fbpx
No Image

О том, как моряки советской подводной лодки к-219 спасли мир от ядерной катастрофы, было запрещено говорить

СОДЕРЖАНИЕ
0
01 января 2021

Последствия взрыва в ракетной шахте

Ударной волной были разрушены плутониевые боеголовки и повреждён внешний корпус шахты. Отдельные части ракеты оказались внутри субмарины и, вступив в реакцию с водой, выделяли смертоносные газы. Ситуация усугубилась ещё тем, что в результате взрыва образовалась пробоина на палубе, через которую внутрь хлынула вода. Получив, таким образом, чрезмерный балласт, подводная лодка моментально погрузилась на критическую для себя глубину — триста метров, но благодаря грамотным и своевременным действиям командира её вскоре удалось поднять на поверхность.

В срочном порядке повреждённый и опасно загазованный ракетный отсек был покинут командой и тщательно задраен. Однако экипажу предстояло ещё выполнить главную на тот момент задачу — остановить ядерный реактор. Сделать это было необходимо в кратчайший срок, так как датчики зафиксировали резкое повышение температуры в системе его охлаждения, и возникла реальная угроза атомного взрыва.

Американские спасатели и советские суда

Помощь терпящей бедствие советской субмарине предложили американцы. С этой целью их корабли незамедлительно прибыли в район аварии. Но, несмотря на смертельную опасность, подводники не могли воспользоваться предложением, так как было вполне очевидно, что главный интерес для американцев представляли не они, а сама подводная лодка, полная секретного по тем временам оборудования. Поблагодарив за предложенную помощь, моряки субмарины связались по радио с несколькими советскими судами, находившимися в непосредственной близости от них, и те поспешили на выручку.

Сложившаяся обстановка явно показывала, что подлодка своим ходом двигаться не сможет, и её придётся буксировать. Американцы и здесь предложили свою помощь, но советское командование отклонило её, не желая показывать свою беспомощность в подобной ситуации. В течение последующих нескольких дней на К–219 находился лишь её командир, капитан второго ранга И. Британов, и члены аварийной команды, пытавшиеся погасить пожар. Весь остальной экипаж был размещён на прибывших к тому времени судах «Красногвардейск» и «Анатолий Васильев».

Гибель атомной субмарины К – 219

Всё было готово для буксировки подводного судна к советским берегам. Эту миссию взял на себя сухогруз «Красногвардейск», для чего его борт был соединён с субмариной толстым тросом. Спасательная команда покинула лодку, так как концентрация в воздухе ядовитых продуктов горения стала чрезмерно высока. На борту остался лишь командир, с оружием в руках охранявший судно от возможного проникновения на него американцев.

Гибель К–219 наступила ночью 6 октября 1986 года, когда по неустановленной причине оборвался буксирный трос, и подлодка стала погружаться на глубину. И. Британов, находившейся на борту до самого последнего момента, пересел в спасательную шлюпку, лишь когда волны стали захлёстывать боевую рубку подводного крейсера.

Ракетная субмарина Северного флота

Одной из подводных лодок, на которую была возложена эта миссия, стал ракетный крейсер стратегического назначения, имевший кодовое название К–219. В 1972 году он сошёл со стапелей Северодвинского завода “Севмаш” и в течение восьми лет находился в составе Северного флота, базируясь в г. Гаджиево Мурманской области. В 1980 году судно было полностью модернизировано по проекту 667АУ “Налим”, что позволило использовать его для решения самых сложных и ответственных боевых задач.

Этот подводный крейсер обладал огромным разрушительным потенциалом. На его борту находились шестнадцать баллистических ракет с дальностью действия три тысячи километров, каждая из которых несла в себе по три ядерные боеголовки. Кроме этого, для собственной защиты от возможной атаки кораблей противника К–219 имел шесть торпедных аппаратов. Экипаж состоял из ста девятнадцати человек — прекрасно обученных и прошедших специальную подготовку моряков.

