым.

Побег на фронт

Из командировки в Китай Федоров вернулся лишь в 1942 году. Он рвался на фронт, но работа в КБ не отпускала. Летчик предпринимает отчаянный и опасный поступок. Федоров самовольно улетает на фронт на истребителе ЛаГГ-3, который испытывал.

В рассказах самого Ивана Ефграфовича о том полете есть все, и мертвые петли под мостом, и обстрелы своими же средствами ПВО, погони и все остальное. Так и хочется вспомнить слова «Ручечника» из фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Тебе бы начальник книжки писать!».

Как бы то ни было, до фронта Федоров добрался. Как ни удивительно, никаких репрессий не последовало, вероятно помог командующий авиацией Калининского фронта М. М. Громов. Последовало назначение командиром группы летчиков-штрафников, отчаянных ребят, которым Иван Федоров передал свой бесценный опыт пилотирования и боевой работы. За годы войны летчик-ас совершил немало подвигов, о чем свидетельствует множество боевых наград.

Драка с политическим подтекстом

Летом 1944 года советское командование принимает решение отозвать с фронта лучших советских лётчиков. Война идёт к победному концу, и руководство СССР начинает думать о будущем. Те, кто проявил себя в Великой Отечественной войне, должны окончить Военно-воздушную академию, чтобы затем занять руководящие посты в ВВС и ПВО.

В число тех, кого вызывали в Москву, попал и Гулаев. Сам он в академию не рвался, просил оставить в действующей армии, но получил отказ. 12 августа 1944 года Николай Гулаев сбил свой последний «Фокке-Вульф 190».

А дальше произошла история, которая, скорее всего, и стала главной причиной, почему Николай Гулаев не стал таким же известным, как Кожедуб и Покрышкин.

Существует по крайней мере три версии случившегося, которые объединяют два слова — «дебош» и «иностранцы». Остановимся на той, которая встречается чаще всего.

Согласно ей, Николай Гулаев, к тому времени уже майор, был вызван в Москву не только для учёбы в академии, но и для получения третьей звезды Героя Советского Союза. Учитывая боевые достижения лётчика, такая версия не выглядит неправдоподобной. В компании Гулаева оказались и другие заслуженные асы, ожидавшие награждения.

За день до церемонии в Кремле Гулаев зашёл в ресторан гостиницы «Москва», где отдыхали его друзья-лётчики. Однако ресторан был переполнен, и администратор заявил: «Товарищ, для вас места нет!».

Говорить подобное Гулаеву с его взрывным характером не стоило вообще, но тут, на беду, ему ещё попались румынские военные, в тот момент также отдыхавшие в ресторане. Незадолго до этого Румыния, с начала войны являвшаяся союзницей Германии, перешла на сторону антигитлеровской коалиции.

Разгневанный Гулаев громко сказал: «Это что, Герою Советского Союза места нет, а врагам есть?».

Слова лётчика услышали румыны, и один из них выдал в адрес Гулаева оскорбительную фразу по-русски. Через секунду советский ас оказался возле румына и смачно ударил его по физиономии.

Не прошло и минуты, как в ресторане закипела драка между румынами и советскими лётчиками.

Когда дерущихся разняли, оказалось, что пилоты отлупили членов официальной военной делегации Румынии. Скандал дошёл до самого Сталина, который постановил: награждение третьей звездой Героя отменить.

Если бы речь шла не о румынах, а об англичанах или американцах, скорее всего, дело для Гулаева закончилось бы совсем плачевно. Но ломать жизнь своему асу из-за вчерашних противников вождь всех народов не стал. Гулаева просто отправили в часть, подальше от фронта, румын и вообще любого внимания. Но насколько эта версия правдива, неизвестно.

Асы союзников

Мечта о небе

С детства, а родился Иван Ефграфович в 1914 году 10 февраля в Харькове, юноша воспылал мечтой о полетах. Мечтам суждено было осуществиться, но для этого следовало предпринять большие усилия. Иван Федоров их предпринял, что характеризует его как человека целеустремленного, не пасующего перед трудностями встречающимися на пути к мечте.

Окончив пятилетнее обучение в школе, он продолжает учиться на рабфаке при институте народного образования в городе Донецк. В 1931 году заканчивает ФЗУ (фабрично-заводское училище) поступает в Луганский педагогический институт.