Возможные причины гибели

Версий относительно причин обрыва буксирного троса существует несколько. Наиболее вероятной из них можно считать ту, согласно которой несчастье произошло из-за большого количества проникшей внутрь лодки воды. Не исключено и вмешательство американцев, которые могли перерубить трос рубкой своей субмарины, следовавшей параллельным курсом.

Но, как говорят эксперты, могла быть и ещё одна, вполне вероятная причина гибели К–219. Не исключено, что сам командир отправил её на дно, перерезав буксирный трос. Дело в том, что незадолго до этого из Москвы поступил приказ всему экипажу вернуться на аварийный крейсер и самостоятельно следовать в ближайший советский порт. Это было поистине безумное распоряжение, так как, оказавшись внутри подлодки, весь экипаж, несомненно, погиб бы, отравившись газами или получив сильную дозу облучения.

Происшествия на борту (до последнего выхода в море)

31 августа 1973 года была нарушена герметичность ракетной шахты № 15, в результате чего в неё начала проникать вода. Вода вступила в реакцию с компонентом ракетного топлива — димером диоксида азота (утечки которого из ракетных двигателей в то время случались относительно часто), образовавшаяся агрессивная азотная кислота повредила топливопроводы ракеты. В результате произошёл взрыв двухкомпонентной смеси. Один человек погиб, ракетная шахта была полностью затоплена. После происшествия ракетная шахта № 15 была выведена из использования, ракета изъята, а крышка наглухо приварена к корпусу.

В январе 1986 года во время учений была проблема с запуском ракеты. Потребовалась многочасовая работа экипажа, чтобы запустить ракету по полигону на Новой Земле. После пуска крейсеру пришлось всплыть и в условиях восьмибалльного шторма в надводном положении возвращаться на базу.

Мнения сторон

Среди советских моряков была озвучена версия взрыва ракеты, как результат столкновения с американской подводной лодкой. Обосновывалось это тем, что в конце октября 1986 года USS «Augusta» вернулась в порт приписки, военно-морскую базу Нью-Лондон, с повреждениями, вызванными столкновением. Вполне вероятно, что «Augusta» уже после гибели К-219 столкнулась с другой советской подводной лодкой К-279 проекта 667Б «Мурена», которая примерно в то же время также вернулась на базу с повреждениями. Игорь Британов в конце холодной войны сказал в интервью сотрудникам ВМС США: «Не было никакого столкновения».

Американское и советское правительства в течение 3 октября делали официальные заявления о происшествии. Представители ВМС США созвали пресс-конференцию, на которой была представлена карта зоны аварии. И советское, и американское военные ведомства заявили, что опасности ядерного взрыва и утечки радиоактивных веществ нет. 4 октября 1986 года было передано сообщение ТАСС, «что опасности несанкционированных действий оружия, ядерного взрыва и радиоактивного заражения окружающей среды нет»..

Обе стороны постарались воздерживаться от взаимных обвинений, в отличие от историй с гибелью К-129 в 1968 году и «Курска» в 2000 году. Причиной такой сдержанности была подготовка встречи на высшем уровне между Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачёвым, состоявшаяся 11 и 12 октября 1986 года в Исландии, так как переговоры затрагивали вопросы размещённых в Европе ракет средней дальности.

Уже позже представители ВМС США опубликовали следующее заявление, о том что «Военно-морской флот Соединённых Штатов категорически отвергает обвинение в том, что какая-либо американская субмарина столкнулась с советской субмариной К-219 класса Yankee или что ВМФ предприняли какие-либо действия, повредившие советскую Yankee и приведшие её к гибели».

Память

Бывший военно-морской атташе американского посольства в Москве Питер Хухтхаузен (Peter Huchthausen), совместно с бывшим старшим помощником К-219 Игорем Курдиным (офицером первого экипажа субмарины, не участвовавшим в её последнем походе) написал[когда?] документальную книгу «Враждебные воды» (англ. «Hostile Waters»), изданную на английском языке издательством Arrow Books. В январе 2003 года книга была переведена на немецкий язык и печаталась под названием «Во враждебных водах — Конец К-219» (нем. «In feindlichen Gewässern – Das Ende der K-219»). В дальнейшем эта тема неоднократно поднималась и в прочих книгах, например в книге «Охота под водой» (нем. «Jagd unter Wasser»).