Но небо манит и зовет. После одного курса Иван Федоров институт бросает и полностью отдается любимому делу. С 1929 года Федоров, без отрыва от учебы и работы проходит обучение в школе Осоавиахим, где строит планеры и сам же на них летает.


Иван Евграфович Федоров

Занятия планерным спортом стали хорошей школой, и в августе 1932 года будущий ас окончил Луганскую авиашколу и начал службу в частях ВВС. К ноябрю того же года он становится командиром звена 35-ой истребительной эскадрильи 69-ой истребительной бригады Киевского военного округа.

Уже тогда, молодого, но подающего большие надежды лётчика ставили в пример как мастера пилотажа на истребителях И-15 и И-16. В 1936 году он назначается командиром звена полка истребительной авиации.

После парада 1937 года лётчиков, принимавших участие в воздушном пролете над Красной площадью, среди которых был и наш герой, пригласили в Кремль. Во время посещения высоких кабинетов лучшие пилоты страны просили отправить их в Испанию сражаться с фашистским режимом Франко. Разрешение было получено. Так начался боевой путь военного летчика Ивана Ефграфовича Федорова.

Были ли у Советского Союза асы среди подводников?

Самый знаменитый советский моряк подводного флота – Александр Маринеско. Он потопил всего 4 корабля, зато каких! Тяжелый пассажирский лайнер «Вильгельм Густлофф», транспорт «Генерал фон Штойбен», а также 2 единицы тяжелой плавбатареи «Хелене» и «Зигфрид». За его подвиги Гитлер внес моряка в список личных врагов. Но судьба Маринеско не сложилась удачно. Он впал в немилость советской власти и умер, а о его подвигах перестали говорить. Награду Героя Советского Союза великий моряк получил лишь посмертно в 1990 году. К сожалению, многие асы СССР Второй мировой войны закончили свою жизнь подобным образом.

Также знаменитыми подводниками Советского Союза являются Иван Травкин – потопил 13 кораблей, Николай Лунин – также 13 кораблей, Валентин Стариков – 14 кораблей. Но Маринеско возглавил список лучших подводников Советского Союза, так как причинил наибольший ущерб немецкому морскому флоту.

Выговор в комплекте с наградой

На фронте Гулаев оказался в августе 1942 года и сразу продемонстрировал как талант боевого лётчика, так и своенравный характер уроженца донских степей.

У Гулаева не было разрешения на ночные полёты, и когда 3 августа 1942 года в зоне ответственности полка, где служил молодой лётчик, появились гитлеровские самолёты, в небо отправились опытные пилоты.

Но тут Николая подначил механик:

— А ты чего ждёшь? Самолёт готов, лети!

Гулаев, решив доказать, что он не хуже «стариков», вскочил в кабину и взлетел. И в первом же бою, без опыта, без помощи прожекторов уничтожил немецкий бомбардировщик.

Когда Гулаев вернулся на аэродром, прибывший генерал изрёк: «За то, что вылетел самовольно, объявляю выговор, а за то, что сбил вражеский самолёт, повышаю в звании и представляю к награде».

НАШИ

Наивысшего результата среди советских летчиков добился Иван Кожедуб – 62 воздушные победы.

Легендарный летчик родился 8 июня 1920 г. в деревне Ображеевке Сумской области. В 1939 г. в аэроклубе осваивает У-2. В следующем году поступил в Чугуевскую военную авиационную школу летчиков. Учится летать на самолетах УТ-2 и И-16. Как одного из лучших курсантов его оставляют на должности инструктора. В 1941 г. после начала Великой Отечественной войны вместе с персоналом школы эвакуируется в Среднюю Азию. Там просится в действующую армию, но только в ноябре 1942 г. получает направление на фронт в 240-й истребительный авиаполк, которым командовал участник войны в Испании майор Игнатий Солдатенко.

Первый боевой вылет совершает 26 марта 1943 г. на Ла-5. Он был неудачным. Во время атаки на пару Мессершмиттов Bf-109 его “Лавочкин” был поврежден, а затем обстрелян своей зенитной артиллерией. Кожедуб смог довести машину до аэродрома, но восстановить ее не удалось. Следующие вылеты совершал на старых самолетах и только месяцем позже получил новый Ла-5.