В 1997 году кинокомпания Warner Brothers сняла фильм «Враждебные воды». Продюсеры привлекали И. Британова в качестве консультанта на стадии съёмок картины, однако впоследствии Британов выступил против кинокомпании с судебным иском, заявив, что ему нравится игра исполнителя главной роли, Рутгера Хауэра, однако, фильм содержит много вымысла и представляет Британова некомпетентным командиром. Позже ему предлагали небольшую компенсацию в 5000 долларов, однако договориться по неизвестным причинам не смогли. Судебное разбирательство длилось более 3 лет. В августе 2004 года Британов выиграл процесс и, по сведениям некоторых СМИ, получил компенсацию до 100 тысяч долларов (официально точная сумма компенсации не разглашалась).

В 2006 году, к двадцатой годовщине гибели лодки, был снят документальный фильм «К-219. Последний поход», вышедший в эфир на Российском телевидении. Фильм был номинирован на премию «Эмми».

Последствия

Обломки К-219 находятся на глубине около 5500 метров. Были сделаны подводные фотографии, которые по состоянию на 2005 год имеют гриф «Совершенно секретно». Исходя из того, что на борту в момент катастрофы находилось 30 ядерных боеголовок, можно предположить, что в сумме это составляет около 91 килограмма высокорадиоактивных материалов, так как ракеты на К-219 были оснащены моноблочными головными частями, таким образом, их не могло остаться на борту больше, чем оставшихся ракет. Известно также, что на дне были обнаружены следы радиоактивности. Документально подтверждено, что на предметах, выловленных на месте гибели крейсера, найдены следы плутония; предположительно, они появились в результате взрыва ракеты.

Предполагается, что обломки субмарины лежат на песчаном дне. Моделирование показывает, что в этом случае плутоний никогда не выйдет на поверхность океана. На таких глубинах движение воды практически отсутствует и наиболее вероятно, что распространение радиоактивности можно полностью исключить. Возможность распространения радиации по пищевой цепочке не была изучена[источник не указан 1200 дней].

Последнее плавание ракетоносца

Атомная субмарина К–219 последний поход свой совершила в 1986 году. Выйдя из порта приписки, она направилась к берегам Америки для выполнения патрульной службы. С самого начала плавания обнаружились серьёзные неполадки: в одной из ракетных шахт открылась течь, но офицер, ответственный за данный участок, испугавшись ответственности, не доложил командиру корабля, капитану 2-го ранга И. Британову, и попытался скрыть факт неисправности.

Подобное нарушение устава имело роковые для лодки и экипажа последствия. Уже вскоре приходилось дважды в день откачивать поступавшую в шахту воду, пока, наконец, она полностью не разгерметизировалась и не была затоплена. Все дальнейшие события стали точным повторением аварии, произошедшей в 1973 году — образовалась агрессивная смесь из воды и компонентов ракетного топлива, в результате чего последовал взрыв.

Итоги последнего плавания

С тех пор покоится атомный подводный крейсер К-219 на дне, на глубине пяти тысяч метров, с пятнадцатью ядерными баллистическими ракетами в своих пусковых шахтах. Спасённые и доставленные в Гавану моряки через несколько дней вернулись спецрейсом в Москву. Из членов экипажа во время аварии погибли четыре человека, ещё четверо умерли позже в результате полученного на борту облучения.

После всего случившегося на командира подводной лодки К–219, последний поход которой оказался для неё гибельным, и на старшего механика Н. Красильникова были заведены уголовные дела, едва не закончившиеся для обоих длительными сроками заключения. Но, к счастью, ситуация в стране к тому времени изменилась. С наступившей Перестройкой вновь назначенный министр обороны Д. Язов приказал закрыть оба дела. Тюрьмы, таким образом, удалось избежать, но из флота командир затонувшей лодки был уволен. Авария на К-219 положила конец его карьере.

Комментировать
0