Курская дуга. 6 июля 1943 г. Именно тогда 23-летний пилот открывает свой боевой счет. В том поединке он, вступив в составе эскадрильи в схватку с 12 вражескими самолетами, одерживает первую победу – сбивает бомбардировщик Ju87. На другой день он одерживает новую победу. 9 июля Иван Кожедуб уничтожает два истребителя Мессершмитт Bf-109. В августе 43-го молодой летчик становится командиром эскадрильи. К октябрю на его счету уже 146 боевых вылетов, 20 сбитых самолетов, он представляется к званию Героя Советского Союза (присвоено 4 февраля 1944 г.). В боях за Днепр летчики полка, в котором воюет Кожедуб, встретились с асами Геринга из эскадры “Мельдерс” и одолели. Увеличил свой счет и Иван Кожедуб.

В мае-июне 1944 г. он дерется на полученном Ла-5ФН за # 14 (подарок колхозника Ивана Конева). Сначала сбивает Ju-87. А затем на протяжении шести следующих дней уничтожает еще 7 машин противника, в том числе пять Fw-190. Летчик второй раз представляется к званию Героя Советского Союза (присвоено 19 августа 1944 г.)…

…Однажды авиации 3-го Прибалтийского фронта доставила немало хлопот группа немецких летчиков во главе с асом, одержавшим 130 воздушных побед (из них 30 с его счета сняли за уничтожение в горячке трех своих истребителей), десятки побед имели и его сослуживцы. Для противодействия им на фронт с эскадрильей опытных пилотов прибыл Иван Кожедуб. Итог схватки – 12:2 в пользу советских асов.

В конце июня Кожедуб передает свой истребитель другому асу – Кириллу Евстигнееву и переходит в учебный полк. Однако в сентябре 1944 г. пилот направляется в Польшу, на левое крыло 1-го Белорусского фронта в 176-й гвардейский Проскуровский Краснознаменный ордена Александра Невского истребительный авиаполк (заместителем его командира) и ведет бои уже способом “свободной охоты” – на новейшем советском истребителе Ла-7. На машине с # 27 он провоюет до конца войны, собьет еще 17 машин противника.

19 февраля 1945 г. Кожедуб уничтожает над Одером реактивный самолет Ме 262. Шестьдесят первый и шестьдесят второй самолеты противника (Fw 190) он сбивает над столицей Германии 17 апреля 1945 г. в воздушном бою, который как классический образец изучают в военных академиях и училищах. В августе 1945 г. ему в третий раз присваивается звание Героя Советского Союза. Войну Иван Кожедуб закончил в звании майора. В 1943-1945 гг. он выполнил 330 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев. Советский летчик не проиграл ни одного поединка и является лучшим асом авиации союзников.

На личном счету Александра Покрышкина – 59 сбитых самолетов (плюс 6 в группе), Николая Гулаева – 57 (плюс 3), Григория Речкалова – 56 (плюс 6 в группе), Кирилла Евстигнеева – 53 (плюс 3 в группе), Арсения Ворожейкина – 52, Дмитрия Глинки – 50, Николая Скоморохова – 46 (плюс 8 в группе), Александра Колдунова – 46 (плюс 1 в группе), Николая Краснова – 44, Владимира Боброва – 43 (плюс 24 в группе), Сергея Моргунова – 43, Владимира Серова – 41 (плюс 6 в группе), Виталия Попкова – 41 (плюс 1 в группе), Алексея Алелюхина – 40 (плюс 17 в группе), Павла Муравьева – 40 (плюс 2 в группе).

Еще 40 советских летчика сбили от 30 до 40 самолетов каждый. Среди них – Сергей Луганский, Павел Камозин, Владимир Лавриненков, Василий Зайцев, Алексей Смирнов, Иван Степаненко, Андрей Боровых, Александр Клубов, Алексей Рязанов, Султан Амет-Хан.

27 советских летчиков-истребителей, удостоенных за боевые подвиги звания трижды и дважды Героя Советского Союза, одержали от 22 до 62 побед, в общей сложности они сбили 1044 вражеских самолета (плюс 184 в группе). По 16 и более побед имеют свыше 800 пилотов. Наши асы (3% от всех летчиков) уничтожили 30% самолетов противника.

Отто Киттель (Otto Kittel)

Комментировать
0